1W

Асфальтовый закон

на личной

30 июля 2016 - Симон Орейро

Ласковые позы и жесты. Загар на бледном лице и адский зной. Механизм, управляющий поглощением законной энергии. Легальные поставки химического оружия. Дефицит в аптеках. Пепельный смех ослеплённого старца. Гнилая структура рассвета, похожего на карточный домик. Манекены, не ведающие хорошего тона. Каблуки лихорадочного бреда. Капуста нежданного богатства. Ложа, приготовленные для разноцветных страниц. Ямы, полные пластиковой мочи. Эквивалентность воды и чая. Скупые намёки на грядущую печаль. Грозовая голубизна автономного мировоззрения. Государственный контроль безумцев. Воплощение тотальной добродетели. Подземные войны и наружные клады. Шкура поверженного кабана. Сок, пролитый на вечернюю ладонь. Фонарь и правдивая история. Виселица иррационального числа. Алтарь вымысла и восторга, испачканный посконным рубищем. Ампутация коррупционного пальца. Феодализм и воспоминание о любви. Аномальные наклонности. Бильярдный шар и звонкий маскарад. Туника, разбавленная майской солью. Бомбоубежища и гражданская война. Веретено пологого берега. Берет на голове талантливого скульптора. Квитанции и рюкзаки. Степь духовных исканий. Система зеркальных отражений. Сигнализация и взведённый курок. Ледоруб, ставящий точку в оппозиционной деятельности. Три вопроса, заданные главнокомандующей тарелке с остывающим супом. Стыд краж и неудобных прозрений. Оскорблённая молодость и рукава мягкой кофты. Мировая чума и метанарративы. Бензин разгульного восхищения. Отмена обязательных прежде границ. Оливковый венок умственного труда. Злые репетиторы с макетами свирепых акул. Повторное изобретение письменности и велосипеда. Клякса на роскошных обоях. Батарея ударного нигилизма. Привычность бытового зрелища. Ковёр повелительного жеста. Портрет и зола. Свора гончих зайцев. Следы пуль на потолке. Прилавок огнеопасного истощения. Сажа влажных взглядов. Философия парникового эффекта. Зыбкий песок и эксгумация. Иракская нефть и городские телефоны. Мазки тёмного состояния. Стрела, пронзившая женщину с ребёнком. Финансовые арии и сентиментальные эпиграммы. Поступательные прыжки истории. Рябые самокаты и толстые календари. Оброк континентальной искренности. Ромб видовой дискриминации. Летняя открытка и портфель с секретными чеками. Салон раритетного автомобиля. Песнь седого лебедя. Многоножки, стремительно бегущие по стальным водам. Безоружная безграмотность. Матрасы для оранжевой молодости. Отвлечённые понятия и конкретные песо. Божественные метаморфозы. Ракитовая ветвь и макияж из огуречных останков. Похлёбка для острого на язык голиарда. Пространство выжженной деятельности.

Асфальтовый закон разрастался, затыкая рты, внушая неверие в мистицизм, вбирая в себя лошадиные гримасы, тонкие стебли египетского тростника, сторожевые будки, башни из синеватого теста, надгробные плиты, фальшивые эскизы, хриплые очаги, морфологические показатели неодушевлённости, лощины веерных рассылок, кровеносные кольца, сопла пассажирских рейсов, обиходные унижения, обгорелые початки кукурузы, ругательные кактусы, миниатюрных осьминогов, пытливые гении социальной лингвистики, температуру кипения воды, шторы с пятнами от сквозных ран, смердящие аншлаги, карательную журналистику, соболиный футбол, паспортные данные бездомных инвалидов, турникеты учебных заведений, округлые непристойности, показатели опасности, хранилища заплесневевшего сыра, восприимчивых псов, дурашливые монеты, целевые вложения и утопии, принципы тождества и равенства, куцые аксиомы, имманентную закреплённость, ячменную относительность, прожорливую асимметрию, штыковые обузы, вулканические скелеты, ненужных вредных пастушек, отработанные движения пальцев, электронные столпы молитвенных повозок, кошмары на дне длинного чана, родильные наволочки, вещие деревья, чёрные плащи, диалектное членение различных языков, усмирённые палицы и операционные тампоны. Волк увидел виноград. Отчего-то он испугался ягод и побежал прочь, изредка оглядываясь.

Подпольная торговля симптомами псориаза. Многоликая необъятность. Спор самодержца и герольда. Уклончивое подтверждение догадок. Три витязя посреди дождевых зарослей. Кабины регулярного слюноотделения. Знания и навыки бессовестного протеста. Кофейные кружки и гадатели. Сады сновидений и плоды разлагающихся дощечек. Черновые материалы и традиционная справедливость. Добровольная стерилизация и массовая жеребьёвка. Павильоны строящихся костров. Стилевое переосмысление бульварщины. Души, расплывающиеся в эфире. Нарицательные глаголы и несчастные вожди. Зловонный кальций. Челядь, плачущая о потерянном доме. Благодетель, бегущий по крышам. Выписки и нужные сведения. Намёки на приключения телесного низа. Обличия юношеских прав. Ускоренное биение сердца. Те, кто покоится в могиле, не могут под землёй родить детей.

Асфальтовый закон предстал передо мною во всей своей полноте. Я выстрелил в него из винтовки. На моих глазах асфальтовый закон рассыпался, распался на множество жалких кусков. Но, увы, вскоре он принялся медленно, но неуклонно восстанавливаться. Разрозненные части его возрождали целостность своего начала.      

 

Рейтинг: +1 Голосов: 1 211 просмотров
Нравится
Комментарии (1)
DaraFromChaos # 30 июля 2016 в 15:07 +2
плюссс!
за отличные метафоры smoke
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев