1W

Букашка

в выпуске 2017/06/26
article11036.jpg

Орбитальная станция «Скай флай» летела вокруг Земли.

За иллюминаторами простиралась чернота с точками звезд. Тускло бликовали приборные панели.

Назначенные исследовательской программой эксперименты шли своим чередом. В том числе и с участием Букашки — изучение ментального воздействия на мошку. Маленькую такую козявочку — таракашку с крылышками. Из тех, что бьются о стекло окошка в автобусе.

Букашка находился в прозрачном боксе, одну стенку которого занимал экран монитора. На экране виднелось лицо профессора.

— Ну почему на этой станции нет ни одного человека? — сетовал профессор. — Мне всего-то и нужно, чтобы бокс повернули на 180 градусов. Однако сие, видите ли, невыполнимо. Вот и приходится проводить опыты в ограниченном режиме...

Профессор недовольно щелкнул тумблером, включающим приставку к монитору-переводчику, которая переводила мысли Букашки в графические файлы.

В этот момент все и произошло...

Ослепительная молния вдруг на мгновение окутала Букашку.

— Что там такое? — поинтересовался профессор.

— Мне это тоже хотелось бы знать, — прозвучало в ответ у профессора в голове.

— А? — профессор тупо уставился в экран.

— Да. Хотелось бы.

— И кто это сейчас со мною разговаривает?

Букашка в боксе расправил крылышки:

— С вами сейчас разговаривает Букашка. Я, стало быть.

Когда профессор пришел в себя, а случилось это секунд через двадцать, он возразил:

— Но ведь этого не может быть! Не настроен монитор-переводчик на эдакое!

— А на что он настроен? — спросил Букашка.

— Ну-у-у... Он настроен на телепатический прием мыслей.

— Так чего же ты хотел? Телепатический прием мыслей и происходит. Ведь не будешь же ты утверждать, что я сейчас разговариваю с тобой, издавая звуки?

— Не буду.

— Вот и привыкай. Я же привык к тому, что меня вдруг заклинило на этом твоем телепатическом обмене, причем уже без посредничества монитора-переводчика, а напрямую — из башки в башку.

— Из башки в башку?

— Ну да. Из моей башки в твою, стало быть, башку, и обратно — из твоей в мою.

— Это какая-то ошибка, — наконец произнес профессор. — Не может Букашка разговаривать.

— Хочешь подтверждения? Хорошо. Будет тебе подтверждение.

Букашка подлетел к поилке. Окунулся в нее. И, оставляя за собой мокрый след, следом этим написал кое-что на стекле бокса.

— Е равно эм це квадрат... — прочитал профессор. — Теперь, когда видеорегистраторы зафиксировали то, как ты создаешь эту надпись, Нобелевская премия, можно сказать, у меня уже в кармане... Но позволь у тебя спросить: откуда тебе известна данная формула?

— Да так, — объяснил Букашка. — Почерпнул в едином энергоинформационном поле.

— Понятно, — сказал профессор,  сознавая, что ему ровным счетом ничего не понятно.

— Ты лучше поведай, где я нахожусь и что здесь делаю?

— Где? — профессор продолжил тупо глазеть на формулу. — На космической станции. В качестве главного персонажа одного научного эксперимента.

— Ясно. И долго мне еще здесь кантоваться?

— Хочешь честно?

— Хочу.

— Всегда.

После затяжной паузы Букашка жалобно протелепатировал:

— Это что же получается? Я никогда больше не увижу синего неба? Никогда больше не полетаю средь ромашек?

— Да, — сказал профессор. Его тяготил разговор.

— И никаких вариантов?

Профессор помотал головой:

— До самого конца проведения экспериментов на орбите не предусмотрено посещение станции «Скай флай» новыми экипажами.

— Но как же так? — жалобно произнес Букашка.

Профессор пожал плечами:

— В общем, до связи, «Скай флай».

— До связи, — машинально отозвался Букашка.

Экран монитора погас.

Ничто теперь не радовало Букашку. Ни фрукт в кормушке. Ни радость от свободного полета на своих крылышках.

Ну надо же. Вот как судьба поступила с ним...

Взгляд остановился на стоящем возле люка космическом скафандре. Букашка глянул в единое энергоинформационное поле и узнал оттуда, что скафандр этот управляется телепатически.

Что это дает? О, это дает многое. Невесомости на «Скай флай» нет ввиду вращения станции. Поэтому скафандр может ходить.

Букашка сосредоточился на скафандре и послал ему мысленный приказ. Скафандр послушно поднял руку.

Ура! Получается! Уже более уверенно Букашка принялся командовать скафандром...

...Через полчаса экран монитора вновь вспыхнул. На нем виднелся встревоженный донельзя профессор.

— Что такое? — нервно бормотал он. — Что такое там происходит на этой загадочной станции «Скай флай»? Почему она внезапно поменяла свою орбиту?

Букашка подлетел к монитору и объяснил:

— Это мои проделки. До чего же удачно, что здесь, в моем распоряжении — управляемый телепатически скафандр. С его помощью я задействовал ручное пилотирование станцией и слегка подкорректировал ее орбиту, включив в необходимом режиме ее ракетные движки.

— Но ведь из этого следует, что через несколько часов станция рухнет на Землю, — ужаснулся профессор. — Другими словами, научная программа стоимостью 30 миллиардов долларов будет уничтожена.

— Вы верно ухватили суть происходящих событий.

Профессор некоторое время жевал губами, после чего сказал:

— Твоя взяла. Уже вылетел дежурный шаттл. Находящиеся на нем астронавты посетят «Скай флай» и вернут ее на прежнюю орбиту.

— Означает ли это, что я смогу вернуться вместе с астронавтами на Землю? — обрадовался Букашка.

— Означает. Им уже отдано соответствующее распоряжение, чтобы они забрали тебя со станции... Можно, я буду называть тебя гением шантажа?

Букашка помахал крылышками и ответил:

— Лучше зовите меня просто Букашкой.

Рейтинг: +6 Голосов: 6 606 просмотров
Нравится
Комментарии (14)
Сергей Филипский # 9 мая 2017 в 18:50 +1
Рассказ впервые опубликован в №2 за 2017г. журнала "Техника-молодежи"
shelegov # 10 мая 2017 в 13:59 +2
А хороший рассказ. Мне понравилось. Напомнило старые добрые времена позднюю советскую фантастику. Однозначно плюс.
Славик Слесарев # 10 мая 2017 в 15:14 +1
Плюс! Это первый рассказ Филипского на данном сайте где нет завалинки. :)
Дмитрий Липатов # 10 мая 2017 в 19:02 +2
Прости, Серёга!

ХУЗ

— Леночка, как наша Вошка? — в дверях ЦУПа появился профессор Аннинский. Серый отглаженный халат поблескивал в зеркальном отражении титановых стеновых панелей. Аккуратно подстриженная бородка дышала подаренной на День защитника туалетной водой. Белые тапочки смеялись чёрным кантом подошвы. Старческое лицо сияло в предвкушении грандиозного события. Эксперимент на орбитальной станции СПАЙС-9 удался. Насекомое, шесть лет находящееся в специальном боксе заговорило.

— Заснула, Сидор Иваныч,— Елена Сергеевна сняла очки и быстро взглянула на часы. Томно вздыбилась женская грудь, приподнялся белый накрахмаленный халат, массивные колени сморщились от привкуса солевых отложений. Посмотрев умоляюще на начальника, она прошептала,— вы обещали.

— О чём разговор, Леночка,— не обращая внимание на сотрудницу, профессор внимательно разглядывал изображение на мониторе,— вы свободны до завтра. Сухое «спасибо» полетело было к окну, но увидев свою невостребованность, устроилось на резиновом коврике у двери.

Профессор, усевшись в кресле, постучал в микрофон:

— Первый, первый, я - второй. Как слышишь, приём.

— По башке себе постучи,— из кучи порезанной бумаги показалась светло-серая голова паразита,— еще вопрос, кто из нас первый а кто второй. Вот перестану разговаривать, не видать тебе премии, как мне баб.

— Погоди, погоди, Вошенька, — на вытянувшемся лице исследователя появилась испарина,— тебе кто про женщин рассказал?

— Гены! Ты што ж думаешь, если я не грамотный не узнаю кто я? Кормите меня тут грязным бельём а мне, может, крови хочется.— Из бумажного хлама показалось округлое тело. Треугольными сечениями массивных лап Вошка присосался к видеокамере.

— Если бы ты узнал, кто ты на самом деле, давно бы уже умер! — лицо профессора побледнело. На горизонте пять минут, назад маячил нобелевский оркестр, и американские деньги, а теперь виднелось хамская морда подопытного питомца.
— Гугл помог! Ты посмотри, что про меня тут говорят!

Скрипнула клавиатура, динамик на столе принялся вещать стальным голосом:

— Лобковые паразиты, без питания на человеке, прожить не могут, они умирают… Они умирают,— чуть не плача повторил Вошик.— Ты хочешь, что бы я умер?

— Вошенька…

— Теперь для тебя я никакой ни Вошенька, а Вша, понял? — маленькие пигментированные пятнышки на голове увлажнились.

— Да пойми ты Вошень…Вша,— скинув халат, профессор остался в одной майке,— жизненный цикл лобковой вши сорок пять суток, а ты живешь уже шестой год!

— Ещё скажи на вашем иждивении.

— Ну, зачем ты так?

— А как? Ну что нельзя было хоть раз в год сюда хотя бы подмышку прислать? Я ж как узнал правду на скафандр коситься начал. Ты глянь,— Вошик направил камеру влево. На блестящем новеньком скафандре в районе лобка колосился чёрный пук закрученных волос,— куда деваться, пришлось выращивать. Паразит одним прыжком оказался у поилки. Плюхнувшись в воду, он проплыл несколько раз от борта до борта и вытеревшись насухо вновь заговорил:

— Тебе это ни о чём не говорит? — на запотевшем стекле монитора появились три буквы.

— Икс,— прочитал профессор,— игрек … — што это ещё за ХУЗ?

— Ханты-Мансийский углеродный завод.

— Зачем тебе углерод?

— Какой углерод? Родню нашёл! Я там с одной бухгалтершей познакомился…,— Вошик замер, судорожно перебирая лапками,— там такая растительность. Скафандр отдыхает!

— Где же твои родные там живут?

— На ней и живут! А теперь главное! Или ты мне организовываешь встречу с роднёй или 30 миллиардный эксперимент управляемый лобковой вшой и волосатым скафандром падает в Тихом океане…

Через полчаса в ЦУПе зазвонил красный телефон:

— Сидор Иваныч? — голос телефонистки показался Аннинскому знакомым.

— Я.

— Будете разговаривать с Зульфией Махмудовной Абзац?

— Откуда звонок?

— Бухгалтерия Ханты-Мансийского углеродного зовода.
Славик Слесарев # 11 мая 2017 в 21:19 +1
А-ха-ха-ха-хааа! Рассказ вдохнул в Дмитрия свежие силы! :)
Я только не понял, чем Елена Сергеевна Вошику не подошла?
Славик Слесарев # 11 мая 2017 в 21:31 +1
Да, кстати, поздравляю Сергея с такой замечательной публикацией!
Вообще тут на сайте принято поздравлять друг друга с публикациями. Но сейчас все куда-то подевались... Отвлеклись что ли куда? :)
Сергей Филипский # 11 мая 2017 в 21:35 +3
Славик, благодарю за поздравление. Рад, что рассказ понравился.
Дмитрий Липатов # 12 мая 2017 в 10:49 +3
Серёг, рассказ понравился . Поздравляю.

Я не злой, ко мне просто привыкнуть надо. Считай, что я дописал то, что ты побоялся.

Удачи. Плюс, вроде, поставил.
Чертова Елена # 12 мая 2017 в 13:01 +3
Забавная Букашка! Поздравляю с публикацией))
Ворона # 12 мая 2017 в 15:54 +2
таракашик с крылышками - романтик, скромняга и умничка angel
А вошище Димкин - хамло паразитское и похотливое. zlo Дим, ну кто тебя с таким главгером куда опубликует? Ну вот ты сам можешь вообразить фамилиё главреда и название такого издания, а? stuk
Хотя о чём я - эт как раз именно ты только и сможешь... хорошо хоть в природе такого кошмара не существует laugh
Славик Слесарев # 12 мая 2017 в 16:15 +1
можешь вообразить фамилиё главреда и название такого издания, а?

Я бы публиковал. Дайте только мне журнал какой-нибудь!
Хотя лучше я сам себе создам журнал и назову его как-нибудь ярко, по типу: "Сумрак разума" или "Вестник мыслительной патологии"
Ворона # 12 мая 2017 в 16:54 +2
"Сумрак разума"
- эт, канешна, ярко.
Дафай, Дим, обижайся - тебе тут диагнозы ставют. Хатя - не, ниабижайся, бо заслуженно. Ты такие тут высококачественные патологии выложиваешь, што любо-дорого, тока щурься.
И да, Сергей, присоединяюсь к поздравлениям. Поищу завалинки.
Славик Слесарев # 12 мая 2017 в 22:20 0
Чего обижаться? - я бы сам там первым делом печатался!
Сергей Филипский # 12 мая 2017 в 17:32 +1
Всех поздравивших меня благодарю за поздравления.
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев