fantascop

Ведьма. Часть 4

в выпуске 2018/10/18
25 сентября 2018 - Дмитрий Мактаз
article13531.jpg

*****
Круг Вечных поставил перед адмиралом Вин Эрестом невыполнимую задачу: выманить Верховную Мать в систему Эреи и уничтожить ее. Любой ценой. Вечные были уверены, что Верховная не сможет удержаться от личного участия в боевой операции флота Ренегатов. Воины Императора прекрасно понимали, что Ависсай Кад захочет опробовать в бою сестер со встроенными боевыми псипрограммами. Приманкой для Верховной должна была стать «тысяча» Вин Эреста.

Вечные не строили иллюзий о боевом потенциале флота Ренегатов. По другую сторону баррикад были такие же военные, они умели воевать. Вин Эресту нужно было задержать основные силы Ренегатов в открытом космосе и вынудить Верховную Мать приземлиться на Эрее. Уничтожить «оборотней» Ависсай Кад возможно было только на земле. Тогда-то Вечные и вспомнили о преподобной Натэйе.

Адмирал располагал «тысячью» и крейсером «Исса». Его силы значительно уступали группировке Ренегатов. Вин Эрест был выдающимся полководцем, он лично разработал план будущей операции на основе идеи адмирала Вааг Дорина. И кое-что Вин Эрест добавил от себя.

В момент раскола Империи основные ударные силы флота базировались за пределами императорского звездного сектора. По счастливой случайности почти все орудийные платформы были приписаны к кораблям, перешедшим на сторону Верховной Матери. Флот Ренегатов был вооружен лучше Вечных. И наличие орудийных платформ у Ренегатов стало мощным козырем в гражданской войне.

Ренегаты не учли тот факт, что на орудийных платформах и вспомогательных судах несут службу бывшие Вечные. Эта традиция сложилась давно и никому и в голову не могло прийти, что Вечные могут воспользоваться этим. Платформа обладает низким уровнем защиты и почти полностью автоматизирована. Управлялся такой корабль с космических крепостей — линкоров, поэтому ему требовался минимальный экипаж. Обычно это были бывшие Вечные или флотские штрафники. 

- Самоуверенность и излишняя автоматизация - вот слабое место флота! - заявил на Кругу Вечных Вин Эрест. - Флот привык сражаться на дальних дистанциях и не готов обнаружить противника у себя под носом. Используем это против них.

После выхода эскадры из гиперпространства экипажи орудийных платформ централизованное управление с флагмана, не потревожив программу распознавания «Свой-Чужой». После отвлекающий атаки истребителей на флангах бывшие Вечные пошли в свой последний бой. Задача у орудийных платформ была одна — уничтожить флагманский линкор. Только после этого Вечные могли умереть истинной смертью…

Гибель флагмана деморализовала эскадру Ренегатов. Флотские оказались не готовы  к такому повороту. Вечные рассчитали точку выхода армады из гиперпространства и скорость продвижения по системе. На основе этих данных и строилась вся операция. Вечные адмирала Вин Эреста выполнили самую сложную задачу: сбили противника с толку и замедлили его продвижение.

Крейсер «Исса» ушел в прыжок за час до появления армады Ренегатов и вернулся обратно - в нужном месте и в нужное время. Как и рассчитывал Вин Эрест, флотские были ошеломлены гибелью своего линкора, а новое командование еще не успело взять ситуацию под контроль. Появление крейсера Вечных застало Ренегатов врасплох. Эффект неожиданности позволил Вечным выпустить в космос АИСы. Одновременно с ними обреченный крейсер покинули десантные катера.

Беспилотные истребители были запрограммированы атаковать транспортники и корабли сопровождения Святой Обители. Компактное построение эскадры сыграло на руку Вечным. Рой АИСов создал хаос внутри ордера. «Мелкие осы» не давала боевым кораблям использовать оперативное пространство для полноценного огневого контакта. Ренегаты ответили на нападение истребителей единственным возможным способом, контратаковав собственными «осами».


Речь Преподобной Матери, переданная адмиралом Вин Эрестом, произвела на Вечных сильное впечатление. Воины Императора уверовали. Уверовали в возможность вырваться из цикла бесконечных перерождений и выбрать свой Путь самостоятельно. Они не могли служить Императору и не желали стать цепными псами Святой Обители.

После смерти тела духовные сути перехватывались ретрансляторами душ. Никто в Империи не мог миновать ретранслятора и быть уверенным, что не окажется в специальном накопителе с пометкой «неблагонадежный». Вечные не были исключением: заложенная Императором психопрограмма заставляла их проходить процедуру опознания  духовной сути. Святая Обитель контролировала ретрансляторы и была уверена в своем могуществе. По сути, Верховная сама не оставила Вечным выбора. Кадехху стала их главной целью.

Использование духовной сути в обход ретрансляторов стало для Вечных откровением. У них появилась надежда, что Преподобная Натэйя освободит их от бесполезного служения и психопрограммы. Любая попытка перепрограммировать Вечных привела бы последних к безумию. Воодушевленные словами Преподобной, бывшие воины Императора атаковали Ренегатов с яростью одержимых.

Сотня капитана Дин Сара воспользовалась неразберихой боя. Вечные покинули десантные катера и рассредоточились среди обломков уничтоженных АИСами кораблей сопровождения. Бойцы активировали на скафандрах маячки спасения, имитирующие сигнал стандартных флотских скафандров. 

После гибели последнего АИСа ближайшие корабли Ренегатов выслали малые медицинские боты подобрать выживших. На вернувшихся ботах не было спасенных, но были  абордажные тройки Вечных.

*****
Нечто, не имеющее массы, формы, длины волны и конкретного месторасположения в пространстве, создало то, что можно было условно назвать движением. Нечто, не нуждающееся в теле, не имеющее пола, тем не менее, упорно именующееся своими адептами-женщинами именем Богиней Айсу, - сгенерировало энергетический импульс и отправило его в определенную точку пространства-времени.
 
То, что звалось Великой Айсу, существовало и осознавало себя задолго до создания Игрового Концепта, который позднее назовут Узором Судьбы. Оно отлично знало и понимало его суть и могло пользоваться им для достижения своих неведомых целей. Для тех, кого люди называли Богами, Узор являлся удобным инструментом для создания и управлением своих игр.

Вопрос заключался в том, кто именно умеет им пользовались. Игры Богов были непостижимы для людей так же, как и их цели, но именно люди были в этих играх главными фигурами. От остальных Богов обитаемой Вселенной Айсу отличало лишь отношение к людям: оно было полно приязнью, которую можно без преувеличения назвать Любовью. Приязнь Айсу была гораздо многогранней и глубже того неполноценного чувства, которое называли любовью сами люди. Любовь Богини включала в себя массу факторов и нюансов и была наполнена всеми цветами и оттенками ментальной близости и принятия людей.

Айсу нашла в переплетении Узора нужные ей духовные сути и прикоснулась к ним импульсом-мыслью, несущим в себе безграничную и всеохватывающюе приязнь.

*****
Пока на высоких орбитах Эреи кипел бой, на самой планете солнце уже начало клониться к горизонту. Вечер подкрадывался на мягких кошачьих лапах, сглаживал очертания предметов, слегка искажая их. Воздух наполнился ароматами цветущих тюльпанов. Привычные вечерние звуки - трескотня кузнечиков и чириканье низко летающих стрижей - сегодня звучали гораздо тише обычно, будто все затаились перед ужасной ночью. Где-то вдалеке раздавалось завывание диких собак.

Я поднялась на смотровую площадку и стояла, наслаждаясь окружающей тишиной и спокойствием, прекрасно понимая, что в любую минуту сюда доберется война, уничтожая все живое. Война, способная утопить в крови раскинувшееся передо мной поле тюльпанов. Война, которая оставит после себя боль, страх и страдание. Война, которая пропитает и отравит ненавистью землю Эреи на долгие годы.

Небо над головой стало заволакивать тучами, скрывая лазерные вспышки и всполохи боя в космосе. Мне не нужно было зрение или показания сканеров, чтобы видеть происходящее на орбите. Я проникала в мысли людей, которые сейчас были там, сопереживала их чувствам. Меня удивили Вечные и их надежда, что я дарую им спасение от оков Святой Обители. 

Я чувствовала огонь веры капитана Дин Сара, чья «сотня» уже проникла на спасательные боты Ренегатов и летела к кораблям эскадры, неся ярость и смерть; чувствовала спокойствие адмирала Вин Эреста, неподвижно сидящего перед входными вратами обители уже несколько часов, убежденного, что я явлю ему облик Ангела последней надежды и спасу его братьев от порабощения Верховной Матерью; я даже чувствовала своего врага - Верховную мать Ависсай Кад, раздраженную развитием событий и страхом флотских перед Вечными; я чувствовала приближение убийцы, чье присутствие прикрывал ментальный щит одной из служительниц Айсу. Я узнала знакомый рисунок. Я даже представить себе не могла, как же должен сплестись Узор Судьбы, чтобы служительница Айсу была заодно с наемным убийцей.

Размышляя о чувствах и ожиданиях всех этих людей, большинство из которых я никогда не видела, я явственно ощутила прикосновение к сознанию. Незримая, но мощная волна нечеловеческой Любви наполнила меня изнутри и осветила ярким светом мой разум. Как факел разгоняет мрак в темной комнате, и ты внезапно четко видишь находящиеся там предметы, так и моя духовная суть наполнилась светом божественной Любви. Ничто не может сравниться с прикосновения Бога. 
Прикосновение Великой Богини Айсу, - а я не сомневалась, что это была она, - длилось мгновение или того меньше, но навсегда запечатлелось в духовной сути, освещая и согревая меня незримым светом.

«Можно ли познать любовь?» - этот псевдофилософский вопрос сейчас казался смешным и нелепым. Чтобы познать любовь - ею нужно быть! И я ею стала...

Я увидела цветное полотно Узора с недоступной мне раньше точки наблюдения. Мне удалось прикоснуться к нему с бесконечной любовью. В какой-то миг я поняла, что Узор ответил мне, как человек отвечает на обращенный к нему взгляд. Я была права, когда говорила: единственный способ «управления» Узором - это общение. Но лишь сейчас поняла - это общение должно быть наполнено любовью.

Рассматривая Узор с нового ракурса, я увидела нависшую над моей планетой огромную воронку Развязки, которая вращалась с бешеной скоростью, перемалывая в пыль участников. Мне было ясно, что Узор в этом участке Вселенной наполнен Любовью Великой Айсу. Развязка, которую все участники событий приняли за столкновение Ренегатов и Вечных, была буквально пропитана светом Богини. И была совсем не такой, как казалась на первый взгляд.

Мне была незнакома эта игровая комбинация, но я поняла, что Великая Айсу уже встречалась с подобной Развязкой. Она явно чего-то опасалась. Не знаю, чего могут опасаться Боги, но я почувствовала беспокойство Богини. Что-то привлекло внимание Айсу, и она решила вмешаться в эту игровую комбинацию. 

В следующее мгновение я поняла, что Узор отозвался на исчезновение Императора. Если бы Император не ушел, всё сложилось бы гораздо хуже. Бесконечное управление игровыми комбинациями Узора Императором и Святой Обителью привели бы к Развязке, которая могла уничтожить Империю Тысячи Солнц. Можно сказать, Узор среагировал на ограничение игровых комбинаций и подтолкнул нас к смертельному повороту, после которого не останется победителей и проигравших. 

Нечто подобное уже происходило с нашими предшественниками, чьи цивилизации исчезли десятки тысяч лет назад. До нас дошло лишь название катастрофы — Падение. Я поняла, что Великая Айсу, как и остальные известные Боги, была участницей давних событий и потому вмешалась в ситуацию. Она желала смягчить последствия Развязки над Эрей. Богиня обратилась к Узору, наполнив его своей любовью.

Как бы ни было велико заступничество Айсу, мы - участники сегодняшней игры - должны будем испить свою чашу до дна, и я уверена - не только в этом жизненном цикле. За каждое навязанное Узору действие нужно платить, а он признавал лишь одну оплату — игры по его сценарию. Только так можно поддерживать равновесие, об этом я и пыталась предупредить сестер, принявших сторону Верховной Матери.

Меня же Великая Айсу просила позаботиться о Вечных - носителях отпечатка волнового кода исчезнувшего Императора. Время Императора прошло. В бывшей Империи Тысячи Солнц не должно остаться ни одного клона, созданного на основе ментального рисунка Императора. Вечные нуждались в Ангеле последней надежды, дарующем возможность возродиться свободными. 

От осознания уготованной мне участи нахлынуло отчаяние. Я знала, что могу сделать выбор и отказаться от роли палача Вечных. В своей безграничной милости Великая Айсу оставила мне такую возможность. Она послала убийцу, прикрыв его ментальным щитом своей служительницы. Любой мой выбор Богиня приняла бы с Любовью, не отвернув от меня своего лика. Я поняла: то, что я считала фанатичным обожание ведьмами своего Божества, было подлинной любовью, которой служительницы Айсу отвечали Богине.

Теплый порыв ветра принес с Борогидова поля густой аромат тюльпанов, растрепал волосы. Я устыдилась своей минутной слабости и приняла решение. Наступающая ночь скоро накроет цветущее поле темным саванном, погружая во тьму. Как это похоже на происходящее сейчас. Высокомерие и безответственность «умников» грозили надолго погрузить нас во тьму. Противопоставить ей мы могли только свет любви.

Собравшись с духом, я вошла в Узор и принялась искать искорки Вечных, разбросанные среди миллиардов других звездочек - людей. Мой взор охватывал все большие области Узора обитаемой Вселенной, чтобы найти еще одну искру, а потом еще и еще одну духовную суть с волновым кодом Императора. Я видела погибших Вечных, не вернувшихся в ретрансляторы душ. Зона поиска расширялась. Наконец, я увидела всех разом. Тогда я обратилась к ним.

- Вечные, ваше время пришло! Примите мою любовь! 

И я стала любовью, прикоснувшись к каждой искорке духовной сути, щедро делясь Любовью, дарованной мне Богиней Айсу. Я разбрасывала ее горстями, расплескивала разноцветными каплями, разукрашивала в разные цвета, передавала на всех частотах. Вечные услышали меня.

*****
Любовь Преподобной Матери Натэйи окутала Вечных. Где бы они в тот момент не находились и чем бы ни занимались, - ее ощутил каждый воин. Если приязнь Великой Айсу наполнила Преподобную мать Натэйю Любовью и желанием даровать ее, то у Вечных чувство Любви, транслируемое Преподобной, вызвало религиозный экстаз. Они помнили ментальное прикосновение Императора, которого по праву считали своим отцом, но впервые они ощутили всем своим существом, что любимы кем-то другим. 

Прикосновение Преподобной было мягким, как материнские руки, и сильным, как объятия отца-Императора. Поначалу прикосновение Натэйи повергло их в шок, но через мгновение воины Императора отозвались. Ответное послание было истовым, как молитва неофита. Вечные перестали ощущать себя потерянными детьми.

Там, где в их духовных сутях зияла пустота после исчезновения Императора — смысла их существования, - сейчас горело ровное пламя, согревая их подлинной любовью и верой в себя. Казалось, только этого они и жаждали все свои жизни. И сейчас Вечные были готовы на всё, чтобы не утратить искру любви, дарованную Преподобной Матерью Натэйей. Упования Вечных обратились к той, кого они считали Ангелом последней надежды…

*****
Меня оглушило ответным импульсом Вечных. Послание Вечных не было таким утонченным, как отклик моих сестер-побратимов, но искренним, как крик радости. Я была услышана.

Поток связи с Вечными был невыносимо тяжел. Он придавливал к земле, как камень, привязанный к шее. Меня трясло от чудовищной нагрузки. Не будь я тренированной Преподобной Матерью, я была бы просто раздавлена эмоциями и мыслями чужих сознаний, как послушница, вышедшая в Узор без подготовки. Мне стоило большого труда справиться с волной чужих чувств и сознаний.

- Идите и исполните свой долг! Я приду за вами! - сказала я и заблокировала канал.

 

Сеанс связи застал меня на смотровой. Еще минуту назад я любовалась бескрайним полем тюльпанов, наблюдая, как оно погружается в объятия сумерек. Сейчас у меня подкашивались ноги, мне пришлось ухватиться за перила, чтобы не упасть. Дыхательные упражнения разогнали энергию по телу и помогли сконцентрироваться на информационном потоке. 

Каждое ответное прикосновение Вечного отзывалось во мне кратким информационным всплеском в сознании, сравнимый с толчком в плечо. Таких прикосновений я ощутила чуть более пятнадцати тысяч: ровно столько и существовало Вечных в Империи Тысячи Солнц. Чтобы не быть раздавленной, пришлось резко расширить восприятие, как при входе в Узор. Я позволила информационному потоку пройти как бы сквозь меня, не дав увлечь сознание вслед. В моей памяти запечатлелся ментальный отпечаток каждого Вечного. 

Теперь я могла без труда обратиться к любому из них, будто знала каждого лично, подобно Императору. Сегодня утром я впустила в свое сознание часть сознаний сестер-побратимов и могла переживать их чувства. Это казалось чем-то из ряда вон выходящим: я не хотела, чтобы кто-то чувствовал то же, что и я. Сейчас же, пережив непередаваемое на физическом уровне ощущение Любви, я была переполнена им и не могла удерживать в себе. Но я была в состоянии транслировать его и ощущать в ответ тысячи других сознаний. И это казалось абсолютно естественным.

Мои мысли вернулись к сестрам-побратимам. Я совсем забыла о том, что подруги в какой-то мере испытывают те же чувства, что и я. Запоздало я ощутила чувство вины, поскольку не смогла предупредить их и они ощутили «эхо» происшедшего. Даже этого было достаточно, чтобы повредить рассудок. Я мысленно вызвала Алию и двух девочек-послушниц. Мне хотелось извиниться перед ними.

«Алия, Кай Висс, Клеона, как вы себя чувствуете? Простите, что не успела предупредить, все произошло так неожиданно».

Отклика не было, и я потянулась к каждой. Алия не дошла до меня нескольких метров: она замерла в неподвижности на лестнице. В ее глазах застыл ужас. Я поняла, что она сейчас созерцает пустоту внутри себя. Две сестрички - Кай Висс и Клеона - находились в центре связи, обе рыдали. 

К счастью, они пережили лишь крохотную часть происходившего со мной, но даже этого хватило, чтобы испытать настоящий шок. Я послала импульс любви Богини Айсу своим подругам. Ласковое прикосновение к сознанию сестер постепенно вывело их из состояния транса. Алия встрепенулась и тяжело осела на ступеньки лестницы, не в силах вымолвить ни слова. Кай Висс и Клеона перестали рыдать и теперь сидели, крепко обнявшись.

Перепрыгивая через ступеньки, я добежала до Алии и бережно коснулась ее плеча. 
Она прижалась ко мне и запричитала:

- Бедная моя девочка! Бедная моя девочка! Бедная моя девочка!

- Все будет хорошо, Алия! - успокаивала я, поглаживая ее рукой по спине. - Все так, как и должно быть. Я сделала свой выбор, и не могу поступить по-другому.

Слезы душили в тот момент нас обеих: меня - от переполнявших меня чувств к Алии, сестрам-побратимам и всем, кто был теперь связан со мной на многие жизненные циклы вперед; Алию же от того, что мне предстоит пережить. Так мы просидели несколько минут, пока Алия не взяла себя в руки и не отстранилась.

- Нужно пойти успокоить девочек. Они смогли справиться с информационным потоком, но чувствуют себя не лучшим образом.

- Конечно, ступай к ним, дорогая подруга. Я побуду еще здесь какое-то время.
Мне тоже требовалось прийти в себя после пережитого. Я вернулась на смотровую площадку обители. Там я и увидела неподвижный силуэт. Сестра Каллау была рядом. Чтобы сейчас ни происходило в моем сознании, мой телохранитель не оставила меня. Сестра молча стояла в тени, готовая в любую секунду выполнить свой долг и принести милосердие мне самой.

Восстановив контроль над собой, я потянулась мыслью к капитана Дин Сару, штурмующему корабли Ренегатов.

*****
Спасательные боты, высланные с двух крейсеров и корабля огневой поддержки, шлюзовались на грузовых палубах. Никого не насторожило количество спасенных. «Молот» был слеп и глух, а капитаны выслали спасателей без доклада новому командующему. Вин Эрест рассчитывал именно на это, лишив эскадру связи с «Молотом». В противном случае фокус с использованием спасательных ботов Вечным не сошел бы с рук. 

Момент единения с Преподобной Матерью Натэйей пришелся на время стыковки спасательных ботов. Вечные были потрясены контактом с Преподобной: в тот миг они были беззащитны и уязвимы. Когда закончилось шлюзование, из ботов высадились уже другие Вечные. Воины Императора чувствовали себя обласканными любовью высшего существа и ожидали явления Ангела, который призвал их выполнить свой долг и обещал прийти за ними.

Абордажные тройки Вечных прошли по захваченным кораблям, сметая всё на своем пути, взрывая переходные шлюзы и корабельные переборки. Экипажи кораблей были захвачены врасплох. Вечные свалились как снег на голову, военные не успели организовать сопротивления, погибая под ударами вибропалашей и от выстрелов штурмовых винтовок. 

Последний спасательный бот пришвартовался к кораблю поддержки. К этому времени два крейсера уже были захвачены первой абордажной волной. Счет времени пошел на минуты. Стоило флотским понять, что их корабли взяты на абордаж, они без колебаний сожгли бы захваченные суда. Никто не дал бы Вечным открыть огонь по эскадре или выслать новые абордажные команды. 

Захватить боевой корабль и подчинить его себе - не одно и то же. Несмотря на стандартизацию, каждое судно управляется бортовым компьютером с кодом доступа, который нельзя подделать или продублировать. Код доступа мог активировать только капитан или старший офицер. Для управления кораблем Вечным были нужные пленные офицеры. Воины Императора были знакомы с конструкцией каждого корабля и хорошо ориентировались на любом судне.

Исключением были корабли ведьм Айсу: еще никому не удавалось захватить ни один. Тех, кто пытался это сделать, ведьмы безжалостно уничтожали. Несколько раз случалось, что ведьмы сами взрывали свои корабли, чтобы они не достались врагу, но позднее всегда возвращались, чтобы отомстить обидчикам. Взять на абордаж корабль ведьм Айсу не рискнули бы даже Вечные.

Несмотря на быстроту и внезапность атаки, капитан крейсера «Земля Вакаса» успел застрелиться, чтобы нападающие не получили кодов доступа корабля. Вечных это не остановило. 

Абордажные тройки работали четко и слаженно. Капитан Дин Сар, считывая оперативные данные с лицевого щитка, поймал себя на том, что мурлычет под нос какой-то мотивчик. Если кто-то из подчиненных и слышал его, едва ли у них мелькнула мысль осудить командира за нарушение режима радиомолчания.

Первым выпал из тактической группировки Ренегатов крейсер «Земля Вакаса». Он успел послать сигнал вражеского захвата, и флагманский компьютер снял с него метку «свой». Крейсер был обречен на уничтожение, несмотря на то, что Вечные вырезали лишь десятую часть команды. Задачей троек был захват рубки управления и блокировка жилых отсеков. Остальные воины, десантировавшие на крейсер, рассредоточились на взлетной палубе, где стояли готовые к вылету пилотируемые тяжелые истребители.

Крейсеру «Разящий» с капитаном повезло меньше: он был не так решителен, как его сослуживец с «Земли Вакаса». Получив сигнал о захвате судна и продвижении абордажной команды к рубке управления, капитан заблокировал рубку, пытаясь отгородиться  от захватчиков метровым слоем стальной переборки. Он упустил драгоценное время для ликвидации кодов и посылки сигнала на флагман. Вечные не собирались биться лбом о стальную дверь, а обошли рубку с верхней палубы и обработали ее через вентиляционную шахту выстрелами из парализаторов. Капитан и дежурные офицеры были обездвижены. Проникновение в центр управления было лишь вопросом времени.

Корабль огневой поддержки — эскадренный миноносец - был захвачен без серьезного сопротивления. Это маневренное и скоростное судно было решено использовать  против судов поддержки и десантных модулей Святой Обители. 

Через одиннадцать минут с момента высадки первой штурмовой тройки на крейсере «Земля Вакаса» все Вечные покинули его на истребителях под огнем опомнившейся эскадры Ренегатов, не потеряв ни единого человека. Еще через семь минут захваченный крейсер был взорван Ренегатами и превратился в горящие обломки.
«Разящий» принял участие в уничтожении «Земли Вакаса», чтобы Ренегаты ничего не заподозрили. Тем временем абордажная команда зачищала экипаж крейсера.
 
Крейсер «Молот» к этому моменту уже восстановил связь с эскадрой. Бортовой компьютер флагмана обрабатывал поступающие данные. Новый командующий - генерал Вис Лидовски, - не находил себе места, пока техники занимались ремонтными работами на крейсере. Только через полчаса флагман начал получать оперативные данные в режиме реального времени. Анализируя общий рисунок боя и изучив обстановку на тактическом дисплее, генерал догадался, что задумали Вечные.
 
- Всем капитанам активировать автономный боевой режим с дублирующим контуром управления через флагман. Срочно запросите, с каких кораблей были направлены спасательные боты в район гибели «Огня империи». Сколько спасенных? Капитанам, выславшим спасательные боты, срочно связаться со мной!

Канал связи с Верховной Матерью, находящейся на крейсере Святой Обители «Узор Судьбы», горел красным огоньком срочного вызова. Досадливо поморщившись, Вис Лидовски ответил. На экране монитора появилось недовольное лицо Верховной.

- Генерал, что происходит? Почему вы начали расстреливать собственные корабли? - ледяным тоном осведомилась Ависсай Кад.

- Уважаемая Верховная Мать, у меня нет времени комментировать свои действия. Вы подтвердили мое назначение командующим. Я принимаю те решения, которые считаю необходимым. Если вы не согласны, готов немедленно сложить с себя полномочия.
В отличие от погибшего адмирала Дисон Вакура, больше искушенного в политике, чем в военной стратегии, Вис Лидовски был опытным стратегом, способным понять замысел противника, владея лишь крохами информации. Верховная Мать прекрасно знала об этом, когда подтверждала статус нового командующего эскадрой. 

- Прошу меня извинить за резкость. Не смею вас отвлекать, - сказала Ависсай Кад и отключилась. 

Крейсер «Разящий» в это время активировал автономный режим ведения боя, развернул блистеры лазерных пушек и выпустил первые торпеды в сторону главного врага — крейсера «Узор Судьбы». Тяжелые истребители, вылетевшие с уже погибшей «Земли Вакаса», начали сближение с «Молотом».

*****
Ночь застала нас с Чирретой посреди бескрайнего поля чёртовых воняющих цветов. Моя возлюбленная запретила мне лететь. Она сказала, что еще рано, и я решил с ней не спорить. Мы шли быстрым шагом, не таясь, сквозь поле, прямиком к обители, что темной громадой маячила на горизонте. Я определил расстояние до нее в двадцать два километра. На крыльях можно было бы покрыть эти километры за пять-семь минут, но я вынужден был тащиться пешком, рядом с бодро вышагивающей Чирретой.

За все время пути мы не произнесли ни слова. Мы слышали лишь шуршанием цветов и щебет низко летающих птиц. Не скажу, что мы с Чирретой были большими болтунами, но сейчас наше молчание было натянутым.

Небо над нами освещалось сполохами космической битвы.

«Интересно, что там у них сейчас происходит?» - вяло подумал я, машинально переставляя ноги. Чиррета внезапно взяла меня за руку и остановилась. Я обострил свои чувства, пытаясь определить источник и направление потенциальной опасности. Ничего. 

- Сейчас, — сказала она.

Мне не нужно было ничего объяснять, я всё понял. Расправив крылья, я подхватил на руки подругу и тяжело оторвался от земли, набирая высоту, направляясь к обители. Лететь с Чирретой на руках - сомнительное удовольствие, но мне бы и в голову не пришло оставить ее одну, несмотря на то, что мы летели в самое пекло. Мы давно были с ней связаны тенетами любви (так говорила она сама), и последствия нашей последней разлуки сказались на мне откровенно паскудно. Я истосковался по ней.

По мере приближения обитель становилась все больше и выше. Массивное четырехугольное здание из черного камня, с полусферической крышей, энергетическими башнями по углам, небольшим внутренним двориком и освещенными окнами. Все эти обители были похожи друг на друга, внешне, по крайней мере, точно. Они напоминали огромный автономный модуль, способный пережить любые катаклизмы, и, как мне кажется, таковыми и были.

Изучив местность внизу, я обнаружил вокруг обители пикеты троек Вечных. Они не пытались прятаться и проигнорировали наше появление. Это мне показалось, мягко говоря, странным. Я не сомневался, что нас засекли еще тогда, когда я взлетел. Демонстративное безразличие Вечных к нам я принял как факт, не испытывая никаких эмоций. Это говорило только об одном: меня здесь ждали, что тоже было неудивительно.

Стучать в ворота я не стал, а решил войти через крышу. Так мне было удобней. В центре полусферы, выполняющей роль крыши, выделялась плоская смотровая площадка, освещенная двумя фонарями и огражденная перилами. Там-то я и решил приземлиться.

*****
Командующий эскадрой генерал Вис Лидовски считал Вечных умным противником. Он понял их план и отдавал должное дерзости задумки. Лидовски прекрасно понял, что произошло с его предшественником на «Огне империи» и почему взбунтовались орудийные платформы. Генерал знал каждый корабль звездного флота и тех, кто на них служит. 

Вис Лидовски пришел на флот по велению сердца и остался там навсегда. Среди его знакомых было немало офицеров, кто подал прошение о переводе в касту военных из корыстных побуждений. Кого-то заботила карьера, кого-то - социальные льготы, а молодой кадет Вис Лидовски был просто влюблен в космос. Будучи выходцем из касты техников, он знал всё о космических кораблях и грезил о славе и дальних путешествиях. Однажды он решился изменить свою жизнь. 

На его прошение в Святую Обитель о смене касты пришел ответ из канцелярии адмиралтейства. Техника Виса Лидовского приглашали на собеседование в местный рекрутинговый центр звездного флота. Пройдя собеседование, кадет Вис Лидовски был принял на службу. С тех пор много воды утекло, кадет давно стал генералом, и чувствовал, что находится на своем месте. Из раза в раз проходя ретранслятор душ, он радовался как новичок, получая тело в инкубаторских баках в офицерских казармах звездного флота.

Генерал не испытывал больших симпатий к новой власти, особенно к власти Святой Обители с Верховной Матерью во главе, но ему импонировала идея порядка в Империи. Страсть к порядку побудила его примкнуть к Ренегатам, желающим сохранить государство. Старого служаку коробило от мысли, что звездный флот, которому он был беззаветно предан - так же, как Вечные преданы Императору, - называли теперь флотом Ренегатов. Это было определение для предателей, к каковым генерал себя не относил. Он понимал и нежелание Вечных подчиниться Святой Обители, которая стремилась превратить их в рабов, и относился к воинам Императора без враждебности.

Сидя перед тактическим дисплеем, Вис Лидовски размышлял о Вечных. Воины Императора уже показали, что своим врагом считают Святую Обитель, а не звездный флот. Вечные были вынуждены атаковать корабли флота, чтобы отвлечь внимание от основного удара. Для генерала было очевидно, что воины Императора задумали уничтожить Верховную Мать и ее модифицированных сестер.

Генерал Вис Лидовски наблюдал за сближением штурмовых истребителей с его крейсером. Три звена боевых машины запрашивали разрешение на посадку. Истребители высылали коды распознавания крейсера «Разящий». Того самого «Разящего», который отправил спасательные боты.

Капитаны «Разящего» и эсминца класса А «Бисон» вышли на связь и сослались на неполадки генераторов силового поля. Если бы не чутье Виса Лидовски, он бы не придал значения докладам. Отсутствующий взгляд капитана «Разящего» свидетельствовал о том, что он недавно перенес удар парализатором. Генерал понял — корабль захвачен абордажной группой Вечных. 

По общему каналу связи он отдал приказ всем истребителям немедленно вернуться к своим кораблям. Атака маленьких АИСов с «Иссы» была отбита, все вражеские машины уничтожены. Переключившись на канал связи «Разящего», генерал передал Вечным послание:

- Говорит командующий эскадрой Вис Лидовски. Даю вам четыре минуты для завершения маневра, - прозвучал голос генерала. 

Капитан Вечных Дин Сар находился в рубке управления «Разящего». Орудийные башни были под контролем Вечных и готовы к бою. Плазменные накопители разрядников крейсера накачаны энергией и нацелены на крейсер Святой Обители «Узор Судьбы». Капитан ждал отвлекающего удара тяжелых истребителей, чтобы обрушить мощь своих орудий на крейсер Верховной Матери и уничтожить его.

«Старый чёрт, раскусил нас! Ну что ж, спасибо за понимание», - улыбнулся про себя Дин Сар.

Он быстро принял решение. Истребителям, готовым атаковать флагманский «Молот», поступил приказ сменить курс и цели. Флот подарил Вечным четыре минуты - целую вечность, и ее было достаточно, чтобы нанести удар по врагу.

Три звена истребителей резко сменили курс и направились к кораблям Святой Обители. Счет времени пошел на секунды, необходимость в маскировке отпала. Истребители открыли огонь по транспортникам Святой Обители. Крейсер «Разящий» атаковал «Узор судьбы», стреляя из всех орудий. Битва вспыхнула с новой силой.

*****
Верховная мать - при всем умении видеть развивающуюся ситуацию через Узор - не ожидала такого поворота. В отличие от генерала эскадры, она не обладала навыками для анализа оперативной информации. Она была уверена, что самоубийственная атака Вечных была успешно отбита, а их космические силы уничтожены. 

Ависсай Кад проигнорировала мнение своего капитана, что Вечные отвлекают военных с одной целью — добраться до боевого крейсера Святой Обители. Верховная Мать в это не верила. Ависсай Кад знала, что основные силы Вечных находятся на Эрее, а маленькая горстка в космосе не способна доставить ей серьезные неприятности. Слишком поздно Ависсай Кад поняла, что капитан прав, и Вечные разыграли этот спектакль только для того, чтобы добраться до нее.

«Разящий» сжег огнем лазерных установок маршевые двигатели «Узора Судьбы» и выпустил весь боекомплект ракет по крейсеру. Одновременно с этим три звена тяжелых истребителей атаковали торпедами транспортники Святой обители. Обещанные четыре минуты Вечные использовали до последней секунды, нанеся смертельный удар по четырем из девяти судов группировки Святой Обители. 

Генерал Вис Лидовски отдал приказ кораблям эскадры не стрелять по взбунтовавшимся кораблям, атаковавшим суда Святой Обители и «Узор Судьбы». Когда «подаренное» время истекло, генерал велел открыть огонь из лазерных пушек по кораблям и истребителям, захваченным Вечными. 

Группа капитана Дин Сара была полностью уничтожена. Вечные выполнили свою задачу, прихватив с собой в могилу флагман эскадры, два крейсера, эскадренный миноносец класса А и четыре корабля Святой Обители, среди которых главным призом был «Узор судьбы».

На этом карьера генерала могла закончиться, но судьба дала ему шанс еще раз показать в деле свой талант полководца. Детекторы засекли возмущение пространства. Спустя несколько минут на мониторах Ренегатов появились данные о неизвестной эскадре в двенадцать вымпелов. Корабли пришельцев были идентифицированы. Конгрегация Хоны решила вступить в игру.

Еще никогда Вис Лидовски не был так рад появлению конгрегатов - извечных врагов Империи. Что ни говори, а большинство офицеров звездного флота не горели желанием драться со своими былыми братьями по оружию — Вечными. Впервые в истории Империи Тысячи Солнц конгрегаты оказали услугу звездному флоту.

И речи не могло быть о продолжении карательной операции против Вечных, засевших на Эрее. Новые обстоятельства диктовали новые условия. Генерал отдал единственно возможный приказ: выслать к планете транспортники и десантные модули Святой Обители без сопровождения эскадры. 

Если Верховной Мать уцелела после атаки Вечных, пусть дальше сама разбирается с Вечными и Преподобной, спутавшейся с ними. Эскадра изменила боевое построение и приготовилась к бою. Вис Лидовски больше не нужно было прикрывать корабли Святой обители.

*****
Во время последней атаки «сотни» капитана Дин Сара небо над головой ярко вспыхнуло. У меня перехватило дыхание, накатившая волна слабости едва не свалила с ног. Я почувствовала гибель Вечных, пережив каждую как свою собственную. Это было подобно ударом ножом в сердце, словно каждая смерть оставила на нем шрам.

Чуть позже я ощутила ужас сестер Святой Обители, находившихся на кораблях, атакованных Вечными. Смерть пришла к ним внезапно, застав их врасплох, как убийца в ночи. Не важно, были они модифицированы Верховной Матерью или нет, - они оставались моими сестрами. Мне были понятны их мысли и чаяния, мне были близки их стремления и цели.

Духовные сути погибших Вечных и сестер парили в пространстве космоса, там, где их настигла смерть. Без излучения ретрансляторов душ духовные сути прибывали в растерянности. Они не знали, что делать. Привычная схема заселения в новое тело, в инкубаторский бак больше не действовала. Я прикоснулась к каждой, даря тепло любви Богини и указуя путь на Эрею. Не знаю, зачем я призвала их к себе, но я была уверена, что поступаю правильно. Светящимися искорками души погибших потянулись к Эрее. 

Меня переполняла грусть. На глаза навернулись слезы. Я сдержалась. Мне не хотелось, чтобы погибшие Вечные приняли мою слабость за жалость. Они не заслуживали такого отношения. Их жертва была не напрасна. 

За спиной раздался громкий шелест, кто-то тяжелый опустился на смотровую площадку. Я выпрямилась и неторопливо обернулась к прилетевшему убийце. В том, что это именно он, я не сомневалась. Собственно, прилетевших было двое: я совсем забыла про служительницу Великой Айсу, чего не скажешь о ней.
Рассмотреть толком «гостей» я не успела. Из тени вынырнула сестра Каллау. Она еще не успела войти в боевой режим, как рядом возник адмирал Вин Эрест. Он бесцеремонно отпихнул меня в сторону, как тренировочный манекен.

Пришельцы не обратили внимания ни на адмирала, ни на сестру. Они неподвижно стояли, глядя на меня. Сестра Каллау и Вин Эрест одновременно начали движение.

- Стойте! – скомандовала я.

Фигуры на крыше застыли: голосовая команда контрдействия сковала мышцы тел не хуже парализатора. Спустя несколько секунд все присутствующие преодолели ее действие. Крылатый демон раскрыл крылья в сторону адмирала, будто собираясь заключить его в объятия, а рыжая служительница Айсу плавно двинулась к сестре Каллау.

- Немедленно прекратить! - повторила я. - Эти люди прибыли ко мне! Или я уже здесь  не Преподобная Мать? - чуть ли не прошипела я в спину своим защитникам.
Сестра Каллау дернулась и замерла на месте. Адмирал медленно отступил назад. Его плавные движения были чем-то схожи с движениями служительницы Айсу. Вин Эрест пожирал глазами прибывших ко мне. Демон невозмутимо сложил крылья за спиной и стоял, скрестив на груди мощные руки. Его пальцев заканчивались длинные когтями тусклого серого цвета. Рыжеволосая спутница отступила назад к перилам и облокотилась на них спиной. Служительница Айсу с серьезным видом изучала свои ногти, слово все происходящее ее не касалось.

Я посмотрела на пантомиму «Мы тут просто мимо пролетали!», и улыбнулась. Со стороны ситуация выглядела комичной, несмотря на всю серьезность участников.

- Адмирал Вин Эрест, я буду признательна, если вы не будете пугать моих гостей. Вы здесь такой же гость, как и они. Не смею вас более отвлекать. Сестра Каллау, то же самое относится и к вам. Вы можете вернуться к своим обязанностям.
Сестра Каллау, не поворачиваясь спиной к пришельцам, скользнула назад в тень, из которой появилась, умудрившись отвесить мне подобие церемониального поклона. Адмирал тоже не спешил поворачиваться спиной к прибывшим. Вин Эрест каким-то образом оказался рядом со мной. В его взгляде читалось смущение, словно его отчитали, как зарвавшегося кадета.

- С вашего разрешения, Преподобная Мать, я останусь здесь, — произнес он.
Я хотела ответить колкостью, но сдержалась. Игнорируя адмирала, я подошла к гостям, физически ощущая, как напряглись за моей спиной сестра Каллау и Вечный. Несколько секунд я молча разглядывала парочку: в том, что они пара, сомнений не было. Их духовные сути были освещены ярким горчичным светом. Гости старались расположиться так, чтобы прикрыть друг друга в случае внезапной атаки, изображая при этом непринужденность.

Рыжеволосая служительница Айсу была высокой и гибкой. В ее облике было что-то змеиное,  вызывающее у обычных людей безотчетный страх. Рассматривая подругу убийцы, я не испытала неприязни или отвращение, наоборот, в ней чувствовалась своеобразная красота и изящество. Узкое бледное лицо с чувственным ртом и большими миндалевидными глазами с вертикальным зрачком. Кожа на плечах покрыта мелкими чешуйками бледно-розового цвета. Одета она была в свободный балахон-«хамелеон», не стесняющий движений, застегнутый на шее пряжкой, стилизованной под какой-то цветок . Одежда служительницы была схожа с походным одеянием сестер Святой Обители, только без гипно-капюшона.

Демона, стоявшего рядом со служительницей, я, не задумываясь, отнесла к касте убийц. Он был на голову выше подруги, сложенные крылья придавали его фигуре мощь, не лишенную некоей грациозности. Внешне демон был чем-то похож на королевского дракона, обитающего на Токане. Все в его облике буквально кричало об опасности: крылья, когти, длинный костистый сегментный хвост с заостренным концом.

Я видела немало таких модификатов: их несложно узнать, они слишком выделяются. Этот явно не был обычный модификатом-убийцей: слишком уж сложна была конструкция его тела. Мне такой вид был незнаком.

- Я - Преподобная Мать Натэйя! Как я понимаю, вы искали меня. Чему обязана? - поинтересовалась я.

Гости обменялись быстрыми взглядами. Рыжая отодвинулась от перил и тряхнула головой: ее волосы взметнулись вверх. Я расценила ее кивок, как приветствие. Демон криво ухмыльнулся и сделал полуклон, не выходя из образа ленивого увальня. Я молча ждала продолжения.

- Преподобная Мать, я - Бег Мот, специалист по решению и устранению критических ситуаций, - представился убийца. Заметив скуку на моем лице, он сократил вступительную часть и перешел к делу:

- Меня наняли устранить вас, Преподобная Мать.

Адмирал и сестра Каллау синхронно двинулись к нему, но замерли на полпути, остановленные взмахом моей руки. Подруга демона с отсутствующим видом сместилась чуть в сторону.

- Это не новость для меня, уважаемый Бег Мот. Как я понимаю, у вас с вашей… эээ… спутницей изменились планы. Поэтому повторюсь: чем обязана вашему визиту?
И без того вытянутое морда-лицо Бег Мота, казалось, вытянулось от удивление еще больше, делая его немного комичным, если, конечно, живая машина смерти может быть комичной. До сих пор молчавшая подруга усмехнулась и выдала шипящим с присвистом голосом:

- Преподобная мать, позволю ссебе вмешатьсся в увлекательный монолог моего друга. Он хотел лично зассвидетельствовать вам ссвое почтение и уведомить об официальном отказе от полученного задания. Чувсствую, пока он доберется до этого в ссвоем расссказе, ваша подруга и этот нервный ссолдатик окончательно ссорвутся сс цепи и исспортят нам праздник добрых дел.

Назвать адмирала Вечных солдатиком было решением опрометчивым, если не прямым оскорблением, но внутренне я согласилась с выбранным эпитетом и не стала поправлять рыжую нахалку. 

- Как я могу к вам обращаться? - разрядила я обстановку.

- Меня зовут Чирррета, Преподобная Мать, - коротко представилась служительница Айсу. Она не стала добавлять титул и ступень посвящения, но меня это не задело.

- Очень хорошо, уважаемая Чиррета. Я высоко ценю ваш поступок. Примите и вы мое почтение! - сказала я и отправила ей послание любви, которое подарила мне ее Богиня.

Это потрясло ее до глубины души. Снисходительность и высокомерие, свойственные служительницам Айсу, вмиг слетели с нее, как пыльца с цветов под порывом ветра. Пришла ее очередь удивляться. Глаза Чирреты распахнулись и заблестели. Она склонилась в замысловатом поклоне и замерла, вытягивая вперед обе руки ладонями вверх. Я поняла: этим жестом она показывает, что принимает от меня дар любви Великой Богини. 

- Она косснулась васс! Благодарю васс, Преподобная Мать! Это выссокая чессть для меня! - с трепетом в голосе сказала она. - Храни васс ее любовь!

Я дотронулась до ее ладоней, сухих и шероховатых, как сучья на деревьях, и слегка сжала их, выражая ответную благодарность. Чиррета медленно распрямилась, не сводя с меня восторженного взгляда.

Крылатый Бег Мот прочистил горло.

- Да, Чиррета права, хоть не дала мне высказаться самому, - с легкой обидой сказал он. - Мне хотелось увидеть вас лично, Преподобная Мать, и сказать, что я не собираюсь убивать вас. Уверен, вы в состоянии разобраться с Верховной Матерью без моего участия. Было приятно познакомиться с вами и вашими друзьями, но на ужин мы не останемся.

- Уважаемый Бег Мот, примите мое почтение. Я понимаю, вы сделали непростой выбор! Мне нечего даровать вам в ответ. Уверена, своим отказом вы рискуете навлечь гнев Верховной Матери.

- Достаточно того, что вы даровали моей подруге. Никогда не видел ее такой счастливой, - попытался отшутиться он.

- И все же, благодарю вас, уважаемый Бег Мот! Вы смелый человек, примите мое уважение и любовь! - я коснулась его мыслью. Он вздрогнул всем телом и склонил голову. - Мне жаль, что у меня нет времени оказать вам подобающее гостеприимство. Вам в самом деле пора покинуть обитель. Как вы понимаете, Верховная Мать ждать не будет.

Я улыбнулась обоим и, развернувшись к ним спиной, заторопилась по лестнице в центр связи, куда уже несколько минут звала меня Алия. Она была чем-то не на шутку встревожена. Адмирал Вин Эрест и сестра Каллау молчаливым эскортом последовали за мной. Десантные корабли Святой Обители с Верховной Матерью во главе начали спуск на Эрею. Обитель наполнил сигнал боевой тревоги.

*****
До сих пор не могу себе объяснить, чего я ожидал от этого рискованного визита к Преподобной Матери Натэйе. Я давно принял решение не выполнять задание Верховной. Конечно, награда была заманчивой, но не лежала у меня душа к играм с Узором. Мне было одинаково глубоко плевать на Преподобную и на Верховную, на их правоту или неправоту, на Вечных, Ренегатов и вообще на всех, кроме Чирреты. 

Еще на корабле торговцев, сидя в силовых кандалах под присмотром сестры Иво Кен, я понял, как важно для моей возлюбленной происходящее на Эрее. Иначе она бы не втянула меня в эту кашу. Я знал, что встретить Чиррету смогу только там - встретить или потерять навсегда. Кончено, с ее стороны было не очень красиво разыграть меня втёмную, но я не мог долго злиться на нее. 

После приступа бешенства на поляне, я понял, что должен повидаться с этой чертовой Преподобной Матерью во чтобы то ни стало. Я хотел увидеть своими глазами ту, из-за которой меня втянули в эту историю. А ведь финал ее мог оказаться весьма печальным. Не знаю, как истолковала Чиррета мое желание явиться в обитель, но она сказала, что примет любое мое решение. Попытайся я сейчас на крыше убить Преподобную, Чиррета прикрывала бы меня до последнего вздоха. 

Но я не собирался никого убивать. Мной руководила интуиция, а не обдуманное решение. В моей профессии интуиция играет большую роль и заменяет умение входить в Узор и видеть события в перспективе. Вот и сейчас я прислушался к своему «шестому чувству». Я не пытаясь анализировать, просто сделал то, что казалось мне правильным. И, как всегда, не ошибся.

Наша встреча была необходима, я это понял, едва взглянул в глаза Преподобной Натэйи. Для меня она была врагом, как и любая сестра Святой Обители. Всегда на дух не переносил этих заносчивых тварей, несущих «истину» поданным Империи. Они олицетворяли для меня всё, что я ненавидел всей душой — мрачную кастовую власть и вездесущий контроль. Все эти сестры были для меня на одно лицо - снобки и лицемерки.

Любая из них могла указать твое место на социальной лестнице Империи, а, при случае, вышвырнуть тебя из касты на самое дно. Они контролировали ретрансляторы душ и знали волновые коды каждого гражданина. Спрятаться от их всевидящего ока было почти невозможно. Если ты был в бегах, все равно, рано или поздно, попадал к ним в лапы. Им достаточно знать волновой код духовной сути и ждать, когда ты совершишь ошибку.

Преподобная была из другого теста, в ней не было высокомерия или лживой и слюнявой доброты, под маской которой так любит выступать Святая Обитель. В Преподобной светилась настоящая Сила, которой я не мог придумать названия. Сила, которой были готовы служить Вечные и сестры Святой Обители! Меня больше всего удивило, что этот адмирал собирался, защищая Преподобную.

Вечные служили Императору и только Императору. Плевали они на интересы Империи и ее политику. Они плевали на всех и вся, кроме самого Императора. Я уверен, прикажи Император Вечным застрелиться, ни один из них не задумался бы над приказом и выполнил его без колебаний. Сегодня же один из этих биороботов был готов отдать жизнь за какую-то Преподобную Мать Святой Обители. Я почувствовал в Вечном фанатичную преданность Натэйе, и до сих пор не мог в это поверить.

Чирррета поразила меня не меньше. Она разделяла мое мнение о Святой Обители и всегда с презрением отзывалась о ней. Когда Преподобная что-то передала ей мысленно, Чиррета едва из шкуры не выскочила от удивления. Поклон, который она адресовала Преподобной Натэйе, был высшей данью уважения. Таким поклоном обмениваются служительницы Айсу, - и то, если ступень посвящения и титул равны. Я знаю, моя возлюбленная занимала высокую ступень на иерархической лестнице служительниц Богини. Другими словами, Чиррета признала Преподобную Мать равной себе. Это вообще в голове не укладывалось! Как прикажете это понимать?

Сила, которую я учуял в Преподобной, коснулась и меня, заставив склонить перед ней голову. Я не чувствовал ни капли лжи или лицемерия в Натэйе. Зато ощутил готовность принять меня таким, каков я есть.

И мой внешний вид сам по себе, да и поступки вызывают определенную реакцию у людей. И эта реакция не имеет ничего общего с материнской любовью, которой меня окутали с головы до ног, как большим теплым одеялом, - просто за то, что я есть. 

Пусть это прозвучит высокопарно, но я назову случившееся даром Любви. Любви, не требующей ничего взамен, просто разлитой вокруг, как благоухание в воздухе, пронизывающей тебя насквозь. Преподобная Натэйя была ее источником.

Все эти мысли теснились в моей голове, не умещались в ней, так и норовя выплеснуться наружу потоком слов и эмоций. Нам нужно было срочно улетать, моя интуиция уже не говорила, а вопила об этом. Десантные модули Ренегатов в любой момент могли войти в атмосферу. Оказаться в пекле планетарного боя не входило в мои планы. Я прекрасно знал, что здесь начнется сущий ад, едва звенья атмосферных истребителей появятся в небе. 

Подхватив на руки погрузившуюся в раздумья Чиррету, я прыгнул в пустоту. Крылья отозвались на рывок резкой болью в суставах. Мне было уже не до нежностей, нужно было улететь как можно быстрее и дальше от обители, из которой раздавался рев сирены боевой тревоги. Как я ни крепился, но усталость сковала мышцы стальным обручем, камнем тянула вниз к земле с каждым новым взмахом крыльев. Чиррета быстро уловила мое состояние и прошипела, чтобы я спускался на землю.

Спорить с ней было бессмысленно, поскольку я и сам понимал, что уйти по земле у нас больше шансов, чем улететь. Через десяток километров я без сил рухну на землю, не в состоянии передвигаться даже пешком. Я пролетел около половины пути до того места, откуда мы с Чирретой улетали в обитель. Мы снова оказались на поле, сплошь покрытом чертовыми цветами. Их запах меня порядком раздражал. 

Нам удалось пройти пару километров, и тут небеса обрушились на нас. Ночную тишину вспорол грохот двигателей атмосферных истребителей Ренегатов, прикрывающих приземление десантных ботов и неуклюжих транспортников. 

Всё в этих машинах создано для уничтожения противника: от оглушающего рева, вызывающего ужас и панику, - до огневой мощи, способной взломать планетарную оборону, как яичную скорлупу. Первое звено таких пташек прошло над нашими головами и разлетелось облаком горящих обломков. Защитный периметр обители разразился наконец-то огнем энергопушек. Битва на Эрее началась.

Рейтинг: +2 Голосов: 2 356 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий