fantascop

А на горе зайчики трубят

в выпуске 2015/06/22
23 января 2015 -
article3426.jpg

— Прими! – продолжал орать мерзко гнусавый голос, с монотонностью заевшей пластинки. – Прими! Прими!
И Василиса не выдержала, зажав руками уши, закричала что было сил:
— Ладно, ладно, приму, только отстань! Как же ты мне уже надоел! Каждую ночь одно и тоже – прими, прими! Сколько можно уже?!
— А когда примешь? – сразу подобрев, поинтересовался гнусавый.
— Да хоть сейчас, только чтобы больше я не видела и не слышала эти вот «Прими», и все остальное. Хватит с меня ужасов дурацких: больше никаких сопливых безголовых девочек, никакого гниющего леса, никаких кровавых морей. А хочу НОРМАЛЬНЫЕ сны, как у всех людей. Ясно? – Василиса сдвинула брови и сурово глянула в темноту.
— Ну, это понятно, – согласился с ней голос. — Это само собой. Только принимать по настоящему, никаких скрещенных пальцев и никаких плевков через плечо. Я прослежу.
— Хорошо, — девушка кивнула головой. 
Она ухмыльнулась. Интересно, как это он проверять собирается, если темень такая, что она даже сама себя с трудом видит?
— Не беспокойся, — голос прочел ее мысли. — Я все вижу.
— Чего делать-то? – спросила Василиса.
— Иди за черной кошкой.
Васька только собралась спросить, что за кошка и как она ее разглядит в такой тьме, как о ноги потерлось  нечто пушистое. В темноте сверкнули два фосфоресцирующих глаза, кошка мявкнула и сделала несколько шагов вперед. Оглянулась, снова мявкнула, словно звала за собой.
И Василиса пошла на блестящие в темноте фонарики.
Шли долго. Васька даже утомилась, хотела уже присесть, отдохнуть, но неожиданно уперлась ладонью в дверь. Кошара принялась тереться об ноги с такой силой, словно хотела добыть электричество посредством трения. 
— Ну и чего? – спросила девушка у животного, — Пришли что-ли?
В ответ кошка заорала со страшной силой и стала скрести когтистой лапкой дверь. Вася вздохнула и повернула ручку двери.
В глаза ударил яркий свет. Девушка зажмурилась, минуты через две, когда попривыкла, открыла дверь пошире и протиснулась внутрь.
Огляделась.
Она стояла в какой-то маленькой два на три метра комнате. И стены и пол и даже потолок были выложены черным кафелем. Вернее были когда-то выложены. Сейчас почти весь кафель был сколот, словно какой-то ненормальный прошелся тут с отбойным молотком. Но осколков не было как ни странно. Было чистенько, если конечно не считать того, что и пол и стены и потолок были исписаны какими-то странными знаками подозрительно красного цвета.
Василиса провела пальцем по одной из надписей. Буквы легко стерлись, оставив на пальце влажный темно-красный след.
Девушка принюхалась, вроде ничем не пахло. Может и не кровь. И чуть не заорала от испуга, потому что снова раздался знакомый голос:
— Ну давай. Принимай!
— Блин, предупреждал бы хоть, — пробурчала Василиса, пытаясь оттереть палец о стенку, но это удалось плохо. Она только размазала еще несколько значков. – Чего давать-то? И главное, как принимать?
— Просто скажи — беру; и все, можешь быть свободна, — деловито пояснил голос.
— Ну ладно, — Василиса отпихнула от своих ног кошару, которая могла бы вместо динамо машины работать, откашлялась и громко и отчетливо произнесла: — Беру!
И все кругом тут же поплыло…
***
— Васюлька. Давай поднимайся, на занятия опоздаешь.
Девушка что-то пробурчала, нырнула в подушку, прикрывая голову одеялом, и буркнула из своего укрытия:
— Теть Зин, еще пять минуточек. Ну, на самом интересном же месте…
— Вставай, вставай. Знаю я твои минуточки. Тебя оставь, до обеда валяться будешь.
Тетка безжалостно стянула с нее одеяло. Рыжеволосая красавица застонала и, надув губы, приподняла пятую точку:
— Тетушка, ну отдай одеяло, холодно.
— Нечего валяться, мне через двадцать минут уходить, так что будить некогда. Вставай, или опять штраф хочешь за опоздание платить? Сама же просишь, чтобы я будила безжалостно.
Василиса вздохнула. Действительно. Она сама просила тетю будить на занятия как можно раньше, невзирая ни на что.
Пришлось встать.
Почесывая голову, девушка потопала в ванную. Душ и бодрящий гель сделали свое дело. Вскоре Василиса сидела на кухне и, блестя глазами и румяными щеками, вовсю уплетала завтрак. Яичница, колбаска, сыр — тетя не жалела продуктов для любимой племяшки. Хотя, если честно, Василисе на завтрак не помешал бы обезжиренный творожок и апельсиновый сок, поскольку бока и девушки разъехались в стороны довольно основательно. Но она старалась не унывать и внимание на нарушение фигуры не обращала, полагая, что лучше бросить силы на учебу, чем на призрачную красивость.
— В универ подбросишь? – спросила она, запивая бутерброд с колбасой, крепким кофе.
— Некогда, я уже и так опаздываю. — Зинаида суматошно собиралась, мечась между ванной, спальней и кухонной плитой. Проверив, выключены ли комфорки, тетя подмазала губы и добавила: — У меня репортаж сегодня. Выезд. Надо быть в северном районе. Там новый торговый центр открывают, сначала открытие, потом концерт и фуршет со спонсорами. Буду поздно.
— Ну, понятно, — Василиса вздохнула и пошла одеваться.
На улице было пустынно. Василиса даже удивилась. Вроде час пик. Все должны на работу спешить, а на дороге ни одной машины. Пожав плечами, девушка перетянула рыжую косу вперед, на плечо, и пошла по тротуару, закинув рюкзак за плечо.
Привычным движением достала из кармана плеер, включила музычку. В ушах загремело что-то веселое и бодренькое. 
Васька шла, то и дело оглядываясь, надеялась поймать маршрутку, но дорога была по-прежнему пуста. 
— Черт, такими темпами мне и за час до универа не дойти, — выругалась она. — Наверняка запишут опоздание. Третий штраф. Полторашка выйдет. Полстипендии.
Осознание этого факта заставило девушку подбавить шаг. Благо музыка мотивировала. Но сегодня вселенское мироздание, казалось, было против того, чтобы Василиса попала вовремя в универ. Вдруг стало тихо. Василиса вытащила из кармана плеер и чуть не выругалась – батарейка села. Вот что теперь делать? 
И тут… рев мотора, толчок, и чьи-то крепкие руки хватают ее за плечи и дергают назад, больно вбивая в стену. И тут же, в трех сантиметрах проносится машина на бешеной скорости. Запоздало холодеют руки и обрывается сердце, когда доходит, что мгновение назад она стояла на эти самые три сантиметра правее. Девушка с трудом переводит взгляд назад. Человек, крепко державший за плечо, расслабляет пальцы, и время начинает идти с прежней скоростью.
— Совсем дура! – крикнул спаситель, сдирая с нее наушники. – Залепила уши и идет, нифига не слышит! Я тебе целый час телепатировал! Ты что не знаешь, что на улице нельзя в наушниках?!
Васька с изумлением смотрела на парня, лет восемнадцати-девятнадцати с пепельно-белыми волосами, коротким ежиком торчавшими на макушке. Все как в сказке просто. Красавец, фигура идеальная, и даже светиться весь розовым светом с искорками и сердечками по краям. Девушка застыла словно статуя, разглядывая эти красоты.
Парень, недовольный, что его не слушают, а тупо пялятся, рявкнул, дергая ее за рукав. Серые глаза его сверкали яростью. А из кривящегося рта, только что пена не шла.
— Ты что делал?- переспросила она, так и не поняв о чем вообще шла речь пару минут назад.
— Телепатировал! Целых пять минут я иду за ней, сигналы посылаю, а она, — парень захлебнулся ругательными словами. — Ты, ты, ты не видишь что ли, людей на улице нет?! 
— Кстати да, ни людей, ни машин, — согласилась Василиса. — Как будто вымерли все разом.
Тут до девушки дошло, что проспект не должен так выглядеть в час пик. И уж тем более парни не должны кидать девушек об стену. Хотя, он молодец, спас ее. Василиса еще раз взглянула на парня и едва сдержала разочарованный выдох. Какой красавец. Ну вот почему она рыжая и кудрявая толстушка, а не Никонова, скажем? У той ноги от ушей, губы, как тарелки, а глаза… А Васька даже красится не умеет.
Кстати, парень не такое уж и совершенство, если взглянуть трезвым взглядом. Не принц уж точно, потому что ни белого мерседеса рядом, ни даже одежды приличной: джинса драная, батник замызганный, кроссы растоптанные в дым. Да и вообще. Видно, что одежда стиранная-перестиранная, из черной давно уже в серый вылиняла.
— А ты кто такой? – спросила она.
Парень как-то сразу покраснел, втянул побольше воздуха в легкие, и промычал:
— Ну… эта… как там говориться, то… короче, у вас товар, у нас купец. Ну и того…
Тут незнакомец произвел довольно двусмысленное движение рукой, чем привел Василису в состояние аффекта.
— Чего?! Какой тебе еще товар?! Товар нужен и иди туда, где этот товар у дороги стоит! А я вообще! В универ опаздываю! Смотри на него, купец какой нашелся. 
Она развернулась, так и позабыв поблагодарить своего горе-спасителя, но парень оказался настойчивым. Успел ухватить ее за руку.
— Да погодь. Чего сразу завелась? Я ж образно выразился. Аллегорично.
Сраженная последним аргументом, Василиса затихла.
— В общем, Миша меня зовут. Эльф. — Парень кашлянул, сурово сдвинул брови, для солидности и добавил: — Темный эльф. 
— У-у-у… прямо как Джеймс Бонд? — в тон эльфу ответила Василиса.
— Зачем Бонд? Я русский, — не понял ее шутку парень. — Ну, понятно, да? Короче, сватать тебя пришел. А тут такие дела творятся. Еле успел.
— Чего? Сватать? — глаза у девушки вылезли на лоб от изумления. — Кого сватать? Я тебя вообще не знаю.
— Ну и что. Ты взялась? Взялась. Ну и всё. Теперь у тебя одна дорога — замуж.
— Чего? – возмутилась Василиса, даже не обратив внимание на то, что парень знал про ее отречение. – Замуж? Да иди ты! За то, что от машины спас спасибо, а теперь дай пройти, на занятия опаздываю.
Она вырвала свой локоть из рук эльфа и развернулась, чтобы уйти.
— Куда? Совсем сбрендила? – эльф опять очень крепко схватил ее за руку. – Ты хотя бы понимаешь, что все неженатики на тебя виды имеют?! За твою руку и сердце сейчас такая драка начнется, что только держись. Зашибут и не заметят.
Василиса хотела было послать его куда подальше, но эльф вдруг выпучил глаза, заорал: «Ложись!» и вторично вжал девушку в стену, что из ее легких весь воздух вылетел.
Реакция у эльфа была отменная, ибо зажми он девушку возле стенки мигом позже, и огромный кусок шифера упал бы им обоим на голову.
— Ну? Убедилась теперь? – срывающимся от волнения голосом спросил парень. – Тебе теперь дышать через раз надо. И вообще…
Парень отодвинулся от девушки, оглядел дорогу в обе стороны и поморщился:
— В этом мире ты и суток не проживешь. Тебе к нам надо.
Василиса, еще не отошедшая от второй неожиданной случайности, угрожавшей ее жизни, удивилась:
— К кому это «к нам»? 
— Ээээ, ну это долго объяснять, — парень ухмыльнулся, — Давай-ка пойдем, соберешь вещи и…
— И иди ты куда шел! – резко перебила его Василиса. – Ты что себе вообразил? Что я с тобой куда-то идти собираюсь?
— Фух! Ну и сиди тогда тут! – вспылил эльф, — Делать мне больше нечего, как всяких дур за шкирку из неприятностей вытаскивать! Да пусть тебя тут хоть дракон сожрет, я и пальцем не пошевелю!
Он развернулся и пошел вдоль дороги, бормоча себе под нос что-то о непроходимой тупости и отсталости девушек, выросших в этом мире, да и в его мире собственно тоже.
Василиса вздохнула с облегчением. Не хватало еще придурка какого-то с манией преследования. Она поправила рюкзак, и собралась было идти дальше, да так и застыла на месте…
Парень, шедший по краешку тротуара, медленно растворялся в воздухе. Вот просто таял как туман. Василиса зажмурилась, потерла глаза, затрясла головой, но парень по-прежнему продолжал таять в воздухе. Она ущипнула себя за руку, но видение не пропадало.
И вдруг подул ветер. Горячий и влажный, как будто с моря. Словно на улице июль, а не ноябрь. Стало, почему то очень неуютно. Василиса даже поежилась, не смотря на жару. Видимо горячий воздух дошел до эльфа, потому как он вдруг обернулся. Василиса увидела, как расширились его глаза.
— Сзади!!! – закричал он девушке.
Васька глянула назад, и обомлела… в десяти метрах от нее, вминая в асфальт десятисантиметровые когти, стоял дракон. Чудовище было вовсе не похоже на то, что изображалось в сказках — змея-Горыныча со сверкающий чешуей. Больше всего дракон был похож на огромную облезлую курицу-несушку. Такой же худющий, грязный и глаз у него торчал так же бестолково и суматошно. Огромные цевки царапнули по асфальту, и из носа курицы-переростка пошел дым.
— Падай! – услышала Василиса, и рухнула как подкошенная вниз, закрывая глаза. Над головой плеснула струя пламени.
Эльф быстро пополз к девушке, захлебываясь в сернистом смраде огня.
Василиса плохо помнила, что произошло дальше. Запомнились только какие-то отрывочные черно-белые картинки: эльф, начитывающий со скоростью света защитный плащ; огромная когтистая лапа над головой; они бегут по пустой улице то и дело выпадая из привычного бытия в какой-то темный полупризрачный мир. Дороги по-прежнему пусты в обоих мирах. Даже странно, куда все исчезли? Но времени на раздумья нет. Главное не попасть под коготь, то и дело со свистом пролетающий над головами.
— Переходим! — орал эльф, куда-то пытаясь затащить бешено сопротивляющуюся девушку. 
Они перелетели Грань, и сразу как-то стало очень тихо. Это не был один из тех сумеречных миров, куда они то и дело проваливались во время бегства. Тут все было основательно, прочно, чувствовалась жизнь. И даже где-то за горизонтом колыхались хлебные поля.
Василиса огляделась. Кроме отсутствия солнца на небе, особых неудобств не отмечалось. Под ногами ядовито-зеленая, бархатная травка. С вековых дубов мхи свисают. И домишки вдоль дороги, выбеленные известью, словно нарисованные. Красотень!
— Кру-у-уть! — восторженно простонала она. — Надо же, в фентези очутиться. Эльфы, гномы, волшебство всякое. А я кем буду?
— Вообще ты уже стала. Ведьмой — Василисой Премудрой, — сообщил эльф. — Самой сильной ведьмой, между прочим. Не зря же я жениться на тебе решил.
— Ведьмой? — Василиса даже растерялась. — Чего-то я не припоминаю, когда? И почему ведьма Василиса Премудрая? В сказках все не так совсем.
— Ффх, в сказках, — поморщился эльф. — Да кто тебе в сказках правду скажет? Ведьмой ты стала, когда принять согласилась. Сон свой помнишь? А так то да, Василиса Премудрая, ведьма и есть. Премудрая, она же ведает все, вот и ведьма потому. 
— Ладно, допустим. А с чего это ты взял, что я замуж за тебя пойду? Кстати, не напомнишь, как тебя зовут? Извини, забыла после таких волнительных приключений.
Эльф выпрямился, провел рукой, приглаживая всколоченные волосы, и представился во второй раз:
— Мишаня.
Василиса хихикнула:
— А чего не Закнафейн, Ваэраун или например не Гоаулд? Чето для эльфа имечко стрёмное. А и кстате, почему, если ты темный эльф, то нифига не черный? Почему кожа светлая?
Этот, казалось бы, довольно невинный вопрос привел эльфа в дикое бешенство. У него даже пена со рта пошла, пока он очень долго и изысканно матерился на всех известных и неизвестных языках.
Василиса спокойно подождала, пока эльф выдохнется, и повторила свой вопрос:
— Ты не ответил. Что за имя такое, и почему ты светлый?
Мишка вытащил из кармана сигареты и с большим трудом прикурил. Руки уж больно тряслись. Затянувшись так, что истлело почти полсигареты, он, наконец, ответил:
— Михаилом назвали в честь Кутузова. А светлый, потому что…
— Потому что уродец генетический! Ахахахахаха! – перебил Мишаню подошедший высокий парень, лет эдак двадцати пяти. – Будем знакомы? Александр, не великий, но вполне даже неплохой маг.
Василиса скользнула взглядом по стройному телу, длинным темным волосам, смазливому личику и сразу заметно подобрела. Этот мир уже начинал ей нравиться. Она тут всего-то пять минут, а не встретила еще ни одной девушки, а даже напротив, встретила двух очень даже симпатичных парней.
— Василиса, – улыбнулась она, кокетливо хлопнув глазками.
— Позвольте ручку лобызнуть. — Сашка цапнул ее лапку, вознамерившись присосаться в галантном поцелуе, но Миша оттолкнул мага в сторону.
— Потом лобызать будешь, пошли в хату, нефиг отсвечивать у всех на виду, – ревниво ухватив ведьму за руку, и старательно оттирая мага, эльф потащился в избу.
Внутри изба была обставлена очень современно. Диван и кресла, журнальный столик, шкаф с книгами, компьютер. Даже телевизор имелся, правда, экран его был вынут, а все внутренности валялись по столу.
— Я рад, что нашу берлогу посетила такая знатная Госпожа, — продолжал рассыпаться в комплиментах маг. – Сама Василиса… как бишь по батюшке то тебя?
— Гы, — Василиса наконец-то рухнула в кресло и задрала уставшие ноги вверх, — Я уже совершеннолетняя. Можно и без батюшки.
— Ох тыж, — восхитился маг. – Какая бесстрашная ведьма. Без батюшки говоришь тебя уже можно? Слушайте ведьма Василиса, плюньте вы на Мишаню и выходите ка за меня замуж. Я маг. По любому круче эльфа. 
Санек улыбался. 
Мишка скрипел зубами, истекая ядом.
А Василиса наслаждалась зрелищем. Вот уж никак не ожидала она на старости своих двадцати двух лет оказаться в эпицентре волнительных событий. До сего дня, неизбалованная мужским вниманием девушка, даже и представить себе не могла, что ее будут ревновать. А Мишка и в самом деле ревновал. Ухватив за шкирку мага, попытался оттащить конкурента в сторону.
— Телевизором бы лучше занялся, — брякнул Мишка, весь красный от злости. – Разобрал, и нихрена собрать не можешь, маг еще называется. Забыл, сегодня футбол? Кубок кубков, между прочим.
— Да какие там кубки, когда у нас такая гостья, — беспечно отмахнулся маг. Вывернувшись из эльфийского захвата, он снова взял девушку за руку, и попытался повторно присосаться с поцелуем. Этого темный не стерпел. Дунул заклятье и у Сашки на лбу выскочил прыщ, сантиметра три длинной.
Василиса рассмеялась, когда при попытке поцелуя, маг уперся прыщом в ручку кресла.
— Черд, Мишка, убью тебя когда-нибудь за такие штучки! – маг вскочил и замахнулся на эльфа.
Мишаня ржал и даже не пытался уворачиваться, когда маг с рогом на лбу попытался его прибить.
— Не, ну а чо, — хрипел Мишка сквозь смех, — Не одним же коням маяться с рогом, ты тож для разнообразия походи с такой красотой.
— Убери эту дрянь, сволота! – орал маг.
— Сам убирай, ты же маг, — не соглашался Мишка.
Наконец, угомонились. Миха отчитал прыщ, восстановив красивость мага. Лешка задобрел и объявил, что согласно законам гостеприимства, девушку надо напоить, накормить и в баньке попарить. 
— Давай в баньке, — загорелся Мишка. — У меня такие венички душистые. С крапивой. И запарки вчера в магазе прикупил свежие. 
Василиса испугалась веников с крапивой, а вот насчет покушать, не стала отнекиваться. Ибо со времен завтрака времени прошло предостаточно, и желудок усиленно требовал соблюдения режима. Мишаня метнул на стол штопанную скатерть-самобранку, на которой, как по волшебству появились: чугунок с вареной картошкой, тарелка с зеленый луком, миска с квашенной капустой и газетка, на которой лежало три малосольных селедочки. Из запивок щедрая самобранка выделила гостям бутылочку «Балтики №3», клюквенного морсу и баночку растворимого кофе «Пеле» столетней давности.
— Это еще что? — возмутился маг, очевидно недовольный ассортиментом. — У нас, между прочим, гости. Где десерт?
Скатерть подмахнулась и выдала на гора тарелку пирожков с вишневой начинкой. 
Сели замаривать червячка. Парни  быстро отвалились от стола. Мишка сразу воткнул сигарету в зубы и закурил. Василиса червяка морила долго. Пробежки на свежем воздухе и переход в иной мир особенно возбуждают аппетит. 
— Картоха вкусная, — буркнула она, поедая распаренный клубень, щедро политый топленым маслом. —  Сами выращиваете?
— Откуда?! — ответил Санька. — Голландские гномы поставляют. Самим некогда. У нас такие события творятся, что не до картохи.
— А вот о событиях, кстати. Хотелось бы в курсе быть. Что за фигня насчет жениховства и почему я вдруг ведьмой оказалась?
Эльф с магом переглянулись. Саша пожал плечами и преувеличено безразлично-равнодушным голосом сказал:
— Ну, объясни девушке.
Мишаня, загасив сигарету, затолкал бычок в нарисованную форточку и вздохнул.
— Эх… долго рассказывать.
— Я ни куда не спешу, – спокойно заметила Василиса устраиваясь на диванчике поудобнее.
— Пятнадцать лет назад, ведьмы были сильно обеспокоены тем, что их внутренняя сила стала пропадать. Никто не мог понять почему, но ведьмы слабели и слабели. Наконец, пришло такое время, что единственное, на что они были способны – квасить молоко и делать привороты на любовь. Тогда на слете ведьмы решили, собрать всю силу, что у них осталась и передать кому-нибудь на хранение до лучших времен. Ну и вот. Собирали они все свои силы целых пятнадцать лет, а как собрали… некий колдун — Господин Главный, украл силу эту. Только воспользоваться не смог, сила женская была. Вот он и решил найти сосуд, так сказать для хранения.
— Сосуд, надо полагать я?
— Ты, — кивнул Миша. – Ты обладаешь теперь силой всех ведьм. Ну правда учиться надо, чтобы управляться со своими способностями. Но однако одно только обладание — уже огромный плюс. Каждый знает, что ведьма — лучшая жена! Все знает, все ведает, и про клады, и болезнь любую вылечат, и в любое место доведут, и сготовит-приберет все живой рукой, да мало ли что еще. ГГ и решил на тебе жениться. От своей благоверной — Марьи искусницы сбег и к тебе лыжи навострил. Между прочим, я тебя спасти от этого супостата решил. 
— Между прочим, — стала потихоньку злиться Василиса, — меня для начала спросить надо было. А вдруг мне ГГ ваш понравился?
— Не! Он тебе точно не понравится. Марья на него заклятье однобрачия наложила, – встрял в разговор маг. — Его даже любовным поцелуем не расколдовать.
— Так вы значит из благородных побуждения на мне решили жениться? А вовсе не потому, что я красивая, или хотя бы понравилась?
— Чего?! — совместно оскорбились эльф с магом. — Мы, между прочим, от души предлагали. 
Эльф щелкнул пальцами:
— Снимаю защиту с дома. Ежели тебе не нравится, когда благородно сватаются, то пожалуйста.
Дом выдохнул. Василисе вдруг показалось, что стены потеряли свою материальность. Что это всего лишь 3D изображение, а не вековые бревна. И сразу кто-то заскребся в двух шагах от диванчика.
— Кто это? — Василиса обернулась назад и раскрыла рот, еще не привыкши ко всяким чудесностям. 
Прямо из стены вышел волк. Девушка подпрыгнула на диване и подобрала ноги, ибо волк был внушительных размеров. В плечах как здоровый мужик, серая с проседью шерсть, желто-зеленые глаза убийцы. На шее толстая цепь с каким-то талисманом. В отличии от Васьки, парни волка ни капли не испугались. Мишка попытался соорудить заклинание и выкинуть незваного гостя. Но волк только чихнул на его попытку, почесался задней лапой и заговорил:
— Ну чо? Купец прибыл, товар я смотрю тоже в порядке, — Серый плотоядно облизнулся, оглядев пухленькую гостью. — Ужинали уже? Это хорошо. После ужина самый раз жениться.
— Ты пасть свою заткнешь или нет? – окончательно потеряв терпение, рявкнул эльф. — Чего девушку пугаешь?
— А ты мне рот-то не затыкай, — спокойно осадил его волк. – Я что хочу, то и буду говорить, и делать тоже!
— Слушай, — стал подъезжать с другой стороны маг. – Ну, вот зачем это тебе? Ты уже старый.
Волк рассмеялся. Со стороны это выглядело довольно жутковато, так как клыки у Серого были не маленькие.
— Старый волк борозды не испортит, — пословицей ответил он магу.
— Вообще так говорят обычно про коня, — подала, наконец, голос Василиса. — Я так понимаю, очередной претендент на мою руку и сердце?
— Молчи! – пригрозил кулаком темный волку. — Я вот сейчас тебя в берлогу твою телепартирую.
Эльф зашипел и стал творить заклинание телепортации. Маг усиленно помогал, выдиранием волос и вязанием узелков. Но волк на их старания и ухом даже не вел.
— Хе-хе, ну чо? — с издевкой поинтересовался волк. — Не выходит колдовство, магистры фиговы? А еще вздумали к девушке свататься. Ты плюнь на них. Вишь, они даже дров нарубить не смогут. Про остальное я вообще молчу. Айда за меня замуж. Я хоть сейчас тебе лису на воротник принесу. Или яблоки молодильные. Да и вообще я опытный, сумею побольше чем эти оба… и не только магически
Василиса чуть глаза на пол не выронила. Ну надо же! И еще говорят, что у нее с крышей непорядок. Интересно, как это назвать? Хотя с другой стороны чертовски приятно, когда сразу три претендента на руку и сердца. У нее за двадцать лет ни одного не было. А тут сразу трое. Правда, один, как бы не человек. Но зато меха обещает и средства омоложения. Кстати яблочки молодильные не помешают. Кто знает, вдруг они и для похудения помогают.
Волк, словно услышав мысли девушки, очень натурально ужаснулся:
— Как можно такую красоту сушить? Ни в коем случае. Даже наоборот, приумножать надо. Это же стратегический запас!
Услышав про стратегический запас, рыжеволосая красавица на всякий случай отодвинулась подальше и даже постаралась заползти за широкую эльфийскую спину. 
— Насчет запасов, мимо хаты прошу, — холодно ответила рыжая красавица, постаравшись не обнаружить страх, чем и заслужила одобрительный взгляд эльфа.
— Да что вы так пугаетесь, девушка, это же идиоматическое выражение — ухмыльнулся волк, показывая в оскале пасть с пятисантиметровыми клыками. — Я вообще вегетарианец в пятом поколении. И между прочим я не простой волк, а очень даже разнообразный.
— Не слушай его, — влез в разговор Саша. — Он сейчас наврет тебе с три короба.
— Это ты не лезь! — рявкнул Серый. 
— Хоть ты сто раз разнообразный будешь, и даже вегетарианец, я не собираюсь с тобой...
Василиса не договорила, потому как старый волк неожиданно встал на задние лапы, посыпалась шерсть, и спустя секунду перед девушкой стоял мужчина ослепительной красоты лет эдак тридцати пяти.
Ни секунды не смутившись тому, что из одежды на нем цепь с амулетом, бывший волк ломанулся к девушке с намерением «ручку поцеловать». Впрочем, намерение так и осталось намерением, потому как Миха ловко преградил ему дорогу, кинул штаны и со словами:
— Постыдился бы старый хрен, своим моржовым видом девушку пугать!
Волк рассмеялся:
— Это я волк старый, а для мужика тридцать пять, самый расцвет. Ну, хотя откуда тебе это знать — сосунок несовершеннолетний.
Эльф, сжав кулаки, прошипел:
— Мне уже двадцать три.
— Ну да взрослый, особенно если учесть, что у эльфов совершеннолетними в триста лет становятся.
Еще немного и парни бы передрались, но Сашка ловко втиснулся между ними с риском получить по магическому лбу и заорал:
— Тихо, тихо, девушку не пугаем, а то убежит, и никому не достанется.
Тут все обернулись к Василисе, которая моментально покраснела как репка, поскольку волк так и не потрудился штаны натянуть. Мишка ткнул волка в бок, и намекая на приличия, снова сунул ему штаны.
— Прошу прощения, мадам. Воспылав неутолимой страстью, забыл, что у людей не принято демонстрировать свой восторг перед дамой, — своеобразно извинился волк, натягивая джинсы.
Когда приличия были восстановлены, Василиса, наконец, смогла оглядеть претендентов на свою руку, сердце и колдовскую силу. 
— Ну, кого выберешь, госпожа? — нетерпеливо поинтересовался маг. 
— Вы чего к девушке пристаете. Даже не даете возможности осмотреться в этом мире, вдруг она лучшую кандидатуру найдет? — заурчал здоровенный черный кот, вывалившийся прямо из пыльного угла. Кот огромный, можно даже сказать котзилла. Но жутко милый. 
Воспользовавшись короткой паузой, кот подполз к ведьме, потерся о колено и заурчав, даже совершил попытку заползти на руки. 
— О, Баюн нарисовался, — с неудовольствием откомментировал Сашка. — Ты чего приперся. Тут очередь, между прочим.
— Вона как! — недовольно буркнул кот, не переставая урчать. — Трое уже. Небось, и дракон успел поучаствовать в матримониальных играх? Швырялся огнем?
Василиса кивнула, разом смекнув, что дракон-то оказывается вовсе и не убить ее намеревался. 
— Это он завсегда так ухаживает. Сколько девок спалил — дурында. Ну вот, даже дракон в курсе, — огорчился кот. — А я тут, как Золушка на цепи, целый день детворе сказки рассказываю и как всегда все последний узнаю.
— Да ты вообще куда лезешь, — махнул на него Волк. — Ты вообще кот. Даже в человека не превращаешься. Какая от тебя польза?
— Ты Василисушка не слушай этих спиногрызов. Это они от зависти, — важно ответил кот и почесался за ухом. — Эта… замуж за них не ходи. Лучше за меня иди. Я красивый, толстый, сказок знаю тьму. Сериалы даже могу пересказывать. А песни какие пою. Слушай.
Кот откашлялся и заорал немелодичным противным сопрано:
— Ай-яй-яй-яй-яй, клубок замочили. Ай-яй-яй-яй-яй ни за что, ни про что. Ай-яй-яй-яй, какой хороший клубочек был. Ай-яй-яй-яй-яй, клубок замочили. Ай-яй-яй-яй-яй-яй, зачем замочили, зачем размотали!
Пел кот долго, нагло пользуясь общим ступором. Пел он широко раззевая пасть, подвывая и подмяукивая в самых неожиданных местах. Причем пел с таким чувством, что Василисе даже стало жалко бедный клубок, который замочили, а потом предательски размотали. И пел бы кот еще долго-долго, да только волк, опомнившись, наступил животному на хвост, оборвав серенаду о клубке. Баюн немилосердно сфальшивив, зашипел и воткнул когти в голую голень. 
В ответ волк заорал членораздельное и такое изощренное ругательство, что даже сам покраснел.
— Так, а ну тихо! — решил навести порядок маг. — Хватит уже песни орать и девушку пугать. Вы мешаете ей сделать правильный выбор.
— Вот прям так сразу и выбирать? — ехидно ухмыльнулась девушка, понимая, что непонятно почему оказалась она в этом мире очень желанной невестой, за которую не прочь посвататься даже кот. — А может еще какие претенденты появятся получше? 
Мужики загудели в том смысле, что лучше и красивее во всем царстве хоть три года с фонарями ищи — не найдешь.
— Ой, да кто тут лучше меня может быть? — совершенно искренне удивился Мишаня. — Прынц? Так он вообще бабник, потаскун одно слово. А может, на гномов надеешься? Э? Торрин например. Слов нет, красавец писанный, но….
— Бородатая алкашня, — выдал вескую характеристику маг и волк подтвердил кивком. — Вечно с дружками будет водку жрать, носки вязать и на базаре продавать. 
— А про гномье золото — враки, — добавил волк. — Они давно уже его пропили. Вот носками теперь пробавляются. На богатырей тоже не расчитывай.
— Почему? — удивилась Василиса, которая как раз собиралась поинтересоваться насчет Алеши Поповича и Илью Муромца.
— Да потому. Женатые они все уже давно. И хватит уже, давай быстрее выбирай быстрее.
— А чего такая спешка? Я мужа выбираю, между прочим. С этим делом торопиться нельзя. — окончательно развеселилась Василиса. — Надо все взвесить, рассмотреть со всех сторон…
— Довзвешиваешься, что Господин Главный заявится и сделает тебе предложение, от которого невозможно отказаться.
— Господин Главный? — Василиса прищурила глаз и по-хозяйски поинтересовалась. — Это тот, который развелся с Марьей искустницей?
— Тот самый, — вздохнул кот и пригорюнился. — Даже статус в фейсбуке успел сменить — «в активном поиске». 
— Ну вот, — обрадовалась девушка. — А ты говоришь, кандидатур больше нет. И тут Господин. Да еще и Главный.
— Ой, да я бы на твоем месте за кота замуж вышел бы, чем за этого супостата, — испугался волк. Развернувшись к эльфу, Серый поинтересовался на всякий случай, — Вы кстати, каким макаром ее сюда протащили? Надеюсь не прямками?
Мишка переглянулся с магом и пожал плечами:
— А разница-то какая?
— Ох ё, — волк закрыл лицо рукой, пораженный недальновидностью магов, — Гоподибожеж мой, вот за что ты этих придурков породил? Ты не понимаешь штоль? Прямиком ее сюда тащить, все равно, что объявление на дубу повесить. Да наверняка ваша хата уже в три кольца окружена. И Господин Главный уже в дороге.
Волк метнулся к стене, снова оборачиваясь зверем, и приложил лапу к бревенчатым доскам. Замер, прислушиваясь к ощущениям. Наконец, повернув морду, печально констатировал:
— Мих, ты б пошел, пирожков своих фирменных наколдовал, с вишенками. Господин Главный их любит очень.
В дверь стукнули. Три раза. Эльф осторожно спросил:
— Кто?
— Конь в галошах и пальто. Что за идиотские вопросы Миха? Открывай давай!
— Ага, сейчас. Оденусь только, — ответил темный, не делая никаких движений.
— Слушай, я знаю, что баба у тебя. Так что не придуривася, открывай! — тот кто был за дверью, явно терял терпение, ибо в дверь уже стучали кованным сапогом.
— А раз знаешь, что баба у меня, чего тогда шумишь? Не мужик штоль, не понимаешь, что у нас сейчас самый волнительный момент намечается. Я предложение делаю.
В ответ раздался такой рев, что у Васьки уши заложило. Дверь содрогнулась так, словно в нее ядерную ракету запустили.
— Дверь держите! — заорал Мишка.
— Черт, чем он молотит? Ну прям, как я, когда поросят выкуривал. Это я так, по вегетариански. — скосив глаз на Василису, пояснил Серый. — Ритуально так сказать, согласно сказочному сюжету …
Волк не договорил. Дверь не выдержала и треснула. В комнату кубарем влетело несколько рыжих гномов. Следом, между разломанных досок, протиснулся невысокий старикашка, оглядел помещение мутными, водянистыми глазами и жутко знакомым голосом гнусаво спросил:
— Девку не порушили, обормоты? Я эта… женихаться прибыл. Нехороше, ежели невеста не в полном составе.
Господин Главный ревниво глянул на Василису, ища у нее фрагменты порушений.
— С коня упал? — возмутился волк. — Никто ее и пальцем трогать не собирался.
— Еще один, — возмутилась Василиса. — Жених. Ты в зеркало то смотрел на себя? Песок же сыпется из карманов. Подожди, это ты штоль отречься меня заставлял?
— Ну я, и что? — нимало не смутясь, ответил ГГ. — Хотелось всю магию в одни руки. Тем более, я тут главный. Не нищеброд как эти, которые у бабы Яги избушку снимают. У меня дом каменный, великаны строили. Скатерть самобранка, тарелки самомоющиеся. Стиральная машинка даже есть! Выходи за меня! Чего тут вообще думать?
Василиса уже собралась было разъяснить Господину Главному, почему столетний старикашка не подходит в женихи двадцатилетней девушки, но в горницу добавился очередной суженный. В разломанную дверь ввалился жирный старикан, фигурой напоминающий борца сумо на пенсии. Сумоист представился Кащеем и, разумеется тут же, бухнувшись на колено, стал клянчить руки Василисы Премудрой. 
— Отринь глупых отроков, которые ничегошеньки тебе дать не могут, — взвыл Кощей, доставая из кармана кольцо с рубином. — А у меня богатств полные сундуки. На золоте кушать будешь, по жемчугам ходить. Айфон золотой куплю с бриллиантами!
Сообразив, что с каждым новым женихом, шансы на счастливый брак у претендентов уменьшаются, женихи, расталкивая друг друга локтями, ринулись к Василисе, требуя обратить внимание именно на него.
— Айфооон! Шестой куплю! И шубу! Две! Одну зимнюю, другую летнюю, — орал Кощей, тыча в лицо два жирных сосископодобных пальца.
— Не верь ему, он всех невест своих замораживает и в подвале штабелями ложит, одно слово — маньячина. А я тебе пылесос еще куплю! Японский, который сам полы чистит. И мясорубку. Будешь как сыр в масле, — пытаясь отпихнуть Кощея локтем, обещал ГГ.
— Зафига тебе этот женатик? Его Марья при разводе как липку обдерет. За меня иди! — по простецки заявлял Серый, демонстрируя могучие мускулы.
— Ага, или за него, ему как раз на зиму жирок запасти надо, — мявкнул Баюн.
— Ты вообще молчи, блохастый!
ГГ, сцепившись с Кащеем, покатились по полу.
Сашка усиленно пытался наколдовать обручальное кольцо с бриллиантом, но получался пока только фионит.
Мишка смотрел жалобным взглядом, надеясь на доброту девичей души. А Баюн терся об ее ноги с такой яростью, словно хотел получить электричество.
Василиса тоскливо глянула в окошко, надеясь сбежать, но оттуда на нее не мигая смотрел драконий глаз, и слышалось влажное дыхание.
— Окружили, — прошептала она. — Со всех сторон окружили… Чего делать теперь?
— Как чего, выбирай! — потребовали женихи.
Василиса сжала кулаки, собираясь с мыслями. И тут дверь дрогнула в последний раз. Удар был такой силы, что все присутствующие испуганно затихли, со страхом оглянувшись назад.
Дверная створка дрогнула, скрипнула и отворилась. Женихи ахнули и разлетелись по углам. 
В проеме, уперев руки в боки, стояли две девушки. Одна в джинсах и толстовке, с длинной русой косой. Вторая в коротеньком сарафанчике на бретельках, коротко стриженная.
— Вот он! — заявила девушка с косой, ткнув пальцев в ГГ. — Я так и знала, что этот хмырь к Васюльке свататься полезет. 
— Скотииина! — взвыв, кинула огненным шаром в мужа Марья Искусница. — Я к мамке на два дня уехала мыло с чабрецом варить, а этот уже статус в фейсбуке поменял. Да я тебя… На мыло пойдешь, антибактериальное! Я тебя в бараний рог, я тебя в порошок стиральный сотру, на пуговицы пущу, засушу и на скрапбукинг нарежу!
— Ай! — заверещал Господин Главный, молодея в присутствии жены и превращаясь в симпатичного прощелыгу. Вылетев из избы, он безуспешно пытался укрыться за спинами гномов от летящих огненных шаров разъяренной женушки.
Баба Яга, тоже не стала церемонится. Ухватив метлу, стоявшую у печки, одним махом вымела горе-женихов за порог, вместе с квартиросъемщиками — эльфом и магом.
— От ведь… дела какие. — Пробормотала она, ставя на печь чайник. — Мужики называется, заради выгоды женихаться лезут. Ээх…
Василиса выдохнула слова благодарности и неожиданно расплакалась.
— Иииии, чего ты? — принялась утешать ее баба Яга. — Чего нюни распустила? 
— Они… они все только из-за того, что я ведьма. А так… я никого не интересую… — прорыдала уже в голос девушка свои страдания. — Мне же больше двадцати уже, а еще никто на меня внимания не обращал. Все потому что я рыжая, и… жииирнаааааяяя!
— Ой да плюнь ты на их. Я тебе знаешь, какого прынца найду? — баба Яга заварила чайку с мятой. — Давай, садись ка. Чайку попьем. У меня мед есть. Он знаешь, как для похудения помогает?
— Правда? — Василиса вытерла слезы и с надеждой взглянула на собеседницу. 
— Конечно! Садись.
Девушки сели за стол и принялись пить чай с медом. А поскольку мед очень для похудения помогал, то они без страха закусывали чаек пирожками с вишней.
***
А во дворе Мишка с Лехой, оставшись единственными претендентами, стали терпеливо дожидаться, когда девушки подобреют. Ибо идти им было некуда, да и за избу было уплочено за три месяца вперед. 
— Не, — вдруг заявил Леха. — А баба Яга тоже ничо так. Вполне. И коса у нее такая… и носик очаровательный. Ну и опять же жилплощадь у нее имеется.
— А мне всеж Василиса нравится, — упрямо ответил Миха, и улыбнувшись, пояснил: — Потому что ведьма.
Вдруг из открытых окошек послышались тонкие девичьи голоса. Подруги, с чувственной тоской запели песню, потекшую маревом над волшебной страной и колышущимися полями пшеницы:
— А на горе зайчики трубят. Там на горе зайчики трубят. Чего ж меня хлопцы не любят. Чего ж меня хлоопцы не лююбят…

 

Похожие статьи:

РассказыЖизнь под звездой разрушения. Глава 1. Танец под двойной луной, Принцесса и Важное решение.

РассказыНовогодняя история -2

РассказыЖизнь под звездой разрушения. Пролог. Смерть, Возрождение и его Цена. часть 1.

РассказыЧужое добро

РассказыЖизнь под звездой разрушения. Пролог. Смерть, Возрождение и его Цена. часть 2.

Рейтинг: 0 Голосов: 0 746 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий