fantascop

Алюминиевый сад. Глава 1. Веранда

в выпуске 2016/11/17
12 сентября 2016 - Дмитрий Липатов
article9118.jpg

 

На планете Крессида готовились к святому празднику Седьмого ноября. Темные ночи становились длиннее, день, просыпаясь в преддверии торжества, приносил приятные хлопоты. Багряное небо каждую долю секунды рождало яркую вспышку. Оранжевый шов Дороги Предков, огибая серпантином небесную сферу, поглощал скопление слабых звезд.

На огромной веранде, построенной из спутано-волокнистых амфиболов тремолит-актинолитового ряда с характерной структурой глыб Каменной Гряды, сидела семья гладышей. Белые колоннады удерживали на плечах зеленую рифленую крышу. В бархатистый звон цикад вплетались сверчковые трели. На пруду пела жаба.

— Анварес, ты почему не собираешься на демонстрацию? — плоское фиолетовое тельце бабушки Мирдзы, покрылось красными точками. Дряблые подкрылки, словно носовые платки, болтались за спинкой стула. Два огромных красных глаза смотрели друг на друга.

— У меня нога болит,— хоботок внука оторвался от брюшка и нервно елозил по скатерти. Две пары рук держали наготове несколько тарелок с яствами.

— Зачем ты обманываешь себя? — старушка потянулась за жареным раком.— Ты же безногий! Что бы сказал дед, если бы узнал, что ты не пойдешь на праздник? — Мирдза посмотрела на портрет мужа и прослезилась.

Со стены улыбался клоп в красной папахе.

—  Как щас помню,— нервно шевеля лапками, старуха указала на дырявый ковер,— здесь передо мной стоял Янис родненький.

— Янис? — у внучка что-то хрустнуло в ротовой полости.— Ты же говорила Пенис!

У бабушки ожили подкрылки, кожа на брюшке расправилась:

— Щас уже не упомнишь, то ли Янис у стола стоял, то ли пенис у Яниса?  

— Это что же получается,— вмешалась в разговор Ильза,— у нас два дедушки?    

Пробежав несколько раз по глазницам, бабушкины зрачки, с удивлением глянули сначала на прислугу, старого кузнечика с огромными седыми бакенбардами, затем сфокусировались на внученьке:

— Ты почему не в школе?

— Здрасьте, приехали,— взяв у кузнеца противень с хрустящими мальками, Ильза положила на тарелку несколько шпрот,— я второй год за столом безвылазно сижу, неужели не заметно?

— Так ты у нас второгодница? — бабуля положила радом с тарелкой вставную челюсть и прошепелявила.— А потему?

— Потему, потему? — передразнила Ильза,— потому что там преподают на гладышском языке.    

Мать Ильзы и Анвареса впорхнула на веранду в белой тунике. Стройная, пахнущая дорогими духами, с модным ридикюлем на брюшке, Лаума легко приземлилась рядом с сыном. На облегающем платье виднелись темные подтеки. Измазанный губной помадой хоботок дрожал. Кое-где на щупальцах сталактитами торчал отслоившийся лак.

— Степан,— она жестом поманила слугу.— Налей-ка мне, любезный, крови.

— Тепленькой?— тряхнув бакенбардами, спросил пожилой кузнечик.

— Крови, ей! —  взбунтовалась старуха,— а ты её насосала?

— Бросьте, маменька,— заплывшие тушью глаза метали молнии.— Не при детях!     

Хитиновый скелет Лаумы пощелкивал. Наэлектризованная ткань липла к телу.

На тонких пружинистых ножках Степан нес к столу связанную зеленую муху. Клопы жадным взглядом буравили насекомое.

— Кошерная? — вспомнив загадочное слово, поинтересовался Анварес?

— Нет,— в один миг, откусив голову цокотухе, Степан положил обезглавленную тушку перед Лаумой.— Muscidai sortirius.  

— Навозная, што ли? — Анварес выковыривал что-то из хоботка.

— Жри молча,— счастливая мать, закатив глаза, тоненькой струйкой втягивала в брюшко чужую жизнь.

Связанная жужжалка дрогнула, приняв на себя удар четырех жал. Бирюза на панцире поблекла. Связанные лапки, чувствуя край могилы, агонировали.

Какое-то время голова насекомого наблюдала за пищеварительным процессом кузнеца. Когда роговицы глаз растворились, челюсть, укусив напоследок стенку желудка, исчезла в анналах Вселенной. 

Рейтинг: +2 Голосов: 4 578 просмотров
Нравится
Комментарии (24)
Катя Гракова # 13 сентября 2016 в 16:08 +5
Читатель застрелился
Дмитрий Липатов # 13 сентября 2016 в 18:15 +2
Спасибо, Катя.
. На первой серии стреляются слабаки.
Катя Гракова # 13 сентября 2016 в 18:24 +3
ахаха, чёткий комплимент! rofl
Дмитрий Липатов # 14 сентября 2016 в 10:26 +1
Друг был, Роб - татарин из Киргизии. Его любимая фраза "Четкий парень". Когда-то модное слово было, как сейчас "достаточно".
DaraFromChaos # 15 сентября 2016 в 21:37 +2
пельмень, сильные люди убивают авторов на первой серии rofl
Ворона # 13 сентября 2016 в 16:24 +3
Латентное мухолюбство перешло к открытой выраженной фазе! v
а у меня, похоже, некоторая косовыраженная инсектофобия присутствует, или энтомофобия. Я Вербера насилу одолела с его муравьями, при том, что они не самые противные из насекомых.
Хитрый Дим ни названием, ни очаровательной картинкой не отпугнул! ишь, завлекун какой!
Дмитрий Липатов # 13 сентября 2016 в 18:25 +1
Услыхал о конкурсе "Ревизор" и тут вдруг больная фантазия подкинула вариацию на другого классика.

Про мух забыл. Лезут сами. Я, наверное, в другой жизни был мух...ем.

В первой фразе анонса понятно, что дорога ведет в какой-то диспансер. Замануха ни при чем. Я честен даже перед застрелившимся читателем. Огромное воронье мерси за любые слова. У меня правило: начал, надо заканчивать. Так что еще три серии. Если не выгонят, придется терпеть.
Ворона # 13 сентября 2016 в 19:24 +1
Валяй, Дим, согласна на любую бяку в ожидании написания тобой чего-то невыносимо прекрасного... тока, бога ради, не о глистах! умАляю! cry
Дмитрий Липатов # 14 сентября 2016 в 10:17 +2
Глисты тоже люди.
Ворона # 14 сентября 2016 в 10:27 +1
не-е-ет!
Ну не надо, а?! ну пажалысто! Димочка, миленький, считай, что я этого не говорила, ладно?
Ну есть же звёздочки, снежиночки, бабочки... нет! бабочек тож не надо!
Знаю я тебя, энтомолога-энтофила! ты ж ударишься и из них кишки выпускать! не-е-ет!!! cry
Дмитрий Липатов # 14 сентября 2016 в 16:08 +1
После слов "Димочка, миленький" обычно идет шуба.

Зачем тебе меха, милая Ворона? Лучше ремонт в ванной сделаем.
Жан Кристобаль Рене # 14 сентября 2016 в 16:40 +2
хоботок внука оторвался от брюшка и нервно елозил по скатерти.
Димон, гиде твой соувест!!! zlo rofl Или это я такой испорченный scratch Читкаю дальше))
Жан Кристобаль Рене # 14 сентября 2016 в 16:43 +2
— Янис? — у внучка что-то хрустнуло в ротовой полости.— Ты же говорила Пенис!
А! Не! Ты ещё больший кю! laugh
Жан Кристобаль Рене # 14 сентября 2016 в 16:46 +2
Измазанный губной помадой хоботок дрожал
Твоюжжж!! У мамочки хоботок shock Вот оно - тлетворное влияние Запада!!! rofl
Ворона # 14 сентября 2016 в 16:58 +2
на три последних открытия
Крисочка, как тебе не ай-я-яй заострять... стыдливое внимание и так тупит из последних сил... последние читатели стреляются из пальца...
А тут вы с Димом нашли друг друга два разудалых пошляка-энтомолога!
Жан Кристобаль Рене # 14 сентября 2016 в 17:06 +1
Я краснею... Честно... zst zst zst laugh zst
Катя Гракова # 15 сентября 2016 в 15:14 +2
последние читатели стреляются из пальца...
ну, допустим, это было ружжо
Ворона # 15 сентября 2016 в 15:32 +1
Катя, дак такую бяку смакуют, хоть из пальца стреляйся! zlo
Крисочка тож, как кукух: "кю-кю! кю-кю!" stuk
я вон топиться собираюсь головою об пенёк cry
а Димуле хоть бы хны, он продолжает гнуть гнусную линию, не нагревая! glasses
Дмитрий Липатов # 14 сентября 2016 в 16:49 +3
Поздно, поживут отдельно друг от друга.
Жан Кристобаль Рене # 14 сентября 2016 в 16:57 +2
— Крови, ей! — взбунтовалась старуха,— а ты её насосала? — Бросьте, маменька,— заплывшие тушью глаза метали молнии.— Не при детях!
Мля! Значит хоботочком по столу елозить при бабушке можно, а словечки хулюганские низзя))
Жан Кристобаль Рене # 14 сентября 2016 в 16:59 +2
Не, ну всерьёз не восприму, ясный ананас, но за иржаку плюсямбром тебе по одному месту)) laugh
Дмитрий Липатов # 14 сентября 2016 в 17:31 +2
Спасибо.

Даже если из меня посыпятся серьезные слова, жди подвоха.
Жан Кристобаль Рене # 14 сентября 2016 в 17:33 +1
*Напустив на себя сурьёзный вид*
Договорились, брателло! glasses
МухA_цокотуха # 29 ноября 2016 в 20:20 0
съели муху cry hoho
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев