1W

Архитектор

в выпуске 2018/02/05
24 декабря 2017 - Симон Орейро
article12230.jpg

Мой последний рабочий день перед выходными подошёл к концу. Я блокирую операционную систему и выключаю компьютер. Затем выхожу из комнаты-капсулы. Вскоре, получив в гардеробе верхнюю одежду, покидаю здание. Снаружи сейчас, как и всегда, много охраны. Строение обороняют, патрулируя прилегающий периметр, несколько десятков автоматчиков. Здесь также постоянно стоят два военных автомобиля, каждый из которых имеет установленные пулемёт и энергетическую пушку. Здание, в котором я служу, невзрачный прямоугольник серого цвета (строение почти полностью бетонировано) с редкими окнами, – один из центров управления строительством. Подвал его под завязку набит громоздким и сложным оборудованием, основной массив работы людей выполняется на первых двух этажах. Внутри приходится полагаться на искусственное освещение, стоит признать, весьма яркое.

Через полчаса после окончания рабочего дня я стою в длинной очереди к аптечному пункту. В руке у меня небольшой талон на бесплатное получение очередной дозы антирадиационных таблеток. Это лекарство выдаётся всем. Когда дело доходит до меня, я случайно роняю талон. Подняв его, протягиваю фармацевту. После выдачи на талоне ставится маленькая печать, обозначающая очередное продление его действия. Вскоре глотаю, не запивая, две таблетки.

За окном темнота. Я пью кофе неспешными глотками, сидя в удобном чёрном кресле. Огромный телевизионный экран, вмонтированный в стену, показывает какой-то глупый сериал. Мне надоедает мыльная опера, и я отключаю вещание. Лучше займусь чтением прессы.

Мне нравится временами просто смотреть в окно, смотреть на городское пространство снаружи. Моя квартира находится на одном из последних этажей элитного небоскрёба. Заработная плата позволяет окружить себя роскошью. Такие люди, как я, – весьма ценные и уважаемые специалисты. Но деньги мы, конечно, получаем вовсе не просто так. За окном благоустроенная близлежащая урбанистическая территория. Однако элитные жилые комплексы соседствуют с трущобами, этими ужасными криминальными анклавами. В бедные районы время от времени наведываются с рейдами силы правопорядка, но они не могут окончательно побороть сложившуюся там неблагоприятную обстановку. С социальным неблагополучием борются власти разного уровня, но меры по расселению бедных районов далеко не всегда приводят к должным результатам. Из моего окна видны и руины, царство анархии и смерти, места, продолжающие оставаться живым напоминанием об относительно недавней чудовищной катастрофе.

Люди вокруг меня танцуют. Я же стою, прижавшись к стенке, и пью алкогольный коктейль. Я наслаждаюсь музыкальным ритмом и видом веселящихся красавиц в лёгких платьях. Сна нет ни в одном глазу. Выходные я обычно провожу в прогулках или же в такого рода заведениях. Почему меня тянет в ночные клубы, я не могу с достаточной определённостью объяснить. Но так ли это важно?  

                                               ***

Террористы нанесли удар в самом центре города. Прекрасно вооружённые комбатанты, сумевшие без подозрений проехать среди бела дня через одну из транспортных артерий, обстреляли несколько полицейских участков, находящихся рядом, взяли под контроль часть административных зданий. Вылазка боевиков посеяла повсюду панику. В результате перестрелок полиции и армии с бандитами погибли несколько десятков гражданских лиц. Это были прохожие, которым не посчастливилось в тот роковой день оказаться в месте террористической атаки, а также сотрудники администрации, используемые боевиками как живой щит. Бои привели к сильному повреждению захваченных бандитами зданий, одно из строений даже было почти полностью разрушено. Боевики попытались после внезапной атаки вырваться из сомкнувшегося окружения, но на это у них не оставалось шансов. Почти все бандиты были убиты, лишь восемь террористов попали в руки правоохранителям. Медики и ремонтные бригады для срочной ликвидации повреждений по воздуху направились сюда из нескольких близлежащих городов.

Ночью армейские части вступили в область руин, где завязались ожесточённые бои с засевшими там бандитскими группами. Армия, хоть и неся ощутимые потери, всё сильнее теснила боевиков. Среди руин до рассвета проводились зачистки. Гарнизон закрепился на занятой территории. Позже войска отступили с территории руин, а мощные удары по бандитам стали наносить беспилотные летательные аппараты. Они стреляли мелкими ракетами, которые при взрыве расцветали вспышками раскалённой плазмы. Так в близлежащих руинах был установлен режим безопасности.

                                               ***

Великое Землетрясение свершилось шестьдесят семь лет назад, за четыре десятилетия до моего рождения. Мощнейший катаклизм прошёлся по большей части планеты, спровоцировав серию техногенных катастроф. Человеческая цивилизация в том виде, в каком она существовала раньше, исчезла. На грани вымирания оказался сам человек как биологический вид. Мы не знаем (и вряд ли узнаем), что именно спровоцировало Великое Землетрясение. Есть версия, что оно стало результатом неких секретных испытаний климатического оружия, но это лишь гипотеза. Большинство предполагаемых причин той катастрофы имеют материалистический характер. Идеалистические же толкования сводятся к одному: Великое Землетрясение стало карой неких высших сил. Лично я идеалистического, религиозно-мистического объяснения не принимаю. Впрочем, главное – совсем не причина.

Великое Землетрясение унесло неисчислимое число жизней, обезобразило природу. Где-то воды испарились, где-то, напротив, суша (скорее всего, навсегда) была погребена водой. Значительная часть планеты стала выжженной пустыней. От городов и деревень остались руины. Но поверженное человечество поразительно быстро пришло в себя и начало упорно восстанавливать утраченное. Стали строиться новые жилища, сначала весьма примитивные, потом всё более комфортные. По крупицам были собраны прежние знания. И не только собраны, но и развиты. Нашлись эффективные способы орошения пустынь, борьбы с различными последствиями грандиозной катастрофы. Созданы высокотехнологичные роботы, ставшие нашими помощниками.

Современная цивилизация – это единое федеративное государство на всей Земле. Оно состоит из разрозненных крупных городов, каждый из которых автономен, но поддерживает связь с другими очагами новой жизни. Здания теперь строятся так, чтобы в результате возможных подземных толчков повреждения были минимальны. Между городами – обширные пустоши и руины. По ним бродят банды мародёров, террористов, маргиналов, прячущихся от правосудия, а также общины мирных кочевников. Мы стараемся не причинять вреда безоружным странникам, помогать им, если помощь необходима. Мы готовы принимать их в ряды граждан. Однако граждане не имеют права без специального разрешения пешком идти за пределы города. Свободное перемещение между городами – только по воздуху. Бандиты нас часто подвергают актам террора, и мы даём достойный отпор.

Когда я был подростком, продовольствие в малых объёмах выдавали по особым талонам. Но сегодня мы научились в теплицах и на орошённых и присвоенных таким образом пустынных землях выращивать богатый урожай. Еды нам хватает с избытком. В городах мы свели к возможному в условиях глобального заражения минимуму уровень радиации. Регулярного приёма таблеток, которыми обеспечивается каждый гражданин, достаточно для безопасности здоровья. Каждый может видеть цифры статистики, показывающей неуклонный демографический рост. Конечно, проблем ещё очень много, но их можно решить, пусть это и трудно.

Наши главные противники – руины. Они не могут быть восстановлены, их можно только снести, чтобы на их месте воздвигнуть новые постройки. Моя служба именно в этом заключается. Вернее, я на освободившемся месте создаю здания. Я помню до сих пор годы, проведённые в университете. Архитекторов готовили очень хорошо, они – представители элиты социума. Нас не так много, ибо наша деятельность требует не только развитого интеллекта, но и усердия с ответственностью. Нас называть, казалось бы, стоит операторами. Но это не совсем верно. Мы проектируем строения и инфраструктуру, создаём программы для реализации наших проектов и собственноручно дистанционно управляем процессом строительства.

                                               ***

Выходные закончились. Я снова направляюсь к месту службы. Здание центра управления строительством теперь охраняется большим числом солдат. Военные автомобили уступили место бронетранспортёрам. Я вижу даже ездящий недалеко патрульный танк. Подхожу ко входу в строение. Чтобы попасть внутрь, необходимо приложить к сканирующему устройству палец. По отпечатку компьютер безошибочно определяет личность сотрудника.

Захожу внутрь комнаты-капсулы, включаю рабочий компьютер, затем, введя очень сложный пароль, становлюсь на время работы полновластным владельцем операционной системы. Щёлкая по невесомым клавишам, внедряю и запускаю программу. От меня теперь зависит процесс строительства в доверенном мне секторе. Я внимательно наблюдаю за ходом строительства с помощью нескольких дополнительных мониторов.

Незадолго до начала строительства сотрудники коммунальной службы после тщательной проверки руин военными заложили повсюду бомбы и отошли на безопасное расстояние. Совокупность взрывов, произведённых взрывчаткой, превратила руины в пыль. Фундаменты зданий уничтожались с помощью очень едкой кислоты из шлангов.

Теперь дело за малым. Повинуясь дистанционному управлению, десятки строительных машин отправляются к тем местам, где должно начаться строительство. На месте пустых ям паукообразные роботы возводят новые здания. Материал для строительства приготовлен заранее, кроме того, значительная часть необходимого для строек ресурса синтезируется машинами. Рождающаяся постройка в начале походит на голограмму, а затем она обретает всё более реальный статус. Одновременно с домами роботы прокладывают и транспортную инфраструктуру. Это нельзя назвать восстановлением. Не восстановление, но новое созидание – вот моя работа.                         

      

 

 

           

                 

Рейтинг: +1 Голосов: 1 107 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий