fantascop

Аддикт. Глава III.II

в выпуске 2018/07/16
12 июля 2018 - Графоман Чалис
article13052.jpg

Пролог

Глава III.I

 

Москва.

19 июня

 

Кабинет оказался совсем небольшим, со стенами, выкрашенными простой белой краской. С потолка свисали обычные лампы. Не было никакой высокой трибуны с судьёй-инквизитором, только длинный стол, за которым сидели четверо людей.

Трое – в чёрных пиджаках и Светлана – в обычной униформе.

– Добрый вечер, – поздоровался мужчина, сидевший в центре. Единственный, кого Лиля не знала. Светловолосый, крепкий, в очках. Судя по униформе и значку, кто-то из руководства спецов. Мужчина выглядел сосредоточенным и серьёзным и не выпускал из рук толстую папку с красной маркировкой. Несмотря на внешнюю суровость незнакомца, Лиля не ощущала от него такой же угрозы, как от Корнилова. Валентин, явно не случайно, сидел напротив места, приготовленного для Лили.

В ярком свете девушка лучше рассмотрела его: мужчина изменился с их последней встречи. Следы болезни почти сошли, хотя бледность и круги под глазами не исчезли. Несмотря на это, мужчина лучился энергией и уверенностью, а на губах играла еле заметная усмешка.

– Можно начинать, – не спросил, а распорядился начальник спецов. Светлана удивлённо посмотрела на него, но промолчала.

– Итак, Валентин Игнатьевич?

Корнилов кивнул и начал зачитывать обвинение. Он не тараторил, его речь звучала быстро и буднично, словно мужчина перечислял пункты из инструкции. Лиля слушала обвинение, уставившись на свои руки. Длинные сложные предложения, обилие цифр… Безэмоциональный голос гипнотизировал и вместе с тем убаюкивал.

Может, показалось? Вся эта злость, ухмылки? Валентин просто выполнял свою работу и не более…

Лиля коснулась рисунка на руке и осторожно провела по линии.

– Лилия Романовна, – позвал её Валентин, но девушка продолжила сканировать тыльную сторону ладони. – Расскажите нам, как это всё произошло.

Лиля, собравшись с духом, заговорила. Монотонно, невольно подражая интонацией спецу – так было проще. Отстраниться от произошедшего, как тогда, в подвале, с Анастасией, и рассказать историю про безалаберного оперативника, нарушившего уйму правил.

Да и что нового могла сообщить Лиля? Она подставила напарника и начальника, скрывая переродившегося аддикта, действовала самовольно, и какими бы благими ни были намерения, итог не менялся.

Девушка говорила короткими предложениями, чуть медленнее обычного, взвешивая каждую фразу, не упуская деталей. Просто сухая констатация фактов и ничего больше. Хотя порой сдерживать эмоции становилось сложно – девушка заметно вздрогнула, рассказывая о ночном визите к бывшему подопечному.

– Почему скрыли связь? У вас не складывались отношения с напарником? С руководством? – уточнил старший спец.

– Я думала, что ситуация скорее штатная, что нужно просто провести повторный ритуал. Я решила, что справлюсь сама.

Отчасти ложь, но правда прозвучала бы ещё нелепее.

– Конечно, – тихо пробормотал Валентин, и Лиля нахмурилась. Показалось, или она услышала скептические нотки в его голосе?

Но в чём можно усомниться? Она же рассказала всё – от начала и до конца.

Валентин продолжил:

– Впрочем, как мы и ожидали. А теперь расскажите о пожаре. Вы утверждали, что все данные об аддикте сгорели?

– Но… они действительно, частично, и… я растерялась, – пробормотала девушка.

– Оперативник, прошедший обучение, проработавший больше года, заслуживший значок и переживший стычку с мори, – растерялась? Понятно, – как бы невзначай прокомментировал Валентин. Лиля подняла взгляд: несмотря на колкости, спец оставался спокоен.

– Вы хотите сказать, что девушка не могла растеряться? – попыталась вступиться Светлана, но Валентин лишь хмыкнул:

– Могла. Это очень удобно, не правда ли?

Что в этом удобного?

Лиля ощущала, как просыпается гнев. Интересно, он мог её специально провоцировать? Как Серебров когда-то?

Он не хочет мне зла, это просто его работа…

Валентин же продолжал, не меняя тона, но уже откинувшись на спинку стула:

– Невероятно удобно объяснить всё растерянностью. Исчезают важные бумаги, скрывается опасный аддикт, которого Лилия, по растерянности, видимо, накачивает энергией...

– Я просто хотела его излечить! – выпалила девушка и тут же поймала взгляд Светланы.

Надо держать себя в руках.

Он не хочет мне зла, не хочет...

– И ещё то, что произошло в Воскресенске, – наконец, заговорил напарник Корнилова. – Вопиющее нарушение правил, которое повлекло...

– Это был несчастный случай, – сквозь зубы процедила Лиля, даже не думая, что перебивает.

– Вы случайно застрелили аддикта? Тоже растерялись? Или «молодых людей на грани» исцелять интереснее, чем старушек? – Валентин поднял бровь. Казалось, происходящее его забавляет.

– Лилия Романовна, как так получилось? – спросил начальник.

– Это абсурд, – опять вступилась Светлана. Женщине явно не нравился тон спеца, но она ничего не могла сделать.

– Что именно абсурдного? – уточнил Валентин.

– У Цветковой даже не было оружия!

– Тогда откуда у пожилой женщины появилась в голове дыра?

– Пистолет принадлежал не мне, а Анастасии, – Лиля на секунду замолкла: перед глазами встал образ мёртвой коллеги. – Я не контролировала ситуацию, просто старалась сделать хоть что-нибудь. Вероника Павловна превратила девочку в аддикта, Луксура, и...

– Что значит «превратила»? С чего вы взяли? – нахмурился начальник.

– Я не знаю, как именно, но она могла влиять на девочку. Накручивала, давила на больные места… – попыталась объяснить Лиля. – Это напоминало исцеление наоборот. Девочка сопротивлялась, но влияние Вероники Павловны было сильнее.

– И какое это имеет отношение к убийству? – напарник Корнилова впервые оживился: прищурился, подался вперёд. В отличие от Валентина, мужчина говорил с искренней заинтересованностью, не пытался разозлить или поддеть. Это ободряло. Лиля сбивчиво продолжила:

– У девочки, Карины, под контролем оказался парень. Вероника Павловна пыталась заставить подростков расправиться со своей одноклассницей, застрелить из пистолета, найденного у Анастасии. Я не знаю, что случилось с моей коллегой, видела лишь рану на шее. Могу предположить, что Анастасия пришла проверить объект, но… это закончилось плохо. В общем, когда я поняла, что может произойти, я вмешалась. Использовала исцеляющий круг. С помощью Ольги Дёминой «вытащила» девочку, отвлекла внимание пожилой женщины, но затем…

Лиля вздрогнула, вспоминая выстрел.

– Я думаю, Карина потеряла контроль. Парень испугался чудовища и...

– Вы использовали круг, значит, были рядом? – уточнил напарник, но, к его разочарованию, Цветкова помотала головой:

– Я оказалась снаружи закрытого пространства. Забралась в подвал дома. Вероника Павловна обращалась, некогда было дожидаться подмоги. Я начертила круг на потолке, под их ногами.

Охотники замолчали, будто переваривали услышанное. Валентин постучал пальцами по столу и тихо продолжил:

– Аналитик берёт на задание оружие. Необычно. В любом случае, Вероника Павловна мертва. И сделал это мальчик, находившийся совсем рядом с вами. И что в итоге мы имеем?

Валентин пододвинул к себе папку.

– Накачивание энергией аддикта, сражение сразу с двумя аддиктами в Воскресенске. А сил вам хватило, как понимаю, благодаря этому.

Корнилов положил на стол брелок. Начальник спецотдела тут же взял его в руки.

– Много лет такие не видел.

– Необычная игрушка, – кивнул Валентин. – Но гораздо интереснее, кому она раньше принадлежала.

Внезапно взгляд Лили упал на зама. Светлана явно узнала вещицу и – одновременно с Валентином произнесла:

– Кирееву.

– Подождите, – поспешно вступилась зам, – но этот артефакт принадлежит Сереброву. Константин Киреев передал его ещё при жизни, и Борис зарегистрировал его.

– Да, всё так. А нашли его в кармане Лилии Цветковой. Вы знаете, что энергии такой игрушки хватит, чтобы накачать минимум двух человек от нормального состояния до мори?

Светлана промолчала.

– Артефакт, напарник, перспективный сотрудник, который вместо того, чтобы перейти в спецотдел, возится со стажёркой. Значок меньше чем за год, почти рекорд. Лилии очень везёт. Даже не пострадала, находясь в эпицентре пожара. Того самого, в котором исчезло очень много данных про исцелённых аддиктов типа Gula. Со сложностью от оранжевой и выше. Как Дмитрий Царёв.

– Накачивание, провокация. А затем такой образцовый оперативник, как Борис Серебров, умалчивает о проблеме, идёт на встречу один. Прям этакая... жертва.

Лиля вздрогнула: снова это слово.

Вмиг перед глазами сложилась картина, в чём же её на самом деле обвиняли. Почему везли под таким усиленным конвоем, в наручниках и с печатью.

Нет, старуха не бредила. Валентин знал об этом и считал, будто Лиля... пыталась сотворить с Димой то же, что Вероника Павловна сделала с Кариной?!

Девушка испуганно смотрела на лица охотников, советы Валера в один миг вылетели из головы.

– Валентин, мы поняли, к чему вы клоните, но… – опять решилась вступиться за сотрудницу Светлана. – Вас ничего не смущает?

– Вы о печати запрета?

– Именно. Сейчас Цветкова лишена возможности на нас воздействовать, так или иначе. Если она та, на кого вы намекаете...

– Я бы согласился, – спокойно протянул Корнилов. – Если бы не случай Ирмы Дэй.

Никогда в жизни Лиля не слышала ни о какой Ирме Дэй, но имени хватило, чтобы все за столом нахмурились.

– А что со случаем Ирмы Дэй? – продолжила, но уже сдавленно, Светлана.

– Всё просто. В рамках обучения она ходила больше суток с печатью запрета на руке, и никто ничего не заметил.

– Вы хотите сказать, что Лилия Цветкова...

– У нас нет точной информации, – поспешил смягчить обстановку глава спецов, но на этот раз Корнилов перебил даже своего начальника:

– Такая вероятность существует. Мы до сих пор не знаем, как они обманывают. Возможный ключ к разгадке погиб при пожаре, и Нойманн пытается всё восстановить. Вернее, один из возможных ключей.

Валентин посмотрел на Лилю, как учёный, присмотревший идеальную мышь для эксперимента.

Девушка не понимала, что делать. Ни одному человеку за столом не было интересно её мнение. Они просто приняли, как факт, безумную теорию спеца, и теперь решали, как поступить.

– И что вы хотите, Валентин? – голос Светланы дрогнул. Корнилов впервые напрягся, крепко сцепил пальцы, переглянулся с коллегами и проговорил:

– Полиграф.

– Вы с ума сошли! – Светлана опешила. – Это же дикость! Это же…

– Это необходимо! – отрезал Валентин. – Чтобы не произошло того же, что и с Ирмой Дэй.

Лиля отшатнулась.

Они хотят залезть в её сознание?

Про «полиграф» – не привычный детектор лжи, а изобретение «Ока», – она слышала лишь однажды, на лекции по истории на последнем курсе. Это был прибор, позволявший добраться до глубинных воспоминаний человека. Его создатели отчаянно пытались обойти непреложный закон Контракта, по которому при расторжении охотник терял память, а все данные о нём стирались. Кроме той информации, которую охотник записывал собственной рукой на бумаге. С помощью прибора исследователи пытались вернуть воспоминания хотя бы частично.

По крайней мере, так писали в учебниках. Но теперь, глядя, как начальство обсуждает «полиграф», Лиля поняла, что с этим прибором всё далеко не так просто.

Запаниковав, девушка выпалила:

– Я расскажу сама!

Охотники замерли и синхронно посмотрели на Лилю. Что-то странное читалось в их взглядах. Недоверие? Удивление?

– Я действительно солгала, думала, что смогу всё исправить, и я не долечила Ди... Дмитрия и...

– Лилия Романовна, хватит! – резко перебил Валентин. Он смерил девушку раздражённым взглядом, тщетно пытаясь что-то увидеть.

– Мы знаем, что вы скажете. Ваша легенда никого не разжалобит...

Он сглотнул, ладони сжались в кулаки.

– Но это правда! – Лиля вскочила, и тут же – Корнилов. Девушка не видела искры на кончиках пальцев, но поняла, какой знак приготовил спец – телекинез. От спокойствия мужчины не осталось и следа. Высокий Корнилов буквально навис над девушкой и медленно проговорил:

– Достаточно.

– Вы не даёте мне и рта раскрыть, – Лиля вцепилась в край стола.

– Думаете, на жалобную речь о том, как вы «испугались и растерялись», кто-то купится?! – Валентин буквально навалился на стол. – Или полагаете, что раз удалось манипулировать напарником, то и другие?..

– Валентин Игнатьевич, Лилия Романовна, прекратите... – гаркнул главный спец.

Внезапно открылась дверь, и в зал влетел Сергей Игоревич. За его спиной стоял Валер. Начальник взмок, тяжело дышал. В руках бережно сжимал папку с водяными разводами.

– Добрый вечер.

Лиля, опомнившись, села на место. Валентин также отступил, но медленнее.

– Не ожидал, что так далеко всё зайдёт, – хмуро проговорил Сергей Игоревич.

Мужчина подошёл к столу, ничего не сказав Лиле, Валентина же смерил недовольным взглядом. Охотник положил на стол папку и заговорил с начальником спецов.

– Это что получается, Антон Юрьевич? Почему твои сотрудники устраивают какие-то эксперименты? Почему позволили аддикту обратиться и отправить моего оперативника на больничную койку?

– Валентин прибыл на место после обращения, он ничего не мог сделать, – вступился Антон, но Сергей Игоревич покачал головой:

– А если я скажу, что у меня есть свидетель? Что твоих ребят видели ещё «до»?

Антон покосился на Валентина, а тот, осторожно, – в сторону Валера.

– Это не отменяет того, что мы здесь из-за Цветковой...

– Антон, – несмотря на то, что Сергей Игоревич стал говорить тише, Лиля всё же расслышала:

– Хочешь сказать, что двадцатилетняя девчонка, которая на обучение попала со школьной скамьи, не могла перепугаться и по незнанию скрыть связь?

Сергей Игоревич кинул выразительный взгляд на Лилю, девушка потупилась.

– Пожар вы назовёте совпадением? – попытался вступиться Валентин, но на этот раз Антон Юрьевич не позволил сотруднику вмешиваться.

– Она сама могла сгореть, вытаскивая аналитика, делавшего, к слову, работу для вас.

– А Серебров? – Антон сменил тон. Теперь Лиля была уверена, что начальники хорошо друг друга знали.

– Думаю, он сам всё расскажет, когда придёт в себя. Но я не вижу ничего странного в его поведении. Помочь напарнице, отделаться малой ложью. Особенно после того, что случилось с Киреевым. Это стремление защитить не кажется странным. И вот ещё… это только что пришло из Воскресенска.

Сергей Игоревич подвинул папку. Он склонился над столом, и Лиля уже не могла расслышать ни единого слова. Впрочем, никто не смел вмешиваться. Лишь порой долетали громкие обрывки фраз:

– Но… куда она могла исчезнуть...

– Вы уверены?

– Что за дьявол?

Лиля откинулась на спинку стула, даже не пытаясь понять, о чём речь. Тревожные мысли и чувства переплелись в тугой, тяжёлый комок, давивший на грудь. Мир казался каким-то нереальным, голоса звучали глухо. На секунду девушке почудилось, что посреди зала сидит вовсе не она, а перепуганная незнакомка с взъерошенными волосами. Это её судьбу решала комиссия за столом, а не Лилину.

– И вот, – Сергей Игоревич достал из кармана лист бумаги, – список пропавших документов. Как выяснилось, во время пожара исчезли не только старые отчёты, но и часть архива академического отдела. По словам Смирнова, эти данные перевели в тот же день рано утром. Это случилось по ошибке, и ночью собирались переправить в центральный отдел, но не успели. Цветковой даже не было на работе до вечера...

Наступило молчание, которое решился нарушить Валентин.

– Она могла работать не одна...

– Корнилов, – уже вслух осёк его начальник.

– Валентин Игнатьевич, у вас есть ещё какие-то сведения, которые безоговорочно позволяют использовать полиграф? – не скрывая ехидные нотки, уточнила Светлана.

– Полиграф? – опешил Сергей Игоревич.

– Валентин посчитал, что это хорошая идея, – прокомментировала женщина. – Поможет всё быстро выяснить.

На это никто не ответил. Обстановка была по-прежнему накалена, но Цветкова ощутила, как чаша весов впервые склонилась в её сторону.

Отступили!

Лиля закрыла глаза, в один миг напряжение исчезло, оставив нервную дрожь и слабость.

Кто-то позвал Валера, Лиля даже не поняла, кто, и попросил отвести девушку… куда? Не расслышала.

Девушка не запомнила, как пересекла зал, как поднялась на лифте. Да и сама ли она шла? Девушка очнулась уже в кресле, в кабинете начальника. Первое, что она почувствовала – по холодным щекам заструились теплые слезы.

– Эй, Цветкова, – Лиля увидела перед собой обеспокоенное лицо Валера. – Сейчас совсем не время...

Его голос звучал тепло, мягко и от этого слезы стало невозможно сдержать.

– П... простите...

Охотник осторожно взял её за руку.

– Ну, успокойся. Самое страшное позади. Знаю, каково это, особенно – когда устраивают цирк.

Знает…

Лиля утёрла слезы.

Неужели Валера?..

– С вами было так же?

– Вроде того. Наверное, было проще.

– Меня накажут?

Валер задумался, подбирая слова.

– Послушай, я очень хотел бы сказать: «ой, да всё будет хорошо», – но это не так. Понятия не имею, что произошло в Воскресенске, и в этом ещё будут разбираться, а вот с Царёвым всё очевидно. Но это не то дело, которое должны рассматривать спецы.

– Меня не выгонят?

Валер покачал головой:

– Не думаю.

От его слов почему-то не становилось легче, тогда Валер принёс стакан воды. Напившись – Лиля даже не подозревала, насколько сильно её мучила жажда, – девушка затихла и уставилась в одну точку. Ещё недавно в голове роились мысли, как потревоженные пчёлы, но теперь – пустота. Лишь одно имя не давало покоя.

– Кто такая Ирма Дэй? – тихо спросила Лиля, не поняв, сказала ли это вслух или только подумала. В любом случае, Валер не успел ответить, как в кабинет вошли Сергей Игоревич и Светлана.

– Вы как здесь? – тихо спросила зам, обращаясь к Валеру.

– Жить будет. Есть решение?

– В процессе пока перерыв. Им нужно изучить новый материал, – ответил начальник. – Дело оказалось гораздо сложнее. Цветкова...

Лиля резко подняла голову – что, если Сергея Игоревича переубедили? Что, если…

Но нет, он был таким же, как и в последние недели, – уставшим и немного раздражённым.

– Простите, Сергей Игоревич...

– Почему ты сразу не пришла к нам? – уточнила Светлана, впрочем, ответ был и так всем ясен.

– Эта на редкость гадкая неделя должна была закончиться именно так, – к удивлению Лили, Светлана включила кулер и уверенно направилась к шкафу за кружками. Сергей Игоревич, наконец, снял промокшую куртку, Валер устроился на небольшом диване, сдвинув в сторону кипу документов, на что Светлана проворчала, чтобы ничего не спутал. Все эти хлопоты казались такими спокойными и домашними, что волнение начало отступать ещё до того, как Лиля пригубила ароматный чай. Начальник и Валер перебрасывались малопонятными фразами, упоминали неизвестных людей и порой как-то грустно усмехались. Внезапно Цветкова почувствовала себя маленькой девочкой, которая забрела на взрослый праздник. Так бывает, когда вечер подходит к концу, гости начинают вести задушевные разговоры, а сонный ребёнок тихо сидит в кресле и наблюдает, не понимая ни слова, но наслаждаясь спокойствием и уютом.

Но… печать всё ещё оставалась на руке, и никто не собирался возвращать ей значок. Словно над головой, в мёртвой точке, застыл наточенный маятник, и девушка испуганно ждала, не понимая – это часть наказания или механизм сломался?

– За одно лето два мори, пропавшие аддикты, – пробормотал Сергей Игоревич.

– В смысле? – насторожилась Светлана.

– Я не успел рассказать. Ездили днём на вызов с Серебровым и Валером. Два аддикта, Северное Чертаново, дом практически напротив Битцевского лесопарка. Самая окраина. В общем, в квартире пустота, как корова языком слизала.

Света нахмурилась, и продолжил Валер:

– След мы нашли, но он обрывался в лесу.

– Чудесно. А теперь, когда спецы заговорили про них...

– Вы думаете, это правда? – Светлана крепче вцепилась в горячую кружку.

– Я очень хочу надеяться, что у этого парня просто разыгралось воображение. Но, скорее всего, это не так. Верно, Валер?

– Возможно, – задумчиво ответил мужчина. – Мне жаль, но прошло уже достаточно времени, чтобы я мог рассказать хоть что-то полезное. Если вы о Корнилове, то он сложный человек, крайне сложный.

Валер как бы невзначай потёр костяшки.

Начальник не настаивал на ответе, хотя понимал, что охотник не договаривает. Светлана тихо пробормотала:

– Да, Костя с этим выскочкой справился бы лучше... прости, Сереж. Я чуть всё не провалила.

– Всё нормально, – начальник допил чай, отставил кружку и обратился к  Валеру:

– Мне надо, чтобы ты присмотрел пока за ней.

Сергей Игоревич кивнул в сторону Лили.

– Уже поздно, девочке нужно отдохнуть. Прийти в себя. Отвези домой и побудь рядом. Пока не знаю, насколько это затянется, но как что-то будет известно – сообщу.

Лиля не понимала, как Валер отнёсся к перспективе присматривать за ней всю ночь, да и что сейчас об этом думать. Слова начальника прозвучали как приказ. Оставалось пожать плечами и согласиться. Так Валер и поступил:

– Хорошо. А что насчёт Свиридовой?

– Ничего. Пускай считает, что у неё выходной. И ещё… – Сергей Игоревич застыл в дверях. – Я эту "группу поддержки" внизу видел. Пожалуйста, чтобы это всё не в отделе.

Лиля удивлённо посмотрела на начальника.

Она не ослышалась? Группа? Девочки?

– Спокойной ночи, – растерянно прошептала Лиля.

– Ну, спокойной она не будет. Свет, идём.

Зам кивнула, но прежде чем уйти, остановилась около Лили, достала из кармана брелок и ловко соединила разобранные части.

– Не забудь вернуть Сереброву.

Дрожащими руками Лиля забрала кубик.

– Обещаю.

 

Похожие статьи:

РассказыДруг

РассказыХороший день для смерти (миниатюра)

РассказыАддикт. Глава II.II

РассказыПалач мертвого мира.

РассказыАддикт. Глава I.V

Рейтинг: +8 Голосов: 8 56 просмотров
Нравится
Комментарии (8)
Анна Гале # 12 июля 2018 в 14:11 +2
Бальзам на душу! love Алис, сколько глав планируешь?
Графоман Чалис # 12 июля 2018 в 14:14 +2
Спасибо!
В третьей еще одну часть. И потом еще 2 главы (там по 5 частей в каждой должно быть, если не придется что-нить особо длинное распилить).
Анна Гале # 12 июля 2018 в 14:15 +2
dance буду ждать!
Графоман Чалис # 12 июля 2018 в 14:23 +2
Как я сама буду ждать, на самом деле =)
Устрою праздник, как закончу %)
shelegov # 13 июля 2018 в 12:28 +2
пожевали и выплюнули. :)
слушай, а зачем кулер выключали, так что пришлось включать специально?
Графоман Чалис # 13 июля 2018 в 12:31 +3
Честно, просто вспомнилась модель, которая была у нас в учительской. Для подогрева воды его приходилось включать, перед уходом требовали вырубать и очень жрали мозг, если кто-то так не сделал (а по расписанию всегда легко понять, кто уходит последним). Наверное, это уже в мозг въелось =)
shelegov # 13 июля 2018 в 12:33 +3
понятно... ну тож резонно
Константин Чихунов # 20 июля 2018 в 19:41 +2
По ходу спецы темнят чего-то, ну по крайней мере некоторые из них. Героине нужно держать ухо востро.
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев