fantascop

Алюминиевый сад. Глава 4. Прощание

в выпуске 2016/11/29
16 сентября 2016 - Дмитрий Липатов
article9135.jpg

 

Над прудом пронесся детский плач. На двух из трех деревьев зажглись светлячки.

—  Опять одну фазу выбило,— заложив конечности за спину, Модрис вышагивал по веранде, как на ходулях.— Ты знаешь, Раймонд, сколько лет этому столу?

— Нэт.

— Я тоже. А стульям?

— Нэт.

— Что ты вообще знаешь, пистонец?

— Таблиц-цу-у умн-ножен-ния.

— Да как же это продать? —  схватившись за голову, Лаума порхала, страстно всматриваясь в мельчайшие детали постройки. Ведь в каждой толике этого дубового стола частичка нашей жизни. Этой мыслью меня, словно разрезало пополам. И каждая из половинок начала жить отдельно друг от друга. Представьте себе, нижняя часть вдруг принялась разговаривать с верхней.

 Платье слегка задралось, и красные кружева трусиков блеснули в одном из сегментов червя. Кутикулы дрогнули. Коричневый мускульный мешок надулся. Кольчатый гость не знал, куда пристроить покрывшееся слизью тело:

—  Если бы у меня было сердце,— подумал плеченогий,— оно бы не выдержало красных рюшек.  

Хоботок у Лаумы стал влажным. Глаза горели. Она продолжала, растекаясь по застывшей лаве непонимания:

— Каждая половина превратилась бы одновременно и в старую, и в молодую, вновь постигая жизнь. Представьте себе! — Лаума почти кричала.— Эти стулья видели нашествия бронтозавров, четыре Крестовых похода и Ленина!  

— Джон-на Лен-нон-на? — червь рухнул на пол.

— Матерь божья! — подняв скатерть, теща поскребла столешницу.— Во брешит.

— Ах, оставьте меня! Я свободная женщина! Ваши грязные ценности не касаются моей тонкой натуры. Душевное богатство, заключенное в моем хрупком теле много крепче и сильнее ваших ничтожных материальных благ, вот как эта — высосанная моим супругом блоха.

— Ха-ха,— поняв нелепость шутки, Модрис сконфузился.

Опершись на колонну, червяк с удивлением посмотрел на блюдо.

— И пусть ваш смех накрывает мысли необыкновенной женщины надгробной плитой,— от испепеляющего взгляда Лаумы самцы притихли,— знайте, дух любви и высшего счастья, несется над нами стаей белокрылых лебедей. Я с ними, а не с вами.

Модрис с Мирдзей аплодировали. Раздувшись до непомерных размеров, одобрительно шипел червь.

— У вас что ещ-щё и лэб-бед-ди прож-жива-ают?

— Где мои калоши? — открыв шкаф, супруг вытащил большой чемодан.

— Что это еще за калоши, которые ты всё время ищешь? — тушь растеклась по заплаканному лицу обиженной женщины.

— Я слышал, что у настоящего гладыша должны быть…

— Х… да душа,— помогла зятю тёща. На старческом лице играла гнусная улыбка.— Мои белые тапки не подойдут?

— У вас-с и душ им-меитца-а-а?

— Нет только…

— Опять вы со своим гладышским юмором, мама,— вскинув руки к небу, Лаума прощалась с верандой.— В учебниках у Ильзы написано о гибели природы, о деревьях, которым грозит вымирание. Это я, то дерево, которое должно исчезнуть. Хрупкое, нежное создание, не ужившееся с суровой действительностью. Даже этот червяк оставил след не только на кафельном полу, но и в нашей жизни. Мы же исчезнем, оставив после себя только грустную песню жабы на пруду. Степан,— Лаума парила над страстными взглядами мужчин,— мы уезжаем первым поездом.

— Мама, мама,— на веранду вбежали дети,— там какие-то харьки выгрызают наш сад!

— Поч-чему-у как-к-иет-то? Писто-о-он-нские.

— На плацкарте я не поеду,— бабушка скатывала скатерть,— тамошние хамы утверждают, что от нас пахнет коньяком.

— Мама! — Модриса было не узнать.— Нас давно к себе приглашала моя знакомая преподаватель гладышского языка. У нее такая огромная плешь на спине, места хватит всем! Прощайте Раймонд!

— Ты в восьмом ряду, в восьмом ряду, тебя узнаем мы маэстро…,— напевая, уходят. Занавес. 

Рейтинг: +1 Голосов: 3 550 просмотров
Нравится
Комментарии (12)
Ворона # 17 сентября 2016 в 05:11 +2
Все свалили с прощальным стриптизом в красных кружевах.
Четвёртое действие завершено, Антон Палыч может выдохнуть.
Дмитрий Липатов # 17 сентября 2016 в 09:46 +2
В его творении бельё было вишневого цвета.
Ворона # 17 сентября 2016 в 09:49 +1
а тут нужно было - алюминиевого? асексуально hoho
Дмитрий Липатов # 17 сентября 2016 в 12:17 +2
Кстати о асексуальности. Чёрт меня дернул в юности с Японского моря рвануть на Черное. Познакомился с теперь уже бывшей женой. Ездили на экскурсию в Сухуми и прикалывались по дороге над названиями Аресторан, Амагазин и т.д. Не помню зачем добовлялась буква "А". Так что асексуальность это сексуальность по абхазски.

Там же познакомился с Модрисом и Валдисом. Два латыша-фашиста, высокие, наглые. С моим самаркандским акцентом, меня за ихних принимали. Путешественники, посмотрели на карте самый крайний город и поехали. Карта, правда была железнодорожной и висела на Рижском вокзале. Так и встретились в Адлере.
Через год Модрис прислал письмо. Ему дали пятнашку, Миервалдису - вышак. Отпутешествовались!

Казалось бы простое слово, а сколько эмоций!
Ворона # 17 сентября 2016 в 13:42 +1
как же, как же. Две недели проторчали в том Сухуми, обитали на аплиаж, каждый божий день мотались на авокзал, никак не могли выбраться с этой чёртовой сковородки, и абанк, акинотеатр и иже с ними уже не прикалывали. На расспросы, с какого перед каждым словом присобачена эта лишняя "а", местные экспрессивно ответствовали: какита зачэм?! пачиму так спарашиваэш?! эта па-абхасскиму патамушта!
Ну, это как в соседнем Саранске на доске почёта на чистом мордовском "Социалистичискойне соревнованиеньтне передовиктне".
Жан Кристобаль Рене # 17 сентября 2016 в 13:49 +1
Подумаешь - комфорт! Я вот никогда в жизни моря не видел! glasses
Ворона # 17 сентября 2016 в 14:47 +1
ик!.. Ик!.. Икак же эт ты умудрился?! scratch
Мы в Сухуми пришли ножками из Домбая через Клухорский перевал, потому как подруге до зарезу требовалось увидеть море. Именно увидеть, поскольку залезать в него было сильно больно, мы после смены в альплагере были все ободранные, и соль это всё оч разъедала. А ко мне ещё всегда медузы липли и жгли, собаки.
Ну у вас зато есть Севан. v
У нас тож Сурское море вполне душевное, ни тебе медуз, ни соли, одни сине-зелёные водоросли красно-жёлтого цвета с цианидом. cry
Жан Кристобаль Рене # 17 сентября 2016 в 14:52 +1
Ага, на Севан часто езжу)
Дмитрий Липатов # 17 сентября 2016 в 16:48 +1
Обезьяний питомник, случайно, не посещали? Был у них богатырь - гамадрил Мурей. Памятник ему поставили.

Ходили рядом с загоном, смеялись. Вспомнил, аж сердце екнуло. Не по гамадрилу, по девочке.
Ворона # 17 сентября 2016 в 17:15 0
Забегали в питомник галопом, нам не до гамадрилов было, через день мотылялись в аэропорт Адлер с рюкзаками, в надежде на пару билетиков перед вылетом, када бронь снимают.
Как вспомню, так взмокну - филиал ада, температурка за сорок шкалила все две недели.
Трое уехали в товарняке на арбузах, ещё трое на перекладных электричках. А на нас свалилось нечаянное известие, что в Сухуми тож аэроорт имеется, токи он запасной, время от времени тудя плюхались заблукавшие самолётики, на одном таком мы и высреблись оттеда до Москвы - жареной собаке лишь бы из печки свалить. Над нами после все ржали, што мы с югов через Москву вертались, а нам уже один чёрт, хоть бы через Мурманск.
Вышли в Домодедово под дождь, мордочки кверху задрали, глазки закатили, стоим, водичку глотаем - кокое щасье!
Дмитрий Липатов # 17 сентября 2016 в 18:13 +1
Ты турист или альпинист? Какой сложности были маршруты?
Глядишь, на миниатюру разведем.
Стишок хамский, как я. Прошу прощения.

В горах девку тяни - рискни.
Не бросай одноё её.
Пусть женат, не кричи, молчи.
Удовольствие получи.
МухA_цокотуха # 29 ноября 2016 в 20:00 +1
поржала rofl за гладышский юмор +
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев