fantascop

Атаман и лазутчики. Глава 1. Не мешало бы спастись

на личной

Верилось с трудом, что такие могучие дубы видятся наяву.

С каждым шагом атаман Бублик все более и более убеждался: он явно забрел куда-то не туда. Деревья вокруг обступали все чаще - лес становился дремучей и порой возникало мнение, что выбраться отсюда нельзя никогда.

Но в то же время не покидало соображение: раз уж здесь очутился, надобно б достойно преодолеть сей участок жизни. Есть же, в самом деле, такие понятия, как удача и победа. Значит, надо постараться, дабы они проявили себя во всем своем великолепии.

Хорошо бы…

Ведь в этот самый момент Бублику грозит нешуточная опасность.

Где-то неподалеку рыщут по лесу мчуны, преисполненные решимости поймать того, кто превратил — как им казалось, блестящее — утверждение их присутствия на данной местности в большущую насмешку над ними. Бублика, стало быть, поймать.

Как же так получилось?

Да, пожалуй, потому что всегда эдак получается.

Когда несколько минут назад Бублик, идущий по неровной пыльной дороге, петляющей меж холмов, внезапно увидел подскочивших к нему отчаянной наружности людей в кожаных доспехах, он не сомневался: начинается очередная комедия, в которой его противникам предстоит чрезмерно бестолковиться, даже не успевая удивляться своей вдруг проявившейся незадачливости.

Отчаянной наружности людей было с дюжину. Вооруженные разношерстно, но обильно, они сноровисто окружили Бублика. Самый рослый и плечистый из них, имеющий необычайно насмешливое лицо, сказал:

— А ведь мы тебя знаем.

— Ничего удивительного, — сказал Бублик. — Мне довелось участвовать в разных замечательных событиях.

— Прекрасно знаем. И пусть нам пока что неизвестно твое имя. Ты тот, кто направляется в Муть. Ишь, какой: синий кафтан с золотыми пуговицами, сапоги с серебряным тиснением, удальской чуб-оселедец на голове, за поясом сабля примечательной изогнутости и два недешевых пистолета. Нас не проведешь! Снарядился на полную катушку. Намерен в Муть пробраться. Не удивительно. Очень и очень многие туда хотят. Кто ж откажется от возможности заполучить раскиданные там сокровища?! Так прими к сведению: мы мчуны. Наслышан, поди, про нас?

— Не довелось.

— Ага! Собрался, получается, в Муть. И даже не удосужился порасспросить о мчунах. Странненько складывается…

— Не имею ни малейшего представления об упоминаемой здесь Мути.

— Так-таки? — прищурился плечисто-насмешливый.

— Поистине.

— Но ведь ты топаешь прямехонько в нее!..

— Любая дорога куда-нибудь ведет.

— Ну так уясни. Муть — это край, где щедро водятся Наброски.

— То есть?

— Опять непонятно? Ну, разумей: Наброски — это то, которое набрасывается на тех, кто отваживается проникнуть в Муть.

— Зачем?

— Такова тамошняя магия. Эдак заведено у обитающих в Мути чудесников.

— Крутовато, однако, заверчено.

— А ты б думал! На то мы, мчуны, и здесь, на подступах к Мути!.. Дабы не дать угодить под Наброски разным шествующим туда. Как кто ненароком сюда заявится — мы тут же примчимся. Надо же дань брать!

— Что за дань?

— Не бойся!.. У нас дань необычная. Всего лишь услуга. Которую ты должен будешь для нас осуществить.

— Гм… Услуга?

— Да. Не тужи. Услуга-то ерундовая. Побываешь в деревне Чары. Там одни колдуны. Но ты не страшись. Они тебя не тронут. Скорее всего. Ведь ты отвезешь им телегу с оружием. Вот, кстати, и она.

Мчуны расступились, и один из них вытолкнул небольшую телегу о трех колесах, высоко груженную глиняными горшками.

— Оружие спрятано под горшками? — предположил Бублик.

— Горшки — оружие и есть, — хохотнул плечисто-насмешливый. — У них, у колдунов, все не столь привычно… Ты пойми, дружище. Не можем мы тебя отпустить просто так. Раз ты попался как пробирающийся в Муть, то уж не взыщи. Гони дань. В смысле — услугу. Нам ведь, если честно, не так уж и трудно было бы самим доставить горшки — в смысле, оружие — в Чары. Но, если откровенно, то что-то не хочется. Ведь, на самом же деле, есть же ты у нас — тот, который должен нам услугу!

— Гм.

— И не вздумай пытаться отказываться!

Мчуны ненароком эдак помахали в воздухе стволами ружей и остриями алебард.

Угрожают. Ну-ну. В любом случае Бублик никакие горшки ни в какую Чару караванить не будет.

— Мне вот что кажется, — сказал он. — Телега на вид такая хлипкая... Сомневаюсь: выдержит ли она?

— Ах ты неверя! — воскликнул плечисто-насмешливый. — Наши тележки — самые крепкие тележки в мире! Гляди! — он широко размахнулся и хлопнул ладонью по борту трехколесного возка.

Издав надтреснутый звук, борта отвалились. Рассыпавшиеся горшки весело покатились со склона. Это привело мчунов в крайнее недоумение, быстро перешедшее в суету. Они ретиво бросились ловить горшки. Но, как вскоре выяснилось, это оказалось ох и затруднительным занятием. Мчуны отважно бросались на горшки, но тем, наверное, нравилось нестись с горы, и они неслись, упорно не попадаясь в руки мчунов.

Проводив взглядом горшки, стремительно удаляющиеся вперемешку с кувыркающимися мчунами, Бублик спросил у единственного не кинувшегося за горшками мчуна — у насмешливо-плечистого, который недоверчиво поглядывал на свою ладонь:

— Что-то не так?

— Вот дела!.. С чего бы эдак?.. — оторопело произнес мчун.

— Наверное, силу не рассчитал.

— Да нет! Я ведь легонько стукнул… Постой-ка, постой!.. А почему я ее стукнул? Так ведь это ты засомневался в ее надежности!.. И что ж получилось? Получилось: нечего везти колдунам в Чары, и не на чем. Горшки разметались по окрестностям. Тележка разрушена. Придется тебе искупить учиненное здесь недоразумение.

— Коим образом?

— Сейчас придумаю… Ага! Придумал! Я так размысливаю: отвоз горшков откладывается на неопределенное время. Допустим. Придется, видимо, колдунам в деревне Чары постараться не огорчиться по этому поводу. Потому что если они огорчатся по-настоящему, всем нам придется ох как несладко. Но не это главное. Важно другое. Я ведь не получу от них вознаграждение за так долгожданные ими горшки. Экая несуразица получается!.. Ведь за горшки они обещали дать мне алмаз Алмаз! А это уже было бы весьма превосходно! Имея Алмаз, можно ох как мощно взобраться в высоты успеха!.. Так что, понимаешь ли, без Алмаза мне никуда. Стало быть, я все равно его достану, путь и иным способом. А способ будет такой. Ты мне раздобудешь Алмаз!

— Как бы не так!

— Ты, если не дурак, то, конечно же, побаивался идти в Чары к колдунам. Правильно. Остерегаться их надо очень тщательно. Но Чары с колдунами — сущая ерунда по сравнению с Долиной Ужаса, куда тебе предстоит отправиться. Даже самые могучие чудесники предпочитают не соваться туда. Потому как — по утверждению баек — там водятся настолько разнузданные магические проявления, что с ними связываться не стоит вообще никому. Но ты там побываешь. Потому что где-то именно там находится Алмаз. Другого способа его заполучить что-то не приходит на ум. Так что ты уж постарайся: найди Алмаз. У меня на тебя большущая надежда!.. Теперь о главном. О главном можешь не беспокоиться. Главное — я тебя доставлю в Долину Ужаса самым наилучшим образом. А там уж не плошай… В общем, приготовься. Сейчас я тебя в Долину Ужаса буду доставлять!.. — Плечисто-насмешливый присмотрелся куда-то в даль. — Вон она, в двух верстах всего отсюда. А ты росту среднего, худенький. Запросто управлюсь до возвращения моих хлопцев… Стой! Куда же ты?!.. А как же Алмаз?

— Сам до него добирайся! — Бублик увидел, что тележка вдруг стронулась с места и заскочил на нее на ходу. Тележка  поехала, все убыстряясь и убыстряясь, с холма — в ту же сторону, что и горшки.

— Но неужели тебе не интересно узнать, как я тебя доставлю в Долину Ужаса? — раздалось вослед.

— Ни капельки!

— Но ты же казак! А казак не боится ничего.

— Осторожность не повредит.

— Ну и осторожничай сколь пожелаешь. От меня все равно не уйдешь! Сейчас я только придумаю, как лучше за тобой погнаться… Ага! Придумал! Крикну-ка я хлопцам, которые там внизу занимаются поимкой горшков… Хлопцы! Перехватите его на тележке! И не отпускайте, пока я не подойду!..

До хлопцев еще надо доехать, — подумал Бублик.

Спускаться пришлось по обрывисто ниспадающей поверхности. Поэтому тележка с неимоверной скоростью устремилась куда-то в неизвестность. Впечатление было такое, будто падаешь в бездну.

 Тележка почти летела, подскакивая на кочках. Впрочем, пока что каким-то чудом ей удавалось не опрокинуться.

Все бы ничего. Но вдруг завиднелись, неумолимо приближаясь, крупные каменные глыбы, беспорядочно утыкавшие склон. Врезаться с эдакого оголтелого разбегу в один из них означает неминуемую гибель.

Что предпринять?

К счастью, Бублик вовремя заметил, что у тележки третье колесо (спереди по средине) соединено с деревянной рукояткой, видимо, предназначенной для перетаскивания ее. Подтянув рукоятку на себя, Бублик изо всех сил дернул ее влево. Тележка послушно вильнула вправо и вполне успешно прошмыгнула мимо каменюки, так и не разбившись об него…

Выходит, тележкой можно управлять! Это слегка радует...

А почему слегка? Да потому, что откуда ни возьмись на тележку внезапно запрыгнул какой-то старичок.

Что ему надо? — удивился Бублик, глянув на того лишь краем глаза, потому что все внимание надобно было уделять рулению тележкой, отчаянно несущейся меж камней.

Старичок — в драной лохматой шапке и в еще более лохматой безрукавке мехом наружу, в лаптях и в темных потертых штанах — был маленький и сухонький, но обладал неугомонным характером. Свирепо вертя своей клочковатой бороденкой, он неистово крутил над головой кривой клюкой, приговаривая торжествующе:

— Вот ты и попался!

— О чем речь? — не понял Бублик.

— А то не догадываешься?!..

— Нет.

— Как же, как же!.. Повадился, ишь ты, мять мой огород. Уже дней пять шастаешь по нему и шастаешь. Почти совсем его истоптал.

— Я здесь впервые.

— Меня не обманешь!  — Старичок резво шандарахнул Бублика клюкой. Тот, конечно, увернулся. Однако отметил про себя, что удар довольно-таки увесистый и, судя по всему, не последний от сего необычайно воинственно настроенного старичка. И это в то время, когда только успевай поворачивать тележку, избегая столкновения с непрерывно набегающими камнями. —  Проезжаешь, ишь ты, сейчас по моему огороду? Проезжаешь. Мнешь его вовсю! За это я тебя поколочу!

Бублик вновь уклонился от со свистом рассекающей воздух клюки:

— Никакого огорода тут не наблюдается. Здесь просто луг.

— Ты уж мне поверь. Огород это.

— И что же растет на нем?

— Брусника.

— В этих краях брусника не водится.

— Потому-то я ее и посеял. Буду продавать ее по хорошей цене.

— Не видно никакой брусники.

— Так она, наверное, еще не взошла… — Старичок хорошенечко прицелился клюкой и обрушил ее на собеседника. Но промахнулся. При этом потерял равновесие, однако не брякнулся с тележки, потому что вцепился в Бублика, после чего с отъявленным усердием принялся дергать того за кафтан, приговаривая: — А на дворе ведь, между прочим, 1708 год! Год, когда Россия под руководством царя Петра укрепляет свои позиции! Пора бы разным навроде тебя заняться чем-то более полезным, нежели досаждать трудолюбивым огородникам! Пора бы от дикости избавляться. Век развития культуры нынче, как-никак!..

Усилиями старичка бубликов кафтан был основательно потрепан. Но не это, конечно же, было самым худшим в разворачивающейся ситуации. Самым худшим было то, что старичок столь напористо пытался скинуть Бублика с тележки, что тому с превеликим трудом удавалось все еще рулить ею.

Очередной камень! Быстро-то как надвигается! А упорный старичок вдруг вздумал тянуть Бублика куда-то прочь, и не повернуть теперь тележку рычагом управления…

— Я не знал, что здесь огород! — сказал Бублик.

— Ишь ты, какой несведущий выискался!.. — усмехнулся старичок. — Прежде чем тут на каретах колесить, вначале бы разузнал, а не посадил ли какой-нибудь огородник здесь огород?!..

— Лучше глянь, куда мы сейчас шваркнемся!

— Что?.. Ой!

Большой неровный камень метнулся навстречу и…

Тележка угодила на кочку. Подпрыгнула и полетела-полетела-полетела… Камень промелькнул под ними. После чего потянулись длиннющие-предлиннющие мгновения, в течение которых стало казаться, что падение если и не навсегда затянулось, то где-то около того…

Но вот снова склон, никуда он, естественно, не подевался. Громыхнув колесами об него, тележка покатилась дальше.

— Да что же это делается! — завопил старичок. — Куда меня опять угораздило угодить? В какую такую коварную передрягу?

— Спохватился, — сказал Бублик. — Сейчас наша увлекательная поезка с горки завершится.

— Что?! — всполошился старичок. — Наверное, мы все-таки расшибемся обо что-нибудь.

— Да теперь, собственно, уже и расшибаться не обо что, — успокоил Бублик.

Достигнув повстречавшейся речки, тележка со всего своего ни с чем не сравнимого разгону ринулась в нее…

В самый последний момент Бублик заметил плавающие в речке горшки. И — вместо того, чтобы бултыхнуться в воду, пробежался по ним до противоположного берега. Благо, скорость он для этого имел достаточную.

На суше Бублик еще долго не мог остановиться, быстро-быстро перебирая ногами, но наконец-таки перестал бежать. Посмотрел назад.

Мчуны на той стороне речки в бессильной ярости грозили кулаками и кричали:

— Думаешь, пересиганул через нас, и это все? Ошибаешься! От нас не удерешь! Мы тебя обязательно поймаем. Тогда и поквитаемся за хлопоты с тележкой и с горшками!

А где же старичок? Да вон же он, висит, раскачиваясь, в ветвях над речкой, не переставая размахивать своей клюкой.

Мчуны тем временем принялись нырять в воду. Похоже, не для того, чтобы выудить оттуда горшки. Похоже, они намереваются продолжить погоню.

Бублик повернулся и двинулся от речки — в начинавшийся неподалеку лес…

…И вот Бублик идет меж могучих дубов, совершенно не представляя: туда ли?

Где-то поблизости послышались голоса:

— Правей забирай!.. Тогда  точно не улизнет!..

— Айда на Желтую Поляну!.. Ее ему никак не миновать!.. Там-то и будем ждать его с широко распростертыми тумаками!..

Ну что ж!

Бублик направился в противоположном от голосов направлении — в глубь чащи.

Вскоре, однако, чаща внезапно оборвалась лужайкой, полностью заросшей одуванчиками. Надобно б порасторопнее ее пересечь.

Бублик быстрым шагом пошел через нее — к виднеющемуся за ней опять лесу…

Внезапно впереди раздалось:

— Да где же эта Желтая Поляна?..

— Надобно б подсуетиться в учинении поиска ее!..

— Я так розмысливаю. Не исчезла же она, в самом-то деле!..

Надо было срочно убраться с одуванчиков. Но как?

Само собой внимание обратилось к одинокой березе, растущей посреди лужайки. Дерево высокое, с густой кроной. Почему бы не спрятаться там?

Бублик кинулся к березе. Вскарабкался на нее. Притворился, что его здесь нет.

Ждать было не долго.

Двое мчунов появились из леса. Начали делиться соображениями:

— Ну, что я говорил! Вот она, Желтая Поляна. А мы боялись ее потерять.

— Можно считать, теперь от нас беглец никуда не денется!

— Давай-ка его вон там подождем.

— Где?

— Под той березой. В тени будет неплохо.

— Правильно. А то денек выдался солнечный. Боюсь, как бы голову не напекло.

Мчуны подошли к березе, на которой скрывался Бублик. Расстелили на траве полотенце, которое живо уставили хлебом, салом, луковицами и фляжками. Присели рядом. Принялись пировать.

— У меня квас, — сказал один из них. — Будешь?

— Обязательно, — отозвался другой. — Есть еще морс.

— Имеется соображение.

— Ну-ка, поделись.

— Тот, за кем мы гонимся, ни кто иной, как сам атаман Бублик!..

— Не может того быть.

— Почему?

— Да потому. Не допускаю я, что атаман Бублик взаправду существует. Сказки это все про него.

— А я тебе говорю: это он!

— С чего ты так решил?

— Так по описанию ж похож!

— Гм… И впрямь! Синий кафтан с золотыми пуговицами... Сапоги с серебряным рисунком… Телосложением вроде не богатырь, но завсегда одолеет любую ватагу..

— Причем обязательно каким-нибудь затейливым манером!

— Навроде того веселья, которое он с нами только что учудил?!.. А я ведь сразу и не догадался. Но теперь-то я уверен: мы взаправду столкнулись с Бубликом!

— Хорошо, если бы так.

— Почему?

— Так ведь, если это действительно атаман Бублик, то он обязательно угодит во все магические передряги, которые только можно здесь найти.

— И?..

— И, стало быть, отвлечет на себя — причем, все без исключения — Наброски, которые есть в округе…

— Ага! Вон оно как получается! Неплохонько! Пока Наброски будут общаться с атаманом Бубликом, участочек Мути будет свободен от них. И тогда…

— Тогда мы спокойно наведаемся туда.

— Просто замечательно!..

— Но как мы узнаем, что Наброски свалили к Бублику?

— Нужно учинить наблюдение.

— За Набросками?

— Ну да.

— Нашел что придумать! Лично я шибко побаиваюсь сталкиваться с Набросками.

— А мы и не будем сталкиваться. Выберем тот, что поспокойнее, да и будем эдак невзначай посматривать за ним.

— Издалека?

— Ну, разумеется.

— Тогда ладно... Какой же из Набросков наименее буйный?

— Наверное, Бойкий Пень?

— Точно! Хотя, постой-ка. Не нравится мне что-то его прозвище.

— Чего так?

— Шустрость некая присутствует в нем.

— Всего лишь в названии. А на деле он совсем не бурный.

— Пожалуй, да.

— Тогда, если даже Бойкий Пень окажется задействован на Бублика, то, стало быть, Бублик все Наброски по округе подсобрал.

— Ха-ха… Ну, что? Отправляемся к Бойкому Пню?

— Сейчас. Только квасок допью.

Закончив трапезу, мчуны прибрали полотенце и деловито зашагали на запад.

Подождав, пока они скроются, Бублик слез с березы. Покинул Желтую Поляну, держа курс на юг.

Где-то там, в раздольных степях, предстоит выяснить: что там случилось с имперским кладоискателем Игнатом? Причем выяснить во что бы то ни стало.

Похожие статьи:

РассказыЗоренька Алая, свет моих глаз 1часть

РассказыЗоренька Алая, свет моих глаз 2 часть

РассказыЗоренька Алая, свет моих глаз 3 часть

РассказыПодарок Ахсоннутли

РассказыМорошковый ветер Амбинголда

Рейтинг: +1 Голосов: 1 170 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий