fantascop

Брахмапудра

в выпуске 2016/06/15
2 октября 2015 - Михаил Бочкарев
article6187.jpg
На эту работу я устроился, можно сказать, случайно. Один приятель дал мне телефон и сказал, что сейчас фирма как раз набирает новых сотрудников. Я позвонил и узнал, что фирме занимающейся продажей офисной мебели требуется вэб-дизайнер, но все подробности по телефону мне не расскажут, а только при личной встрече. Я договорился о дате визита и пришел на собеседование, предварительно побрившись и чисто и аккуратно одевшись.

Начальник, моложавый плешивый мужичек лет сорока пяти, протянул мне анкету и вышел из кабинета. Я заполнил все графы абсолютно бредового документа, кроме последнего пункта. Вопрос которого гласил: «Что вы ждете от нового места работы?». Что я жду?
А правда чего я жду от нового места работы? Покопавшись в своих чувствах и ощущениях я убедился, что никаких ожиданий во мне нет. Ничего я от новой работы не ждал, мало того мне было абсолютно наплевать возьмут ли меня на эту работу. Но в пункте я написал сакраментальную фразу – «карьерного роста и незабываемых впечатлений».

Закончив с анкетой, я принялся осматривать кабинет руководителя, который никакого абсолютно впечатления на меня не произвел. Банальный офис с серым столом, на столе компьютер, вернее жидкокристаллический монитор SONY, кожаное кресло на колесиках, на стене часы, на подоконнике печальный маленький кактус в горшке, и фигурка то ли Будды, то ли еще какого божка на полке для бумаг у стены.

Вернулся директор и забрав анкету хмуро прочитал её. Поднял на меня глаза и представился.

- Виктор Степанович.

- Роман, - ответил я.

Виктор Степанович вяло расспросил меня о предыдущих профессиональных заслугах, спросил как давно я занимаюсь вэб-дизайном, и получив на это все ответы, почесал свой нос и взял меня на работу.

- В понедельник выйти сможешь?

- Смогу.

Он протянул мне руку и я, попрощавшись, ушел домой. На улице накрапывал осенний дождь, настроение мое было паршивое, и меня совершенно не радовал факт того, что теперь я работник фирмы «ИНДРА*». В понедельник я, как и обещал впервые вышел на работу, меня поручили голубоватого вида пареньку по имени Руслан. Руслану надлежало все мне показать, рассказать и вообще помочь устроиться на новом месте. Руслан был худеньким, довольно смазливым и несколько жеманным молодым человеком, в поведении которого я сразу уловил неподдельный интерес к моей персоне. В принципе к геям я отношусь параллельно, но иногда они меня скорее раздражают и настораживают нежели, кажутся забавными.

Руслан был как-то уж слишком рад тем, что в их скромном учреждении появился новый сотрудник. Он засыпал меня разными вопросами, рассказывал какие-то анекдоты и все время звал с собой в курилку. В курилку я, конечно, ходил и над анекдотами смеялся, но на лукавый блеск глаз Руслана, отвечал твердым молчаливым «НЕТ!», что явно его огорчало. 

Вообще работников в фирме было не так уж и много, и что очень меня не грело, девушек было совсем просто таки мало. Проще говоря, было их всего четыре. Самой обаятельной и вызывающей в душе моей тепло и радость, и даже смутную надежду на нечто возможное в дальнейшем, была Марина, стройная двадцатилетняя шатеночка, обожающая короткие юбки и красную помаду. Правда помимо меня на неё заглядывалась, добрая половина мужского коллектива, и тут конечно был сложный вариант, потому как Марина прекрасно понимая, что хочет её каждый второй работник, пользовалась этим в своих корыстных интересах. Она активно флиртовала и строила глазки, томно показывала обворожительные бедрышки, сходящим от вожделения с ума сотрудникам, и смеялась красивым белозубым ротиком, колыхая при этом третьеразмерную грудь.

Дальше шла Маргарита Петровна Лапушкина, женщина лет тридцати, с приятными формами и красивыми руками. Красавицей я бы её не назвал, но что то в ней определенно было. Маргарита Петровна красила волосы в пепельный цвет, была за мужем, и у неё дома сидел десятилетний сын, которому она часто звонила и назидательно внушала, что и как ему разогреть из приготовленной мамой пищи и с чем это разогретое лучше всего скушать. Было видно что, не смотря на удачный брак и мужа не увлекающегося алкоголем, Маргарита Петровна не прочь была закрутить роман на стороне. Мужчины ей явно нравились и особенно ей нравился менеджер Андрей, с которым она постоянно перешучивалась.


Самой шикарной среди всех четырех была, конечно, Светлана Анатольевна Кораблева. Что можно сказать о ней? Светлана Анатольевна была по-настоящему красива, как может быть красива женщина на подходе к сорока годам. Выглядела она так как обычно выглядят бразильянки в телесериалах. Высокая, с крепким торсом, похожая на элитную кобылку, всегда подчеркнуто элегантно одетая. Карие глаза с таким специфическим прищуром и чувственные губы. Мужчины её явно побаивались, сразу убивая в себе даже малейшие зародыши мысли, что она может снизойти до хотя бы флирта с ними. Смотрела она на всех надменно и даже с какой-то жалостью. Меня казалось вообще не замечала, будто бы я был не новым вэб-дизайнером, а сломанным принтером. 

Последней в этом цветнике была Татьяна. Если уж говорить аллегориями до конца то, я бы сказал так Марина – это жасмин, Маргарита Петровна – ландыш, Светлана Анатольевна – магнолия, а вот Татьяна, это пожалуй – облетевший одуванчик. Толстая, если не сказать жирная. Впрочем, надо именно сказать жирная. Глупая и шумная, вечно всем и всегда заинтересованная, алчущая карьерных успехов двадцати пяти летняя особа. Поросячьи глазки и сплющенный нос, на бездарно нарисованном косметикой маслянистом блине лица, вызывали у меня рвотные спазмы. Ей нравились абсолютно все мужчины в офисе включая даже Руслана, который шарахался от неё как от бешеной коровы. Она была готова отдаться всем сразу, прямо сию секунду, прямо на рабочем месте. Меня как новенького Татьяна принялась окучивать мгновенно, после того как я попал в поле её зрения. 

Честно признаться первой мыслью, после того как она подбежала ко мне знакомиться и пахнула на меня смесью глубоко пропитанной потом и завядшим от этого пота запахом одеколона, блузки, была мысль об увольнении к чертовой матери подальше от греха. И я уже пошел было писать заявление, но по пути в первый раз встретил Светлану Анатольевну. Я, поколебавшись, решил что ради возможности лицезреть такую красоту, можно вытерпеть и это нелепое создание природы Татьяну. 

Работа моя была не обременительной, и совсем не сложной. В мою задачу входило обновлять сайт, отвечать на вопросы клиентов по электронной почте и помогать другим сотрудникам офиса избавляться от коварных вирусов, которыми они умудрялись заражать свои компьютеры чуть ли не каждый день. Все это было скучно и однообразно. Я целыми днями шатался по кабинетам, пил кофе и болтал с сослуживцами. Пришла зима и все нетерпеливо стали готовиться к всепоглощающему снежному празднику - новому году. 

Так как бюджет фирмы был не велик, а тратить свои деньги на цивилизованное празднование большинство активно отказалось, решено было что ни в какой ресторан мы не пойдем, и отпразднуем приход нового года в нашем офисе двадцать седьмого числа. 

Марина охотно взяла на себя функцию организатора праздника и благодаря своим внешним данным быстро собрала со всех установленную сумму, расписала, посоветовавшись с остальными, что нужно купить из закусок и спиртного, и определили каждому сроки, в которые все это нужно купить. Мне выпала банальная закупка вина по списку составленному лично руководством, Марина даже дала мне адрес магазина где я мог бы его купить что я и сделал, причем с некоторым для себя интересом, так как вино выбранное нашим боссом, оказалось родом из индии, а я такого никогда в жизни не пил, и конечно же хотел это упущение наверстать. Марина дала мне визитку нашей фирмы и написала какие то загадочные иероглифы на обороте, а когда я пришел и отдал визитку со списком требуемых напитков, миловидной продавщице та, сделав мне какую-то уж совсем невероятную скидку нагрузила две сумки бутылок и поклонившись просила передавать свое почтение Виктору Степановичу и всем остальным. Я притащил вино в офис, но разумеется никаких почтений передавать не стал. А тихо и мирно ретировался домой на два часика пораньше.

Двадцать седьмого декабря, на улице было жутко холодно, выла вьюга и не прекращаясь ни на секунду шел снег. Я на работу опоздал, так как накануне с друзьями уже отметил приближающийся праздник. Но на это никто особенного внимания не обратил, так как каждый был занят своими собственными приготовлениями, кто то в течении дня срывался за подарками на часок другой, кто то зачарованно беседовал по телефону планируя встретить в этот раз новый год так, как еще никогда не встречал. Дамы с самого начала дня были заняты приготовление стола и к своим непосредственным обязанностям даже не притрагивались.

Жирная Татьяна, вырядившись как дешевая проститутка с ленинградского шоссе, весь день бегала по офису тряся безбожным целлюлитом и громко хохоча. Она строила всем, в том числе и мне, глазки, невероятно часто курила и явно планировала кого-нибудь сегодня опоить водкой и увезти к себе домой. Лично мне она три раза прямолинейно намекнула, что у неё сегодня дома никого нет, и что при желании мы, все те, кто пожелает, и у кого останутся силы для дальнейшего поглощения алкоголя, можем поехать к ней и оставаться там сколько захотим, хоть до самого тридцать первого.

Никто, конечно же, ехать к ней не собирался, но и честно в глаза ей об этом не говорил, поэтому она была крайне воодушевлена предстоящим банкетом и полна самых смелых надежд. В четыре часа было решено садиться за стол, все равно никто уже работать не хотел, да и давно уже не работал, а только мельтешил по офису в ожидании пьянки.
 
Из холодильника достали заледеневшую водку и шампанское, выставили вино и коньяк на стол где уже давно работников поджидали всевозможные салаты, колбасная нарезка, оливки, дольки лимона и литровые пакеты с разнообразными соками. Все были определенно счастливы, и даже в глазах Светланы Анатольевны я увидел уже не надменное высокомерие, а что-то совсем другое. Во время сервировки стола, она неожиданно назвала меня нежно по имени и, вручив мне в одну руку салатницу, а в другую две бутылки шампанского отправила к столу, указав куда это все поставить.

Я и впрямь удивился, что она знает мое имя. Выглядела она просто сногсшибательно, она одела темно-красное платье, с глубоким декольте и вырезом сбоку, который предоставлял на всеобщее обозрение загорелые красивые ноги почти до самых трусиков. Потный и непривычно растрепанный Виктор Степанович, весь день кидал на неё молящие взгляды и вертелся вокруг как преданная собачонка. 

Наконец то все сели за стол. Со мной рядом с одной стороны как воробей на жердочке примостился Руслан, с другой плюхнулся как мешок картошки Тольпик Иван, толстый менеджер по продажам отличительной особенностью которого был ничем неистребимый запах изо рта и вечно потные ладони. Он тяжело дышал и нетерпеливо ерзал на стуле всем своим видом показывая, что крайне хочет выпить. Я, улыбнувшись, успокоил его, сообщив, что не более чем через пять минут его желание сбудется, он же нервно хохотнув, посмотрел куда-то мимо меня и дыхнул в мою сторону настолько ужасно, что я решил больше к нему не поворачиваться и бесед с ним не вести.

Самое приятное в моем местоположении за столом было то что напротив меня, ну или почти напротив, через двух всего человек, слева сидела несравненная Светлана Анатольевна. Правда с другой стороны так же близко располагалась жирная Татьяна. Прямо передо мной сидел Исаков Матвей Эдуардович, наш кадровик, но как конкурент он был не опасен, так как был он стар, сморщен и крайне глуп. Он сидел и словно гриф вертел из стороны в сторону лысой головой, пытаясь принять участие в шутках, улыбался металлическими зубами и держал на вилке круглый маринованный шампиньон.

Началась гулянка. Первый тост, как руководитель, взял на себя Виктор Степанович. Он произнес длинную речь о том, что очень рад что все мы столько лет вместе, что еще один год канет в лету, что новый обязательно принесет что то хорошее и светлое, и все в новом году будет хорошо и замечательно, и что белые хлопья снега что кружат за окном предвестники новых открытий и свершений и что непременно нужно выпить стоя первый тост. Все, конечно же, встали и выпили, и потом еще раз выпили, и поднимался с рюмкой коньяка Петр Шавович Шуршуретников, руководитель отдела межрегионального сбыта, и косноязычно поздравил четырех прекрасных дам, вероятно все-таки причислив к трем действительно прекрасным дамам моего жеманного соседа Руслана, потому что жирную Татьяну и в самом диком забытьи нельзя было бы назвать прекрасной. 

И все аплодировали и пили. И Матвей Эдуардович уже пошатываясь провозгласил, лязгнув челюстью, странный тост о вечном здравии Шивы** и об изгнании с неба, и восславил почему то великого Каладевана*** дарующего всем вечную жизнь. И все ему охотно хлопали, поспешно усадив на место, и все более и более обворожительная Светлана Анатольевна, которую почему-то Матвей Эдуардович почтительно назвал Бхагавати****, что то запальчиво шептала ему на ухо и странно посматривала на меня, а я уже сам изрядно приложившись к коньяку горел щеками и ревнуя её отбивался от якобы дружественных обниманий Руслана и сально - алчных взглядов жирной Татьяны, которая норовила перелезть через стол поближе ко мне.

Потом я, плеснув в воспаленный ревностью организм водки, вскочил с места и под уже кем-то, предусмотрительно, включенный музыкальный центр изъял, почти уже всю облизанную с ног до головы Решетниковым Андреем, черт знает чем занимающимся в нашем офисе молодым парнем с крючковатым носом и серьгой в носу, Марину тоже изрядно пьяную и такую податливо нежную и запутавшись носом в её волосах прижался к ней как сумчатый медведь к пальме в медленном танце. А потом мы развязно целовались в темном закутке, на рабочем столе Руслана и она, уже почти достигнув моего разгоряченного достоинства, прохладно – нежной рукой, вдруг зашептала мне в ухо какую-то абракадабру и просила называть её Арахари*****. 

А мне было все равно, и я называл, и получалось у меня нечто среднее между – «арахис» и «харя». Но тут нас обнаружили пьяно веселые сотрудники офиса, которые затеяли новогодний хоровод и не досчитавшись нас включили свет и я еле успев одернуть платье Марины, впопыхах натянул штаны и упав на пол был тут же поднят жирной Татьяной, от которой я еле отмахнувшись убежал в уборную умываться.

И там кое как освежившись я снова вернулся в гремящий и звенящий бутылками офис, где в темноте при горящих свечах я увидел странную картину как вокруг сидящего в позе лотоса Виктора Степановича женщины нашего офиса танцевали танец живота, а Матвей Эдуардович закатив глаза бил в невесть от куда взявшийся бубен и воспевал все десять имен Вишну******. Но не успев ничего сообразить я был пойман Русланом который, еле держа в руках, миниатюрный кальян сунул мне в рот мундштук и я, втянув в себя две большие затяжки ароматного дыма, повалился на пол, к удивлению своему успев насчитать у Руслана аж шесть рук*******, а очнулся уже на столе в кабинете директора.

Но самое удивительное было то что меня полностью раздетого, уже почти оседлала жирная Татьяна, которая в какой-то момент вдруг показалась мне человеком с головой слона, и которая к великому моему счастью была на моих глазах бесцеремонно выгнана взашей Светланой Анатольевной со словами,

- Пошла от сюда вон мерзкая Айравата********!!!

И когда «мерзкая Айравата» поспешно ретировалась, похватав с пола свои зловонные одежды, Светлана Анатольевна плавно подошла ко мне, и при виде её в организме моем разлилось невероятное блаженство и неумолимое желание познать все её женские тайны, а она всеми своими действиями, что было для меня непостижимо, желала явно того же. Ибо скинув с себя пленительное платье и окончательно раздев меня, она вознеслась надо мною и прильнула горячим чувственным телом к моему и целуя в губы и шею приняла в свое лоно мой, готовый лопнуть от нетерпения «жезл отмщения», как она его странно но так страстно назвала. И когда я, обезумев от неземного накрывшего меня вдруг счастья, излился в неё, она поблагодарила меня, назвав лучшим среди смертных и спустившись ниже губами, испила остатки моих соков, и я обессилено уснул…

Наутро очнулся я дома, с жутким похмельем и не пониманием как я очутился в своей кровати. Я подумал что, конечно возможно мои коллеги, увидев моё пьяное тело на директорском столе, переправили меня от греха подальше на такси и возможно даже довели до квартиры и уложили в кровать, но ничего этого я решительно не помнил. Я еле дошел до кухни и дрожащими руками нащупал чудом уцелевшую в холодильнике бутылку пива, открыл и выпил ровно половину. Присел на табурет и закурил. Спустя минуты две пришло облегчение, и я почувствовал, что жизнь уже не просто теплится в моем теле, а снова питает живой интерес к событиям и готово к новому дню. Пиво я, с удовольствием, допил и мысли мои, обрели некую гармонию, но воспоминание о пришествии моем в родную обитель так и не возникло. 

Я, питаемый жгучим любопытством, нашел телефонную трубку, которая отчего то валялась на полу в прихожей и набрал телефон своего сослуживца Руслана, ибо только он и мог прояснить мне вчерашний вечер, и дать исчерпывающие ответы на столь волнующие меня вопросы. Но когда, после долгих гудков, в трубке мне ответил гулкий мужской бас, я первым делом, сообразив, что это, возможно, может быть некто близкий трепетному сердцу моего коллеги, чуть не положил трубку, боясь вызвать необоснованные подозрения и даже ревность, но все-таки осмелился, плюнув на чужое, возможно, счастье и попросил к телефону Руслана. Мне, в довольно грубой форме, ответили, что таких в квартире не проживает, не проживало, и проживать ни в коем случае не будет, и убедительно красноречиво попросили более с данным вопросом не обращаться. Трубку конечно первым бросил «гулкий бас».

Я, подумав, сообразил что с похмелья вероятность моего пальца угодить в другую, совершенно не входящую в семизначный код, требуемого мне номера цифру, повышена крайне, тщательно и внимательно сверяясь с бумажкой на которой телефон Руслана был им собственноручно запечатлен, набрал снова.

Но и в этот раз трубку, уже будто поджидая моего звонка, схватил все тот же гулкий бас и произнес в мое ухо такие слова, от которых у какой-нибудь молодой романтичной девушки случилась бы если не мгновенная смерть, то уж затяжная депрессия точно, да от которых мне и самому стало как то не по себе, и я поспешно положил трубку с твердым убеждением что по номеру этому звонить больше не буду ни при каких обстоятельствах.

Однако удивительным был тот факт, что я неоднократно общался с сослуживцем своим Русланом, и звонки мои осуществлялись именно по этому, только что дважды набранному мной номеру.

Тогда, уж не знаю зачем, я набрал телефон своего офиса, хотя я конечно понимал, что никого в офисе в это время быть не должно. Но, на удивление быстро трубку сняли, и я услышал доброжелательное женское «Алло?».

Но голос этот не принадлежал ни одной, из женщин моей фирмы. Конечно же, я понимал, что столь бурные предпраздничные дни и работники телефонного коммутатора, вполне возможно уже отмечали, а может быть и отмечают в данную минуту и им совешенно наплевать что кто-то никак не может попасть к требуемому адресату, но все же три раза к ряду соединить не верно? 

Я как можно деликатнее осведомился, не попал ли я в офис фирмы «ИНДРА», на что услышал, удивленно – вежливое: 

- Нет. Вы ошиблись.

Но, не желая сдаваться я, еще как можно более придав своему голосу бархатистый тембр уточнил все цифры номера по которому звоню. И уж совсем ничего не понимая, я получил полное и бесповоротное подтверждение что звоню я именно по этому номеру, и что номер этот давно уже находится в полном распоряжении хозяйки частной квартиры, с которой я собственно и разговариваю. Я совершенно ошарашено положил трубку и молча уставясь в одну точку на полу, попытался сосредоточенно все обдумать. Но ничего у меня путного в мыслях не сложилось, а сложилась лишь одна катастрофически пугающая меня мысль.
- « А как же зарплата???»

Я, лихорадочно одевшись, выбежал на улицу и помчался к ближайшему банкомату с зажатой в руке кредитной карточкой, на которую мне до этого необъяснимого дня исправно начисляли зарплату. По дороге я, что бы хоть немного успокоить расшатанные как высоковольтные провода ветром нервы, вбежал в магазин и на последние остатки смятых купюр обнаруженных в кармане купил маленькую плоскую бутылку дешевого трехзвездочного коньяка, который и выпил за десять минут потребовавшихся мне, что бы добежать до банкомата.

Слава богам, что банкомат работал и я, уже снова ощущая в голове своей смутный алкогольный угар, вставил карточку в прорезь, важнейшего из современных электронных устройств, набрал код и запросил, как можно осторожнее прикасаясь к сенсорам дисплея чуда техники, сколько денег имеется на моем счету. Мне кажется, что в томительном пяти секундном ожидании я называл чудесную машину нежнейшими словами, даже теми которыми не одаривал никогда и любимых женщин, и даже есть подозрение, что вся моя жизнь промелькнула перед глазами, в предчувствии убийственного ответа.

Но вот экран моргнул и я, открыв от изумления рот, увидел что счет мой не пуст. Даже более того, банкомат выдал мне такую заоблачную сумму, о которой я пожалуй умолчу, дабы не навлечь на себя зависть или еще какие беды. Я протер глаза, что бы убедиться что это не мое пьяное воображение рисует мне эти удивительные цифры. Но нет, все было наяву. Тогда, я не медля ни секунды, снял со счета самую максимально допустимую сумму и благодетельный банкомат незамедлительно мне её вручил. Я подгоняемый каким то странным чувством, которое возможно и не является добродетелью, снова повторив запрос получил еще одну порцию наличности. Оглядываясь по сторонам я снова и снова выуживал из банкомата, свою невероятную зарплату, наверное, подсознательно страшась что это всего лишь необъяснимая ошибка электронного мозга удивительного устройства.

Когда я понял что наличности у меня уже столько, сколько я с трудом смогу донести до дома, так что бы это не стало видно окружающим, я с отчаянием остановился и вытащил кредитную карту. Экран, только что сделавшего меня богатым, устройства моргнул, и дружественно поблагодарил меня за то, что я им воспользовался, что было крайне странно в данной ситуации, потому как я сам готов был стоя на коленях целовать его металлический торс. Я уже было развернулся и вдруг заметил, как монитор померк а потом, исказившись на секунду помехами вновь включился и выдал яркую надпись.

Я приблизился и прочел.

С цветами кораллового дерева, дерева каравира, гвоздичного дерева и жасмином
От Богини в цветках лотоса и одеждах цветов карникары
От великой богини жены бога Шивы
Прими сиё злато в награду за вечность
Зачатие сына неба и семя земного
Спасителя Индры
Сандаловым деревом, алоэ и ароматной смолой
Ибо руины неба из праха и пепла будут воздвигнуты
Сыном земли и неба Брахмапудрой
Во благо всех 

Перечитал еще раз, и ничего не понял. Но понял я одно, и понял я это ясно и точно, что банкомат сам бы до такого не додумался. Но забивать себе голову непостижимыми загадками время у меня не было. Тем более что деньги надо было поскорее уносить, и я, уж не знаю зачем, поклонился Банкомату и будто бы впав в какой то минутный транс из меня, как-то сами собой вылетели странные строки:

О Бхагавати! Окурив ароматом алоэ, 
Твои волосы, и гребешком их причесав 
И ароматной водой обрызгав, 
Золотыми нитями их я, полный почтения, украшаю.

Сказав это, я попятился от банкомата, вышел на улицу и побежал, что есть силы домой.
На работе я с тех пор не объявлялся, и не звонил туда больше. И мне никто с работы не звонил. Да тем более имея свою кредитную карточку, мне вобщем-то работать как-то не с руки. Думаю вот заняться международным туризмом, поездить по миру, посмотреть что да как. Как люди живут, что делают вообще. Думаю вот для начала съезжу я в Индию, что-то меня туда тянет.




*Индра - индусский бог неба и атмосферы, в старой ведийской религии, могущественное божество, позже ставился ниже Вишну и Шива

**Шива – один из основных богов индуистского пантеона, воплощающий в себе и разрушительное и созидательное начала…

*** Каладеван - (букв. Бог времени) - имя бога смерти Ямы

**** Бхагавати - (санскр. «обладающая долей, благодатная»), дравидская богиня, культ которой распространён на Малабарском побережье Индии. Богиня-разрушительница покровительница болезней. Почитание её включает принесение в жертву петуха, а также оргиастические обряды.

***** Арахари – имя жены бога Шивы

Вишну****** - верховное божество, хотя в более ранний период он был не так известен и не был верховным и популярным богом и считался всего лишь карликом сопровождающим могучего Индру. 
 Вишну составляет вместе с Брахмой и Шивой божественную триаду. Наряду с Шивой является самым почитаемым божеством индуистского пантеона. В виде Нараяны Вишну стал первым двигаться в космических водах, заполнявших все пространство Вселенной и таким образом положил начало творению мира. Вишну изображают либо в виде ребенка, сидящего на листе лотоса, либо прекрасным четырехруким юношей, одетым в царские одежды и восседающим на тысячеголовом драконе Шеше, который плывет по космическому океану.

*******Кама — в древнеиндийской мифологии бог любви.(обычно изображается с шестью руками)

********АЙРАВАТА – повелитель слонов. введийской и индуистской мифологии слон, появившийся в начале творения, выступает также как принадлежность Индры.

Брахма, Брама, один из трёх высших богов брахманизма и индуизма, бог-творец, создатель Вселенной и её олицетворение и душа. Практически Брахма. не является объектом культа. Брахма обычно изображается четырёхликим, четырёхруким, сидящим на лебеде.

Похожие статьи:

РассказыПограничник

РассказыВластитель Ночи [18+]

РассказыПо ту сторону двери

РассказыДоктор Пауз

РассказыПроблема вселенского масштаба

Рейтинг: +1 Голосов: 1 549 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий