fantascop

Ведьма. Часть 3

в выпуске 2018/10/15
24 сентября 2018 - Дмитрий Мактаз
article13525.jpg

*****
Ничего нового адмирал Вечных не рассказал. Всё это мне было известно. Несмотря на отдаленность нашей системы от метрополии и торговых маршрутов, новости доходили регулярно. Да, и канцелярия Святой Обители не забывала о нас, рассылая сводки и новые директивы. Я знала, что сейчас наступило затишье в боевых действиях. Это было похоже на затишье перед бурей. Еще утром мне бы и в голову не пришло, что эпицентром бури станет Эрея. 

Суть Развязки мне была ясна. Чтобы бы не задумали Вечные, решающая битва между ними и Ренегатами произойдет над Эреей. Именно сегодня станет понятно, каким путем пойдет Империя Тысячи Солнц, и кто навсегда исчезнет с полотна Узора. Вечные и Ренегаты были уверены, что я каким-то образом могу повлиять на исход гражданской войны. Одни видели во мне спасения, другие угрозу. Я знала, что и те и другие ошибаются. Они еще не понимали, что при любом исходе Развязки Империя Тысячи Солнц перестанет существовать - в том виде, в каком ее хотят видеть Вечные и Верховная Мать.

А пока я слушала адмирала, пыталась понять, что он мне не договаривает. О нет, Вин Эрест не лгал, он действительно пришел ко мне за помощью в войне с новыми властителями — Ренегатами. Вечные рассчитали всё правильно, Верховная Мать не сможет удержаться от желания расправиться со мной и прибудет на Эрею лично. Они были уверены, что гибель Ависсай Кад в корне изменит политическую ситуацию в пользу Вечных.

Вечных, в отличие Верховной Матери, власть не привлекала. Эти воины прекрасно понимали, что с уходом своего повелителя они обречены на гибель и бесконечные возрождения с вложенной в них психопрограммой служения Императору. Власть Верховной Матери означала для Вечных рабство, безумие и последующий распад личности. Поэтому они ухватились за меня, как утопающий хватается за соломинку, в надежде, что я смогу указать модифицированным воинам Императора другой путь. 

- Адмирал, мне кажется, вы не до конца искренны со мною. Если вы хотите получить от меня какую-то помощь, расскажите, что вы задумали на самом деле? Я конечно, не военный специалист, но согласитесь, странно, что вы прилетаете к опальной Преподобной Матери, желая использовать ее в своих целях. И это сейчас, когда у вас на счету каждый корабль. Вы прекрасно понимаете, что смерть Верховной Матери ничего кардинально  не изменит. Чего не скажешь о неминуемой гибели вашей «тысячи».

Вин Эрест на какое-то время задумался.

- Преподобная Мать, я не могу рассказать вам всего не потому, что не доверяю вам, а потому, что вы действительно не военный специалист. Обрисую ситуацию в общих чертах. Как я уже говорил, войны обороной не выигрывают. Верховная Мать должна быть уничтожена. Ренегаты непременно нападут на центральный сектор, пока эскадра Верховной будет громить мою «тысячу» на Эрее. Нам и нужно, чтобы они распылили свои силы. Мы не собираемся драться за центральный сектор или Токану. Наша цель — планета Кадехху.

Независимо от того, как быстро Верховная сможет найти себе новое тело, ее главный козырь — центр по контролю ретрансляторов душ, - будет уничтожен вместе с базой данных волновых кодов. После уничтожения центра Святой Обители вы сможете беспрепятственно распространить в империи новую Веру. Вы принесете нам надежду и разрушите кастовую систему.

Но это всё будет после битвы у Эреи. Поверьте, через несколько часов здесь будет жарко. Ренегаты перебросят в систему сильную эскадру. Я предлагаю вам немедленно покинуть планету и систему. Моя личная охрана поможет вам. Мы не можем эвакуировать всех сестер, но можем спасти вас и ваших сторонников. До прибытия Ренегатов осталось совсем мало времени.

- Адмирал, я признательна вам за предложение, но отклоняю его. Я не могу покинуть обитель.

- Преподобная Мать, я не понимаю. Почему? Вы же можете нести истинное слово дальше, а здесь вы наверняка бессмысленно погибнете, - горячо заговорил Вин Эрест. Он обхватил руками спинку стула и сжал ее так, что она жалобно скрипнула под его пальцами. 

- Как я уже говорила, адмирал, я сделала свой выбор. Мое место здесь, на Эрее. Я имею прямое отношение к этой Развязке и сбегать от нее не собираюсь. Кстати, вы знаете, что Верховная Мать уже подослала ко мне убийцу?

По непроницаемому лицу Вин Эреста скользнула тень. Он вновь вытянулся по струнке и отчеканил: 

- Два часа назад мы засекли приземление двух капсул. Через несколько минут на место посадки прибыли дозорные тройки. Обе капсулы были «ложными целями». Значит, была еще одна, но мы не смогли засечь ее приземление. Охрана обители усилена. В обитель никто не сможет проникнуть даже невидимым. Мы способны отследить любое передвижение в радиусе десятка километров.

- Сестра Алия, как, впрочем, любая из сестер Высокого Совета, способна без всяких детекторов засечь даже невидимку, адмирал. Благодарю вас! Что вы намерены предпринять еще?

- Помочь эвакуироваться с планеты сестрам, решивших покинуть обитель, и приготовиться к встрече эскадры Ренегатов.

- Не смею вас задерживать, адмирал. Не думаю, что сейчас могу быть вам чем-то полезна, но если понадобится, буду рада помочь. Вы всегда сможете найти меня здесь, - закончила я аудиенцию.

Мне нужно было кое-что обдумать.

Адмирал вытянулся и кивнул головой, отдавая мне честь. На его татуированном лице не дрогнул ни один мускул. Просто образец спокойствия и невозмутимости. На меня это не произвело никакого впечатления, я понимала, Вин Эрест что-то задумал, но посвящать меня в это явно не намерен. Адмирал развернулся на месте и направился к выходу из зала легкой походкой. 

Едва закрылась за ним дверь, на связь вышла Алия. 

«Все в порядке, Преподобная Мать?» - услышала я.

«Да, конечно, Алия. Адмирал любезно просветил меня на тему политической ситуации в Империи и рассказал о своих планах. Заодно пригласил стать новым божеством в их пантеоне. Очень мило с его стороны, ты не находишь?» 

«Девочка моя, ты оставила канал связи открытым. Я слышала все, о чем поведал тебе этот самодовольный Вечный», - мысленно улыбнулась Алия.

«Как продвигаются наши дела?» - спросила я, желая отвлечь себя от мыслей о Вин Эресте. Алия уловила мое желание и сменила тон:

«Сестры оценили ситуацию, семнадцать из них решили покинуть обитель. Среди них пятеро новообращенных. Адмирал пообещал вывести всех из системы до выхода из гипера эскадры Ренегатов». 

«Как они уйдут из системы?» - поинтересовалась я.

«Адмирал сказал, что позаботится об этом. Я не стала уточнять. Лишние вопросы раздражают его, как ты могла заметить».

«Да, заметила. Ты поднимешься в зал, когда закончишь?»

«Скоро буду. Тебе сейчас нужно подумать, что мы будем делать дальше. Потом времени на размышления нам не дадут», - Алия отключилась, ее образ потускнел, как будто его затянуло полосой тумана.

Действительно, нужно было подумать, как действовать дальше. Заглянув в Узор, ничего нового я там не обнаружила. Воронка Развязки раскручивалась все быстрей. Сейчас это было уже не важно. Я сделала самое главное — уберегла настоящий «ключ» игровой комбинации. Верховная Мать уверена, что ключевая фигура - я. Но она глубоко ошибается. «Ключом» был кто-то из новообращенных сестер. И Ависсай Кад скоро столкнется с новой верой внутри самой Святой Обители. Правда, не факт, что после сегодняшнего дня Святая Обитель уцелеет.

Свою основную задачу я видела в том, чтобы вдохнуть в сестер пламя новой веры. Меня не интересовала бессмысленная война Ренегатов и Вечных. Как только я узнала об исчезновении Императора, поняла, что пришло время перемен. У меня появился шанс обучить сестер, способных контактировать с Узором подобно служительницам Айсу, а не пытаться контролировать его, как Святая Обитель. Я давно нашла послушниц с потенциалом проповедников и начала с ними работать. Их было пятеро. Все они сейчас в спешке покидали Эрею. Теперь они, сами того не подозревая, стали Преподобными Матерями уже другой веры.

Появление адмирала и Развязки спутало все мои планы. Удивительно, но первыми, кто меня услышал, стали Вечные. Им, как никому, была нужна новая вера и, похоже, они ее обрели. Верховная Мать, ослепленная жаждой власти, не оценила возможности взаимодействия с Узором и выбора своего пути. Она понимала, что вера, основанная на свободном выборе, не допускает тотального контроля над людьми, а смириться с таким положением вещей было выше ее сил. Ей в голову не приходит, что семена веры, посаженные мной сегодня, уничтожат Святую Обитель уже завтра.

Ависсай Кад мыслила понятными для меня шаблонами. Верховной Матерью двигало чувство мести. Она понимала, что нужно Вечным, и хотела уничтожить меня. Появление наемного убийцы подтверждало мои предположения. Подобный способ решения проблемы был в духе Ависсай Кад и не вызывал у меня удивления.

Только одно меня смущало в грядущей Развязке - слишком  вовремя она появилась. Такая мощная игровая комбинация не могла возникнуть в один момент. Толкователи заметили бы зарождение воронки, а аналитики смогли просчитать вероятности и вычислить ключевую фигуру. Но получается, что воронку заметили только когда она уже сформировалась, а назревающие события уже невозможно оставить.

Такое возможно было бы лишь в том случае, если Развязка была создана кем-то искусственно. А это под силу разве что Императору. Но Вечные утверждают, что не чувствуют его присутствия. Значит, это сделал кто-то другой. И этот кто-то обязательно должен присутствовать рядом, корректируя воронку Развязки. Кажется, я начинаю догадываться, кто мог разыграть такую партию. Но не понимаю, зачем ей это. Подтвердить мои догадки мог только очень опытный Толкователь. В обители лучшей была сестра Мелисса, моя бывшая подруга. 

Я коснулась разума Мелиссы, но почувствовала холодную блокировку. Тогда я дотронулась до каждой сестры Высокого Совета и увидела то же самое: они были полностью закрыты для мысленного контакта. Сестры словно впали в кому и ни на что не реагировали. Они сидели в своих кельях - отрешенные и безучастные. Интересная обратная реакция на действие ментальной программы «убийца» от Верховной Матери. Здесь будет жарко, когда они восстановят контроль над разумом. Если они вообще смогут его восстановить.

Сейчас я смогла увидеть духовные сути сестер, их ментальные образы светились всеми цветами радуги. Никогда еще обитель не кипела такими яркими эмоциями. Общий фон был насыщен бушующими страстями, темно-серый страх перемешивался с ярко-красным гневом. Иногда виднелись шафрановые вкрапления безмятежности, но это было скорее исключением. 

Раньше мне редко удавалась видеть эмоции людей в цвете. Говорят, Верховная Мать именно так смотрит на своих подчиненных. Любопытно, а какой цвет эмоций был у Императора?

Насладившись картиной эмоционального калейдоскопа, я без труда нашла искру разума адмирала Вин Эреста. Он «горел» ровным оранжевым пламенем с темно-красными бликами по краям. Разум Вечного был закрыт и непроницаем для любого контакта. Едва ли он осознавал это. Император давно позаботился о ментальной защите своих воинов.

Адмирал разговаривал сейчас с Мастером Оружия. Алия почувствовала мое прикосновение и отозвалась. В ответ я коснулась ее волной любви, наполненной теплыми цветами, и не стала мешать. Алие было о чем поговорить с Вечным.

Меня больше беспокоило решение большинства сестер остаться в обители. Все они видели воронку Развязки и понимали, что в ближайшие часы мы ощутим ее силу. Тем не менее, никто больше не торопился покинуть планету. Они были уверены, что после гибели тел займут новые в инкубаторском баке ближайшей обители. И никто из них словно не понимал, что Верховная Мать контролирует инкубаторские баки всех обителей. 

Вечные же только усложняли ситуацию тем, что собирались уничтожить в системе ретрансляторы душ. Мой призыв выбора своего пути вдохновил Вечных, они решили сжечь мосты. 

Те, кто был подготовлен мной или самостоятельно разобрался в ситуации, сейчас удалялись из обители к челноку Вечных. Все мои надежды были связаны именно с ними. Я коснулась мыслью покидающих планету сестер и пожелала им удачи. Да хранит их моя любовь! Только одна уловила мой импульс и с теплотой отозвалась.

*****
Звездный флот Империи Тысячи Солнц считался самым крупным в обитаемой вселенной. Единственным потенциальным противником Империи была Конгрегация Хоны. Флот Конгрегации формально уступал звездному флоту количественно, но в реальном бою был очень опасен. Победа в большой войне за территории осталась за звездным флотом, но это была Пиррова победа. Теперь обе цивилизации избегали масштабных сражений, боевые действия свелись к приграничным стычкам.

Сейчас офицеры звездного флота жаждали схватки с равным противником — Вечными. После раскола Ависсай Кад заявила флотским, что именно им предстоит показать непокорным, кто в доме хозяин. Вечные - преданные псы Императора, - но они всего лишь псы, у которых должны быть хозяева и строгий ошейник. Не так давно Вечные сами были таким ошейником на горле флота - сильнейшего флота во Вселенной.

Это ударные силы звездного флота всегда одерживали славные победы во имя Империи Тысячи Солнц, в то время как жалкая горстка Вечных выполняла работу надсмотрщиков. Разве это Вечные одолели объединенную эскадру конгрегации Хоны и торговцев Кену? Да, они помогли в битве в системе Луокосы. Вечные бросили тогда свои малые истребители в самоубийственную атаку против внезапно вывалившихся из гипера штурмовых кораблей торговцев и подарили эскадре звездного флота время для перегруппировки. Но победа в сражении - заслуга военных. 

Да, Вечные много раз жертвовали собой, добиваясь тактического перевеса в бою, но всю грязную работу по уничтожению вражеских кораблей всегда выполнял звездный флот Империи. 

К тому же Вечные, в отличие от флота, навсегда запятнали себя карательными операциями при подавлении мятежей и бунтов. Всем известна беспощадность этих бешеных псов. Они не раз выполняли волю Императора, сжигая и опустошая целые планеты. Планета Итория, на которой вспыхнула эпидемия вируса Вампа, была буквально выжжена Вечными. Ученые Империи уверяли, что способны локализовать вирус, но у Вечных на этот счет было другое мнение.

Адмирала Вечных Вааг Дорина не интересовало, что среди жителей были и больные, и здоровые. Он и глазом не моргнул, отдавая приказ об орбитальной бомбардировке планеты. Все города и населенные пункты Итории были уничтожены. Даже флот ужаснулся такой неоправданной и бессмысленной жестокости, что уж говорить о мирных ученых-медиках. Но Вечным всегда было плевать на чужие мнения, у них на все один ответ — приказ Императора. 

История бунта генерала Войта Кара была позорной страницей звездного флота. Вечные «отчистили» это пятно, уничтожив и правых и виноватых. Верные псы Императора выжгли базы и опорные пункты мятежного генерала. Разгромили флот Войта Кара. И под конец сбросили десант на столицу мятежников, устроив там резню.

После подавление мятежа Вечные стали «Десницей Императора». Их тройки сопровождали каждую эскадру звездного флота. Для офицеров, преданных империи и Императору не меньше самих Вечных, это было унизительно. Император выказал флоту недоверие, приставив к военным сторожевых псов. Офицеры проглотили горькую пилюлю, но Вечных возненавидели. Заносчивым псам Императора было наплевать. Они давно привыкли смотреть на всех свысока. 

И вот теперь, когда пришло время Новой Империи, у звездного флота появилась возможность указать чертовым Вечным их место. После бегства Императора Верховная Мать призвала сохранить Империю Тысячу Солнц, не дать огромному государству развалиться на отдельные княжества. Верховная не позволила опуститься имперскому черному флагу, украшенному рисунком Узора Судьбы. Ависсай Кад обратилась к офицерам звездного флота. Она напомнила флоту, что он всегда был гордостью и честью Империи. Впервые после мятежа Войта Кара высшие сановники Империи разговаривали с офицерами флота на равных.

Не все отозвались на призыв Верховной Матери и нового сената. Первым бросил вызов новому порядку губернатор Аскии. Звездная система Аския находилась на периферии Империи, на границе Пустошей, и считалась богатой даже по меркам метрополии. Губернатор воспользовался неразберихой и демонстративно отмежевался от новой Империи. 

По данным Верховной Матери Аския планировала стать протекторатом Конгрегации Хоны. Сенат решил не создавать прецедента, связанного с потерей имперских территорий, и объявил губернатора Аскии бунтовщиком. Эскадра звездного флота прибыла в систему, как часть вооруженных сил единой и неделимой Империи. Бунт был подавлен без орбитальных бомбардировок, не устраивая масштабных карательных акций, как бы это сделали Вечные.  Все закончилось выброской десанта на административные кварталы и арестом мятежного губернатора. Остальные провинции империи поняли намек и признали новую власть.

В это же время Верховная Мать обратилась к Вечным. Империи были нужны такие воины. Высокомерные Вечные отвергли предложение и изгнали Верховную Мать с Токадо - планеты Императора. Новый сенат был вынужден покинуть центральный сектор империи и обосноваться в системе Кадехху. Верховная Мать в своей мудрости не стала гневаться на неразумных псов сбежавшего Императора, а дала им время одуматься и принять сторону созидания, а не разрушения.

В ответ Вечные показали свой норов и напали на звездную систему Святой Обители. Атаковали, как обычно: подло и со звериной жестокостью. Корабли предателей, примкнувших к Вечным, провели орбитальные бомбардировки незащищенных планет системы. Атаке подверглись инкубаторские комплексы Святой Обители и обучающие центры. Вечные напали на безоружных, сея вокруг смерть и разрушение. После этого рейда флот уже не мог безропотно взирать на палачей и предателей, прячущихся в центральном секторе. Военные и сенат жаждали реванша.

Верховной Матери с трудом удалось остудила горячие головы. На заседании сената высшие офицеры флота поддержали Ависсай Кад. Ответного удара не последовало. Ависсай Кал и военные прекрасно понимали, что штурм планетарных баз центрального сектора - авантюра, граничащая с самоубийством. За Вечными стоит немалая часть бывшего звездного флота, не принявшего новую власть. Терять им нечего. Чтобы соваться в центральный сектор, Ренегатам требовались ресурсы и время на подготовку операции.

На заседании Верховная Мать обратилась ко всем присутствующим: 

- Я понимаю ваше стремление отомстить убийцам и палачам. Я разделяю ваше желание убить бешеного зверя в его логове. Но вы забываете, что зверь прячется за спинами невинных людей. Вы готовы уподобиться Вечным, убивая всех без разбора? Вы готовы стать такими же злобными зверями, как они? Я надеюсь, что нет. 

Новая Империя не запятнает себя кровавой бойней ни в центральном секторе, ни где-либо еще. Мы не можем сейчас показать свою силу. Не потому, что боимся Вечных и их прихвостней, а потому, что, ввязавшись в драку, рискуем потерять доверие наших поданных. Если мы учиним бойню на планетах центрального сектора, кем вы будете править? Сейчас все решает время, а не оружие.

Поверьте, Вечные сами предоставят нам возможность уничтожить их! Учение Святой Обители гласит: если нельзя укусить целый плод, его нужно разрезать на части. Я отчетливо вижу в Узоре Судьбы, что союз Вечных и их прихвостней скоро начнет распадаться, раздираемый противоречиями. Когда они ослабнут и не смогут держать в заложниках поданных империи, тогда и придет время демонстрации силы. Помните — Узор судьбы всегда на стороне созидания, а не разрушения. И кто как не мы - созидатели новой Империи. Значит, с нами Всевышний!

Сенат услышал свою наставницу. Ее предложение было одобрено.

Несмотря на то, что операция возмездия была отложена на неопределенное время, флот усиленно готовился к схватке с Вечными. Что бы ни говорила Верховная Мать, военные понимали, что Вечные не сдадутся без боя. «Тысячи» Вечных и примкнувшие к ним отступники - серьезный противник, которому нечего терять. Флоту оставалось только ждать своего часа для решающей схватки.

Ожидание оказалось недолгим. Через три месяца разведка засекла появление вражеских кораблей в системе Эреи. Вечные все-таки допустили ошибку. К удивлению военных, в системе Эреи был обнаружен крейсер Вечных. Это означало, что один из адмиралов пожаловал туда со своей «тысячью». Чтобы они там ни забыли, для флота Ренегатов это был шанс уничтожить часть сил противника. Штаб разработал план операции и выслал на Эрею эскадру, усиленную двумя орудийными платформами и боевыми кораблями Святой Обители. 

Одновременно с этим основной удар должна была нанести вторая эскадра, атаковав Токадо. Планировалось, что эскадра уничтожит боевые орбитальные станции возле планеты и закрепится там. Ренегаты были уверены, что Вечные не ожидают удара в сердце бывшей Империи Тысячи Солнц. Лучшие толкователи Святой Обители предсказали успех военной операции в центральном секторе и полную неизвестность в системе Эреи. Военных прогноз устраивал. 

Через три дня после утверждения плана эскадры Ренегатов покинули систему Кадехху. Флот наконец-то выступил в поход, веря в справедливость и обещанную Верховной Матерью победу. Нечестивцев и предателей ждало возмездие.

*****
Выйдя из гиперпространства в системе Эреи, корабли первой эскадры были готовы немедленно вступить в бой. Окружающий космос был пуст и безмолвен. Никаких кораблей Вечных, никаких переговоров на любых частотах. 

Спустя десть минут датчики зафиксировали несколько взрывов в системе, на околоземной орбите Эреи. Кто-то уничтожил планетарные ретрансляторы душ.
Для каждой планеты Империи, обитаемого мира или космической базы ретрансляторы были так же естественны, как воздух на планете, и никому бы в голову не пришло взрывать их. Зачем? 

Подрыв планетарных ретрансляторов военных не интересовал. На флагмане эскадры находился автономный ретранслятор душ, но намек Вечных был понят: пощады никому не будет. Ловушка захлопнулась.

Эскадра Ренегатов выстроилась в атакующий ордер: с флагманом, десантным и вспомогательным транспортом в центре построения, двумя тяжелыми линкорами и четырьмя крейсерами на флангах. Атаковать было некого, и армада кораблей двинулась в сторону планеты, ощупывая сканерами и детекторами пространство вокруг.

Первый выход из гиперпространства был зафиксирован позади эскадры. Юркий истребитель появился в десяти тысячах километров от кормы крейсеров арьергардной группы. Маленькая букашка выпустила торпеду и нырнула обратно в гипер. Автоматика крейсера «Ваал» сработала в штатном режиме, опознав и уничтожив торпеду залпом кормовых лазерных установок. С такой проблемой могло справиться любое судно сопровождения, что уж тут говорить о боевом крейсере. 

Не успела погаснуть вспышка от уничтоженной торпеды, как из гипера «посыпались» другие корабли. Штабной компьютер флагмана «Огонь Империи» насчитал более двухсот истребителей, атаковавших суда десантных транспортников Святой Обители торпедами и огнем легких лазерных пушек. Управление крейсеров охранения было переведено на главный компьютер флагмана, корабли открыли заградительный огонь. Истребители, выпустив торпеды, канули в гипер, для того чтобы вынырнуть через считанные секунды в другом месте и атаковать транспортники лазерными пушками и ракетами.

Пространство вокруг эскадры было заполнено роем атакующих истребителей. Штабной компьютер в течение нескольких минут вычислил траектории и алгоритм передвижения малых кораблей и передал крейсерам координаты. Ответным огнем было поражено до семидесяти процентов целей. За время атаки было уничтожено два десантных модуля и поврежден транспортник. Флотские инженеры могли подлатать транспортник за несколько часов.

Для такой армады атака истребителей была комариным укусом. Не сбавляя скорость, она продолжила движение, подобрав уцелевших с уничтоженного десантного корабля и ожидая новой волны атакующих. Компьютер успел рассчитать вероятные точки выхода и ожидал появления противника. Военные понимали - это только «проба пера».

*****
Вечные, находившиеся на службе Императора, иногда просили отставки. Это были единичные случаи. Чаще их разжаловали за провинности или дисциплинарные нарушения, вызванные разрушением личности. В рядах Вечных появлялись новые вакансии. Подобные увольнения были редки, каждый такой случай рассматривался лично Императором. 

Куда мог пойти человек с татуированной духовной сутью и опытом профессионального вояки? Он мог найти себя только в среде себе подобных. Рано или поздно все отставники оседали в звездном флоте. Бывшие Вечные находили друг друга и держались вместе, образуя свою, особенную касту. Флотские догадывались, кто с ними служит, но предпочитали не выносить сор из избы, молчаливо принимая новеньких в свою компанию.

Можно поменять касту, можно поменять десяток-другой тел, можно стереть все боевые имплантаты и подчистить воспоминания, но нельзя перестать быть Вечным. Невозможно изменить духовную суть, несущую в себе часть волнового кода самого Императора - персонального божества Вечных. Затертые ретранслятором душ воспоминание о прошлом всплывали в памяти бывших воинов Императора, не давая им стать кем-то другим.
 
Адмирал Вечных Вааг Дорин на личном опыте знал, что это такое - попытаться стать тем, кем ты не являешься. Его самого изгнали из рядов Вечных. Император разжаловал адмирала за неоправданную жестокость при исполнении. Вааг Дорин провел несколько жизненных циклов среди флотских десантников, где ощутил все прелести унылой солдатской жизни на своей шкуре. Урок, преподанный Императором, он запомнил навсегда.

На заседании Большого Круга адмирал Вааг Дорин предложил использовать бывших Вечных в качестве резерва. Вин Эрест - близкий друг Вааг Дорина - поддержал товарища и разработал план операции. Молодой адмирал увидел возможность нанести поражение Ренегатам, используя их ахиллесову пяту - бывших Вечных. Вин Эрест придумал, как заманить ненавистную Верховную Мать в ловушку. 

Найти бывших Вечных не составило труда. По иронии судьбы все они несли службу во флоте Ренегатов. Люди адмирала Вааг Дорина быстро вышли на их след и, после непродолжительных переговоров, убедили сыграть на стороне старых товарищей.
 
Тот факт, что они подписывают себе окончательный смертный приговор, бывших воинов Императора не смутил. Они вновь были в строю, в них нуждались братья-Вечные, - это было главное. О взаимовыручке Вечных ходят легенды, и все они имеют под собой реальную основу: Вечный всегда придет на помощь Вечному, независимо от звания и занимаемой должности. 

*****
Адмирал флота Ренегатов Дисон Вакур находился на флагмане «Огонь Империи» и общался по закрытому каналу связи с Верховной Матерью Святой Обители Ависсай Кад. Адмирал делился своими соображениями о прошедшей вражеской атаке. Дисон Вакур считал атаку бессмысленной, точнее, отвлекающим маневром, а не попыткой нанести серьезный урон кораблям эскадры. Все атаковавшие армаду истребители были без экипажа!

- Вы когда-нибудь слышали, чтобы Вечные посылали на смерть кого-нибудь вместо себя, - горячился Адмирал, кряжистый человек с красным лицом и выпученными глазами. Он пытался добавить убедительности своим словам, яростно жестикулируя. Адмирала злило, что он, боевой офицер, отчитывается перед Верховной Матерью. Формально он являлся командором эскадры и не собирался никому давать отчет о своих действиях. У Ависсай Кад на этот счет было другое мнение. 

- Все когда-нибудь меняется, мой дорогой Дисон Вакур. Разве Вечные вас раньше не удивляли нестандартным мышлением, - прошелестела Верховная.

- Вы совершенно правы, Верховная Мать. Все когда-то меняется. Новые тактические приемы, бывает, даже новый вид вооружений и тому подобное, но вы, как мне кажется, не понимаете одного: Вечные не меняются. Для них вопрос чести лично проводить все операции, не полагаясь на автоматику или кого бы то ни было! - возбужденно говорил адмирал флота, вытирая платком взмокшую шею под тесным воротничком. - И к тому же, вы обещали нам встретить Вечных в космосе, уважаемая Ависсай Кад.

Верховная мать невольно поморщилась. Она не любила, когда к ней обращались по имени. Многие знали, что она скрывает свое имя, подчеркивающее ее высокий статус на иерархической лестнице. Имена, начинающиеся с первых букв имперского алфавита, имели символическое значение и указывали на происхождение. Только высшие должностные лица, носящие в себе дарованный Императором отпечаток волнового кода, могли прибавлять к своему имени букву А. Подавляющее большинство патрициев не могли похвастаться такой привилегией и в свое время лезли из кожи вон, чтобы достичь высочайшего статуса в Империи Тысячи Солнц.

Но сейчас времена изменились: имя Верховной Матери из привилегии могло превратиться в проблему. Искушенный в политических играх Дисон Вакур прекрасно понимал это и, чтобы как-то отомстить за унижение, не преминул воспользоваться возможностью уколоть Верховную.

- В таком случае, я могу сделать два вывода: либо это не Вечные, либо они поменяли свою тактику! - отрезала Верховная.

Ее начинала раздражать эта дискуссия.

- Не будет ли Верховная Мать так любезна сказать мне - командующему эскадрой, - кто в таком случае атаковал нас, если не Вечные? - еще больше выпучив глаза, едко осведомился адмирал.

- Я прекрасно понимаю, куда вы клоните, уважаемый Дисон Вакур, но еще раз говорю вам: у Вечных здесь нет союзников, - спокойно, будто разговаривая с капризным ребенком, ответила властитель Узора новой Империи.

Их перебранку прервал сигнал тревоги. Оба, не сговариваясь, бросились к мониторам. Надсадный вой сбился на секунду - флагман содрогнулся от ударов по корпусу, - сирена снова взвыла, действуя на нервы. Флагман был атакован. Этого не могло быть, потому что быть этого не могло в принципе! 

Компьютер не мог пропустить атаку вражеских кораблей, он был запрограммирован распознать угрозу на стадии вероятности ее возникновения. Система распознавания «Свой-Чужой» не позволяла никому приблизиться к флагману на расстояние выстрела, никому, кроме своих… 

*****
- Преподобная Мать, эскадра Ренегатов вошла в систему Эреи несколько минут назад. С ними Верховная Мать. Она послала запрос в центр связи, - сообщила Алия.
Сестра Алия торопливо вошла в зал в сопровождении двух послушниц - тех самых сестер-побратимов, что присягнули мне на верность. Их ментальные копии светились в моем сознании яркими искорками. Сейчас наше восприятие окружающего было цельным. Алию сопровождала еще одна сестра, молчаливой тенью остановившаяся чуть поодаль.

Я стояла у панорамного окна гостевого зала, из которого открывался чудесный вид на цветущую Борогидову долину. Все поле было усеяно распустившимися тюльпанами - красных, белых, желтых, - похожих на огромный ковер, раскинувшийся от стен обители до горизонта. Редкие порывы ветра создавали иллюзию движения в этом царстве цветов, как волны создают иллюзию дыхания океана, лениво перекатываясь друг за другом. Мне всегда нравилась это время года на Эрее, время, когда под теплым солнце Эрента распускались тюльпаны. Воздух был полон запахами, кружившими голову и вызывавшими эйфориию.

- Благодарю вас, сестра Алия! Верховная Мать дотянулась до меня мысленно, - удивила я вошедших.

Очень хотелось еще хоть немного насладиться любимым зрелищем, но было бы невежливо разговаривать с сестрами, стоя к ним спиной. Повернувшись, я неторопливо прошествовала к своему креслу.

- И что она сказала, Преподобная Мать? - озвучила интересующий всех вопрос Алия.

- Справилась о здоровье моего тела. Не более того.

- Это все, что сказала Верховная Мать? Справилась о здоровье?

- Нет, она добавила, что к ночи будет в обители. На этом она закончила сеанс связи.

Сестры недоуменно переглянулись. Я понимала их: к нам в систему прибыла сама Верховная во главе огромного флота, способного раздавить объединенную штурмовую эскадру Конгрегации Хоны. И что она делает первым делом? Связывается со мной, уже объявленной ведьмой и врагом Святой Обители, только для того, чтобы справиться о моём здоровье и сообщить, что она скоро будет. Чушь какая-то, учитывая колоссальные энергозатраты тела, необходимые для такой милой болтовни на огромном расстоянии.

- Преподобная Мать, я получила сообщение от Верховной Матери с «Узора Судьбы». Поскольку в обители произошел бунт, согласно уставу был введен режим чрезвычайной ситуации. Вся входящая и исходящая связь блокируется. Снять блокировку может только Преподобная Мать или ее заместитель сестра-Толкователь, - прошелестела Алия. - Потому она и справлялась о вашем здоровье, чтобы понять, кому сейчас принадлежит власть в обители. Я так понимаю.

- Понимаю ее любопытство. Но… - я выдержала небольшую паузу, — я сказала ей 
правду. Чувствую я себя неважно, но сделаю все возможное, чтобы достойно встретить ее.

- Другими словами, она так и не поняла, кто здесь хозяйничает на самом деле, - резюмировала Алия.

- Именно так. Связаться мысленно она может лишь со мной и сестрой Мелиссой, поскольку знает нас лично. Значит, ситуация для нее не ясна. 

- Это, собственно говоря, не важно. Сейчас им там будет долгое время не до нас, - Алия выразительно ткнула большим пальцем вверх.

- Это не надолго, Алия. Скоро им станет очень даже до нас, - с оттенком грусти произнесла я, еще раз бросив взгляд на цветущее поле тюльпанов.

- Преподобная Мать, это сестра Каллау. Рекомендую ее на должность сестры милосердия. Прошу утвердить ее кандидатуру.

В Святой Обители одно время был обычай приставлять к Преподобным Матерям специальных сестер милосердия, на случай, если Преподобная по каким-то причинам не сможет покинуть тело в минуту опасности. Тогда сестра милосердия была вправе даровать ей смерть. Подобная практика бытовала во времена военных конфликтов с Конгрегацией Хоны, когда на Преподобных Матерей охотились, пытаясь захватить их живыми. К счастью, ни одна такая попытка не увенчалась успехом, но обычай остался.

- Сестра Алия, вы считаете, меня хотят взять живой? Поэтому ко мне подсылают наемного убийцу? А чтобы ему было не страшно, в помощь дают огромную эскадру? 

- Преподобная мать, я считаю, что сестра Каллау сможет дать несколько дополнительных минут, дабы вы успели пройти свой путь до конца, - витиевато ответила Алия.

Надо же, какую формулировку придумала: «дабы я успела пройти свой путь до конца». Подруга не решилась сказать прямо, что назначает мне телохранителя, пока я еще слаба.

Я посмотрела на сестру Каллау - невысокую гибкую женщину, перешагнувшую середину жизненного цикла, - с короткими волосами пепельного цвета, слегка раскосыми карими глазами и скуластым худым лицом. Я знала ее, как, впрочем, каждую сестру в обители. Она обучала послушниц рукопашному бою в реальном времени, без боевого режима. За все время моего правления мы ни разу не общались.

- Вы уверены, сестра, что хотите дать мне эти «несколько дополнительных минут» ценой своей жизни? - спросила я, посмотрев ее ментальный рисунок.

- Почту за честь служить вам, Преподобная Мать Натэйя! - ответила она чуть хриповатым голосом.

Ее духовная суть горела чистым, ровным пламенем новой веры. Не было ни смысла, ни времени спорить с ней или с моей заботливой подругой, сестрой Алией. 

- Я принимаю твою службу! - произнесла я стандартную формулировку Преподобных.
Она поклонилась мне, прижав руки к груди крест-накрест. 

- Позвольте занять место рядом с вами. Я не буду докучать своим присутствием, - полувопросительно сказала она.

- Располагайтесь, сестра Каллау!

Она скользнула куда-то вбок и замерла тенью за спинкой кресла.

- Обстановка? - я вернулась к насущным вопросам. Общаться мысленно было быстрее, но мне хотелось послушать Алию.

- Вся поступающая информация дублируется на ваш рабочий коммуникатор. За полчаса до выхода из гипера армады Ренегатов все корабли покинули систему. Крейсер Вечных ушел в прыжок последним. Они демонстративно уничтожили ретрансляторы душ, как только Ренегаты вышли из прыжка.

- Чем сейчас занят адмирал Вин Эрест? - я просмотрела информационные сводки на дисплее.

- Он в холле первого этажа обители. Два раза связывался с кем-то по 
коммуникатору. В остальном, сиднем сидит у центрального входа.

- Вечные на планете как-то проявили себя?

- Нет, я запустила программу планетарного сканирования. Никакой активности не зафиксировано. Если бы я не знала, что Вечные на планете, ни за чтобы не подумала, что они здесь.

- Они здесь явно уже несколько дней. Не представляю, как с их внешностью можно остаться незамеченными.

- Вы их обнаружили, Преподобная Мать? - удивленно воззрилась на меня Мастер оружия, укрыться от которой не мог никто на планете. Вечные своей маскировкой бросили вызов ее профессионализму.

- Нет, но уверена, что в этом нет необходимости. Ты можешь, конечно, поинтересоваться лично у адмирала, но очень скоро мы сами все увидим. Зачем его нервировать ненужными вопросами. Одно я точно могу сказать: практически вся «тысяча» адмирала затаилась где-то поблизости. Они терпеливо ждут своего часа.

- Убийца пока не обнаружен, но очень скоро он себя проявит, - закончила доклад Алия, параллельно обдумывая мою реплику о невидимой «тысяче», так ловко спрятанной от ее всевидящего ока.

- Очень скоро все себя проявят, - усмехнулась я уже который раз за день. - Он находится на другой стороне Борогидовой долины, его прикрывают ментальным щитом с рисунком, похожим на рисунок сестер обители. Всё бы ничего, но слишком уж тщательно рисунок поддерживается. Я обнаружила его недавно, - мысленно коснувшись Алии, я передала картинку. Сестра не могла дотянуться так далеко, как я. 

- Действительно, это похоже на подделку. Слишком старательно поддерживают щит. Да и нет у нас сестер с подобным рисунком. Почти все, кто не улетел с планеты, находятся в обители, кроме сестер Каои Рис и Милану. Они на южном полюсе. Прикажете доложить об этом Вечному?

- Не надо его тревожить. Да и зачем гоняться за убийцей? Он сам к нам придет. Тогда и займемся им.

Алия задумчиво покачала головой.

- Вы стали сильней, Преподобная Мать. Раньше вашего дальнего взора хватало только чтобы охватить обитель. Тут почти сотня километров, а вы с легкостью засекли маскировочный щит, - уважительно произнесла Мастер Оружия.

Мне почему-то такая мысль не приходила в голову. А ведь Алия права. Мои способности резко возросли. То, что еще вчера казалось немыслимым, сегодня я воспринимаю как само собой разумеющееся. Я не стала говорить Алии, что могу также легко разыскать каждого Вечного, затаившегося вокруг обители.

От размышлений меня отвлек писк коммуникатора. Алия подошла ко мне и, перегнувшись через край стола, взглянула на бегущую строку и таблицу мелькающих символов. Две сестры-послушницы продолжали стоять, вытянувшись в струнку, у дверей, как почетный караул. Я предложила им сесть на свободные кресла вокруг стола. Послушницы улыбнулись мне в ответ, но свой пост не покинули. 

Алия тем временем внимательно изучала поступающие данные. Мне, впрочем, все уже было ясно. Проще было войти в Узор, чем смотреть в коммуникатор. Началась активная фаза Развязки. Ренегаты вступили  в бой с Вечными.

*****
Моё приземление было вполне сносным. Я торопливо выполз из-под обломков капсулы, осмотрел себя и констатировал, что отделался парой ушибов. Прихрамывая на левую ногу, я заковылял в сторону полоски леса, видневшегося в сотне метрах от места приземления. Нельзя было оставаться здесь ни секунды: Вечные или сестры из обители наверняка засекли меня и могут появиться здесь в любой момент. 

Напряженно вслушиваясь, я пытался уловить любой опасный звук, но все было тихо. Никто не торопился меня найти и прижать к когтю. Даже обидно, что мне не уделяют внимания. С трудом верилось, что Вечные проморгали мое приземление, пусть даже и в экранированной капсуле. Если у этих парней сейчас дела поважнее, это не повод расслабляться. Я прибавил шагу.

Через несколько минут я добежал до первых то ли кустов, то ли низких деревьев. Назвать эту линию фруктовых насаждений лесом у меня язык не поворачивался. Это была, скорее, небольшая лесополоса перед очередным полем, на другом конце которого маячила такая же полоска деревьев. Нет, так дело не пойдет: бегать от куста к кусту не входило в мои планы.

Я решил изменить тактику и подождать гостей. Острыми концами крыльев вырезал в земле круглую яму. Комья грунта разбросал по траве как можно дальше от схрона. Улегшись поудобней в импровизированную нору, я закрылся крыльями, как щитом, блокируя излучения тела. Никакой сканер не смог бы меня обнаружить с десяти шагов. 

До сих пор не верилось, что меня никто не ищет. Полчаса - это достаточное время, чтобы долететь сюда, даже для медлительных сестер. Вечные явились бы в первые же минуты после приземления. Значит, никто не придет. Ну что же, наверное, это и хорошо. В таком случае можно двигаться дальше, раз тут все такие занятые. Сложив крылья, я выполз из ямы и взлетел.

Ближайшая рощица находилась в километрах пяти прямо по курсу. Я летел, наслаждаясь свежим воздухом и теплым встречным ветром. Еще раз внимательно осмотревшись, я не заметил ничего подозрительного. Меня это больше настораживало, чем успокаивало. Я решил не рисковать и приземлился на краю полянки, раскинувшейся в рощице неизвестных мне фруктовых деревьев.

Стоило мне коснуться земли, как я понял - меня ждали.

- Я надеюсь, ты не очень ссердишься на меня, любовь моя, - прозвучал вкрадчивый голос в голове. 

- Ну что ты, моя прелесть, конечно, не сержусь. Подумаешь, ты всего лишь сдала меня как надоевшую зверушку в зверинец, - откликнулся я голосом, не прибегая к мысленному контакту. Я закрылся ментальным щитом, не позволяя ей прочитать мои мысли, и  осматривался, пытаясь вычислить, где она прячется.

В моей голове прозвучал короткий смешок. 

- Я ссдала тебя не в зверинец. Не злиссь на меня, милый. Ты знаешь: я никогда не причиню тебе вреда, -  прозвучал ее мысленный голос, проходя сквозь ментальный щит, как нож сквозь бумагу. Спрашивается, зачем нужны были все эти тренировки, если я даже не могу закрыться от собственной возлюбленной. 

- Я учила тебя заграждатьсся, в первую очередь, от других, а не от себя, - прокомментировала она мою последнею мысль.

- Ага, чтобы потом беспрепятственно шариться у меня голове, - раздраженно бросил я.

- Мне не нужно шаритьсся в твоей голове, я и так тебя хорошо знаю.

Я зарычал:

- Ну тогда. Может ты. Явишься предо мной. Объяснишь. Зачем. Ты. Меня. Использовала!

 Меня захлестнула волна ярости. Становилось трудно контролировать себя.

- Ты вновь сстановишься зверем, милый. Я выйду, как только минует приступ, и ты обретешь контроль над ссобой, - ее шипящий голос прозвучал прямо передо мной.
Ярость накрыла меня багровой волной, из глотки вырвался злобный рык. Я среагировал на угрозу единственным известным мне способом — бросился в атаку. Вкрадчивый голос в моей голове был, несомненно, угрозой, и я прыгнул, выставив перед собой острые концы крыльев, желая пронзить ими врага. Не встретив перед собой противника, я заметался по поляне, срезая краями крыльев деревца, попадавшиеся на пути. Ненависть и жажда крови переполняли меня. Я уже не осознавал, что творил, желая уничтожить обидчика.

Не знаю, сколько длился приступ неконтролируемой ненависти. Силы стали истощаться, а я - успокаиваться. В бессильной злобе я ревел и царапал когтями землю. Сознание начало проясняться. Тогда я представил белый шар и начал вращать его вокруг своей оси, увеличивая в размерах, концентрируя на нем внимание. После этого я провел серию дыхательных упражнений, пока ярость не превратилась в тлеющий огонек, а затем и вовсе растворилась в воображаемом шаре.

Ее рука мягко легла мне на плечо, а дыхание коснулось затылка. Я стоял на коленях, упершись костяным хвостом в землю, кончики крыльев были воткнуты в землю передо мной, не давая мне рухнуть мордой вниз. Мелкая дрожь сотрясала все тело, контроль над которым я уже почти восстановил.

- Милый, не торописсь! Дыши правильно. Ты уже ссправился сс приступом, - ласково сказала она.

Я проделал необходимые дыхательные упражнения, угомонив проснувшегося во мне зверя. Как же я был счастлив слышать ее голос. Моя уверенность в том, что, встретившись с Чирретой, я устрою ей выволочку, растаяла, как первый снег под солнцем. Моя Чиррета не бросила меня ради своей хозяйки — Богини Айсу. Она ждала здесь, прекрасно зная, с чем столкнется при встрече.

Я сложил крылья и с трудом поднялся на ноги. Она вышла вперед и бросилась мне на шею, царапаясь о жесткую чешую на моей морде.

- Мой любимый демон, как я рада тебя видеть! - прошептала мне в ухо Чиррета, сжимая меня в объятиях. - Я жду тебя второй день! Почему они так долго держали тебя?

- Я как раз собирался с ними поговорить об этом, но меня вышвырнули вон раньше. Наверное, я им не понравился, - неловко попытался пошутить я, хотя все еще был зол на нее. Приходилось глупо отшучиваться, чтобы вновь не потерять контроль над собой. Она разжала объятья и поцеловала меня в нос. Как же она была хороша!

Ростом Чиррета под стать мне - высокая и гибкая, - с густой гривой огненно-рыжих волос. Глаза у нее черные, слегка раскосые, с вертикальными зрачками, способными менять цвет и форму. Рот Чирреты казался чуть широковат, но ничуть ее не портил. Наоборот, ярко-красные губы были очень чувственны и сексуальны. Когда она улыбалась, выглядывали маленькие и острые клыки. А еще у нее была восхитительная кожа, словно покрытая мелкими чешуйками жемчужного цвета. Мне нравилось, как шуршала кожа Чирреты при каждом ее движении - так шуршат листья деревьев на слабом ветру.

- Я знаю, ты ждешшь объясснений, любимый. Потерпи еще минуточку. Я посмотрю, чем тебя напичкали милые ссесстрички.

Она просканировала меня взглядом. Потом взяла за руку и прокусила палец, слизнув выступившую кровь. 

- Яссно, яссно. Вссё, как я ожидала. Какой-то наркотик, вссё, как они любят. Ага, чувсствую что-то новое, интересно, чем тебя еще угосстили?

Она отпустила мою руку и закатила глаза.

- На яд это не похоже, посскольку в данный момент вещесство абсолютно инертно, но ничем хорошшим это быть не может. Но ничего, сс этим я разберуссь позже.

- Как они могли все это в меня запихнуть, если я ничего не ел и не пил? - удивился я. Мое тело было способно переварить практически любой существующий яд без вреда, так что травить меня абсолютно бессмысленно.

- Эта дрянь может попассть в твой организм в газообразном состоянии, - снисходительно заявила специалист по боевым отравляющим веществам. - Ты и ссам выкидывал подобные фокуссы не раз.

Она была абсолютно права, как всегда. Меня нередко ставило в тупик ее умение взглянуть на любую проблему под невообразимым углом, обращая в пыль мои умозаключения. Чиррета сочетала в себе способность входить в Узор и видеть ситуацию «здесь и сейчас». Я же нуждался в долгом анализе данных и предпосылок. На ее фоне я выглядел слепцом, двигающимся в темноте на ощупь. Но самое главное - она любила меня!

- Пора убиратьсся отссюда. У насс очень мало времени, да и насследил ты тут порядком. Я вссе расскажу по дороге. Недалеко отссюда я ссоорудила хижину, - торопливо заговорила она, пока я любовался ею.

Я осмотрел поляну, напоминавшую место побоища: с перепаханной землей, покромсанными деревцами, - и мысленно согласился с Чирретой. Заявить о том, что я здесь, лучше было уже просто невозможно.

День уже пошел на убыль, когда мы достигли убежища, сооруженного Чирретой. Я наслаждался обществом возлюбленной, не думая о том, что творится вокруг. Преподобная Мать Натэйя к тому моменту уже произнесла речь. Сейчас она готовилась к встрече эскадры Ренегатов в системе Эреи. Адмирал Вечных выслал обращение Натэйи по гиперсвязи своим братьям. Спустя несколько часов Вечные начнут смертельную игру против Святой Обители и Верховной Матери. Эскадра Ренегатов уверенно шла в ловушку. А я в это время любовался Чирретой.

- Ты правильно вссе понял, любимый. Я была вынуждена так посступить - втянуть тебя в эту заварушку. Великая Айсу косснулась меня и наполнила исстиной. Я не могла тебе рассказать об этом раньше. Поверь, это терзало меня ссильнее вссего, но по-другому посступить было невозможно. Верховная Мать должна была выбрать именно тебя. Я ссообщила ближайшей обители твои координаты и разрядила твои ловушки. Они очень быстро ссреагировали, наверное, опассались, что ты ссбежишь, - хихикнула Чиррета, но осеклась и продолжала:

- Было очевидно, что поссле вербовки тебя ссбросят ссеверней обители незадолго до вторжения Ренегатов так, чтобы ты успел добраться до Натэйи во время боя внутри системы. Великая Айсу косснулась тебя, чтобы ты мог уссилить ссвои способности. Я чувсствую на тебе ее отпечаток. Поверь мне, это большая чессть, любимый, почувсствовать прикоссновение Великой Богини.

Я хотел уже что-то ляпнуть по поводу прикосновения Богини и моих способностей, но слова застряли в горле. Внезапно я вспомнил посетившее меня озарение, когда увидел полную картину игровой комбинации. У всех ее участников были свои цели, и все они сходились на Эрее. Не стоило ерничать при Чиррете о Богине. Для нее она была Великой Айсу. 

- Так чего от меня ждет Богиня? - поинтересовался я.

- Она ничего не ждет от тебя, милый. Досстаточно того, чтобы ты ссам принимал решения, на осснове своих принципов и этики, не будучи пешкой в чужой игре.

- Позволь мне усомниться в твоих словах, любовь моя. Я всегда пешка в чужих играх, - перебил я.

- Это твой путь, Бег Мот - играть в чужие игры, но ссегодня ты волен принять ссобственное решение, за которое никто не будет тебя оссуждать или мсстить, - выделив последнее слово, произнесла она. Чиррета взяла меня за руки и заглянула в самую глубину моей духовной сути. - Какое бы ты не принял решение, я буду сс тобой до конца, потому что люблю тебя, мой недоверчивый демон.
Я поцеловал ее в губы и потерся лбом о ее лоб. 

- Свое решение я давно принял, Чирра. Нам пора идти в обитель. Прикрой нас ментальным щитом. Не хочется привлекать к себе внимание раньше времени. Сама знаешь, сейчас все очень нервные, так и норовят всадить в тебя заряд парализатора, чтобы накачать ядом и наркотиками, - не удержался я от колкости.

- Конечно, идем, - она скользнула к выходу из хижины, открыла дверь.
Мы долго петляли по едва заметной тропинке, вьющейся по редколесью, пока не вышли к огромному полю, сплошь, до самого горизонта, покрытому распустившимися цветами и благоухающему свежестью. Примерно в сорока километрах отсюда находилась обитель Преподобной Натэйи, которую я должен был убить, чтобы не быть убитым самому. Чиррета ни о чем не спрашивала, а я из вредности ничего не говорил о своих намерениях. 

*****
Две орудийные платформы, сопровождающие флагман Ренегатов, одновременно открыли огонь из лазерных пушек по флагману армады и выпустил торпеды ближнего боя. Флагман звездного флота, с несколькими уровнями защиты и мощной броней, способный выстоять в одиночку против корабля такого же класса с судами сопровождения, - оказался не готов к внезапной атаке. Лучший корабль звездного флота стал заложником бортового компьютера, который отказывался признавать атакующие корабли вражескими. С упорством идиота компьютер линкора распознавал нападающих как своих.

За несколько секунд флагман с отключенными силовыми полями покрылся облаком декомпрессионных разрывов, четко выделявшихся на черно-матовом корпусе. Лазерные лучи прошивали корпус гиганта, плазменные заряды прожигали броню, торпеды рвали в клочья внутренние переборки, ракеты взрывались в реакторном отсеке. Орудийные платформы выработали боезапас и спешно перезаряжались. Эскадра среагировала на нападение с опозданием.

Бывшие Вечные хорошо знали строение флагмана и вели прицельный огонь по линкору с убийственной точностью. «Огонь империи» включил боковые двигатели и попытался уйти из-под обстрела. Компьютер наконец-то разобрался в ситуации.
Время было упущено, через несколько минут линкор начал разваливаться на куски. Цепная реакция в реакторном отсеке высвободила огромное количество энергии, разорвавшей судно изнутри. Теперь огромный боевой корабль полностью оправдывал свое название, горя ярким погребальным огнем.

Боевые крейсеры на флангах открыли огонь по орудийным платформам, пробивая огромные дыры в бортах ракетами и прожигая лазерами. Платформы отключили силовое поле, вся энергия была использована для расстрела обреченного флагмана. Взбунтовавшиеся корабли огневой поддержки пережили гибнущего гиганта на несколько минут. В космосе полыхали три корабля, еще несколько минут назад бывшие средоточием огневой мощи армады. 

Капитан одного из кораблей сопровождения подался панике и начал движение в сторону обломков флагмана. Крейсер арьергардной группы не разобрался в ситуации и расстрелял малый корабль.

Верховная Мать была потрясена зрелищем гибнущего линкора, и подумала о так не вовремя почившем адмирале Дисон Вакуре. Она быстро взяла себя в руки. Пришел вызов с «Молота». Заместитель командующего генерал Вис Лидовски принял командование эскадрой. Не теряя времени, Верховная подтвердила полномочия нового командующего армады. Ависсай Кад потребовала разобраться с ситуацией. Генерал молча кивнул.

Ситуация осложнялась тем, что вместе с флагманом погиб стационарный модуль ретранслятора душ, направляющий духовные сути погибших тел в инкубаторский бак, с меткой, соответствующей статусу погибшего. Верховная мать Ависсай Кад не без злорадства подумала, что покойному адмиралу будет проблематично доказать свой статус после  гибели тела. 

Штатные корабельные ретрансляторы не могли пропустить большое количество духовных сутей без подтверждения волнового кода со стороны компьютеров Святой Обители. Этот факт вызвал у Верховной Матери горькую усмешку. Она решила наказать погибшего адмирала, промаркировав его волновой код в базе данных, как неблагонадежный.

Новый командующий армады нравился Верховной еще меньше погибшего. Вис Лидовски не стал выслушивать ее вопросы, просто отключив канал связи. Ему было не до сантиментов, срочно требовалось навести порядок в эскадре и разобраться в причинах нападения орудийных платформ на флагман.

Новому командующему удалось быстро восстановить дисциплину. Генерал потребовал отчета от капитанов кораблей, приказал перестроиться и продолжать движение к Эрее. На место трагедии были высланы спасательные шлюпки.

Детекторы «Молота» зафиксировали искривление пространства в опасной близости от нового флагмана. Пришелец был идентифицирован как крейсер Вечных «Исса». Его появление не стало неожиданностью для эскадры. Фланговые крейсеры открыли огонь по кораблю Вечных, не дожидаясь приказа командующего. «Исса» успел выпустить рой автоматических истребителей и закрылся силовым полем. Его маршевые двигатели работали на полную мощность. Вечные шли на сближение с «Молотом», словно собираясь его протаранить.

На этот раз Ренегаты не растерялись, а атаковали наглеца, не позволяя сблизиться с флагманским крейсером, который встретил корабль Вечных огнем лазерных пушек и ракетами.

Силовое поле «Иссы» работало на пределе мощности, лазеры и ракеты с «Молота» пробили его, оно мигнуло напоследок ярким сиреневым цветом и пропало. Несколько минут спустя крейсер Вечных превратился в гигантский огненный шар. 

За несколько секунд до гибели «Иссы» компьютер флагмана зафиксировал запуск ракет. «Молот» окутался силовым полем и попытался выйти из зоны поражения. Тяжелые термоядерные ракеты настигли флагман и пробили поле корабля, нашпиговывая корпус осколками. В один момент «Молот» лишился детекторов обнаружения и антенн гиперсвязи.

Повреждения флагмана не были критическими, но требовали ремонта. Были пробиты маршевые дюзы, в результате попадания ракеты грузовая палуба превратилась в искореженную груду металла, уничтожена кормовая лазерная батарея, в корпусе зияли пробоины, электромагнитый импульс выжег электронику в центре связи, детекторы обнаружения и антенны.

Атака Вечных оказалась бессмысленной. Флагман уцелел, лишь на время потеряв маневренность и связь. У эскадры в это время были другие проблемы.

Основным ударным оружием Вечных были крошечные автоматические истребили ближнего радиуса действия. Целью их стали корабли Святой Обители. Вечные превратили свой единственный крейсер в корабль-камикадзе, сбили с толку Ренегатов и выиграли время для атаки АИСов. «Маленькие осы» сосредоточили огонь лазерных пушек и торпед на неповоротливых транспортниках и десантных модулях Святой Обители.
В ответ Ренегаты выпустили в космос своих «малышей». Закипел бой.

Рейтинг: +2 Голосов: 2 332 просмотра
Нравится
Комментарии (2)
Blondefob # 25 сентября 2018 в 13:33 +1
Захватывает. Очередной плюсик!
Но шож так много ошибок:
- Власть Верховной Матери означало;
- вы не до конца искренне со мною;
-уступал звездному флоту в количественно[.
Дмитрий Мактаз # 25 сентября 2018 в 13:41 0
Спасибо! Грешен)) Ошибки исправлю!
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев