fantascop

Болото.

в выпуске 2015/11/19
2 июня 2015 - Хроники Януса
article4776.jpg

Сутех остановился поправить повязку на лице и оглядеться, казалось весь мир сейчас состоит из болотной жижи, тумана и невыносимой вони. Всё пространство вокруг занимали сплошные болота, уже целую неделю он не видел ничего кроме этого пейзажа. И уже целую неделю он не дышал нормальным, чистым воздухом.  Запах был невыносим, от него мутило, постоянно кружилась голова, и было ощущение, что даже еда в их ранцах пропиталась гнилым привкусом болот. Он оглянулся назад, что бы посмотреть на своих спутников, которые шли за ним. Уже который раз он обращал внимание, что перестаёт узнавать, в столь знакомых ему лицах, своих собратьев по оружию. Болото меняло людей до неузнаваемости, оно уродовало их, превращая в некое подобие ходячих мертвецов, отравляло им разум и плоть, безбожно травмировало психику. Из почти ста человек, что девять дней назад вошли в полосу терминатора, отделявшую светлую, жилую, зону Януса, от холодной, тёмной стороны их осталось не более трёх десятков. Лишились они и двух проводников, которых взяли в одном селении у самой линии раздела – на территории западного Хотта. Сутех вообще удивлялся: почему ещё они не пропали в этих треклятых топях? Без проводников и практически без ориентиров они шли уже три дня. Конечно, им попадались знаки оставленные первой группой, как специально оставляемые, так и трупы умерших, которые, с каждым днем, попадались всё реже и реже. Но всё чаще его посещала только одна мысль – как?

Ему много раз говорили о том, что в экстренных ситуациях, человек, способен на многое. И он это прекрасно понимал, он верил этому. Верил потому что испытал на себе, испытал, пройдя через несколько войн, в том числе и через последнюю – гражданскую. Но там было всё понятно, война, жажда выжить и победить. Галлоны адреналина в крови и холодный, продуманный расчёт. Здесь, в болотах, всё было по-другому. Дождь, грязь, тухлая, застоявшаяся вода, однообразный ландшафт и болотные газы. Днём было душно и нечем дышать, ночью становилось холодно, дождь превращался в снег и спящие, прямо в грязи, люди вмерзали в зловонную жижу. Газы мутили людям рассудок, у членов группы были галлюцинации, приступы страха и паники, людей рвало и они, корчась в судорогах – умирали. Немногие, уже, понимали и осознавали, кто они такие и куда они направляются. Врагом человеку здесь была природа, и от того война с ней была, практически, лишена смысла. Люди, потеряв своё, человеческое, лицо и поддавшись удушающим чарам ядовитого тумана, продолжали свой путь неосознанно, как животные, которых вели на убой.

Следом за Сутехом шёл молодой сержант, Неф Мхэй, за сегодня он раза два падал в обморок, но по-прежнему не отставал от своего капитана, постоянно держась рядом.

- Неф, станем привалом? Или будем идти до темноты? – он вопросительно посмотрел на сержанта, понимая, что тот уже изнеможен окончательно. Неф остановившись, оперся на палку, стараясь перевести дыхание.

- Не стоит капитан, дни становятся короче, притом очень явно и заметно, - он поднял голову, посмотрев на капитана. – К тому же становится холоднее, вы заметили?

- Заметил. Я думаю, что с каждым днём будет всё хуже. Скоро Хота не будет видно, настанет сплошная и непроглядная ночь. И настанут морозы. Как только мы пересечём терминатор, так всё и будет.

- Это не так плохо капитан, болото замёрзнет, идти станет легче. Да и не будет такой вони и этих болотных выхлопов, от которых мутит желудок и кружится голова.

- Да, может ты, где-то и прав, морозы мы и дома переживали. Да и по льду идти легче.

Неф молча кивнул головой, поправляя намотанные на левую ногу тряпки, которые, заменяли ему потерянный в болоте сапог. Их соратники, шедшие следом, увидев, что их проводники и руководители остановились, начали сбиваться в кучки, разговаривая друг с другом и помогая изнеможенным и уставшим снять с плеч ранцы и баулы с провизией и вещами.

- Всё-таки придется сделать привал, люди сильно устали и уже на грани нервного срыва, - Сутех кивнул головой в сторону их попутчиков, которые от усталости валились в грязь и болотную жижу.

- Может, ночью попробуем идти? – проговорил Неф, снимая свой рюкзак. – Сейчас грязь лучше промерзает ночами, всё таки – может полегче будет?

- Пока будем идти в прежнем режиме, - капитан положил свой ранец рядом с вещами Нефа. – Еще день – два, и ночь для нас наступит навсегда. Во всяком случае, Хота мы не увидим очень долго.

- Да, судьбу мы выбрали, не самую светлую, - сказал Неф, кивая головой в знак согласия.

- Не мы выбираем судьбу, Боги выбрали её за нас, - проговорил Сутех. – Нам только остаётся следовать ей, победить или умереть.

 

Группа Сутеха расположилась на небольшом холмике, возвышенности, чуть в стороне от тропы по которой они шли. Здесь, хотя бы, была возможность перекусить и отдохнуть, не утопая при этом в болотной жиже. Сама возвышенность, между тем, могла не протянуть и пары часов – обычно подобного рода островки постоянно погружались в топь болот, что под весом людей они могли делать быстрее.

Между тем группа разожгла переносной камин и вскоре его поверхность была заставлена котелками с разогреваемой едой. Огонь и предвкушение ужина немного расслабило людей, в тоже время заметно подняв настроение. Люди обсуждали свою прошлую жизнь, вспоминали интересные истории, стараясь при этом не затрагивать своё будущее. Будущее было скрыто за мраком обратной стороны и затянуто пеленой болотного тумана. Вряд ли что там, на той стороне будет такая жизнь, как была у них в Тейлоне, но какое то внутренне препятствие, какой то барьер не давал им думать и говорить о своём будущем. Сейчас они довольствовались передышкой, дававшим тепло огнём, возможностью перекусить и поговорить о радостях прошлой жизни. Видимо в сложных ситуациях разум постоянно прибегал к ностальгическим воспоминаниям, стараясь сохранить свою дееспособность. Только капитан и сержант, сидя в стороне от остальной группы, обсуждали  возможные варианты своего будущего. Это была их ноша, они несли на себе бремя ведущих, тех, кто должен довести людей до конечной точки маршрута.

- Мы не прошли ещё и половины пути, - капитан тяжело вздохнул, произнося эти слова. – Понимаешь? Нет ещё половины пути, а у нас уже нет больше половины состава. Вероятность что дойдут хотя бы десяток человек очень низка.

- А почему те, кто ушел первыми, не высылаю встречные группы? – Неф наклонил голову, стараясь заглянуть в глаза Сутеху.

- Это бесполезно, никто не может знать, как ляжет наш маршрут. Мы даже сами не знаем как та группа, что идёт впереди нас, отклонилась от маршрута. И живы ли у них проводники. Может они вообще ведут нас в сторону от точки назначения.

- Сколько до них? Я имею ввиду насколько, они, опережают нас?

- Не знаю Неф, может день, максимум два. Судя по меткам и по трупам, больше не может быть. Болото быстро пожирает следы присутствия человека, потому я не думаю, что мы сильно от них отстаём.

- Выходит что это всё, выстрел на удачу?

- Можно сказать, что так и есть. Если нас и будет, кому встречать, то это буде не менее чем за сотню, или две, километров от убежища.

- Может, стоило раствориться в гражданском населении? Или как-то по-другому переждать?

- Имперцы бы попросту нас всех казнили. Нашли и казнили. Они не оставят нас в живых, мне так не кажется во всяком случае.

Словно в подтверждение слов капитана в небе, за туманной дымкой болотных испарений, раздался гул. Он плавно нарастал, подтверждая то, что объект его издающий, приближается, находясь рядом с их группой. Люди стали вжимать головы в плечи, словно стараясь скрыться от приближающегося шума, но это всё что они могли сделать – убежать или спрятаться в болотной пустыне было невозможно. Если только в панике провалиться в омут или болотную топь, тем самым, скрывшись не только от угрозы, но и от своей собственной жизни.

- Копра, имперцы рыщут в поиске нас или групп вроде нашей, - проговорил сержант, смотря в сторону нарастающего гула.

- Нет, сержант. Они не нас ищут. И не другие группы.

- Почему? – Неф повернул голову в сторону капитана.

- Потому что они знают, где мы, для оборудования копры, туман - это не помеха. Они ищут, что-то другое, или ищут само убежище.

- Может кого-либо из конкретных лиц?

- Тоже нет. Их аппаратура работает по тому же принципу что и монохромы легионеров – они видят контуры зданий, рельефа и объектов. Как чертежи на ватмане. Человек для них светло серое пятно на фоне всего этого. Они не различают личности, электроника фиксирует противника, но не более. Мы все для них на одно лицо.

            Сутеху вспомнился тот момент в Эдессе, когда имперские копры стали для них сюрпризом. Страшным сюрпризом, унесшим сотни жизней его соратников. Никто из повстанцев даже не подозревал о таких технических новинках имперских легионов. Когда Ринорский легион подошел к городу с запада, собираясь приступить к штурму, они ждали всего – плотного огня штурмовой артиллерии, термических снарядов катапульт, разящие вспышки снарядов «Скорпионов», рвущихся в бой штурмовых легионеров с их спор-винтовками и штурмовыми танками. Но не ждали, что это будут копры. Пятёрки этих летательных аппаратов возникли из ниоткуда, словно упали с небес на оборонительные линии повстанцев. Рёв двигателей, разящие струи раскалённой плазмы, дождь из химических, термических и бетонобойных бомб – ад который они принесли, заставил дрогнуть их оборону. И хотя со временем они поняли, что это всего лишь техника – первоначальный эффект сделал своё дело. Страх и смерть стали спутниками при появлении копры над рядами их войск. Им пришлось переоборудовать часть кинетических установок, которых и так было не много, для борьбы с новым врагом. И хотя улицы Эдессы и почувствовали на себе падение двух имперских аппаратов – исход битвы за город был ясен. Эдесса пала. И пала она не без заслуг летающих монстров. И сейчас один из таких кошмаров летал недалеко от них.

- Попросту говоря, пилотам ничего не стоит нас расстрелять как удобные мишени? – спросил Неф.

- Да, ты совершенно правильно думаешь сержант. Они могут свободно спалить нас, ведь мы для них – как на ладони. И меня удивляет, почему они ещё не сделали этого. Уже третий день они регулярно летают над терминатором.

- А если нам уже некуда идти? Что если имперцы накрыли наше убежище?

- Тогда конец развязки близок. Для нас не много вариантов на выбор: или мы сдохнем в болоте, или же нас убьют, когда мы дойдём до конца маршрута. Третьего не дано.

Гул, издаваемый копрой, стал удаляться, уходя в сторону от того места, где располагалась группа Сутеха. На секунду капитану показалось, что он услышал общий вздох облегчения, вырвавшийся из уст его соратников. Их лица вновь оживились, хотя уже никто не заводил ностальгирующих разговоров – все молча взялись за поедание пищи и подготовку к краткому сну. Неф, пододвинувшись поближе к капитану, достал свои запасы вялено мяса и фляжку с вином.

- Сержант, такое ощущение, что ты почистил все винные погреба в Гирсе перед нашим уходом, - улыбнулся Сутех своему запасливому соратнику.

- Это я купил в той деревушке, где мы брали проводников. Тех самых горе проводников, что передохли как мухи в этом зловонии.

- Хороших разобрали до нас, мы брали то, что осталось.

- Сомневаюсь, что это были люди хоть раз серьезно углублявшиеся в линию болот, – ответил Неф, пережевывая кусок вязкого мяса. – Решили заработать, увидав большие деньги.

- Твоя правда, сержант.

- Я тут подумал, капитан, что когда все уложатся, я пройду немного дальше по маршруту. Посмотрю дорогу. Я уже делал пару раз так, после того как стали летать копры.

- Идея хорошая, но тебе самому бы отдохнуть не помешало бы. Да и как быть, если ты сам попадешь в возможную засаду? Хотя на счёт такового я сомневаюсь – я уже говорил, что хотели бы нас прикончить, они бы сделали это уже несколько дней назад.

- У меня граната есть, её взрыв вы обязательно услышите. А в остальном, думаю, уже разберётесь сами – как быть, и какую дорогу выбирать.

- Смотри сам сержант, но мне бы не хотелось потерять собеседника, хорошего соратника и запасливого человека, - капитан в очередной раз улыбнулся, хотя это уже получилось более натянуто.

- Всё нормально будет, капитан. В любом случае оглядеться не помешает, черт его знает, что скрывает этот туман.

- Кроме болотных одров мы ничего больше не видели, ещё говорят, что на тёмной стороне обитают сородичи арайских барсов. Хотя, как и любые кошки, они не любят грязь – сомневаюсь, что мы их встретим.

- Да, я тоже слышал, что-то подобное. Но меня больше не живность местная волнует, не на первом плане она у меня во всяком случае. А наши сородичи на имперской службе.

- Да всё верно ты думаешь, так что дело твоё – иди, осмотрись. Тем более если что-то беспокоит. Все равно не сможешь уснуть, хотя тебе следовало бы. Далеко не отходи, осмотришься – возвращайся. Выкроим тебе время для отдыха. Ты нам, а мне тем более, нужен живой и здоровый.

Неф молча кивнул капитану, и порывшись в своём рюкзаке достал цилиндр фугасной гранаты.

- Остатки былого богатства, - пошутил сержант, закрепляя гранату на поясе.

- Да, по большей части бесполезное в сложившейся обстановке, - ответил Сутех. – Природу гранатами не переубедишь, как показала практика.

- Ваша правда капитан, болото точит людей получше всякого оружия.

            Через время, когда вся группа уснула, Неф, оставив свою винтовку и большинство вещей, взяв с собой одну лишь гранату, ушел в болотный туман. Сутех проводил его взглядом, затем, откинувшись на подложенный под спину ранец, погрузился в свои мысли. Каждый раз перед сном он погружался в водоворот тех событий, что произошли в его жизни за два минувших года. Казалось что вся его жизнь,  всё его существование было заключено в этих двух годах. От победного шествия их идей, идей свободы и независимости Тейлона от имперского владычества, до их краха и бегства. Он помнил тот момент, когда их лидеры говорили о необходимости ухода за линию терминатора, о том, что только так они смогут продолжить свою борьбу. Он помнил вой имперских снарядов, рёв двигателей штурмовых копр, городские бои – больше похожие на кровавую резню. Но он не мог вспомнить жизнь до всего этого. Не лица своей жены, не лица детей. Только сплошной хаос войны, постоянных столкновений, радость наступлений и горечь бегства – это всё что он помнил. И казалось, что другой жизни у него не было. Весь этот водоворот качал и тряс его, не давая вспомнить, что-то из прошлой, той мирной жизни, что была у него несколько лет тому назад.

- Капитан! Капитан! Капитан, проснитесь! – Неф тряс капитана за плечо и, склонив голову над его ухом, громко шептал, стараясь не разбудить соратников лежащих рядом. – Капитан, вставайте. Мне показать что-то вам надо.

- Сержант? Что у тебя? – Сутех встряхнул головой, стараясь сбросить сонное наваждение и принять реальный мир. – Что случилось?

- Пойдёмте, я вам должен это показать, - продолжал громко шептать сержант. – Только тихо, другие не должны этого видеть. Во всяком случае - не сейчас.

            Сутех брёл следом за сержантом, стараясь прийти в себя и остановить сумбурный поток мыслей и видений, который не оставлял его даже после пробуждения. Казалось, что даже сейчас он продолжает спать, продолжая переживать весь тот хаос, творящийся в его жизни. Неф постоянно оборачивался, то ли для того, что бы посмотреть на капитана, то ли для того, что бы убедиться, что за ними не идет никто из их группы.

- Это не далеко капитан, - проговорил Неф, запыхавшись от быстрой ходьбы. – Я, честно сказать, не сразу и понял что увидел. Это кошмар.

- Да что там такое, сержант? – выдохнул Сутех, всё больше приходя в себя. – Что за чертовщина?

- Мы уже пришли, почти пришли капитан. Еще немного и сами увидите.

Усилившийся дождь, казалось, разорвал туман, стоящий над болотом. Теперь он не представлял собой сплошную стену, а витал в воздухе большими, рваными, космами. И капитал стал различать тёмные контуры уходящих ввысь столбов или кольев воткнутых в твёрдые участки болота. Но не колья были самым удивительным или пугающим в этом царстве смрада, тумана, болотной жижи и дождя. Капитан остановился, рядом с ним замер и сержант. Теперь Сутех понимал, что так напугало его сержанта. Напугало и привело в ужас. Теперь он сам переживал это. Длинные, доходящие до четырёх, пяти метров колья были увешаны трупами людей. Изувеченными трупами. Людей выпотрошили, надев, словно мясо на стальной шампур, на деревянные колья. Многие брёвна, а их было около десятка, под весом трупов, на половину ушли в болотную грязь. Капитал подошел к ближайшему столбу, осматривая его.

- С них содрали кожу, с многих спустили кровь – как со скота на бойне. Видать кровь спускали с тех, кто ещё был жив, а кожу снимали только с тех, кто был мертв, как сувенир или трофей, – пояснил Неф. – Вот этот одиночка, это с нашей группы. Он пропал два дня назад.

Капитал посмотрел в сторону, куда показывал сержант. Там, на столбе, головой вниз висел их соратник. Теперь уже их бывший соратник. Его горло было перерезано, а живот и грудь были вскрыты. Кто-то вытащил из него все внутренние органы.

- Кто это мог сделать капитан? Имперцы? Или наши?

- Нет, сержант, это не имперцы и не наши. Наши не могли утащить нашего соратника. Во всяком случае, я не допускаю этого. Имперцам так же нет нужды творить такое, во всяком случае, здесь. Казнить нас на площади – это да, что бы показать свою власть другим. Но не здесь и так. Имперцы всё-таки чтят букву закона, и у них есть честь. А то, что произошло здесь – больше похоже на бессмысленную бойню. И к тому же, зачем имперцам таскаться с трупами?

- Да, похоже, вы правы капитан. Тогда кто?

- Не знаю. Да и это, сейчас, не имеет смысла. Надо поднимать группу и уводить людей. Надо выбрать какую то тропу, параллельную нашей, что бы обойти это место.

- Я уже смотрел капитан, слева идёт нормальная дорожка, через километр она опять пересекается с нашей тропой.

- Тогда нормально, давай, возвращаемся и уходим подальше отсюда.

Неф и Сутех, бросив последний взгляд на увешанные трупами колья, пустились в обратный путь, спеша быстрей покинуть место, где так изуверски были убиты их соратники.

            Спустя час, после того как последний человек из группы Сутеха растворился в космах болотного тумана, над местом казни раздался рёв плазменных двигателей. Тёмно серая, транспортная копра зависла над болотом. Из транспортного люка, прямо в болотную жижу, спрыгнул человек одетый в чёрный балахон, с откинутым на спину капюшоном. Его голова была гладко выбрита, а на лице была одета дыхательная маска. Он опирался на длинный посох, с навершием в виде анкха – символа имперской власти. Следом за ним из копры спрыгнули четверо легионеров закованных в чёрную броню.

- Они были здесь сержант, - прокричал человек с посохом, стараясь перекрыть своим голосом рев двигателей.

- Да господин легат, такая же картина, как и в предыдущем месте, - согласился легионер с высоким, черным, как смола плюмажем на шлеме.

- Ладно, направите сюда группу для исследования, а я отправляюсь в Бастард. Мне надо к Императору, обговорить кое какие моменты.

- Будет сделано.

- Теперь вы от нас не уйдёте, - проговорил легат, вглядываясь в том направлении, куда скрылись в тумане сепаратисты.  

Рейтинг: 0 Голосов: 0 474 просмотра
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий