1W

Атаман и лазутчики. Глава 3. Возле магов

на личной

Яркая Луна броско высвечивала округу, придавая предметам густые тени.

Было немного неуютно от того, что хаотично разбросанные домики, казалось, еще более неприветливы, чем даже таящие в себе неведомую угрозу мрачнеющие местами заросли.

Зловещая тишина дополняла самую что ни на есть непритягательность обстановки.

Но главное, что не давало покоя — это угрюмое осознание того, что ты угодил в   сопутствующую обитающим тут магам тягостную угрозу со стороны волшебных делишек.

Бублик и Шасть осторожно выглянули из-за плетня. Впереди были рытвины, колодец и приземистая хижина.

— Это жилище Картуза, — сказал Шасть.

— А вон, случаем, не он на завалинке сидит?

— Башмакики с застежками… Бархатный плащ… Фуражка с длинным козырьком… Он самый. Наверное, замышляет: как бы позаковыристей Указку припрятать?

— Похоже, он уже принял решение.

Поднявшись с завалинки, Картуз сделал несколько шагов от хижины, воскликнул: «Кажись, я что-то уронил!», нагнулся и… исчез.

— Чего-то подобного я ожидал, — пробормотал Шасть.

— А что произошло? — поинтересовался Бублик.

— Он умудрился выпасть из сферы зрения. Вернется в нее лишь где-нибудь поодаль отсюда. Так что, можно считать: мы уверенно его потеряли.

Но Бублика не проведешь! Он тщательно прислушался…

Легчайший шорох выдал, где потаенно прокрался Картуз! К колодцу. Затем — быстренько-быстренько — обратно к хижине. И наступила тишина.

Гм. И куда же он подевался?

Бублик тщательно повзирал на хижину.

Да вон же он, Картуз! Едва заметный в тени трубы.

— Вижу его, — сказал Бублик.

— Неужели? — отозвался Шасть. — Ну, ты не промах!.. А я уж было хотел начать магию сыска применять…

— На крыше он.

— Надо постараться и в дальнейшем его не упустить.

— Никуда он от нас не денется.

— Будем надеяться.

В напряженном ожидании того, что собирается предпринять Картуз, прошло несколько показавшихся бесконечными минут…

Внезапно Бублик понял, что у него за спиной кто-то присутствует.

— Здесь еще кто-то есть, — негромко сказал он.

— Значит, мне это не показалось, — произнес Шасть. — Ты тоже это почувствовал.

— Надо выяснить, кто там.

Бублик краем глаза посмотрел назад. В тени деревьев смутно угадывалось огромное взъерошенное.

— Наверное, какое-нибудь чудовище, — предположил Бублик.

— Вполне вероятно, — спокойно согласился Шасть.

— Что будем делать?

— Как ни в чем не бывало продолжать свой вояж.

Трудновато было наблюдать за Картузом и одновременно не упускать из виду огромное взъерошенное. Но Бублику к сложностям не привыкать. Успевал послеживать сразу и за колдуном на крыше, и за загадочным существом во мгле.

Не прост был Картуз. Он так шустро — еле заметным силуэтом — спрыгнул с хижины и скользким бегом устремился от нее, что его очень даже легко можно было упустить.

Но не потеряли же! Несмотря даже на то, что огромное взъерошенное отвлекло внимание, принявшись издавать странные хмыкающие звуки.

Не теряя мгновений, бросились за Картузом. За ними немедленно раздался громкий топот. Похоже, что огромное взъерошенное решило не отставать.

Итак, началась двойная погоня. Бублик и Шасть бегут за Картузом. Неведомое существо — за Бубликом и Шастем..

— Могло быть что-то похуже, — успокоил Шасть.

Возле дорожной развилки Картуз нежданно остановился. Повернул голову — полюбопытствовать: нет ли кого за ним?

Ну, конечно же, никого он не обнаружил. Бублик юркнул в заранее примеченную им развесистую поросль полыни. Шасть упал, затерявшись средь вывороченных засохших комьев грязи. Огромное взъерошенное тоже замерло, погруженное в великолепную маскировку сумбурной тени от листьев орешника.

— Кажись, никого, — сказал Картуз и — теперь уже не торопять — возобновил свою прогулку.

Шасть поднялся с земли:

— По улице пошел.

— А я думал, это проселок, — сказал Бублик.

— Нет. Это все-таки улица.

— Это хорошо или нет?

— Скажем так: неплохой вариант. Можно идти за ним на более значительном расстоянии, не опасаясь, что он потеряется, в то же время упрощается возможность оставаться незамеченными.

— Есть где укрываться.

— Точно. Заборы, палисадники, стены домов. И так далее…

— Тогда пошли?

— Разумеется.

— А как же с чудовищем быть?

— Ишь, притаилось. Никак его не рассмотреть из-за игры теней.

— Вот я вот никак не могу понять: кто это за нами увязался?

— Покамест не нападает, можно не обращать на него внимания.

— Почти не обращать?

— Я это и хотел сказать.

— Эх! Связаны мы слежкой за Картузом. Не можем отвлечься от этого, дабы разобраться с чудовищем.

— А она такая, жизнь!.. Забавляется, подкидывая неразрешимые, казалось бы, загадки… Ну что, вперед?

— Да.

Они пошли, придерживаясь тенистых участков за неугомонным колдуном Картузом. А у того все новые и новые закидоны не иссякали. Подойдя к калитке в дощатом, протянувшимся вдоль улочки заборе, он пробормотал: «Кажись, настало время бабахать!» Сорвал с себя фуражку и швырнул ее в воздух.

Из-за угла подвернувшегося домика Бублик и Шасть увидели, как фуражка улетела по замысловатой траектории куда-то далеко прочь, но тут же вернулась обратно. Картуз поймал ее за козырек, нахлобучил на свою голову и выжидательно уставился в ту сторону, где побывала фуражка. Вскоре в том участке пространства полыхнула ослепительная вспышка и раздался взрыв.

Сей отвлекающий маневр удался Картузу на славу. Взрыв на какие-то доли секунды отвлек внимание. А когда оно вернулось к тому месту, где только что находился Картуз, того уже и след простыл.

— Ай да фуражка, — подивился Бублик.

— Колдуны, они такие — весьма и весьма непредсказуемые, — прокомментировал Шасть.

— Куда же он подевался?

— За калитку он, понятно, прошмыгнул.

— А что там?

— О! Там находится, скажем так, своего  рода достопримечательность под названием Покинутый Дворик. Когда-то был обитаем. Но по таинственным причинам сейчас оставлен на произвол судьбы.

— Рискнем посетить его?

— А что нам еще остается?

Оставалось иное.

Потому как вдруг выяснилось, что Покинутый Дворик не такой уж и покинутый. Его наполнил яркий свет из окон в нем. Затем — еще более яркий свет из открывшейся там двери. После чего калитка распахнулась и из нее выбежали, толпясь, двое человек с лукошками наперевес.

— Что за грохот? — озабоченно пробурчал тот, который с длинными развевающимися из-под ленточки на голове волосами.

— Наверное, это что-то случилось! — выразил свое соображение прытко выскочивший первым — с простоватым выражением лица.

— Огромное спасибо за посказку, Крепыш!..

— Рад стараться!

— Ну, это само собой!.. Я, кстати, полагаю: это горшки прибыли-таки.

— А и действительно! Что же еще так громыхнуть могло?!

— Пожалуй, я прав…

— Конечно же!

— Причем взорвался, похоже, лишь один горшок. Это вдохновляет. Потому что другие, получается, все еще целы!.. Ну, раз мы определили источник шума, надобно б теперь наметить себе план действий по этому поводу.

— Наверное, надо что-нибудь сделать.

— Ты, Крепыш, как всегда, со своими замечаниями — на высоте!..

— Рад стараться!

— Это понятно… Стало быть, займемся тщательным осмотром прилегающих областей местности.

К чему люди с лукошками и приступили. Причем пошли не рассыпавшись поодиночке, а вместе. Да не куда-нибудь, а напрямки к Бублику.

Не растерявшись, Бублик шагнул из укрытия им навстречу. Шагнул деловито. Деловито же и спросил:

— Это где здесь будет деревня Чары?

Люди с лукошками подступили к Бублику. Крепыш ненароком эдак зашел к нему сбоку. Тот, который с ленточкой, воскликнул:

— Ага! Говорил же я: здесь надо караулить. И — нате вам пожалуйста: я не ошибся.

— Как всегда! — поддакнул Крепыш.

— Вот видите: какой-то незнакомый казак ищет деревню Чары. Зачем, спрашивается? Посреди ночи-то! Деревню колдунов!

— Наверное, он горшки привез!

— Итак, дружище, деревня Чары прямо здесь… Где горшки?!..

— Гм, — сказал Бублик.

— Так меня не устраивает, — тот, который с ленточкой, вкрадчиво произнес: — Я ни за что не допущу, чтобы горшки достались кому бы то ни было иному!

— Ох, и не допустим!.. — подтвердил Крепыш, угрожающе поигрывая лукошком.

— Я — выдающийся чудесник Фырк — должен во что бы то ни стало их заполучить!..

— Да так оно и будет, а вовсе не иначе!..

— В общем, ни к Корягину, ни к Затрещину они не попадут! Этим главным претендентам на горшки придется без них обойтись. Ну-ка, припомним: какой был уговор? Уговор был такой: мчуны притаскивают в нашу деревню сто горшков. А кто из колдунов первым их возьмет, того они и будут. Мчуны, конечно, предпочли поостеречься лично заявиться в Чары. Кого-то другого послали.

— Наверное, это какой-то незнакомый казак!..

— Конкретное замечание.

— Рад стараться.

— Разумеется… Ну, что, незнакомый казак, повстречались ли тебе здесь некие мутные колдуны  — Корягин или Затрещин?

— Нет, — ответил Бублик.

— Вот обрадовал! Молодец!

— Рад стараться! — невпопад вставил Крепыш.

— Раз так все хорошо для меня сегодня складывается, давай-ка держаться в русле так и прущей на меня удачи! В общем, незнакомый казак, давай по-быстренькому вручай мне горшки. А мы, так и быть, проводим тебя до околицы нашей деревни — чтобы с тобой какая-нибудь загадочная напасть в ее пределах не произошла. Тебе же не терпится покинуть деревню Чары насовсем?

— Мне, — сказал Бублик, — не терпится посмотреть, как одно чудовище, поджидающее в засаде подходящего момента, вдруг выпрыгнет оттуда.

— Какое такое чудовище? — всполошился Крепыш, пугливо отгородясь от окружающего мира лукошком, поднятым на уровень бровей. — Чудовищ не бывает!

— Это точно, — сказал Фырк. — Чудовищ не бывает. Уж ты поверь-то колдунам.

— Но как же не бывает?! — изумился Бублик. — Когда одно из них вот уже долго-предолго преследует меня.

— Ну, и где оно, твое чудовище?

— Да запросто сообщу!.. Вон оно, у забора притаилось.

— Вижу! — воскликнул Крепыш. — Там в тени кто-то лежит.

— И я вижу, — многозначительно произнес Фырк. — Ну, притаилось. Ну, не можем его разглядеть. Ну и что?

— Да! Нам вообще нечего бояться. Колдунам с волшебными лукошками!

— То-то же!..

— А вдруг там все-таки что-то важное?

— Что сейчас может быть важнее горшков?

— Ничто во всем мире!.. Ой, оно пошевелилось!

— Кто оно?

— Ну, это… Которое в тени у забора.

— Эка невидаль!

— Так я же теперь не успокоюсь, покамест не убедюсь, что там ничего страшного нет.

— Ладно. Прольем-ка ясность на сей загадочный момент.

— Как?

— При помощи магии!..

— Ах, да! Ну, конечно же! И как же это я подзабыл?!..

— Ну, так действуй!

Крепыш послушно кивнул. Взялся трясти свое лукошко. Оттуда посыпались лучики света, затейливо высверкивая облака.

— Ты что делаешь? — поинтересовался Фырк.

— Подсветочку.

— М-да. Кстати: ты не туда ее направляешь. Нам не облака рассматривать надо, а забор.

— Помню-помню! Наверное, очень скоро у меня все получится как надо.

— Очень скоро мы утомимся ожиданием... Лучше-ка, давай, я покажу, как надо!.. — Фырк топнул ногой. Несильно, будто бы. Но от его удара пошла зримая волна по земле, которая, достигнув забора, заскользила по нему, а когда добралась до того его участка, под которым находилось таящееся непонятное, то участок сей оторвался неровным куском и улетел за макушки тополей возле горизонта. — Ну, вот. Тени от забора больше нет. Можно посмотреть, кто же там.

Посмотрели. Огромное, клочковато взъерошенное вне скрадывающих теней имело совсем не страшный облик.

— По внешности напоминает барана! — поспешил заявить Крепыш.

— Баран и есть, — усмехнулся Фырк. — Неужели никто его не узнает?

— Я узнал! Я узнал! Это один мой знакомый баран по кличке… Сейчас вспомню, как его зовут… Ах, да! Вспомнил! Кличка у него соответствующая: Бунт.

— Он чей? — спросил Бублик.

— А зачем тебе такие сведения?

— Да что-то он увязался за мной. Надо бы, чтоб хозяин его забрал.

— А нету у него хозяина.

— Как так?

— Это ничейный баран. Живет тут сам по себе. Бродит по деревне, а иногда и по лесу. Вот и весь сказ.

— Нет, не весь, — уточнил Фырк. — Иногда этому барашку по кличке Бунт нравится устраивать переполох.

— Бодается, поди? — предположил Бублик.

— Да еще как! Уж если разбушуется, то только держитесь, подвернувшиеся люди и предметы. Буян еще тот. Кстати, зря мы затронули эту тему.

— Почему?

— Так он же все понимает. Вот мы о нем заговорили. Он услышал. И теперь непременно будет показывать, как он умеет шандарах наводить…

Баран, будто в подтверждение этих слов игриво помотал своими рогами… Задумчиво потаращился на траву… Нежданно бросился, пригнув лоб, …

Тут-то Бублик осознал всю ловкость колдунов из деревни Чары. Только что они стояли рядом. И вот они уже на изрядном расстоянии отсюда — убегают.

Но баран тоже, видно, навыки кое-какие имел. В несколько скачков настиг их, да и стукнул башкой первого попавшегося, которым оказался Крепыш. Тот, впрочем, был начеку, а может, и сноровка сказалась, приобретенная при прошлых встречах с этим кучерявым задирой — он весьма даже непринужденно отпрыгнул, избежав столкновения…

Отпрыгнуть-то отпрыгнул. Но зато при этом наткнулся на так некстати подвернувшийся торчащий из земли корень, споткнулся и повалился на Фырка, сбив его с ног.

— Ну, ты и образина! — рассерчал Фырк.

— Рад стараться! — не нашел ничего лучшего ответить Крепыш.

— Куда же вы?! — воскликнул Бублик.

— Я внезапно вспомнил, — отозвался Фырк, — что у нас на вечер намечено очень срочное мероприятие. Необходимо немедленно приступить к совершенствованию своего магического умения!

— Почему бы вам не посовершенствовать его в защите от нападающего животного?

— Меня это не устраивает.

— Почему?

— Потому. Надо готовиться к значительным свершениям!.. А не сражаться с разными баранами!.. Кстати: я вдруг сообразил: необходимо немедленно полить капусту!..

Колдуны с лукошками принялись отступать вдоль по улочке, умело уклоняясь от Бунта, который разбодался ну совсем уж нешуточно: все набрасывался и набрасывался на них, неутомимо и сосредоточенно.

А где же Шасть? — подумал Бублик.

— Я здесь, — сказал, появляясь рядом, помощник величайшего мага Чурика.

— Пойдем вновь за Картузом? — спросил Бублик.

— Надо понимать, этого не придется делать.

— Почему же эдак — ни с того ни с сего?

— Сейчас выдам очередную мудрость…

— Которую из?

— Свою.

— Ну, давай: выдавай.

— Скажем так. Нахлынувшая только что на Фырка с Крепышом  передряжка способна кого угодно повергнуть в неотвязную заинтересованность: чем же все сие завершится?

— Допустим. И что?

— А то. Картуз, конечно же, привлеченный развернувшейся тут шумихой, не мог не уделить ей своего внимания.

— Понятно. Сейчас он — из-за каких-нибудь кустов — наблюдает за перипетиями колдунов с лукошками.

— Правильно мыслишь. Теперь мы — стоящие здесь на виду — из наблюдающих за ним сами превратились в объект наблюдения.

— Гм. Может, что-нибудь предпримем?

— Надо бы.

— Эй, Фырк! — крикнул Бублик. — А как же горшки?

Фырк отмахнулся:

— Позже!.. Позже!..

И чуть не шлепнулся, шарахнувшись от Бунта.

— Мне что-то захотелось пойти за ними, — сказал Бублик..

— А почему бы и нет? — согласился Шасть. — Баран же на нас почему-то не нападает. Да и Картуз никуда не денется — притянутый любопытством, будет тащиться следом.

— Пошли?

— Пошли.

Внезапно из мрака, клубящегося в глубине переулка направо, ни с того ни с сего произнесся пронзительный вопль:

— Ну, сейчас я вам задам! 

Похожие статьи:

РассказыМорошковый ветер Амбинголда

РассказыЗоренька Алая, свет моих глаз 3 часть

РассказыПодарок Ахсоннутли

РассказыЗоренька Алая, свет моих глаз 2 часть

РассказыЗоренька Алая, свет моих глаз 1часть

Рейтинг: +1 Голосов: 1 164 просмотра
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий