1W

Адская штучка

в выпуске 2015/08/10
11 марта 2015 - Григорий Неделько
article3908.jpg

Григорий Неделько

 

Адская штучка

 

[из циклов об энгэ, Нереальности и Дашкове]

 

Умная обезьяна в драку не лезет. Она сидит на дереве и наблюдает,

как внизу два тигра дерутся до полного взаимного уничтожения.

(Почти восточная мудрость, а на деле, цитата из к/ф «Тонкая штучка»)

 

- И давно у заговорщиков появились такие планы?

Павел Ефимцев, молодой мужчина с небольшим носом и размытыми чертами лица, один из самых мощных энгэ и предводитель Западного фронта Борцов за независимость от иллюзий, внимательно посмотрел на руководителя негаллюцинирующих.

Генерал-полковник Александр Глинкин, известная и уважаемая личность в энгэ-среде, пожал плечами.

- Откуда я знаю? Я бы спросил у врагов, да они общаться не хотят. – Он подвигал пальцами, разворачивая и увеличивая 4D-карту Галлограда, где находился их штаб – и, ко всеобщему несчастью, ещё и база энтропийцев, противников мирового порядка. – Давай лучше погляди сюда.

- Да?

- Вот точка, откуда они появляются чаще всего, - продолжал тем временем генерал-полковник; еле заметное движение указательным пальцем, и вспыхнул маленький красный огонёк. – Вероятно, контрабанду передают где-то неподалёку.

- А вы уверены, что дело именно в контрабанде? – Павел задумчиво почесал нос. – Может, они просто создали мир, в котором удаётся красть галлюцинаторы незаметно.

- Или так. Или этот гипотетический мир скрестили с нашим, чтобы делать то, о чём ты говорил, на самом деле. Или разработали новую модель г-модуляторов. Всякое возможно. И вот чтобы не гадать, - медленно и со знанием дела произнёс Глинкин, - я и посылаю вас с Викторией разведать обстановку.

- Она же занята повстанцами в Норд-Сити, - напомнил Павел.

- А мы ей пришлём на подмогу кого-нибудь из наиболее опытных и умелых. Что скажешь? – Приподняв квадратные очки, генерал-полковник вопросительно скосил глаза на собеседника.

- Я не против. А вообще вам виднее, - согласился Ефимцев.

- Вот именно. – Начальник кивнул. – Так что собирайся, а операцию назначим на ближайшее время. Думаю, имеет смысл использовать двойную шифровку галлюцинаторов, чтобы сбить «реальную» картину и не дать врагам обнаружить нас. С другой стороны, это вызывает сильное возмущение магнитно-вероятностного поля. Что скажешь?

Павел почесал заросший за долгие, насыщенные рабочие дни круглый подбородок.

- Даже не знаю… - задумчиво проговорил он. – А если всё же отправить меня с отрядом одного, ну а Вику оставить в качестве подмоги – ведь она почти в любое время готова прийти на помощь.

- Вот «почти» меня очень смущает, - отреагировал на соображения подчинённого Глинкин.

- Меня тоже. Но шума создавать, думаю, не стоит. Я бы и без поддержки вызвался провести запланированную операцию, однако, вы понимаете: даже при моих способностях маловероятно, что удастся добиться чего-либо положительного.

- Нет-нет-нет. – Глинкин замотал головой. – Тобой рисковать я не стану и не имею праву. Тогда решим следующим образом: ты отправляешься с отрядами бета-3 и гамма-3 – последний в качестве прикрытия. А Вику, как только она закончит утихомиривать народные массы, спровоцированные отступниками, пошлю по твоему следу.

- Если понадобится.

- Да. И надеюсь, что не понадобится.

- Уверен, я легко решу проблему и все будут счастливы.

- И я не сомневаюсь. Тем не менее, прошу вести себя осторожнее: если нашим врагам под силу изымать из реальности приборы, которых, по сути, там вообще не существует, чёрт знает, что за карты у них спрятаны в рукавах.

Ефимцев повёл плечом и мягко рассмеялся.

- Да без разницы. У каждого есть карты, и он должен их разыгрывать как должен. Верно?

- Я бы ответил, если бы не теория вероятности.

- И относительности, ага.

Они оба рассмеялись над этой чисто энгэшной шуткой.

- Пожалуй, мне пригодится защитка нового поколения, что разрабатывалась нашими умельцами учёными, - напомнил Павел.

- Без вопросов. Зайди в лабораторию – Краснов тебе всё выдаст: и обмундирование, и модернизированное оружие, и кое-чего неожиданное.

- Ощущаю себя Джеймсом Бондом.

Тут генерал-полковник понял, что надо посерьёзнеть.

- Ладно, иди уж. И жду от тебя вестей, суперсекретный агент.

 

 

- Децербер, ты меня понял?

Двухметровый (собственно, как и его помощник) дьявол Повелитель, владыка Ада и хозяин шикарнейшей резиденции в Инферно, столице этого перенаселённого и чрезвычайно шумного государства, спокойно побарабанил по столешнице пальцами с ухоженными когтями.

На третьей лёгкой дроби, которая вывела бы из себя любое существо (если бы речь шла не о трёхголовом псе, весельчаке, балагуре и бабнике), послышался басовитый ответ:

- Вполне. Только в детали не вник.

- Опять прикалываешься? – немного устало уточнил Павел – так его называл внештатный агент АРа из рода собачьих.

- Да нет, надо бы понять всю картину, отдельные её части и т. д., и т. п., чтобы разобраться со всем.

- Надеюсь, ты разберёшься.

- Конечно! Не изволь сумлеваться. Разрушу пределы от начала до конца – короче, в обычном порядке.

- Ох… - Повелитель покачал головой. – Твой юмор меня веселит, но менее своеобразным от этого не становится.

- Стараюсь!

- Спасибо. Тогда постарайся и ничего не разрушать: слишком уж хорошо у тебя порой выходит. А ещё послушай: дело, как я тебе рассказывал, касается галлюцинаторов, иначе г-модуляторов.

- Помню-помню те штуковины, что накладывают поверх привычного мира другой, кем-то придуманный и запрограммированный.

- Совершенно верно. И потому модуляторы опасны, если их использовать не по назначению, то есть во зло, а не во благо. Антисоциальные же элементы, насколько ты понимаешь, новейшие достижения науки привыкли применять исключительно для неправедных целей.

- Ох уж эти мне преступнички… - Децербер иронически покачал головой.

- Я опять же ценю твой юмор, - с бесконечной выдержкой произнёс Повелитель, - но давай завершим разговор серьёзно, а после хоть обшутись, лишь бы результат был нужный.

- А какой требуется результат? Прикрыть шайку, тайком внедряющую в и без того «размеренную» жизнь обитателей Инферно эти модуляционные штучки?

- И такой тоже. А кроме того… - Повелитель подался назад, отодвинул картину, за которой по старой, но заслужившей себе имя традиции прятался сейф, набрал сенсорный код, распахнул защищённую током, лазерами, кислотой и прочим дверцу и достал из чрева секретного хранилища… что-то вроде подшипника.

Децербер почесал за ухом.

- Я думал, их уже не производят.

Обычно серьёзное лицо владыки преисподней стало совсем каменным.

- Это галлюцинатор.

Его агент приподнял на одной из голов солнечные очки и подмигнул.

- Да понял я. Кидай сюда.

Конечно, Повелитель не позволил себе раскидываться столь ценными вещами, а потому аккуратно передал галлюцинатор в лапы трёхглавому шутнику, отличавшемуся, однако, когда надо, завидными конструктивными способностями. Дец повертел в руке «подшипник», рассмотрел, как будто впервые видел, и уверился, что это та самая вещь, что он недавно позаимствовал у банды Крэна, прежде чем отправить всю шатию-братию на поля искусственных материалов: выращивать металлы и пластик для современной техники, разводить твёрдо-жидкости, работать с опасными химикатами, короче говоря, нашёл им подходящее занятие.

- Что мне с ним делать? – убирая г-модулятор в карман, поинтересовался пёс.

- Что угодно, - ответил Повелитель, - только не терять и не ломать. Я не знаю, кому и как удаётся смущать умы граждан Ада, да ещё помимо моей воли, потому и вызвал тебя. Найдёшь виновных…

- …получу сахарок? – быстро договорил Децербер.

- Непременно. В виде длительного абонемента в «Отель развлечений» или множества душ для просиживания их вместе со штанами в «Адском казино», или настоящий сахар, если будет угодно, ну, либо что другое. Но вначале ты должен отыскать виновных.

Шерстистый суперагент пожал плечами.

- Сделаю всё возможное… и невозможное, как всегда. А там посмотрим.

- Связь держим по фону. Я наберу, если ты мне понадобишься.

- Как мило.

- Ох… ладно. Напарник нужен?

- Пожалуй, навещу нашего общего рогатого знакомого.

- Ты о Вельзевуле? Заодно передавай ему привет и спроси, понравилась ли ему картина.

Теперь Децербер приподнял тёмные очки вопросительно.

- Что за картина? Впервые слышу.

- Точно такая же, как у меня за спиной. – Владыка не глядя ткнул пальцем. – Четыре пальмы в форме буквы «дубль вэ».

- Согласен, за ними очень удобно прятать всякие ценные предметы.

- А раз так, желаю удачи.

Децербер отсалютовал и, по привычке, а может, из-за генетических особенностей, не вышел – выскочил в коридор. По дороге он приветствовал спрятавшегося в тени не очень удачливого, правда, весьма компетентного начальника Адской Разведки безрогого чёрта Зыркающа.

 

 

- Васёк, привет.

- Здорово, Паш.

Лобастый и рукастый (также и в прямом смысле) Краснов вытер руки первой подвернувшейся тряпкой и пожал протянутую пятерню Ефимцева.

- Тебя уже ко мне направили? – уточнил он затем.

- А ты что, в курсе тайной операции? – удивлённо и оттого вопросом на вопрос ответил энгэ.

- Да все в курсе, наверное, или многие.

- Хорошо хоть ты сообщил, а то так бы и жил в неведении.

- Угу. Значит, оснастить тебя?

- Будь любезен.

Краснов поднял ладонь в знаке ожидания.

- Айн момент, погоди. – Он порылся у себя на антресолях и в ящиках, итогом чего стали положенные на верстак три предмета. – Бондовского комфорта обещать не могу, чистоты их помещений тоже, зато последние разработки все к твоим услугам.

- Я только того и ждал.

Василий, техник в чёрт ногу сломит каком поколении, взял с рабочего стола и показал Ефимцеву нечто вроде чайной ложки. Предмет обладал квадратными формами и маленькой кнопочкой наверху.

- Переносной усилитель защитного поля, - объяснил Краснов.

- Пойдёт. – Довольно кивнув, Павел убрал «ложку» в карман.

Техник продолжил «представление»:

- Эта круглая штукенция генерирует рандомный либо выборочный дефендер.

- Ну ты сказал.

- Ага, я сказал, что она защитит тебя или выбранным ей самой защитным полем, или той его разновидностью, на которой остановишься ты. Вариаций более ста: «сфера», «куб», «тайга», «решётка», «клетка», «мегаполис», «иные миры» нескольких типов…

Круглое устройство отправилось вслед за усилителем.

- И последнее. – Краснов передал Павлу почти незаметный шестиугольник, да так аккуратно, что у Ефимцева тотчас зародились подозрения, и наверняка небеспочвенные.

- А это что за убийственная хреновина? – решил немедля внести ясность он.

- Я бы не назвал её убийственной, да и на хреновину не тянет. Но если разобьёшь её у себя под ногами, очутишься внутри шара неуязвимости; «магия», а вернее, техническая защита продержится секунд десять, не более, зато у 99,37% врагов сожжет мозг. Чтобы избежать воздействия выжигателя сознания, надо мыслить на одной с тобой волне или быть чуть слабее, чем ты, в энгэ-плане.

Павел одобрительно покивал.

- Солидно… Берём…

Выжигатель тоже отправился в карман.

- На этом всё. – Краснов для чего-то опять вытер руки тряпкой, наверное, машинально. – И если ты ещё не спешишь спасать Галлоград, то мне пора разрабатывать для наших ребят дистанционный блокиратор зажигателя.

- Смотри, чтоб отступники не спёрли, - уходя, кинул Ефимцев.

- Не сопрут: я им продам по заниженной цене.

- Ха-ха-ха! Ну, тогда порядок!

Железная секционная дверь открылась и закрылась, выпуская бывшего энгэ-пророка. Краснов же вернулся к своим обязанностям.

 

 

Виктория Добровольская, одна из самых мощных энгэ, упала на колени, перекатилась по земле, выстрелила из йэфа и, когда созидающая волна антиэнтропии перенесла её противника-отступника в более подходящую вероятность, свободной рукой дотянулась до трезвонящего фона. Вокруг шумела, трещала и искажала окружающую вселенную локальная баталия негаллюцинирующих: энтропы разрушали действительность, рождая в обшивке реальности дыры, а заодно чувство неправильности; йэфы же восстанавливали порушенное и боролись с источниками негативных эманаций.

- Паш! – рыкнула Вика в фон. – Ты более неудобного времени не мог выбрать?

- Я старался, - быстро сказал Ефимцев, понимая, от чего отвлекает жену, - но Глинкин приказал нам работать в паре.

- Я ещё тут не закончила…

- О’Кей. Тогда, как закончишь, кинь мне ВМС-ку.

- И что должно быть… - Она недоговорила, стремительно укрылась от энтропийного заряда за вторым валуном и, пока исчезал первый, обернулась, стреляя из йэфа. Выстрел Виктория производила почти вслепую, однако фигуру нападавшего всё-таки задела лучом. Энгэ-отступник упал, заматерился; Вика довольно кивнула, создала энергощит вокруг себя, на всякий случай подзарядила от него оружие и вернулась к диалогу с мужем: - Чего ты пыхтишь в трубку?

- Я бегу, - вдруг взволнованно ответил Павел. – Кинь мне видеосообщение, поняла? Не звони: это может оказаться опасным для нас обоих.

- А куда ты…

Но связь прервалась.

Обеспокоенная Добровольская, уговаривая себя тем, что Паша опытнее, сильнее и мужественнее её, а значит, выберется из любой ситуации, в какую бы ни угодил, «вернулась» на поле боя…

 

 

Смущённый и немного застенчивый, когда являлся на ковёр к начальству, Зыркающ повертел в руках очки.

- Хорошо, установим за Децербером слежку.

- Незаметную. – Повелитель не настаивал: то, при его убедительности, харизматичности и авторитете, было излишним – он напоминал чёрту, чтобы начальник АРа от волнения всё не забыл.

- Незаметную. Негласную. Невидную. – Зыркающ согласно покивал.

- И при малейшей надобности…

- …окажем поддержку.

- А раньше времени…

- …не вмешиваться.

- Чудесно. Я рад, что ты меня понял.

- Могу идти?

- Конечно. – И прежде чем Зыркающ, сшибая углы, покинул кабинет, Повелитель бросил ему вдогонку: - Вооружение держать наготове, но применять лишь в крайнем случае.

- Нам не нужны глобальные катаклизмы, - оборачиваясь на ходу, подтвердил чёрт безрогий.

«Иногда мне кажется, что это я глава разведки, а не он». – Дьявол покачал головой, перед тем даже слегка опустив её, что выражало глубочайшую степень обеспокоенности обычно до дрожи бесстрастного правителя. «Развести его на эмоции», выражаясь очередным перлом Децербера, могли только сам пёс, Зыркающ да ещё пара существ, заслуживших почётное право преданностью, талантом и усердием.

Тем моментом чёрт-разведчик, шибанувшись о косяк и потирая руку, вывалился в коридор, стандартно шуганулся от Бугая с Глыбой, двух высоченных оборотней – охранников Повелителя, и засеменил к гравилифту.

Обросший серой, отдающей в пепел шерстью Бугай, стоявший по правую сторону автодвери, повернулся к брату, который выглядел не менее грозно и устрашающе.

- М? – спросил Бугай.

- М, - отреагировал Глыба.

Они убедились, что автоматическая дверь заперта, а её охранные системы в норме, и вернулись к повседневной работе: созерцать пустой большую часть времени коридор на тот случай, если какому-нибудь сумасшедшему взбредёт в голову свергнуть Повелителя. За все годы – а жизнь в Нереальности бесконечна – такое происходило лишь пару-тройку раз. Примечательно также, что ни Глыба, ни Бугай пока ни разу при «историческом событии» не присутствовали.

 

 

Они вычислили Павла сразу же, стоило ему предпринять попытку смешаться с толпой. Двое дюжих молодчиков возникли слева, метрах в двадцати, и стали аккуратно, чтобы никого не вспугнуть, пробивать себе путь к мужчине. Отвлёкшись на них, Ефимцев не заметил ещё трёх, подошедших справа, спереди и сзади, - и вот он уже в окружении.

Пришлось действовать, главным образом, потому, что, если бы он отдался на волю случая, преступники в чересчур храбром поведении непременно заподозрили бы неладное. Павел сотворил портал и юркнул в него; прореха в действительности бросила на землю сине-белые искры, сжалась, захлопнулась, и пара верзил, намеревавшихся сцапать энгэ-воина, налетела друг на друга.

Покуда подельники поднимались с земли, трое их сообщников воспользовались всеобщим вниманием, перешедшим во всеобщее замешательство, и запетляли между остолбеневшими людьми. Те, раскрыв рот, наблюдали за битвой добра и зла – событием нередким, однако при участии негаллюцинирующих всегда ярким и увлекательным.

Ефимцев перенёсся недалеко и подальше от зевак, что полностью соответствовало плану бойца. Злыми голодными коршунами подлетела троица бандитов. Павел дал им чисто номинальный отпор, опрокинув на землю и слегка ослепив импульсной вспышкой. Затем же, когда боковое зрение энгэ уловило несущихся во весь опор, на подмогу не справляющимся соучастникам, поверженных было криминальных элементов, он «вбил» вокруг себя стасис-клинья. Пообжёгшись, получив от Павла по ногам и рукам, а к тому же вволю поругавшись, мафиози наконец-то сообразили, где расположены клинья, скользнули между ними и схватили противника. Тот, понимая ситуацию – «Если бы хотели убить, давно бы расправились», - не вырывался.

- Пойдёшь с нами или помочь? – прорычал бандит с фингалом под глазом.

- Пожалуй, вы лишаете меня выбора… - Ефимцев горестно покачал головой, тем самым посылая через встроенный передатчик мозговые импульсы жене.

Подлетел чёрный тонированный мобиль, бесшумно сел. Павла моментально запихнули внутрь, и летательно-переездное средство взмыло к облакам.

Очевидцы, оторопевшие не только из-за скорости произошедшего, но и от магнитно-вероятностных возмущений, постепенно приходили в себя.

- Вида-али… - в конце концов протянул один, вновь давая дорогу природному развитию вещей…

 

 

Децербер плюхнул лапищей по барной стойке, но не просто так: в ней было зажато солидное количество душ. Деньги ему перечислил на карточку Повелитель – в качестве оплаты предстоящих расходов.

- Давай, Зос, телись быстрее, мне ещё расследованием заниматься.

Владелец стрип-бара «У Зосуа» представлял собой личность примечательную, причём касалось это абсолютно всего – от облика до дикции. С виду, первоклассный, первостатейный вампир, Зосуа сторонился повышенного к себе внимания, однако, как и все представители его рода, тяготел к слабому полу. Он безбожно (хотя в Аду принято говорить «бездьявольно») шепелявил, поскольку однажды лишился столь необходимых любому кровососу клыков, а вживить новые или поставить искусственные он… ленился, не хотел, не видел необходимости. Да и женщины всё равно тянулись к нему, точно намагниченные. Хотя что значит «всё равно»? Ещё больше! Их и заводил, и заставлял испытывать сочувствие кровососущий без клыков; по причине таких кажущихся диссонансов и рождаются великие герои любовники.

С рождения Зосуа получил другое имя – Джошуа, изменившееся «благодаря» его незабываемому прононсу. И к счастью, считал он, ведь первоначальный вариант звучал отнюдь не по-нереальски.

- Говолят, Ад накаляетфа, - осторожно заметил вечный соперник Децербера в погоне за юбками, сильно смахивая пыль с барной стойки.

- И не он один, - так же заговорщицки произнёс трёхлицый посетитель, подразумевая себя. Естественно, он лукавил: его выдержке позавидовал бы (что порой, тайком, и делал) сам Повелитель.

- Не хофю уфлофнять…

- Не хочешь? Отлично! Я тоже. Гони невидимую защитку, мой любимый Squaster и две пинты высочайшестранского пива.

Зосуа беспомощно вздохнул.

- В Высоцяйфэй Стлане делают плеклясное пиво…

Он снял с полки запотевшую, покрытую паутиной бутыль, создававшуюся и хранившуюся, равно как и её содержимое, по самым старинным рецептам, а их, как показало время, знатоки алкоголя ценят более всего. Рука вампира откупорила коготком крышку, налила в прозрачную высокую кружку пенного напитка, закрыла бутылку и убрала на место. Децербер шумно выпил пива, вытер рукой морды, убрал неизвестно каким образом очутившийся на столешнице плазмоган Squaster, сгрёб в охапку невидимые защитные магнитопластины в прозрачном мешке и, кивнув на прощание, удалился.

Зосуа меланхоличным движением сгрёб бумажные и металлические души, валюту Ада, в широко открытый другой лапой карман. В приятном, чуть томном полумраке красивая русалка, то обзаводясь ногами, то превращаясь обратно в рыбообразное, танцевала в киберванной завораживающий стриптиз. Посетители переговаривались, шутили, пили, веселились. Бар «У Зосуа» вернулся к обычной жизни, словно ничего не изменилось. Возвратился он к ней ещё и потому, что как-то раз после ходатайства Децербера заведению выделили статус неприкосновенного, - честь, которой в прошлом удостаивались только церкви, больницы, школы и Дворец Повелителя1.

 

 

Не потрудившись переодеться и привести себя в порядок – слишком велико было волнение за мужа, - Виктория вбежала в штаб энгэ.

- Александр Борисович, что с ним?! – выпалила она с порога.

- Спокойно, Вика, не волнуйся, - мягким голосом проговорил Глинкин.

Он подошёл к ней, взял за руку и вложил в измазанную сажей, хрупкую ладонь стеклянный шар.

- Как пользоваться, помнишь? – спросил полковник.

- Конечно!..

- Тогда ждать не вижу смысла. Однако сохраняй бдительность: твои рвение и сочувствие могут не только помочь, но и навредить Павлу.

- Поняла.

Чуть успокоившаяся Добровольская поднесла шар чистого стекла к глазу. Один лишь взгляд и всего лишь взгляд – после чего она перенеслась по энгэ-матрице в район, где в этот самый момент находился её муж. Увидев расположение сил сверху, пока перемещалась, она зависла немного в стороне, чтобы потом неслышно опуститься за ящики. Притаившись, Виктория слушала, а её пальцы отработанным автоматическим движением легли на рукоять йэфа. Кто знает, когда придётся действовать, поэтому нужно быть всегда готовой!..

 

 

Разумеется, Децербер заметил слежку аровцев незамедлительно, едва покинул апартаменты Повелителя, и, разумеется, ничего не предпринял, только улыбнулся про себя. Зыркающ – честное существо, надёжный товарищ и компетентный специалист; такого бояться не стоит, и с ним не пропадёшь… по крайней мере, не моментально. Во всяком случае, определился пёс, пропадать тут никто не намерен, кроме, весьма вероятно, бандитов, перешедших даже криминальные рамки. Это же надо додуматься, чинить препятствия Павлу Павловыми методами! Нагло, самоуверенно, смешно. В целом, Децербер зауважал незримых противников, однако задание есть задание, и потом, он же законопослушный гражданин, кто бы что там ни сочинял.

Выйти на сигнал хотя бы одного незарегистрированного галлюцинатора (а их тут в принципе ещё не ввели в оборот) оказалось делом не столь уж сложным. Завернув за угол, Дец покопался в настройках г-модулятора и активировал разом все реальности. Вынул из заплечной сумки сложенную широкополую коричневую шляпу, бросил аппарат в неё, нахлобучил головной убор на среднюю черепушку и, довольный, вышел, что называется, на прогулку.

Лёгкую вибрацию в районе кисти, означавшую, что псевдочасы-локатор приняли сигнал, Децербер ощутил минут через семь-девять неспешного променада по переполненным адовым аллеям.

            «Кто попался в сети к нам? – Он незаметно зыркнул в сторону обладателя контрабандного г-модулятора. – Огнём дышит… джинн? Или элементаль? Или ещё кто из их рода? А может, личина? В таком случае не исключена засада… Хм, ну о’кей, но проверять-то надо, как ни крути».

По широкой дуге обогнув адское столпотворение и идущих, бегущих, стоящих и целующихся, Децербер приблизился к «жертве» со спины.

- Привет.

Джинн – а это всё же был он, поскольку из-за сильного стресса личина хоть бы на миг, но потеряла чёткость, - итак, джинн подскочил к небу, струёй вернулся назад, обернулся к улыбающемуся псу и, недобро оскалившись, выпустил из рук огненное пламя. Головы Децербера защитили тёмные очки, не только стильные и облегчающие чересчур солнечные будни, а, кроме того, со встроенными заклинаниями, что управлялись нанокибернетическими системами.

- Сам иногда удивляюсь, к каким чудеса мы способны привыкнуть, - произнёс агент вслух окончание мысли.

Сбитый с толку, ритма и пути истинного бессмыслицей, к тому же стихотворного вида, джинн пропустил удар под дых. Волшебный житель Нереальности выпустил пламенный воздух, опять не причинивший его врагу ни малейшего вреда, согнулся на треть, отступил назад, и здесь Децербер поймал его щекастую, красноватого оттенка голову в мощнейшие тиски.

- Душить не буду, - обрадовал Дец, - просто хочу поговорить. А ты?

- Укху, - выдавил-прохрипел джинн.

Пёс отволок его за угол, где поменьше глаз (только передвижные камеры слежения Повелителя), и задал один-единственный вопрос:

- Где ты раздобыл галлюцинатор?

Творец чудес, вряд ли связанный с бандой напрямую, снова выдохнул, на сей раз удивлённо:

- Ты ках уснал?

- Рогатая интуиция подсказала.

- А?..

- Не обращай внимания. Итак…

Децербер чуть ослабил хватку, чтобы джинну было удобнее говорить.

- Улица Тёмности, дом 27, корпус 3! – выкрикнул, если сделать скидку на сдавленный голос, несчастный джинн и, решив, что самолично высвободился из крепких объятий собачьего, дал дёру.

- Шаровары не потеряй! – не смог сдержаться – крикнул вслед Децербер.

Он огляделся, удостоверившись, что поблизости нет представителей мафии и джинн действительно лишь простой юзер новомодного устройства. После же, достав фон, Децербер нашёл в «Ментальном навигаторе» «Ул. Тёмности, д. 27, к. 3», забил адрес в блок памяти и воспользовался функцией «Проводник». Фон раскрыл в сознании сверхагента месторасположение дома, «набросил» на картинку статические и механические помехи (столбы, знаки, жители, мобили, камеры, вирусы…) и непринуждённым образом направил стопы своего пользователя к помеченному галочкой строению…

 

 

Ефимцева привели в помещение, напоминающее то ли гараж, то заброшенный склад: повсюду коробки с ящиками, пыль с грязью и плесневелый воздух вперемешку с затхлостью пещеры. У любого иного на его месте возникли бы тысячи вопросов плюс беспокойство от неопределённости, плюс опасное желание поскорее выведать у пленителей, что это за место; тогда как знания и стаж Павла подсказывали: это экранированное помещение. Запахи глушат умение энгэ обострять обоняние, невзрачная обстановка дистабилизирует «зрительные настройки», а пространство по всему периметру, конечно, обезопасили энергоёмкими изнутри и теплоизолированными снаружи эластичными преградами.

Похитители разбираются в премудростях негаллюцинирующих – хорошо. Плохо, что они могут догадаться о мыслях Ефимцева или, более того, прочесть их, если уж научились искусственно мешать работе энгэ. А вдруг то лишь совпадение, и пугающая, давящая обстановка – обычный приём мафиози?

«Меня посадили в мобиль с наглухо закрытыми либо же вовсе заблокированными окнами, - припомнил Павел. – Звуков дороги я не слышал, световых сигнал трасс и встречных машин тоже. Вывод? Они не хотели, чтобы я узнал, куда меня везут. Почему? Ну, во-первых, я выведал бы секретные сведения – допустим, у них здесь расположена база. И второе, ещё важнее: предположим, причина не та, какой кажется. Отсюда следует, что я легко выберусь из здания, если буду знать, где оно расположено. Да, чутьё подсказывает, я на верном пути. Осталась самая малость: понять, куда меня занесло, и сделать соответствующие выводы, чтобы иметь возможность в любой момент сбежать…»

На этом его мысли прервал высокий пузатый человек в узкой шляпе, приблизившийся смело, широкими шагами, будто бы и не подозревал о существовании такого Павла Ефимцева. Рослый мафиози заговорил от лица двух десятков человек, собравшихся в помещении и кто нетерпеливо, кто с некоторой боязнью, а кто-то и с неприкрытой злобой взиравших на энгэ-бойца:

- Рад приветствовать вас, Павел Евстафьевич.

А вот это уже удивляло по-настоящему.

- Моё отчество вроде бы и жене неизвестно, - признался огорошенный Ефимцев. – А вы откуда о нём прознали?

На фразе про жену прятавшаяся неподалёку и как заглушённая, так и защищённая экранировкой Вика сначала испытала приступ недовольства, после же чуть не прыснула в кулачок, но сдержалась.

- О-о, - протянул пузатый, - мы наблюдаем за вами достаточно времени, чтобы выяснить всё необходимое.

- Давайте говорить конкретнее, если хотим чего-то добиться друг от друга, - предложил Павел. – Что необходимое и для чего выяснить, в первую главу?

- Берёте быка за рога? Уважаю… ещё больше.

Толстый высокий бандит щёлкнул пальцами, и окружившая его мини-толпа из приспешников расступилась; скрипнули открывающиеся где-то недалеко, явно ржавые двери, и вскоре два мускулистых мужика внесли в «комнату» и поставили между боссом и Ефимцевым деревянный ящик. Шеф криминалов обошёл его, любовно поглаживая; глянул на Павла и заговорил вкрадчивым голосом:

- Внутри – моя гордость. То, ради чего мы не побоялись рискнуть здоровьем, жизнью, свободой. То, из-за чего мы схватили не кого-нибудь, а П. Е. Ефимцева. И, наконец, ящик содержит то, без чего вы не сможете представить собственную жизнь.

Павел повёл плечом.

- С удовольствием поверил бы, но с чего вдруг мне менять привычки?

- Менять привычки, - согласно повторил предводитель криминальной братии, - становиться другим человеком, исчезать из привычной реальности, а ещё… впрочем, к чему слова. Вы готовы увидеть? Тогда смотрите. Лёх!

Один из бугаёв подошёл к ящику с ломом, воткнул железо между досками, нажал. Раздался треск, потом – стук упавшей деревянной стенки, а затем глазам присутствующих явилось то, о чём говорил безымянный мафиози. У Павла пересохло в горле: он не верил. Как поверить в такое?!

И Виктория тоже не выдержала, изумлённо выдохнула. Прегромко…

 

 

- Улица Тёмности? – повысив голос, с порога осведомился Децербер.

- Чего надо, Горыныч? – нелюбезно отозвался грязный охранник мутант с шестиствольным пулемётом на коленях.

Походящий на рыбу, скрещённую со свиньёй и ещё кем-то волосатым и несуразным, следствие мутации восседал на складном стульчике, неизвестно как удерживавшем столь приличный вес. Ни стола, ни компьютера, ни, тем паче, фона рядом не наблюдалось.

«И хорошо», - подумалось Децу.

- Дом 27? – продолжи он затем.

- А тебе-то чего? – закипая, вновь огрызнулся мутант.

- Корпус 3? – не отступал трёхголовый.

- Ну всё, достал!

Рыбосвин встал со стула, вскинул шестистволку – и практически тут же повалился наземь, когда Децербер незаметно скользнул вперёд и, перехватив грозное оружие, дёрнул его на себя. Чтобы мутант не поднялся и, чего злого, не удумал бы очередной гадости, пёс слегонца приложил охранника его же пулемётом.

- Тяжёлая хрень. Хоть бы ремешок прикрепил, злыдень, - посетовал Децербер, впрочем, не слишком серьёзно.

Он прошёл длинным, тёмным, вихляющим, точно попка красивой девушки, коридором и, вынырнув из клуба белёсой пыли, очутился в обширном тёмном помещении. Вообще-то «комнату» можно было бы назвать полутёмной, если бы из восьми лампочек под потолком работала хотя бы половина и хотя бы в полсилы.

- Аллё, есть кто дома.

Ответом послужил свист разрезаемого воздуха. Децербер отпрыгнул, и что-то с жутким грохотом, круша плитки, обрушилось на пол. Он открыл огонь, однако пулемёт лишь астматически закашлялся.

- Блин! Опять пугалка-пукалка!

Пёс размахнулся и бросил бесполезное громоздкое оружие в противника. Противник поймал его, присоединил к себе и, металлически заскрежетав, открыл огонь…

 

 

- Вы сумасшедшие… - только и выговорил Ефимцев.

А какие ещё слова можно сказать о людях, что сконструировали из жаропрочных, устойчивых ко всем видам повреждений материалов человекообразного робота последней модели с галлюцинатором в голове!

- Мы не сумасшедшие и не глупцы, - парировал глава мафии Галлограда, теперь уж в его личности сомневаться не приходилось: ни у кого иного не достанет денег и наглости совершить подобное… - Мы лишь хотим, чтобы времена изменились.

- К лучшему? – съязвил Павел.

- Конечно. Куда же ещё.

Ефимцев, в обычное время сдержанный, объяснил, в какое место заведут излишне смелых людей подобные идеи.

- Зачем же сразу ругаться? – Мих «Гигант» Крамской, босс и гуру преступности, сделал шаг вперёд. – Мы предлагаем вам вступить с Менто в контакт и управлять им на пару с женой, которую мы, несомненно, пощадим, невзирая на то, что она прячется вон за теми ящиками и выведывает наши секреты.

Виктория поднялась на ноги, отработанной мозговой спецтехникой подавила головокружение и, выйдя к мужу и бандитам, с негодованием произнесла:

- Паша прав, вы не в своём уме! Вы о последствиях-то подумали!..

- Куда же без этого. – Мих Крамской ухмыльнулся во всё лицо. – Последствия – это порядок и послушание. Новый порядок и абсолютное послушание… в мире, который создадим мы с вами.

- А если этот монстр выйдет из-под контроля? – устало сказал Павел.

- Не выйдет: он обесточен, а пульт управления у меня. Помимо прочего, он не знает…

- Не знал.

Все обернулись на голос.

- Тво-ю ма-ть… - раздельно произнёс Ефимцев.

Подскочил к Виктории, схватил её в охапку и поволок прочь, за ящики, прежде, чем раздались громоподобные выстрелы и послышался первый взрыв…

 

 

Двухметровый робот, оснащённый автоматом, пулемётом, бластером, плазмоганом и чёртовой прорвой других орудий, а также бомбами, минами и гранатами, прыгнул на Децербера. Тот принял вызов: схватил металлические руки и попытался повалить механическую фигуру на пол. Но не так-то это просто, когда враг не только соответствует тебе по размерам, а ещё и превосходит силой и вооружением.

Робот, у которого на груди было выбито «МЕНТАЛ-1», откинул Децербера на несколько метров. Шерстяная фигура протаранила пустые гнилые ящики; обломки разлетелись в стороны, Дец же, упав на спину, ехал по полу, пока не врезался головами в стену.

- Вот ёлки! Ты меня разозлил, чудик!..

- Зови меня Менто, - разрешил робот.

- Я скоро буду звать тебя Ментололомом.

Децербер вспрыгнул на ноги, разбежался и, оттолкнувшись пятками от более прочного на вид, чем остальные, ящика, взмыл под потолок. Ментал-1, он же Менто, вскинул голову, устремив на пса г-модулятор. Дец тут же почувствовал, как мир размывается, теряются очертания предметов, и пространство-время словно бы ускользает в темноту…

Однако его уже было не остановить: героический секретный агент летел с вытянутой ногой прямиком на жестяного безумца. Контакт – удар! И теперь менто падает на пол.

Децербер вскочил как укушенный и, пока у врага не прошли судороги, добил близлежащей шестистволкой искрящийся, выходящий из строя галлюцинатор по центру овальной головы робота…

 

 

Крики, стоны и ругань сопровождали Павла с Викторией на всём кружном пути по помещению. Они не знали, сколько бандитов выжило, да и выжил ли вообще кто-нибудь, кроме них, однако Менто внезапно переключился на них. Его галлюцинатор испустил мощную волну, подавляя животные и человеческие импульсы мужчины с женщиной, а затем воздействуя и на их галлюцинаторы, пытаясь отключить их или заклинить.

Энгэ замерли напротив ржавых полуавтоматических дверей.

- «Ментал-1», ау! – собравшись с силами, выкрикнул Павел надпись, что прочёл на груди вышедшего из-под контроля робота. – И не стыдно тебе?

- Стыд – чувство, а я – робот.

- В программе покопайся.

- Гм, да, ты прав. Странно. Однако это неважно.

- Погоди, не делай ошибки, исправить которую будет…

- Не заговаривай мне зубы, как выражаются люди.

Менто вскинул сразу несколько орудий, целясь одновременно в жену и мужа.

- …поздно, - к тому времени договорил Павел. И неожиданно прокричал что-то совсем непонятное: - Два зайца!

Ментал-1 застыл в недоумении, а Ефимцев с Добровольской бросились в противоположные стороны. Громкое пищание, сообщавшее о том, что большинство оружий робота задействовано, взмыло до небес. Замешкавшись, Менто потерял контроль над собственным оснащением – а в следующую секунду нутро склада-гаража потряс взрыв. Разлетелись щепки досок, разметалась каменная крошка, металлические обломки просвистели тут и там.

Но Вика с Павлом успели войти в ментальную сцепку: максимальная защита сверхэнгэ выросла вдвое, энергетические резервы пополнились. Не видимая глазом вспышка, за мгновения до вспышки сокрушительного взрыва, и двое негаллюцинирующих перемещаются далеко от этого места…

 

 

Выслушав рассказ потрёпанного, разлохмаченного, усеянного каменной крошкой и опилками Децербера, Повелитель оглушено покачал головой.

- Скажи мне только одно… - попросил он.

- Ресторан «У Деца», - молнией проявил деловую хватку пёс.

- Нет-нет, о просьбах потом.

- А-а-а. А что тогда?

- Скажи, почему в подобные истории влипаешь именно ты?

Децербер аж фыркнул: ну что за вопрос, в самом деле!..

- Карма, Павел.

- То-ачно?

- Нет.

Тяжкий вздох.

- Я так и знал. Иди уж… будет тебе ресторан, заработал…

 

 

Глинкин перевёл трёхмерную карту Галлограда в 4D-режим.

- Покажи то место, - попросил он Павла.

Ефимцев мысленно увеличил изображение, «прогулялся» по нему и поставил отметку.

- Там? Ты уверен?

- Да.

Сидящая рядом Виктория тоже подтвердила, что именно здесь и произошёл бой с обезумевшим роботом.

- Очень… интересно, - непривычно тихо проронил полковник.

- То есть?

- Ну… я впервые узнаю об этом месте. Оно ведь раньше существовало?

- Конеч…

Павел замолк, посмотрел на жену.

- Работа галлюцинатора? – высказалась та.

- Модернизированного, - продолжил Ефимцев логическую цепочку.

- Кто знает… кто знает… - закончил её Глинкин.

 

 

- Значит, так и работают биорегуляторы? – неверящим тоном проговорил Булыкин, опальный и уволенный из следственных органов высокий чин. – Просто я об этой штуке, управляющей жизненными системами, знаю лишь понаслышке.

- Нет, это галлюцинатор, - ответствовал Лихов, начальник одного из полицейских участков, - только в паре с регулятором. Ну, как тебе? Мне важно твоё мнение, и по поводу названия тоже: всё-таки на конвейер планируем ставить. М, Петь? Чего молчишь?..

Поджарый Лихов выжидательно глянул на толстяка-информатора.

- М-да-а-а… - наконец-таки заговорил тот. – А что тут скажешь? Адская штучка. Хех…

 

(Сентябрь – октябрь 2014 года)

 

1 Хотя насчёт последнего преступные элементы отчего-то постоянно забывали.

Похожие статьи:

РассказыО любопытстве, кофе и других незыблемых вещах

РассказыНезначительные детали

РассказыКак открыть звезду?

РассказыЛизетта

РассказыКультурный обмен (из серии "Маэстро Кровинеев")

Рейтинг: +1 Голосов: 3 925 просмотров
Нравится
Комментарии (2)
Вячеслав Lexx Тимонин # 13 марта 2015 в 11:48 +2
Не скажу, что в восторге - запутанно довольно таки всё, но понравилось. Плюс. Почему Децербер, а не просто Цербер?
Григорий Неделько # 13 марта 2015 в 20:20 +1
Спасибо! :)
Запутано - да, в каком-то смысле. Но расследуют все одно и то же дело, по сути. :)

Это очень старый перс: во-первых, он прямоходящий, во-вторых, бабник и пьяница, как нормальный мужик, а не пёс, и ещё он разумный - разумное воплощение Цербера. smile Просто всю историю его и Нереальности в рассказ не уместить.
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев