1W

Атаман и лазутчики. Глава 5. Лазутчики

на личной

Кривая дорожка привела к каменной башне. Она была высотой с мачту корабля, покосившаяся и угрюмая. Без бойниц, но с дозорной площадкой на верху. Фырк и Крепыш лежали рядом с ней на траве, довольные, что ветер оставил из в покое.

— Вот оно что!.. — сказал Шасть. — Похоже, «попутный штормик» нечаянно занес этих бедолаг не куда-нибудь, а прямиком к Сарайчику.

— Это что же получается? — неодобрительно провозгласил Дровишкин. — Получается, что уже почти целую неделю, как самый последний недотепа, я торчу здесь, в этой кошмарной деревне колдунов, проявляя чудеса изворотливости в выдавании себя тоже за неукротимого колдуна, и все без толку. Так и не смог даже подступов к Сарайчику обнаружить. Хотя, признаться, все окрестности того места, где он, по байкам, есть-таки себе помаленьку невзирая на всю неправдоподобность своего существования, все прилегающие лески и овраги истоптал. А этот лазутчик датской разведки — бац, и наткнулся на Сарайчик. Причем не прилагая к этому никаких усилий. Мимоходом. Невзначай. Это несправедливо.

— А ты-то чей лазутчик? — запальчиво произнес Фырк. — Поди, норвежский?.

— Почему это норвежский? — покрылся негодованием Дровишкин.

— А потому, что лишь об одном упоминании об этом ты сразу же выдал себя своим подозрительным видом…  Вроде так выходит, что все здесь собрались лазутчики подосланные из разных стран. Ну и ну! Это как надо же стараться выполнить особые задание своих разведок, чтобы на протяжении многих дней изображать из себя колдунов?!

— Только изображать? — спросил Бублик. — Я так принял вас всех за заправских колдунов. Ведь иначе как колдовскими многие ваши действия не назовешь.

— Захочешь задание выполнить — еще не то из себя покажешь.

— Я так и не понял! — подал голос Крепыш. — А какую разведку представляет Бунт?

— Разведку всемирного общества баранов, — пошутил Фырк.

— Я так и подозревал.

— Молодец!

— Рад стараться!

Бублик понял, что настало время удивиться:

— Как же так? Не понимаю: почему вы раньше не могли найти Сарайчик? Ведь дорожка от столба — прямо к нему.

— Это не совсем так, — объяснил Шасть. — Дорожка эта блуждающая. Никогда невозможно предугадать: куда она приведет?

— Мне вот что еще не удается уразуметь. Зачем вам горшки? Если вы и без них удачно справляетесь с совершением магических поступков?

— Ты подразумеваешь, что фуражка Картуз, лукошки, а также топанье ногой Фырка осуществили магию не хуже, чем можно было сделать при помощи горшков?

— Да.

— В том-то и суть. Применение горшков подразумевает стопроцентную гарантию осуществления магического действия. Что не всегда получается при использовании иных способов превращения воздействия на окружающие предметы в реальную магию.

— Итак, — сказал Фырк. — Все претенденты на сокровища Сарайчака в сборе.

— Нет Ветки, — сообщил Дровишкин. — А также Корягина и Затрещина. Картуза тоже нет.

— Что касается Картуза, то он где-то поблизости, — сообщил Шасть.

— Интересно, а он из какой разведки?

— Голландской.

— Откуда такая осведомленность?

— Ниоткуда. Просто я подумал: а почему бы и нет? И вообще: какая разница?

— Ах, вот как ты розмысливаешь! А вот я с тобой не согласен. Надобно знать, с кем имеешь дело.

— Уже все прекрасно друг о друге представляют — за то время, что крутятся здесь, в деревне Чары, успели полностью вкусить нюансы общения между собой.

— Это верно. Нюансики — еще те!..

— А вот и Ветка! — крикнул Крепыш. — Вместе с Корягиным с Затрещиным.

Корягин и Затрещин представляли собой кряжистых мужиков с длинно вытянутыми лицами, идущих за поленницей, от которой драпала Ветка, приговаривающих: «Ох уж эти колдуны! Вечно у них какие-то проблемы со спокойной жизнью! Дрова, ишь ты, самодвижущиеся!»

— Сами вы колдуны! — веско возразил Фырк. И добавил торжествующе: — Причем из австрийской разведки.

Колдуны из австрийской разведки мрачно промолчали.

— Ну, все! — устало сказала Ветка. — Я притомилась убегать. И это при том, что у меня, оказывается, масса совсем других неотложных дел. К примеру, я же собиралась папмушек напечь.

— Сейчас тут будет не до пампушек, — заметил Дровишкин. — И все из-за тебя. Не могла с поленницей где-нибудь в ином месте разобраться? Так нет же: приперлась с ними сюда.

— А чем я хуже других? Мне тоже Сарайчик ох, как необходим.

— Как представителю шведской разведки?

— А хоть бы и так! Не думайте, что я не слышала, как вы тут разоблачали друг друга: кто из какой разведки? Я все прекрасно слышала. И даже не мечтайте думать, что ваши разведки окажутся успешнее моей. Вы меня еще плохо знаете. А вскоре вы меня узнаете ох как хорошо.

С такими словами Ветка пронеслась прямо к каменной башне и взбежала по ее стене, умудрившись при этом горшки не растерять, после чего принялась победоносно взирать из дозорной площадки вниз: мол, какие еще такие неприятности мне померещились? нету в этой жизни неприятностей никаких!..

— Гм, — сказал Шасть. — Есть одно весьма достоверное предположение.

— Насчет поленницы? — спросил Бублик.

— Ее самой. Такое у меня впечатление, что теперь-то она себя покажет.

И поленница действительно показала себя во всей своей непредсказуемости: дрова из нее принялись складываться в какое-то пока что непонятное сооружение.

— Наверное, получится катапульта, метающая взрывающиеся деревяшки, — предположил Дровишкин.

— А, по-моему, — выразил свое мнение Бублик, — это похоже на будку.

— Будка и есть, — согласился Фырк.

— Признавайся, — крикнула сверху Ветка. — Что ты удумал, колдун такой-сякой?

— А вот и не скажу, — заупрямился Фырк. — Вскоре сама все испытаешь на своей шубе. Эк я начудил! Особую будку изобрел! Назову-ка ее Будка-Шутка!

У будки, поскрипывая заунывно растворилась дверца…

Наступило глубочайшее беззвучие…

Вот-вот что-то должно было появиться…

Но что?

Внезапно тишину прервал надтреснуто голос Фырка:

— Ну? Достаточно уже напугались?

— Нет, — решительно заявил Дровишкин. — Лазутчики не боятся ничего! А колдуны — тем более!

— Гм, — Фырк с досадой махнул ладонью, и в нее шмыгнуло его нагулявшееся лукошко. — А я так хотел вас всех развеселить.

— Ничего себе веселуху придумал: пугать он нас, видите ли, вздумал. А вот не на таких напал!

— А я и не сомневался.

— Так зачем же стращать?

— А поглядеть на вас: какие вы незаурядные лазутчики-колдуны.

— Ну, и что? Нагляделся?

— Вполне.

— Похоже, еще не вполне, — сказал Шасть.

— А что произошло?

— Чувствую приближение крупных событий.

— Вот порадовал, так порадовал. Вот кто у нас настоящий колдун. Не то что прикидывающиеся магами разные там лазутчики… Ой, на нас что-то валится!..

— Или кто-то.

— Не Ветка ли брякнулась с башни? — озадачился Дровишкин.

— Вот еще! — отозвалась Ветка. — Я еще не брякнулась. — И как взвизгнет: — Помогите! А то я пампушек так и не напеку!.. С неба что-то надвигается!

Под звуковое сопровождение ее визга низвержение и произошло. Из выси, промелькнув молниеносно, упала уже знакомая трехколесная тележка с горшками: шумно грохнулась, взметнув клубы пыли, возле Будки-Шутки. Поэтому никто из присутствующих не пострадал. Ведь все старались держаться от Будки-Шутки поодаль. При ударе о землю тележка вовсе не разметалась на куски. Да и горшки никого не задели, поскольку уютно остались в тележке.

— Ну, тележка! — довольный, что упало не на него, Дровишкин. — Ну и что?!

— А, может, она какая-нибудь заколдованная? — опасливо предположила Ветка.

— Определенно, без колдовства здесь не обошлось, — сказал Шасть — Но вот какова его суть?

— А давайте у Фырка спросим? Фырк! Поведай-ка нам: что ты начудесил?

— Некогда мне рассказами заниматься, — ответил Фырк. — Мне надо приготовиться к дальнейшим событиям.

— Ага! Вот оно что! Я поняла! Ясненько все с твоей Будкой-Шуткой! Магическим жестом бросания лукошка ты заставил поленницу дров собраться в эдакое приспособленьице, которое… которое…

— Смысловой направленности, — подсказал Шасть.

— Вот именно! Как же я сразу не додумалась! Вот он какой, колдун Фырк!При помощи своего лукошка забацал вещицу для примагничивания смысловых устройств.

— Не совсем так, — отозвался Фырк. — Помимо этого, Будка-Шутка — предназначена еще и для усматривания поджидающих меня в грядущем невзгод.

— Ух, ты, ловкач эдакий!

— Я такой! Одним махом двух зайцев за уши ухватил. И ни единое смысловое устройство в округе от меня не ускользнет, а, значит, будет привлечено сюда и то главное, за которым нынче тут охота разных разведок происходит. А вдобавок еще и заранее увижу подстерегающие неприятности.

— Что такое смысловое устройство? — спросил Бублик у Шастя.

— Очень серьезное изделие. Которое даже для его изготовителя неизвестно как работает. Но в то же время неплохо справляется со своим предназначением — давать определенный эффект.

— То есть, о нем известно лишь, что оно осуществляет определенную смысловую задумку?

— Да. К примеру, статуэтка коня, найденная Игнатом, таким смысловым устройством и является.

— Каким же?

— Оно делает невозможным предоление конницей ограждения, рядом с которым оно находится.

— Весьма удобно для военных целей.

— Потому-то множество разведок и забросило сюда своих лазутчиков — дабы во что бы то ни стало его заполучить. В частности, оно бы весьма пригодилось в Полтавской битве.

— Не слыхал о такой.

— Она летом следующего года произойдет.

— Между кем?

— Россия и Швеция будут выяснять отношения.

— Гм. Так что же получается? Раз Будка-Шутка притягивает смысловые устройства, то, значит, надо ожидать, что Игнат со статуэткой вскоре появится возле нее?

— Да. Не важна причина, которая его сюда приведет. Главное, что он обязательно будет здесь.

— Кто-то, действительно, сюда приближается. Не Игнат ли?

Но это был не Игнат. Это был Манкузя — плечисто-нессмешливый предводитель мчунов. Он возник из-за холма и бодрым шагом приблизился:

— Вот оно где, средоточие событий.

— Магических причем, — добавил Дровишкин.

— Вижу. Вроде бы не иначе. Все известные мне тутошние колдуны в сборе. И атаман Бублик здесь.

— Что?! — воскликнула Ветка на башне. — Сам атаман Бублик?!..

— Не узнали его, что ли?

— То-то я все никак не могла вспомнить, кого он напоминает. А теперь сомнений нет — это же атаман Бублик! Ну, это все меняет. Теперь приходится ожидать совсем уж неожиданного поворота обстоятельств.

— Эх, не привыкать! — залихватски произнес Дровишкин. — Будем проявлять удаль.

— Эк, надумали!.. — возмутилась Ветка. — Удаль они здесь собрались казать. Делать им, что ли, больше нечего, этим зарвавшимся лазутчикам-колдунам?!

— А тебе что, есть что делать?

— Ну, разумеется. Мне надо срочно пампушки напечь.

— Вот и пеки. И не морочь головы своей болтовней!..

— Как же! Разве напечешь тут пампушек, когда тут такие эдакие собрались?!..

Манкузя задрал голову и сказал:

— А! Вот ты где, оказывается! Обманщица! Хорошо, что внезапно выскочивший из кустов загадочный человек в сине-зеленом пятнистом халате пнул тележку так, что заставил ее прилететь сюда. А то бы, наверное, я эту обманщицу так бы и не нашел, если бы за тележкой не поспешил.

— Почему это я обманщица? — обиделась Ветка.

— Да как же! Вы только посмотрите на нее! Вон сколько горшков взяла своими руками загребущими. И даже не думает расплачиваться!

— За что расплачиваться?

— За горшки, ясное дело.

— Рановато еще.

— Как так?

— А вот так! Должна же я убедиться, что горшки — действительно те, за которые их мне выдают. Вот я и взяла лишь крохотную их порцию. Для тщательной проверки.

— Ну и? Надеюсь, уже успела проверить-убедиться? Времени прошло достаточно.

— Покамест даже сама не знаю. Горшки, вроде бы, неплохо проводят в реальность магические посылы. Но, понимаете ле, что-то меня все-таки настораживает. Вдруг окажется, что остальные горшки — не столь качественно воплощают магические действия?!..

— Мне некогда ждать, пока ты будешь сомневаться. Думаю, здесь и так немало тех, кто хочет заполучить горшки.

— Они мои! — провозгласил Фырк, подскочил к тележке и выхватил из нее горшок. — Потому что я первый их взял.

— Первая я взяла, — возразила Ветка.

— Так ведь всего лишь — на пробу. Вот и пробуй на протяжении веков.

— Скольки, интересно знать?

— Ну, скажем, недельки полторы.

Пока Ветка придумывала, что бы сказать выдающегося, Бунт подскочил к тележке и с прорвавшимся рвением обрушил на нее свои рога. Да так, что горшки брызнули в разные стороны.

— Это еще кто?! — подивился Манкузя.

— Баран, — сказал Фырк. — Своенравный.

— Насколько я понял, — сказал Бублик Шастю, — это Игнат сюда тележку запулил. Что ж. Допускаю, что в своих странствиях по свету он где-то почерпнул способности богатырского удара. Вот только не понимаю, зачем он это сделал?

Помощник величайшего мага ответил:

— Ты можешь сам у него спросить.

— Не вижу возможности. Ведь он покамест неизвестно где.

— Но ведь он с секунды на секунду появится здесь.

— С чего бы это вдруг?

— Не забывай: у него имеется смысловое устройство — статуэтка коня. Которое непременно будет притянуто к себе фырковской Будкой-Шуткой.

— Будем надеяться, что это так!

— Даже не сомневайся. Здесь не в бирюльки играют. Здесь собрались отъявленнейшие лазутчики.

— Так вы знаете того могучего богатыря?! — воскликнул Манкузя. — Наверное, он удальски зашвырнул тележку почти в небо по той причине, что мы попытались его попросить доставить тележку к колдунам деревни Чары.

— Он ее и доставил.

— Вот оно какое! — воскликнул Фырк. — Подстерегающее меня невзгодное событие! Разбушевавшийся баран!

— Похоже, — мрачно произнес Манкузя, — с оплатой за горшки опять неувязочка возникает?..

— Ничего подобного! Об оплате не беспокойся. Расплачусь в полной мере… Крепыш! Чего скучаешь? Давай, лови горшки. Оно ведь теперь — практически наше имущество, как-никак.

— Рад стараться! — крикнул Крепыш и принялся сновать вокруг тележки, мотая лукошком туда-сюда, подставляя его под горшки, не давая им тем самым биться о землю.

— Да ты лучше барана приструни, — посоветовала Ветка.

Бунт, будто поняв, что говорят о нем, замер, словно раздумывая. Потом вдруг, нагнув башку, устремился к башне…

— Помогите! — завопила Ветка. — Этот баран сейчас Сарайчик собьет! Да ведь я тогда же непременно навернусь!..

— Башня достаточно прочная, — успокоил ее Шасть.

— А почему она Сарайчиком называется ?— спросил Бублик. — Ведь не похоже что-то на сарай.

— Сарайчик — это не только башня, но и прилегающие к ней окрестности. В прошлые годы царевы посланники соорудили здесь специальный пункт сбора диковинок из Мути. Только в скором времени пришлось им покинуть сооружение.

— Почему?

— Уж очень задиристыми оказались обстоятельства, сопровождающие сии диковинки.

— И теперь лазутчики из разных государств проникли сюда, дабы ими завладеть?

— Вроде того.

— Почему?

— Более получается, что сопутствующие диковинкам обстоятельства завладевают лазутчиками.

— А ты горшками отбивайся! — порекомендовал Ветке Фырк.

— Вот еще! Хочешь, чтобы я все их потратила, и лишь у тебя горшки остались?!.. Тому не бывать! — изловчившись, Ветка сгребла свои горшки в одну руку, а другой ткнула куда-то в направлении деревни Чары: — Ну-ка, моя верная Ползучая Шаль! Спеши ко мне на подмогу!

Тотчас же из ближайших кустов метнулось быстрой тенью что-то расторопное, которое при более внимательном рассмотрении оказалось ни чем иным, как самой обычной пуховой серой шалью, только перемещающейся, трепыхаясь на ходу, по поверхности земли подобно невиданому шустрому животному.

Набросившись на Бунта, Ползучая Шаль запуталась у того в ногах, отчего баран на всем скаку рухнул на траву, и так осталось и невыясненным: что бы произошло, если бы он стукнул башню рогами?

— Ну вот и все! — довольно произнес Фырк. — Приключение завершено. Причем наиболее благоприятным для меня образом: основная порция горшков теперь у меня!

Как показало не столь уж отдаленное грядущее, Фырк несколько поторопился насчет завершения приключений. Приключения еще только начинались.

Дровишкин не нашел ничего лучшего, как начать возмущаться:

— А почему это я тут простаиваю, поглядывая на то, как разные лазутчики-колдуны устраивают всякие потасовки-перебранки с элементами магии?! Почему это я не занимаюсь своим непосредственным профессиональным делом?!

— Бруснично-банановые грядки охранять, что ли? — осведомилась Ветка.

— Нет. Выполнять порученное мне особое задание.

— Отколошматить своей клюкой всех собравшихся здесь лазутчиков других разведок?

— Было бы неплохо. Но моя миссия — добраться до хранящегося в Сарайчике.

— До разных смысловых устройств и прочих магических вещичек?

— До них самых. И чего же, спрашивается, я бездействую?! Когда вот он, Сарайчик. Остается только пройтись по нему да собрать то, что может пригодиться для моей державы.

— Ну-ну…

— А в чем подвох-то? — всполошился Дровишкин.

— Если бы все было так легко, то давным-давно сокровища Сарайчика были бы захапаны какими-нибудь другими предприимчивыми охотниками за ценными предметами.

— Ах, вот что получается… По-твоему, выходит, что либо Сарайчик практически пуст, либо не так-то просто что-либо из него взять.

— Примерно так.

— Причем, скорее всего Сарайчик отнюдь не порожний, — заметил Шасть.

— Ну, разумеется! — поддакнул Дровишкин. — А почему ты так считаешь?

— Если бы в нем уже нечего было взять, об этом бы давным-давно всем было бы известно. И здесь не толпились бы засланники басурманских разведок в тщетной надежде дорваться до Сарайчика.

— Ничего не в тщетной!

— Ну-ну…

— А вот увидишь! Уж я-то расстараюсь заполучить какую-нибудь наиболее ценную магическую смысловую штуковину! — Дровишкин подбежал к предводителю мчунов:

— Манкузя! Продай мне твою тележку. Она мне пригодится увозить из Сарайчика то, что мне приглянется.

— Не продается, — ответил Манкузя.

— Что так?

— Где я еще такую расчудесную тележку найду?

— А если не насовсем? Только на время транспортировки?

— Гм. Какая плата?

— Проси чего хочешь.

— Хочу алмаз Алмаз.

— Но ты его и так получишь — в обмен за доставленные горшки.

— Ах, да. Запамятовал. Фырк! Гони мне Алмаз!

— Да погоди же! — отмахнулся Фырк. — Сейчас только горшки пересчитаю.

— Зачем считать-то? — удивилась Ветка. — Ведь вскорости ты их потратишь. Причем, как я подозреваю, все до одного.

— А порядок необходим!..

Дровишкин нетерпеливо затряс своей бороденкой:

— Некогда мне тут с вами кочевряжиться! Пойду-ка я своей непревзойденной стезей: буду в Сарайчике разные диковинные кладушки собирать.

С такими словами он, воинственно вжикая по воздуху клюкой, куда-то пошел, тщательно обшаривая взглядом землю под ногами.

— Не бочкуйся! — крикнула Ветка.

— То есть? — не понял Бублик.

Шасть объяснил:

— На языке лазутчиков «бочковаться» означает отрываться от общества.

— Да! — нахмурилась Ветка. — Не то сугубо о том пожалеешь!

— Вот еще! — недовольно помотал головой Дровишкин. — Не понимаю, какие такие суровые обстоятельства могут заставить меня пожалеть?!

— Ты что? С моста навернулся? Забыл, что ли, старикашка эдакий, что в Мути находишься? Богатой на невероятные напасти местности?

— А я парнишка не промах! Завсегда был залихватским! Вдобавок к этому прошел немаловажную лазутческую спецподготову! К тому же отлично приноровился выдавать себя за колдуна, проявляя удивительные даже для самого себя магические способности! Так что, получается: кому, как не мне заполучить самое лучшее, что есть в Сарайчике!..

— Удивляюсь самонадеянности некоторых, пренебрегающих очевидным?

— Чем это я пренебрегаю? Какой такой очевидностью?

— Добраться до имеющихся в Сарайчике смысловых устройств надежнее всего будет, применив горшки. Для того их сюда и заказывали.

— Заказывали? Горшки? Кто?

— Да все колдуны деревни Чары.

— Первый раз об этом слышу.

— Где же ты был тогда-то, в тот наиважнейший момент?

— Я знаю! — вызвался ответить Крепыш. — Он просматривал занимательные сны.

— Ты бы лучше начал тележку разгружать, — сказал Манкузя.

— Не спеши! — распорядился Фырк. — Она нам еще пригодится.

— Каким таким образом?

— С нее сподручнее будет горшки метать.

— Что же ты не начинаешь?

— Погодю еще. Хочу посмотреть, как Дровишкин будет пытаться до ценностей Срайчика добраться…

Достигнув края освещенного пространства, Дровишкин воскликнул «Мои кладушки!» и уверенно шагнул во тьму.

— Занятно-занятно… — пробормотала Ветка. — Что же сейчас произойдет?!..

Ждать пришлось недолго.

Буквально через несколько секунд Дровишкин вылетел обратно и, барахтаясь, шлепнулся на землю.

— Теперь ему остается только мявкать и не ворошиться, — сказала Ветка.

— Что произошло? — спросил Фырк.

— Я в полнейшем недоумении, — почесал свою бороденку Дровишкин. — Не успел я разглядеть хоть какую-нибудь — пусть даже самую завалящую кладушку — как что-то отшвырнуло меня.

— Какое оно из себя?

— Не могу сообразить.

— Наверное, это что-то было, — высказал предположение Крепыш. И на всякий случай добавил: — Рад стараться!..

— Скорее всего, норвежский лазутчик и по совместительству колдун Дровишкин наткнулся на Швырчок.

— Да, — согласилась Ветка. — По байкам, их в Сарайчике много разбросано.

— Что такое Швырчок? — спросил Бублик.

— Выглядит как ничем не примечательный валяющийся камушек, — сказал Шасть. — Но достаточно приблизиться к нему, как он отшвырнет тебя так, что мало не покажется. Бесконтактно, но весьма надежно.

— Ну что, Дровишкин? — воскликнул Фырк. — Будешь еще пробовать в Сарайчик соваться?

Похожие статьи:

РассказыЗоренька Алая, свет моих глаз 3 часть

РассказыПодарок Ахсоннутли

РассказыЗоренька Алая, свет моих глаз 1часть

РассказыМорошковый ветер Амбинголда

РассказыЗоренька Алая, свет моих глаз 2 часть

Рейтинг: +1 Голосов: 1 124 просмотра
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий