1W

Атаман и лазутчики. Глава 4. Столкновение магов.

на личной

— Это кто? — недоуменно спросил Бублик.

— Это?.. — Шасть хмыкнул. — Да уж точно не подарочек. Это не кто иной как Дровишкин.

— Надеюсь, его появление не повредит нашим планам?

— А какие у нас планы?

— Окунуться в небывалые приключения и поступать согласно обстоятельствам.

— То-то и оно.

Возникло впечатление, будто мрак в переулке раздвинулся, выпустив человека, на которого лишь стоило взглянуть, чтобы убедиться: с ним не соскучишься. Ведь им оказался не кто иной, как уже знакомый по катанию с горки на тележке старичок с клюкой.

Сверкая взором, старичок Дровишкин радостно провозгласил:

— Опять разгромыхались. Ну, на этот-то раз никто легко от меня не отделается!..

Бублик счел нужным сказать:

— Какие ваши претензии?

— Он еще спрашивает! — оторопело изумился Дровишкин. — Расшумелись тут! А, между прочим, сейчас ночь на дворе.

— На каком дворе? — с напускной мрачность поинтересовался Шасть.

— Ну… На моем-то наверняка.

— А на других?

— Ну… Тоже, скорее всего.

— Ты в этом совершенно уверен?

— Ну… Не путайте меня!

— Никто тебя не путает. Лучше взгляни-ка, — Шасть ткнул черенком игнатовой лопаты в сторону улепетывающих от Бунта колдунов. Там было ничуть не темнее, чем в погожий полдень.

Дровишкин расстроился:

— Но ведь я точно знаю, что сейчас именно ночь.

Объяснение наступившей неразберихе во времени суток крылось в лукошке Крепыша. Он отмахивался им от атак барана. При этом из лукошка щедро вываливалось его содержимое — золотисто сияющие пушистые шарики, которые разлетались по улице, заливая ее ярким светом. У Крепыша, похоже, наконец-таки получилась «подсветочка»..

— Да ,— сказал Дровишкин. — Ночь. И уж — будьте уверены — я не позволю мешать мне просматривать занимательные сны.

Дровишкин пошаркал лаптями по земле, покрепче перехватил клюку и ринулся туда, где ураганился баран.

Завидев его неминуемое приближение, и Фырк, и Крепыш, и даже неугомонный, казалось бы, Бунт, на миг прервали свое увлекательное занятие, после чего как по команде драпанули от Дровишкина.

— Экие негодники! — ворча, тот заковылял за ними.

Шасть недоуменно посмотрел на Бублика:

— Не понимаю: почему Бунт не стал бодать тебя?

— Предполагаю, что ему некогда было уделить мне внимание, поскольку у него какие-то свои счеты с теми, на кого он напал.

— Счеты, конечно, имеются. Хотя, скорее всего, причина в ином.

— В чем же?

— Таким способом он решил тебе помочь.

— Странное выражение своего хорошего отношения. Хотя, действительно: он избавил меня от навязчивого присутствия этих загадочных колдунов с их подозрительными лукошками.

Бублик и Шасть поспешили не отстать от Дровишкина. Тот, невзирая на свою кажущуюся нерасторопность, тем не менее уже почти успел настичь удирающих барана и колдунов, в связи с чем крикнул:

— Ох, и недолго осталось вам тут бестолковиться. Потому как я вскоре до вас доберусь!

— Что-то не верится, — отозвался Фырк.

— Правда-правда! Не сомневайтесь!..

Шасть сказал:

— По всем признакам, намечается особо примечательное событие.

— Что за признаки? — спросил Бублик.

— Мы приближаемся к домику Ветки. Уж ее-то возмущение по поводу возникшего беспорядка, без сомнения, превзойдет все, что только можно себе представить. Уж эта-то колдунья будет похлеще всех до сих пор повстречавшихся здесь тебе.

— Даже так?

— Уж не сомневайся!

— Что ж. Поглядим.

— Это само собой. Но как бы при этом ненароком самим не очутиться в самой гуще заварушки.

— Будем держаться в стороне.

— Ладно, постараемся. Ведь у нас своя миссия, которую мы не прочь бы с успехом осуществить.

Как показали дальнейшие события, постараться держаться в стороне не получилось…

Когда улочка, по которой, размахивая — кто лукошками, кто копытами, а кто корявой клюкой — ускоренно передвигались участники громкой сумятицы, очутилась в тесном окружении множества отводящих от нее дорожек-переулочков, Шасть внезапно остановился.

— Ты чего? — тоже затормозил Бублик.

— Сейчас начнется потеха.

— Откуда такая уверенность? Ты что, своим магическим восприятием ощутил приближение чего-то существенного?

— Да. И, вдобавок, я увидел Ветку.

— Похоже, не ты один…

Ветка — возникшая на обочине очень высокая и очень толстая женщина в пышной серой шубе — держа в охапке уйму горшков, выкрикнула недовольно:

— Да где же справедливость?!..

И Фырк с Крепышом, и старичок Дровишкин, и даже баран — все дружно замерли. А Ветка продолжила:

— Я, понимаешь ли, только-только собралась облапошить Манкузю, как некие пресловутые колдуны вздумали затеять тут потасовку!

— Кого ты хотела обмануть?!.. — удивился Фырк.

— Есть такой мчунский заводила. Зовут его Манкузя! — свирепо выдала Ветка.

При упоминании этого имени Бунт спешной трусцой подбежал к торчащему у дороги столбу и принялся тереться об него рогами.

— Похоже, — сказал Бублик, — барашку упоминание этого имени пришлось по душе.

— Да , — не стал отрицать очевидного Шасть. — Ему только и надо, что гоняться за мчунами в яростной надежде наподдать хорошенечко кому-нибудь из них, а лучше всего — всем сразу…

— Это какой такой Манкузя? — всполошился Дровишкин. — Не тот ли проходимец, который со своей ватагой приперся ко мне, когда я готовил на продажу напиток из шиповника, и ну давай выспрашивать у меня: существует ли безопасный способ заявиться в деревню Чары? Поскольку я не уважаю, если меня отвлекают, то я, конечно, не удержался, да и хотел показать ему и ватаге его, как моя клюка может вдарить. Тут-то и выяснилось, что они вовсе не те, с кем можно иметь дело. Выбили у меня клюку. Да так, что она улетела в мои грядки с бананами. Целый час ее там проискал… Мне это очень не понравилось!

— Еще бы, — недовольно произнес Фырк. — Они, мчуны, такие. Общение с ними кому угодно не понравится. Особенно разным там колдунам.

— Это кто здесь колдун? — как можно грозней выдал Дровишкин.

— Ну, уж, не я.

— А кто же ты? По-моему: самый настоящий колдун.

— С чего такие выводы?

Дровишкин на долю мгновения задумался и с улыбочкой поинтересовался:

— А лукошко тебе зачем?

— Так надо.

— Может быть, еще скажешь, что оно не волшебное?

— Скажу. Лукошко, что у меня в руке — самое обычное лукошко.

— А у Крепыша — тоже?

Все посмотрели на Крепыша. У того из лукошка так и выпрыгивали золотистые шарики.

— Тоже, — сказал Фырк.

— Ох, не верится что-то, — торжествующе провозгласил Дровишкин.

— А ты просто прими к сведению, что это так! Дело в том, что некоторые расторопные могут из самых обычных предметов извлекать невероятные действия…

— Рад стараться! — крикнул Крепыш.

Ветка встрепенулась:

— Погодите-ка! Это что же получается? По какому такому праву вы не даете мне вдоволь повозмущаться? Затеяли тут, понимаешь ли, дурацкую перебранку! Колдун — не колдун! Нашли о чем спорить! Полная деревня колдунов. А каждый из них себя колдуном не считает. Вот и живи рядом с такими прохиндеями.

— Прохиндей, — заявил Фырк, — это, наверное, тот, кто захапал все горшки себе!

— Я не захапала! — занедоумевала Ветка. — Вернее, захапала. Но не все горшки.

— Лишь потому, что не успела.

— Ну, не успела. Пока еще не успела. Но все еще впереди… — Ветка зубами выхватила за край горшок из своей охапки и метнула его в собеседников, пробурчав: — Уж кто-то получит!..

Горшок шлепнулся под ноги Дровишкину. Тот весело хмыкнул:

— Промахнулась!

— Ничего подобного! — возразила Ветка. — Уж чего-чего, а промахиваться я не умею.

Последующие события подтвердили, что это примерно так.

Забавно взмахнув локтями, Дровишкин вдруг шлепнулся на спину.

— Ты чего, Дровишкин, вытворяешь? — сурово спросил Фырк.

— Ничего… — тоскливо признался Дровишкин. — Меня что-то незримое опрокинуло.

— Как?

— Навзничь.

— И это весь результат действия боевого магического горшка?! — разочарованно усмехнулся Фырк.

— Как бы не так! — встрепенулась Ветка. — Вы только дальше посмотрите.

Дровишкин, будто влекомый неведомой силой, заскользил вперед-вперед и врезался в зазевавшегося барана, который от удара воспарил на уровень крон деревьев, а оттуда полетел, озадаченно блея, на Бублика.

Бублик сказал:

— Ну вот. Похоже, теперь мы уже не только зрители.

Шасть покачал головой:

— Ну надо же. Падение летающего барана. Как я и предполагал.

— Летающего барана предполагал? — изумился предвидению спутника Бублик.

— Нет. Предполагал то, что нам придется активно поучаствовать в чем-то необычном.

Бублик отпрянул от несущегося подобно снаряду барана, при этом изловчившись поймать того за шерсть.

— Ну и горшочек!.. — прокряхтел Дровишкин, пытаясь вскарабкаться обратно на ноги. — Эффект просто потрясающий! Какое коварное колдовство!

— А вы что думали? — изумилась Ветка. — Что я позволю вам, колдунам эдаким, препятствовать мне заграбастать тележку горшков? Да как бы не так!.. — Она подбородком смахнула еще один горшок из охапки, да и пнула его затем в Фырка.

— Ха-ха! — заявил Фырк и как швырнет лукошко в Ветку. — Сейчас убедимся, чья сила сильнее…

Волею случая горшок и лукошко пересеклись в своих траекториях.

— Ох, и бабахнет сейчас!.. — опасливо предупредил Дровишкин.

Горшок и лукошко с гулким шорохом коснулись друг друга… После чего, как ни в чем не бывало, продолжили каждый свой полет.

— Ну, и где бабах? — недовольно пробурчал Дровишкин.

— Не предусмотрен, — выдал Фырк.

— Да, —  рявкнула Ветка. — Нынче, понимаешь ли, не до бабахов.

Шасть, помогая Бублику поставить барана на землю, поделился с атаманом своими соображениями:

— Вот наглядный пример применения неукротимой воли. Ничто не в состоянии отвратить действие горшка. И, в то же время, действие лукошка тоже ничто не может исключить. Так что…

— Так что, — подхватил Бублик, — сейчас, похоже, достанется обеим соперникам в поединке.

Атаман не привык ошибаться. Не ошибся он и на сей раз.

Досталось многим…

Шваркнувшись об изгородь, горшок застрял в нем — как будто он здесь всегда висел.

— Может, нам повезло? — встрепенулся Крепыш. — Может, хоть теперь-то эта наглая Ветка промахнулась?.. — с надеждой произнес он.

Возникший как бы из ниоткуда мощный ветер навалился на Фырка с Крепышом. Серьезно так навалился. Все их попытки удержаться на ногах увенчались тем, что они поопрокидывались на дорогу и, подгоняемые плотными порывами воздуха, устремились убедительно вон с перекрестка.

— Вот вам попутный штормик! — крикнула Ветка.

Тем временем брошенное Фырком лукошко упало рядом с Веткой.

— А тебе!.. А тебе!.. — пытался что-то сказать Фырк, но тугой ветер чрезмерно препятствовал этому.

— Что мне?

— А тебе — еще тот сюрпризец!.. — наконец-таки сумел прокричать Фырк.

— Какой такой сюрпризец?  — всполошилась Ветка. — Мне не нравятся сюрпризы.

— Тебе придется вспомнить…

— Что вспомнить?

— Как ты умеешь быстро бегать.

— Не люблю я бегать.

— Побежишь…

Лукошко замерцало радужными огоньками, после чего за поворотом улицы вдруг загромыхало тягуче…

Ветка, приняв независимый вид, зорко взглянула в ту сторону. Взвизгнула и все-таки побежала, с трудом не растеривая свои горшки..

То, что ее напугало, на первый взгляд выглядело, вроде бы,  совсем не опасно.

— Ну, груда полен, — пробормотал Дровишкин. — Ну, движется по дороге. Ну  и что?

— Не забывай, — уточнил Шасть. — Это не просто полена. Это проявление магии лукошка.

— Вернее, — сказал Бублик, — проявление магии Фырка.

— Да.

— Надо бы смекнуть: что бы по этому поводу предпринять?

— Верно. Вот что я тебе скажу по этому поводу. Изначально магия была затеяна как надежное средство одолеть превосходящего по оснащению и численности противника.

— Но как же тогда противостоять крутой магии?

— Скажу главную магическую истину: против любой крутой магии с успехом можно использовать способы не магические. Магия побеждается пусть выдающимися, но все равно не выходящими за пределы возможностей обычного человека поступками.

— И все?

— Этого вполне достаточно.

— А мне дрова не страшны, — внезапно заявил владелец клюки и брусничного огорода. — Потому что я Дровишкин. Созвучен со словом «дрова»!..

— Получается, — сказал Бублик, — что очередным подвигом атамана Бублика будет одоление дров?..

— Не заурядных дров, заметь, — сказал Шасть. — Заурядные дрова не перемещаются сами по себе.

— Все равно. Не очень-то внушительно.

— Раньше времени не тревожься о качестве своих приключений. Еще неизвестно, на кого обрушатся дрова.

— Только не на меня, — упрямо заявил Дровишкин. — Мое прозвище происходит от слова «дрова».

— У меня создалось мнение, что в деревне Чары еще не на должном уровне обстоит дело с проведением нежданных магических потасовок. Припомните: первым горшком Ветка атаковала кого попало из присутствующих: Дровишкина, барана и Бублика. И лишь вторым — Фырка с Крепышом. Но, по сути, тоже кого попало.

— И что? — спросил Бублик.

— А то, что если у Фырка тоже не на высоте проведение внезапных волшебных заварушек, то привлеченная его магией поленница, возможно, грозит не только Ветке.

— Понятно. Предлагаю покуда поприсутствовать эдак отстраненно.

— За кем будем позыркивать?

— Весьма существенный вопрос, — поизнес Бублик, твердым взором окидывая окрестности. — За Фырком или за Веткей?

— Наверное, лучше за Фырком.

— Почему? Мне, например, более инетересно, как себя дальше проявит поленница дров, чем то, на каких холмистых просторах завершится утаскивание ветром.

— Мой выбор проистекает из простой практичности. Луну затянуло тучами. Тьма настала такая, что в нескольких саженях от себя толком не разглядеть. А из лукошка Крепыша все еще продолжают выкатыватся яркие шарики. Тем самым, сейчас мы можем понаблюдать лишь за компанией Фырка.

— Согласен. Пожалуй, Картуз по этой же причине тоже направится за Фырком.

— Возьмите меня с собой! — жалобно потребовал Дровишкин. — А то я немножно запутался: где тут, в этих ужасных потемках пугающе таинственной деревни колдунов Чары находится мой дом?

— Уж что-что, — признался Бублик, — а то, где твой дом, мне абсолютно неведомо.

— Мне, кстати, тоже, — сказал Шасть. — Гм. Странно. Почему я этого не знаю? Ведь живу здесь уже давно. Целый месяц.

— Я скромно не выставляю себя на показ… — объяснил Дровишкин. — Ну, что? Я с вами?

— Да почему бы и нет? Есть вероятность, что судьба выведет компанию Фырка к твоему дому.

— По-моему, — произнес Бублик, проницательно поглядывая на Бунта, — баран тоже намерен увязаться за нами.

— Пойдем с бараном.

— Тогда давай поторопимся. Покамест «попутный штормик» не уволок компанию Фырка достаточно далеко.

Поторопились. Оставив надвигающуюсю поленницу дров и улепетывающу Ветку на произвол судьбы. Бегом, бегом, по затейливо вихляющей дорожке. Мимо столба на обочине.

— Эх, не туда мы, наверное, все-таки, — пробурчал Дровишкин.

— Какие проблемы? — спросил Бублик.

— Не нравится мне что-то этот столб.

— Чем же он тебе не угодил?

— Что-то в нем, определенно, предостерегающее.

— А у меня такое впечатление, что вы тут все помешались на этих ваших магических знаках.

— Ну и что?

— Да ничего, в принципе. Я к этому уже почти привык.

— Вот и привыкай окончательно. Деревня Чары здесь, как-никак. Колдовская деревня.

— Ты не знаешь, что это за столб? — спросил Бублик у Шастя.

— Разумеется, знаю, — ответил тот. — Будучи помощником величайшего мага Чурика, мне приходится быть в курсе всей тутошной магии.

— И что за магия связана с этим столбом?

— Он отмечает околицу. Далее будет область, на которой где-то, по байкам, есть так называемый Сарайчик.

— Это что такое?

— Это тема для отдельного разговора. Если же коротко поведать, то там водятся особо нелюбезные обстоятельства.

— Как в Мути?

— Да. Как в Мути. Потому что это уже Муть и есть.

— Что ж мы суемся-то туда так опрометчиво? Мы же решили вначале Указку с описанием имеющихся на ней опасностей найти.

— Так у нас нет иного выхода.

— Потому что Картуз пойдет туда?

— Точно. Ему же любопытно поглазеть, чем обернется ситуация, в которую угодил Фырк. Тем более, что Картуз совсем не побаивается Мути. Ведь у него есть Указка.

— Что ж. Сарайчик так Сарайчик. Будем надеяться, что это окажется удачным приключением.

Похожие статьи:

РассказыЗоренька Алая, свет моих глаз 3 часть

РассказыПодарок Ахсоннутли

РассказыЗоренька Алая, свет моих глаз 1часть

РассказыМорошковый ветер Амбинголда

РассказыЗоренька Алая, свет моих глаз 2 часть

Рейтинг: +1 Голосов: 1 121 просмотр
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий