fantascop

Без остатка

в выпуске 2015/06/01
30 декабря 2014 - С. Васильев
article3179.jpg

— Ты должен пересадить меня! – заявила Виола, едва Игорь перешагнул порог комнаты.
— Куда? – обреченно спросил мужчина.
— Не знаю куда! Мне всё равно! Неужели ты не видишь, что этот горшок мал?! Принеси кадку. Мало ли что!
— Я посажу тебя во дворе, – мстительно сказал Игорь, поджимая губы и рассматривая линолеум на полу. – В сухую твердую землю. Рядом с газующими автомобилями. Где выгуливают собак, а мальчишки устраивают костры и ломают деревья. Хочешь?!
Виола помолчала и уверенно ответила:
— Ты этого не сделаешь. Что, я тебя не знаю?
Мужчина отвернулся и ушел на кухню. Он и сам понимал тщету угроз. Стоило чуть пристальней посмотреть Виоле в глаза, и – всё. Игорь утрачивал над собой контроль, забывал о необходимом, наполнялся бессмысленным и безумным счастьем, от которого его освобождал только насмешливый и резкий голос Виолы.
«Поплыл? – хихикала она. – Да, я такая. А сейчас сделай-ка мне вот что…»
Игорь делал. Сразу же, не раздумывая. На автомате. Точно так, как его просили. Даже, скорее, требовали. Да и как откажешь? Не у каждого в квартире живет настоящая фло.

Три года назад, случайно зайдя на Межпланетный фестиваль ландшафтных садов, Игорь застрял у экспозиции с Флорины. На удивление, другие посетители ускоряли шаги перед указателем с названием и координатами планеты и спешили уйти подальше, оставляя Игоря в одиночестве упиваться великолепием кармина, лазури, ультрамарина, охры, кадмия и кобальта на фоне малахитовой зелени. Яркие соцветия инопланетных растений разбрасывали на дорожки разноцветные отсветы, конкурируя с солнцем. Игорь сделал шаг вперед. Потом другой. Он подходил к ограждению экспозиции всё ближе, пока не уперся руками в металлический поручень. Пугливо оглянулся и протянул руку внутрь, чтобы коснуться лепестков чудесных цветов и ощутить их влажную бархатистость.
— Извините, — раздался строгий, но учтивый голос из-за спины, — вы себя хорошо чувствуете?
— Д-да, — не сразу ответил Игорь, замерев.
— Весьма необычно, — голос выговаривал слова излишне четко и правильно, что выдавало в его хозяине гостя с другой планеты. Явной угрозы в голосе не чувствовалось, и Игорь рискнул взглянуть на инопланетника. Ничего особенного: человек, как человек, без особых примет, невысокого роста и в приличной одежде. Полная противоположность посетителю: худому, под метр девяносто, с всклокоченной шевелюрой и закатанными рукавами.
— Что вы имеете в виду? – решил уточнить Игорь.
— Вам какое растение больше понравилось? – спросил инопланетник, не отвечая на вопрос.
— Вот это, — Игорь наугад ткнул пальцем в переплетение ветвей и стволов, не совсем понимая, где заканчивается одно растение и начинается другое.
— Виола? Вы можете его забрать. Ему с вами будет хорошо. Прошу.
Почти тут же в руках обалдевшего Игоря возник тяжеленный горшок с землей и торчащим из нее ростком.
— Ухаживать обычно, как за цветами. Подкормки не требует. За вопросами обращаться в наше посольство. – Инопланетник подумал и поправился: – за ответами.

Уже через месяц вопросов у Игоря стало более чем достаточно. Например, почему цветок растет так быстро? Почему утолщается ствол, два верхних листа отгибаются и становятся похожими на руки, а бутон – на женскую головку с закрытыми глазами?! И почему, в конце концов, у бутона открываются глаза, намечается аккуратный носик и прорезается рот, который невнятно спрашивает: «Ты кто?»! Если бы в тот день Игорь не проставлялся на собственное тридцатилетие и не вернулся домой слегка на бровях, он бы наверняка в ужасе сбросил цветок с балкона. А так он всего лишь ответил:
— А ты?
— Я – Виола. Имя такое. Я здесь живу, понятно?
— А я? – от непонятного огорчения Игорь мог изъясняться лишь короткими фразами.
— Ты? – Виола становилась всё разговорчивее. – Ты, видимо, тоже. К сожалению. Ну, или нет. Это как посмотреть. С какой точки зрения. С моей, так даже неплохо. Это ведь ты меня выращиваешь?
— Я.
— Удачно. Так попасть на растителя. Вот только запах от тебя… С ним надо что-то делать. Непременно.
— Ага… — Игорь, не обращая внимания на дальнейшую болтовню и брань Виолы, зарекся пить и отправился отсыпаться.
Наутро Виола не превратилась обратно в растение. «Продрал зенки!» — радостно поприветствовала она хозяина. Игорь отшатнулся от заговорившего цветка и побежал в посольство. Он мялся у входа, не решаясь войти и не представляя, как он будет рассказывать несуразное происшествие с цветком, казавшееся галлюцинацией. К счастью, на улицу вышло официальное лицо, взяло Игоря под руку и в нескольких словах объяснило, что всё произошедшее совершенно нормально, естественно и даже необходимо. И что посольство и свободный народ Флорины внимательно следят за успехами землянина.
Поначалу Игорь успокоился. Но с каждым днем Виола обретала всё новые морфологические признаки человеческой женщины. Красивой женщины. Голубые глаза, правильный овал лица, высокие скулы, насмешливая улыбка и длинные русые волосы, которые Виола стала заплетать в косу. А еще нежная кожа, упругая грудь и стройная талия. Ниже Виола всё еще находилась в горшке, древесным стволом уходя в грунт. Игорь не выдержал и накрыл девушку простынею, продев ее голову в вырез посередине.
— Ты вообще охренел! – сказала Виола. – Прятать такую красоту. Меня, то есть. Немедленно сними!
Безумно красивая женщина с вредным характером. Но Игорь оставил простынь. А уже вечером обнимал ствол фло, плакал и клялся в вечном служении, оправдываясь тем, что ее могут увидеть посторонние. Виола поджимала губы и цедила слова прощения.
Наутро пришли два качка. Мялись у входа, не умея просить и намекая, что босс, что посмотреть, что любые деньги… Игорь пропустил. Не пробыв в комнате с Виолой и минуты, побледневшие мужики выскочили в коридор, шепча на ходу «как ты с ней живешь-то?» и обещая присматривать за его домом до конца жизни.
Про длину жизни посетители не сказали ничего, и Игорь отправился к Виоле узнавать, чего она им такого наговорила.
— Пф! – прокомментировала Виола бегство качков. – Только я выбираю с кем жить. И у кого. Ты – подошел. А они – нет. Так что на этот счет не беспокойся: никуда я от тебя не денусь.
Босс явился сам. Принес подарки. Не Игорю – Виоле. Что-то такое специфическое флоринское, наверняка купленное за большие деньги, в чем Игорь совершенно не разбирался. И ушел ни с чем. Всё оставил, потрепал Игоря по плечу, пожелал удачи и сгинул.
— Всё нормально? – осторожно спросил Игорь у Виолы.
— Не боись. Не украдут меня. Это идиотом надо быть, чтоб такое учудить. Руки-ноги отсохнут, умом повредятся. Не, не советую. Так что иди, милый, работай. Вот тут списочек – чего купить и куда зайти. И приходи пораньше, а то мне скучно.
Игорь сунул список на двух листах в карман, нечленораздельно буркнул слова прощания и поспешил на другой конец города – работать. Он старался не раздражаться на капризы Виолы, терпел её выходки, оправдывая необходимостью безвылазно торчать в малогабаритной квартире без возможности куда-либо выбраться и развеяться. В таких условиях любой бы взвыл, а не только инопланетное существо. Телевизор и интернет – не замена живому впечатлению. Виоле наверняка хотелось встретиться с кем-нибудь с Флорины, но как раз этого она и не просила.
Неосознанно Игорь начал стараться задерживаться на работе, бесцельно бродить по магазинам, разглядывая витрины, искать любой повод, чтобы позже вернуться домой и не слышать бесконечных претензий. И находил. После чего виновато стоял перед Виолой, соглашаясь с её нелицеприятными определениями по отношению к себе. А она словно нарочно проверяла Игоря на прочность, подводила его к пределу, за которым он сломается, и с интересом наблюдала.
Игорь достиг предела терпения.

— Ты что оглох?! – донеслось из комнаты. – Я что просила? Пересадить! Ну, и?!
Мужчина безотчетно схватил подвернувшийся под руку стакан и вернулся. Игорь молча рассматривал негодующую Виолу, пытаясь понять – что же в ней его привлекло, и не понимал. Да, красавица. Да, инопланетница. Но. Очень большое но. Если закрыть глаза и только слушать, то перед мысленным взором возникнет базарная торговка семечками, которая сама же эти семечки и лущит, сплевывая очистки на землю.
Требование пересадить вконец доконало Игоря. Он прекрасно помнил наставления посла о недопустимости хоть как-то воздействовать на горшок, который, собственно, и не горшок вовсе, а мини-инкубатор для фло.
— Я не буду тебя пересаживать, — отчеканил Игорь.
— Ох, как мы заговорили! Какие мы важные! Умные и рассудительные! Делай! Я сказала.
— Тебе это повредит. Ты сама это знаешь, Виола. Даже младенец понимает – что ему во вред. Возьми себя в руки. По крайней мере, пока я о тебе забочусь.
Фло сузила глаза, наклонила голову и, глядя исподлобья, выдала:
— Да ты вообще никто! Пустое место! Плюнь, да разотри! Посмотри на себя! Это – мужчина?! Это – тряпка, которой пол в кафешках моют! Грязной водой!
Несправедливость сказанного спустило пружину самоконтроля. Игорь побагровел, швырнул стакан в стену и заорал:
— Я кормил тебя! Ухаживал! Ублажал! Исполнял все капризы! Дикие просьбы! Безумные желания! Все! Абсолютно! А ты… Вали из моего дома!
Игорь прекрасно понимал абсурдность требования, но ничего не мог с собой поделать.
— Ах, вот как, — посерьезнела фло, успокаиваясь. – Это всё меняет. Пересади меня. И я уйду.
Игорь зарычал, едва сдерживаясь, чтобы не вцепиться в прекрасную шею, хлопнул дверью и выскочил на лестницу.
Всю ночь он бродил по набережной, мутным взглядом останавливаясь на разведенных мостах и восторженных туристах. Бормотал, спорил с самим собой, возражал, убеждал, размахивал руками. Его слегка сторонились, но толпа увлекала дальше и дальше, от моста к мосту, по ночным улицам. Игорь устало перебирал ногами по мокрому асфальту, щурился в палевое небо на востоке и ждал, когда взойдет солнце. Словно оно могло дать ответ на вечный вопрос: почему? Почему нам необходимы те, кому мы сами не нужны? Почему они играют нами и мучают нас? И как превозмочь боль?
Усталый и подавленный, безумно желающий присесть, в шесть утра Игорь вернулся. Вызвал лифт и поднялся в квартиру.
Разбитый горшок, рассыпанная земля и записка на кухонном столе: «Не ищи!»
Разумеется, Игорь поспешил в посольство – куда же еще? Там помогут, там подскажут, где искать гражданку Флорины. Вернут ее обратно, ведь любому понятно, что он не может без нее жить.
— Она не вернется, – сказал посол. – Вы ее освободили. Вырастили. Вам благодарность. Войдите в наше положение. Мы, в посольстве, лишены возможности воспроизводства. А тут такая удача. Мы задолго даже не рассматривали такие варианты. Долго. Всегда. Любая компенсация вам. Лично вам. Все достижения медицинской науки Флорины для восстановления. В пределах видовой принадлежности, конечно.
— Мне нужна Виола, — твердо, стискивая кулаки и стараясь не подпускать дрожь в голос, произнес Игорь. – Хотя бы скажите: где её искать? Я сам, я сумею. Прошу вас.
— Фло уже улетела. Биологический цикл завершился, и у нее не осталось причин оставаться на Земле.
— Я подожду. Виола вернется.
Посол неохотно помотал головой из стороны в сторону – человеческим жестом.
— Девушки никогда не возвращаются к растителю. Физиологическое отторжение. Хотите её объемное изображение? Слепок? Рапид? Чувственное воспоминание? Но как разумный – не советую. Будет больнее забывать. Есть режим компенсации. Мы подберем – у нас большая база – из ваших соотечественниц.
— Не надо, — прервал Игорь посла. – Я сам. Справлюсь.
Игоря неожиданно шатнуло, и он поспешно ухватился за перила на крыльце. Клёкотно вздохнул и побрел прочь.
Посол с сочувствием смотрел в спину Игорю. От посольства уходил седой старик. Сутулясь, шаркая стертыми ботинками по асфальту, придерживаясь морщинистой рукой за стену.
За три года Игорь отдал Виоле всё, без остатка.
Отдал жизнь.
Он шел в космопорт.

Похожие статьи:

РассказыВероника

РассказыСпартак – чемпион! Хроноклазмус 14

РассказыКак говорил Джо...

РассказыЯ - такое чудо

РассказыДолжна

Рейтинг: +1 Голосов: 1 791 просмотр
Нравится
Комментарии (2)
Finn T # 31 декабря 2014 в 13:50 +1
Помню этот рассказ на конкурсе) Кажется, даже отзыв писала... scratch
Леся Шишкова # 1 июня 2015 в 15:00 +1
Очень необычный рассказ! Оконцовка неожиданная! Под впечатлением...
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев