fantascop

Ведьма. Часть 5

в выпуске 2018/10/22
25 сентября 2018 - Дмитрий Мактаз
article13532.jpg

*****
Верховная мать Ависсай Кад хотела быть уверена в точности своих расчетов. Перед началом операции на Эрее она внимательно изучила Узор с лучшими сестрами-толковательницами Святой Обители. Заглянуть за временную завесу Узора, скрывающую вероятное будущее, не удавалось даже Императору, что уж говорить об остальных. Возможности Святой Обители были куда скромнее. Сестры могли лишь предугадать направление развития Развязки.

В рисунке Узора угадывалась битва в космосе с большими потерями эскадры. Также четко прослеживалась высокая вероятность высадки десанта на планету с непредсказуемыми векторами исхода. Для Верховной Матери эта Развязка была «слепой», строить прогнозы по ней невозможно. С другой стороны, Ависсай Кад прекрасно понимала, что больше нельзя затягивать решение проблемы с Вечными. В сенате и флоте день ото дня росло недовольство, вызванное ее бездействием.

Не нужно быть аналитиком или толкователем, чтобы понять простую вещь: стоит флоту увязнуть в сражениях в центральном Секторе Империи, где Вечные с флотскими отщепенцами успели укрепить оборону, как корабли Конгрегации Хоны ударят в спину. Новый сенат во главе с Верховной Матерью почти полностью контролировал территорию Империи Тысячи Солнц. Большая часть звездного флота присягнула на верность новой власти. Но до тех, пор пока Вечные хозяйничали на Токане, не могло быть и речи о восстановлении статуса Империи. Без Токаны - планеты-столицы - и всего центрального сектора Империя не была бы Империей.

Новой власти понадобился почти год, чтобы навести порядок в стране, подавить вспыхнувший мятеж на периферии и дать отпор обнаглевшим конгрегатам. чьи боевые корабли все чаще появлялись в приграничных системах бывшей Империи Тысячи Солнц. Вечные все это время сидели на орбитальных базах центрального сектора.

За время противостояния с Вечными флот стали именовать в народе Ренегатами, но Верховную мать это не беспокоило. Она знала: когда с воинами Императора будет покончено, не останется ни Ренегатов, ни Вечных. Будет только империя. Такой, какой она ее видит, — единой и неделимой.

Первые признаки Развязки появились в начале правления сената под руководством Ависсай Кад. Верховная Мать, сама будучи опытным толкователем, быстро их заметила. Это не показалось ей чем-то необычным, поскольку столкновение с Вечными было неизбежно - Развязка лишь подтверждала такую вероятность.

Атака на старейшую базу Вечных, расположенную на Мирре, стала для Верховной пробой сил. Десант флота попытался захватить казармы Вечных. Несмотря на внезапность нападения и боевой перевес Ренегатов, атака обернулась разгромом наземных сил. Военным дорого обошелся штурм базы. Уцелевшие после штурма Вечные вынуждены были убраться с Мирры, покинув казармы навсегда.

Попытка Вечных взорвать инкубаторские баки была нелепа. Верховную Мать интересовал не инкубаторий, в котором выращивали новые тела, а боевые псипрограмммы. Физическое уничтожение инкубаторов не спасло воинов Императора. 
Ретранслятор был установлен в другом месте, о чем Вечные даже не догадывались. Император никогда не хранил все яйца в одной корзине. Верховная Мать знала расположение ретранслятора, передающего закодированный сигнал в инкубаторий. 

Ависсай Кад был нужны он, а не казармы. На Мирре она получила то, что хотела.
Давнишняя мечта Верховной Матери создать своих собственных цепных псов наконец-то осуществилась. Она не могла заставить Вечных служить себе – это повлекло бы распад личности воинов Императора. Не могла Верховная и создать новых Вечных. Но она могла воспользоваться их боевыми психопрограммами. Ависсай Кад внедрила их в избранных сестер Святой Обители. Замена, конечно, не равноценна: ментальные программы быстро вызывали деградацию личности. Поведенческие характеристики сестер-«оборотней» необходимо было постоянно корректировать. Верховную Мать это пока не беспокоило. Она отчаянно нуждалась в собственной личной гвардии.
 
Ависсай Кад, как и Вечные, носила в себе часть волнового кода духовной сути Императора. Это накладывало определенный отпечаток на духовную суть самой Верховной. Так же, как повелитель, Ависсай Кад любила власть. Она понимала, что в Империи может существовать только одна сила, и это сила - Святая Обитель с нею во главе. К счастью, Вечные не рвались к власти. Безмозглые императорские псы вышвырнули ее с Токаны, нарушив ее амбициозные планы.

Несмотря на все усилия Верховной Матери, столкновение на Мирре показало, что флот не готов к войне с Вечными и примкнувшим к ним отщепенцам. Ависсай Кад требовалось время, чтобы внушить офицерам флота ненависть к Вечным. Военные и без того не питали любви к заносчивым воинам Императора, но драться с ними не решались. 

Несмотря на демонстративное затворничество Вечных в центральном секторе, всем было очевидно, что это весьма шаткое перемирие закончится большой дракой. С другой стороны, существовала иная угроза - воинствующая Конгрегация Хоны. Конгрегаты только и ждали момента, когда противоборствующие стороны вцепятся друг другу в глотки. Церковникам было тесно в нынешних границах, они давно искали случая расширить территорию. 

Верховная Мать вынуждена была принимать во внимание обе угрозы. Она копила силы. Этим объяснялась мнимая нерешительность Ависсай Кад при окончательном решении вопроса с Вечными и восстановлением территории Империи.

Тем временем контуры приближающейся Развязки становились все отчетливей. Толкователи никак не могли определить место ее возникновения и вычислить ключевую фигуру. Поначалу такая игровая комбинация в Узоре казалась знакомой. Развязка не вызывала настороженности у Ависсай Кад до тех пор, пока не сформировалась воронка. Она появилась совсем не там, где ее ожидали — не на Токане, а на далекой Эрее.

Верховная Мать, погруженная в рутинные дела, совсем забыла о еретичке, сосланной туда по указу Императора. Преподобная Мать Натэйя когда-то бросила открытый вызов Ависсай Кад. Это случилось семь лет назад. Появление еретичек не было редкостью в Святой Обители, но они обычно были безобидны. В редких случаях заблудших изгоняли. Некоторые сестры, не дожидаясь официального отлучения, сами уходили к ведьмам Айсу и никогда оттуда не возвращались.

Преподобная Мать Натэйя была не обычной еретичкой, которой можно заткнуть рот. Она была членом Высокого Совета Святой Обители. Ависсай Кад долго закрывала глаза на выпады Преподобной, пока та не перешла границы дозволенного. 

Однажды Натэйя бросила вызов Верховной Матери и самой Святой Обители. Преподобная открыто заявила о пагубном влиянии Святой Обители на империю. Ее высказывания о неком равновесии, заложенном в Узоре Судьбы, произвели эффект разорвавшейся бомбы. Натэйя обвинила Святую Обитель в попрании законов равновесия и призвала прекратить безответственные попытки управлять Узором, об истинной сути которого Верховная Мать понятия не имеет. Заявление Преподобной вызвало настоящую бурю среди сестер Высокого Совета.

На том памятном заседании Преподобная Мать Натэйя привела данные тысячелетних наблюдений за Узором и его игровыми комбинациями. Она показала, что Узор стал все чаще повторять старые развязки, словно хотел переиграть их на свой лад. Натэйя заявила, что Узор отчасти разумен и рано или поздно вырвется из-под контроля Императора и Святой Обители. 

- И я не уверена, что вообще сохранится Империя Тысячи Солнц и Святая Обитель, - сказала Преподобная на заседании Высокого Совета Святой Обители.

Это выступление привлекло внимание сестер и не на шутку встревожило их. Устранить Преподобную Мать Натэйю, обвинив ее в ереси, было сложно, поскольку она снискала симпатии многих Преподобных Матерей в Высоком Совете. Некоторые обладали значительным влиянием и давно мечтали сместить Ависсай Кад с должности Верховной Матери. Та, в свою очередь, не могла себе позволить открытой конфронтации с Преподобной, опасаясь спровоцировать соперников на активные действия. 

Потребовалось много усилий и времени для устранения Преподобной Натэйи с политической сцены Святой Обители. Кого-то удалось подкупить, кого-то шантажировать, кто-то сам решил не ввязываться в назревающий конфликт между Верховной и Преподобной, а еще кто-то не стал рисковать, предпочитая оставить всё, как есть. На следующем заседании Высокого Совета Натэйя оказалась в одиночестве, что позволило Верховной Матери обвинить соперницу в ереси.

В ситуацию неожиданно вмешался Император: он фактически увел жертву из-под носа Верховной. Император рекомендовал сослать возмутительницу спокойствия на Эрею. Так сказать, с глаз долой - из сердца вон. Проигнорировать «рекомендацию» Императора Верховная Мать не посмела. В свое время она сама была рекомендована им на высокий пост.

Скрипя зубами, Ависсай Кад вынесла отступнице на удивление мягкий приговор, который устраивал всех в Высоком Совете. Однако для Преподобной Натэйи это оказалось ударом. Она была уверена в поддержке сестер, а в результате ей запретили проповедовать публично и сослали на захолустную планетку.

Сама Верховная Мать полагала: время рассчитаться со строптивицей, которая пыталась подорвать ее авторитет, еще наступит. Что-что, а ждать Ависсай Кад умела. Верховная славилась исключительной злопамятностью и изощренной мстительностью. Ни у кого не возникало иллюзий о дальнейшей судьбе Преподобной Матери Натэйи.

Верховная Мать знала, чем кончится заседание Высокого Совета и успела подготовить почву для будущей мести. Незадолго до заседания в обитель на Эрею под выдуманным предлогом была отправлена комиссия. Доверенные сестры Ависсай Кад смогли внедрить в членов Высокого Совета обители сложную сегментарную программу-убийцу. Программа предназначались для уничтожения Преподобной Натэйи.

«Ключом» для активации программы служила лучшая подруга Преподобной Матери - сестра-толкователь Мелисса. Верховной Матери удалось обработать Мелиссу лично сразу после заседания Высоко Совета. Натэйя была подавлена вынесенным приговором и не обратила внимания на перепады настроения подруги - первые симптомы ментального вмешательства. 

Исчезновение Императора резко изменило планы Верховной Матери. Ависсай Кад была занята установлением собственной власти и устранением конкурентов, как внутри Святой Обители, так и в новом сенате. Обстоятельства отвлекли ее внимание от планов мести Преподобной Натэйе. Каково же было изумление Верховной Матери, когда воронка Развязки сформировалась в системе Эреи, увеличиваясь день ото дня. 

Всё встало на свои места. Разведка флота доложила, что крейсер Вечных, принадлежавший «тысяче» адмирала Вин Эреста, покинул центральный сектор неделю назад и обратно не вернулся. Исчезновения одного из пяти адмиральских крейсеров Вечных совпало с возникновением Развязки в системе Эреи. Верховная Мать поняла суть Развязки Узора. Пришло время созывать сенат. 

Ависсай Кад отправила своего личного телохранителя сестру Иво Кен на поимку модификата Бег Мота. След убийцы сестер Святой Обители обнаружился где-то на окраине. 

*****
После гибели линкора «Огонь Империи» Верховная Мать утратила контроль над происходящим. Попытка рассмотреть общую картину в Узоре Судьбы не увенчалась успехом. Воронка Развязки начала сворачиваться, запутывая векторы вероятности. Верховная Мать могла лишь смотреть, но не видеть.

Единственный прогноз, который Ависсай Кад «прочитала» в Узоре, - вероятная гибель крейсера Святой Обители «Узор Судьбы». Верховная мать решила не рисковать. Во время разговора с новым командующим Висом Лидовски она почувствовала его колебания. Ависсай Кад, не теряя ни секунды, покинула крейсер на аварийном модуле вместе с верной сестрой Иво Кен, разминувшись со смертью меньше чем на минуту.

Когда модуль пришвартовался к десантному кораблю Святой Обители, «сотня» капитана Дин Сара была уже мертва. На борту корабля Верховная Мать своими глазами увидела последствия атаки Вечных. Самих воинов Императора к тому моменту уже не не было в живых, однако легче от этого не становилось. 

План военной операции трещал по швам. Верховная Мать приняла решение об орбитальной бомбардировке обители на Эрее. Она понимала, что в космосе их атаковала лишь горстка Вечных. Остальные воины Императора затаились на планете, ожидая, когда она сунется в западню. Не будет этого. Она сотрет с лица земли обитель и всех кто, там находится.

Ависсай Кад не успела связаться с командующим и сообщить свое решение, как на подобравшем ее десантном корабле взревел сигнал тревоги. У эскадры появился новый враг. Это не могли быть Вечные, значит, пожаловала эскадра Конгрегации Хоны. Их разведчики наблюдали за космическим боем и решили, что настал благоприятный момент для нанесения удара. Показания сканеров дальнего обнаружения подтвердили предположение Ависсай Кад. 

Генерал Вис Лидовски принял единственное правильное решение: сбросил балласт. Не раздумывая ни секунды, он отдал приказ десантным модулям и транспортникам садиться  на планету. Эскадре нужно было пространство для маневра. Вис Лидовски демонстративно отключил каналы связи с кораблями Святой Обители. Верховной Матери не оставалось ничего другого, как начать планетарную операции в одиночку, без поддержки флота.

По-прежнему было неизвестно, насколько лояльна сестра Алия. До сих пор Мастер Оружия никак себя не проявила.

Первыми в атмосферу планеты вошло звено атмосферных истребителей. Тяжелым и неповоротливым транспортникам нужно было прикрытие для безопасной посадки. Десантные модули готовились сесть в районе обители. 

Через несколько минут звено истребителей было уничтожено. Долететь до нужного места они не успели.

Ну что же, сестра Алия, наконец «озвучила» свою позицию в игре. Обитель ощетинилась стволами энергопушек и плазменных разрядников, безжалостно поливающих огнем небо. Высадка десанта Святой Обители на Борогидово поле началась.

*****
Боевые компьютерные программы обители позволяли держать в зоне поражения не больше сотни целей одновременно. У обители был стандартный орудийный комплекс; нападавшие прекрасно знали его сильные и слабые стороны. Первыми в атмосферу Эреи вошли десантные модули. Корабли Верховной Матери выбрасывали сотни ложных целей, пытаясь сбить с толку охранную систему. Отчасти это удалось.

Посадку десантных модулей прикрывали два звена атмосферников. Боевые машины продержались в воздухе несколько минут. Орудийный комплекс обители, в конце концов, уничтожил атмосферники, но обрушить огневую мощь на десантные модули противника уже не мог. 

Расчетное время боя защитного периметра исчислялось минутами - достаточно для того, чтобы упокоить парочку десантников еще на орбите. У орудийного комплекса обители не хватало мощности противостоять атмосферным истребителям и десантным модулям одновременно. Силовое поле было уничтожено плазменными зарядами. Атмосферники без труда подавили огонь энергопушек ракетами.

Когда последний транспортник приземлился, защитный периметр обители перестал существовать. Верхние этажи горели. К небу поднимался жирный, черный дым. Угловые башни, на которых располагался орудийный комплекс, были разрушены и оплавлены плазмой. Стены обуглены и испещрены пробоинами. Защищаться обители больше было нечем. Бой закончился, едва успев начаться. Оставалось ждать визита десанта Верховной Матери. 

Десант появился через несколько минут после посадки кораблей. На мониторах показались яркие красные точки. Они стремительно приближались с противоположной стороны от обители. Возле кораблей Святой Обители точки начали быстро снижаться. Вечные наконец-то появились на поле боя.

*****
Я вбежала в центр управления за семь минут до начала высадки Ренегатов. В уши ввинчивался звук сирены, отзывающийся вибрацией во всем теле. Он мешал сосредоточиться на мысленном вызове Алие. Последние несколько метров я мчалась изо всех сил. За мной неслись адмирал и сестра Каллау, ни отставая ни на шаг.
В центре находилась взъерошенная Алия со своими девчонками-послушницами. В отличие от наставницы девочки были сосредоточены и собранны и сидели за пультом управления огнем.

- Транспортники войдут в верхние слои атмосферы через шесть минут, - отчиталась Клеона.

- Первыми будут атмосферники и десантные модули, - покачал головой Вин Эрест.
Алия кивнула. Она стояла перед монитором и сама всё прекрасно видела. Мастер Оружия была напряжена. Ее глаза лихорадочно блестели, а губы были плотно сжаты. Она оторвалась от монитора и выразительно посмотрела на меня. Никто из нас не питал иллюзий: долго мы не продержимся.

- Сестры? - выдохнула я одно слово, вложив в него всю свою тревогу за оставшихся в обители. 

- Натэйя, девочка моя, они сажают десантные модули. Сестры эвакуированы на нижний уровень, там у них есть шанс уцелеть. В лучшем случае мы продержимся до первых атмосферников. В системе появился кто-то еще, эскадра Ренегатов ведет бой на высоких орбитах.

Мы вопросительно взглянули на адмирала. Он разглядывал мониторы, просматривая колонки поступающих данных. 

- Это не наши, - не поворачивая головы, бросил он. - Ваши сканеры дальнего наблюдения слабоваты, но могу сказать точно - это конгрегаты. Стервятники пришли поживиться. Это мы их позвали. Сейчас эскадре придется несладко - у них не самое выгодное построение. Не переживайте, они справятся.

- Вы позвали людей Конгрегации? - удивилась я.

- Да, мы. Нужно было чем-то занять флотских, а то они совсем расслабились. Конечно, мы их потрепали немного, но им это только на пользу. Злее будут, - просветил нас Вечный так, словно мы должны были сразу понять, о чем идет речь.

- Для нас это уже не имеет значения. Нас в любую минуту сотрут в пыль с орбиты или задавят десантом, - процедила Алия. - Проблема не в том, как нас уничтожат, а в том, что вы взорвали планетарные ретрансляторы душ. Куда мы теперь денемся с Эреи?

- Позволю себе не согласиться с вами, уважаемая сестра Алия. Для нас имеет значение каждая мелочь. Если бы флот хотел разнести нас в пыль, то давно бы это сделал. На Эрею садятся не военные, а модифицированные сестры Святой Обители. Верховная Мать уверена, что в обители прячутся Вечные, и хочет испытать своих «оборотней» в деле. А ретрансляторы мы уничтожили не для того, чтобы вы не смогли уйти с планеты, а для того, чтобы этого не смогла сделать Верховная после своей гибели. Эрея - ловушка для нее, а не для вас.

- Где же ваша «тысяча»? -  спросила я. 

Он посмотрел на меня и покачал головой. 

- В вашем распоряжении, Преподобная Мать Натэйя, не «тысяча», а все Вечные. Пока нам нужно подготовиться к обстрелу обители. Всему свое время. Сейчас ход за Верховной, а не за…

- На мониторах появилось звено атмосферников, — прервала адмирала Клеона.
Алия бросилась к панели управления огневым комплексом. Адмирал занял место второго оператора. 

- Переключаюсь на ручное, - сообщила Алия то ли мне, то ли Вин Эресту. Он отозвался, щелкнув пальцами, подавая Алии знак. В отличие от меня, Алия его сразу поняла и надела оголовье управления энергопушками. Адмирал сделал то же самое и откинулся в кресле. 

- Двенадцать тысяч, одиннадцать пятьсот, одиннадцать тысяч… — словно метроном, отсчитывала Клеона.

За малыми корабля десанта следовали два пузатых транспортника.

- Атмосферники на линия удара, - сказала Кай Вис.

- В прицеле, - бросил адмирал.

Алия активировала управление огнем. Монитор озарила яркая вспышка света. Огненный шар, появившийся на месте звена атмосферников, съежился и начал распадаться на отдельные фрагменты. Звено атмосферных истребителей перестало существовать. 

- Весь огонь на транспортники! - скомандовал Вечный. - Силовое поле на максимум!
Девочки подчинились. Вин Эрест сосредоточил огонь плазменных разрядников на одном из транспортников противника. Плазменный заряд прожег силовое поле спускающегося корабля. В один миг транспортник превратился в сгусток огня. Некогда было наслаждаться эффектным зрелищем. Все понимали: стоит последнему транспортнику коснуться земли, и мы попадем под огонь тяжелых орудий, которые от нас камня на камне не оставят.

- Звено на линии, — вскрикнула Клеона. 

Адмирал щелкал кнопками на пульте, нажимал на пиктограммы. Проворство, с которым он работал, свидетельствовало о том, что он мастер своего дела. Вин Эрест был полностью поглощен управлением орудийным комплексом. Алия не лезла под руку, а просто вела огонь из энегропушек по десантным модулям. 

- Звено на… - Клеона не успела закончить.

Обитель сотряс удар, бросивший меня на пол. Резкая боль в раненом боку заставила меня вскрикнуть. Я скрючилась на полу и заскрипела зубами.

- Ракеты, - донесся откуда-то сзади голос Вечного.

- Силового поля больше нет, — присоединилась Алия. - Энергия иссякла.

- Мой разрядник уничтожен, — сообщила Клеона. 

Кто-то перевернул меня на другой бок. Из рассеченного лба стекала струйка крови, заливая глаза и не позволяя разглядеть хоть что-то. Сестра Каллау осмотрела мою голову, нежно прикасаясь пальцами, вытерла кровь со лба. Волевым усилием я остановила кровотечение. Сейчас, как никогда, мне нужна ясность рассудка и более-менее послушное тело.

- Адмирал, самое время для чуда! - просипела я внезапно севшим голосом.

- Мои братья уже здесь, Преподобная Мать Натэйя, - отозвался Вечный.

Я села на пол и уставилась на мониторы. Корабли Святой Обители приземлились на Борогидово поле. Вокруг них суетились люди. Я увидела маленькие светящиеся точки, парящие над Ренегатами.

Рев атмосферников, пролетевших над нами, проник сквозь толстые стены обители и заставил невольно пригнуться к полу. Казалось, суда пролетели прямо над головами, а не на двухкилометровой высоте. Мгновением позже обитель сотряслась от серии взрывов, Пол начал уходить из-под ног. В какой-то момент я потеряла равновесие. Сестра Каллау обхватила меня и усадила на пол, который ходил под нами ходуном. Она буквально накрыла меня собой, оберегая от летящих осколков.

Все кончилось внезапно. Я подняла голову, осматриваясь. В воздухе висела то ли пыль, то ли бетонное крошево. Едва-едва можно было разглядеть очертания столов и мониторов. Чуть поодаль угадывался силуэт операторского кресла. В нем кто-то сидел: то ли адмирал, то ли Алия. Уже не разобрать. Откуда здесь взялась пыль, черт возьми? 

Не успела я подумать, как почувствовала мысленное прикосновение. «Алия!» - чуть ли не закричала я и почувствовала ее мысленный отзыв. Алия будто обняла меня - с невыразимой любовью - и тут же отпустила.

С трудом поднявшись на ноги, я подошла к креслу. Я хотела увидеть, кто в нем сидит. Это была Алия. Голова откинута назад, лицо перекошено от боли. Глаза широко открыты. Из уголка губ Мастера Оружия стекала тонкая струйка крови.

- «Адская плеть», — прозвучал голос адмирала за моей спиной. – Простите, Преподобная Мать, но раньше начать мы не могли. Корабли выбросили кучу ложных целей, чтобы сбить с толку систему обороны. Я ждал этого момента. Ренегаты сейчас не отличат свои маркеры от моих братьев.

Он говорил извиняющимся тоном, но мне не в чем было его винить. Алия уже ушла из тела, я успела почувствовать ее уход и прощальное прикосновение. Искать подругу в Узоре у меня не было сил. Да и незачем. Я знала - она сейчас рядом. Я подумала о ней, надеясь, что она услышит меня.

Из пылевой взвеси вынырнула Клеона.

- Преподобная Мать, к нам гости. Будут через три-четыре минуты. Мы можем встретить их только импульсниками, - доложила обстановку послушница. Ее глаза сверкали.

Верховная Мать не собиралась брать меня в плен.

Адмирал отдавал какие-то команды через ручной коммуникатор. 

- Это разведгруппа. Идут в полной выкладке. Импульсники их не остановят, - бросил он. Вин Эрест обернулся в сторону Клеоны. - Найди энергию, где хочешь, но всю мощность на силовой щит. Сейчас!

Его голос вернул меня в реальность. Пылевая завеса в центре управления стала рассеиваться, предметы обретали привычные очертания. Клеона уже стояла у пульта управления энергоресурсами. Ее пальцы проворно летали над панелью, нажимая нужные пиктограммы. Судя по индикаторам, силовое поле было очень слабым. Слишком слабым, чтобы остановить десантников в полной боевой выкладке.

Кай Вис замерла в кресле, сдернув оголовье коммуникатора. Она смотрела на потухшие мониторы, нервно постукивая пальцами по мертвой панели управления. Сестра Каллау стояла у входной двери. Я доковыляла до пульта связи и переключилась на внутренний канал обители.

- Сестры, говорит Преподобная Мать Натэйя. Нас атаковал флот Святой Обители. Через несколько минут здесь появится солдаты. Все, кто хочет сражаться, может получить оружие в оружейной комнате. Она разблокирована. Примите мою любовь, сестры!

Сестры были вправе сами выбрать свою смерть. Я не могла им отказать. В дверях возникла какая-то тень: кажется, один из Вечных из личной охраны адмирала. Он подал знак командиру, получил ответ и исчез в центральном коридоре.
Вин Эрест не отрывался от мониторов слежения, отдавая команды по коммуникатору. 

- В пределах видимости "десятка", — удивленно произнесла Кай Вис.

- Они закачали в ваших сестер наши боевые псипрограммы-имплантаты. Они копируют нашу тактику, - ответил адмирал.

Тройки были стандартной тактической единицей Вечных. Имперские десантники работали парами. Я подошла к монитору. Трудно было разобраться в происходящем в долине. Я смогла рассмотреть лишь корабли Святой Обители и мельтешение фигур вокруг них. Не сложно было догадаться, что там сейчас кипит сражением. Я заметила небольшую группу бойцов. Они направлялась к нам. Это и была «десятка», замеченная Кай Вис. 

Адмирал понимал, что силовое поле надолго десант не задержит, но бойцы Верховной Матери торопятся. Они выберут самой простой путь - центральные ворота обители. Силовое поле там можно пробить плазменными гранатами.

Так и произошло. Со стороны центрального входа послышались взрывы и выстрелы. 
Я переключилась на внутренние мониторы. Центральный коридор заволокло облаком пыли, из которой вынырнули первые фигуры в боевой броне. Затрещали выстрелы штурмовых винтовок. Яркие вспышки плазменных гранат озарили погрузившуюся во тьму обитель.

Десант откатился назад, оставляя на полу трупы погибших товарищей и огрызаясь ответным огнем. Вечным только этого было и надо. Тройка Вечных возникла на пути отступающих. Мне показалось, я расслышала в какофонии характерный гул виброклинков Вечных. На мониторе мелькнули размытые фигуры воинов Императора, перешедших в боевой режим. Десантники падали один за другим.

Бой длился несколько минут. Разведгруппа Верховной Матери угодила в западню. Первая волна была уничтожена.

*****
Высадка десанта не вызвала у Верховной Матери никаких эмоций. Ависсай Кад ожидала чего-то большего, чем слабые попытки мятежной обители остановить нападающих. Даже потеря транспортника не произвела на нее впечатления. Верховную не интересовала обитель и еретичка Натэйя. Она ждала появления Вечных, засевших где-то на планете. И они пришли. 

Стоило последнему транспортнику коснуться земли, как на обзорном экране десантного модуля появились красные маркеры. Сирена не смолкала с начала посадки, но с появлением на мониторах Вечных Ависсай Кад показалось, что в ее надсадный рев вплелись новые нотки - страха. «Что ж, наконец-то все в сборе. Можно начинать!» - подумала она.

Приземлившиеся корабли выдвинули аппарели, по ним сбежали солдаты и съехала боевая техника. Техники сразу начали возводить защитный периметр. Ависсай Кад не собиралась отсиживаться в рубке десантного модуля. Она сошла на землю под охраной своего телохранителя - сестры Иво Кен - и ее «десятки». Осмотревшись вокруг, Верховная Мать улыбнулась - впервые за время карательной операции. Она прошествовала в штабной модуль, спешно выгруженный с корабля.

Из транспортника вывезли мобильные установки «адских плетей». Ависсай Кад хотела выжечь обитель и ее обитателей. «Достойная смерть для бунтовщиков», - решила она. Пусть изжарятся заживо в своем каменном мешке.

Энергопушки десантных модулей палили в ночное небо. Звуки выстрелов были похожи на отрывистый лай. Сверху на электромагнитных ранцах спускались тройки Вечных и сразу вступали в бой. Заградительный огонь Ренегатов не дал результата. Они слишком поздно заметили опасность и не успели увеличить скорострельность энергопушек защитного периметра. 

Первые тройки Вечных вызвали огонь на себя и выиграли драгоценные секунды. Техники не успели активировать силовое поле. Остальные Вечные приземлялись внутри уже бесполезного защитного периметра. Братья Вин Эреста вступили в бой с флотским десантом, отрезая вояк от кораблей и друг от друга.

Вокруг десантных модулей Святой Обители закипела рукопашная схватка. Казалось, Вечные повсюду, на каждом метре земли шел бой. 

В эфире слышались отрывистые команды офицеров, их заглушали проклятья и хрипы умирающих. 

Тройки Вечных окружали десантные модули и методично уничтожали всех, кто находился рядом с кораблем. Продвигаясь вперед, воины Императора оставляли за собой безжизненные тела флотских десантников, техников, членов экипажей, искореженные энергопушки и взорванные установки «адской плети». Казалось, еще немного, и Вечные победят, но тут в бой вступили модифицированные сестры Верховной Матери. Вечные встретили равного противника.

Несмотря на внезапность атаки, воины Императора не смогли пробиться к последнему транспортнику. Сестры остановили продвижение врагов. «Оборотней» было больше. Вечные не успели перегруппироваться, а огонь энергопушек с транспортника прижимал бойцов к земле, не позволяя взлететь на электромагнитных ранцах. 

*****
Воздух наполнился воем «адских плетей» - техники активировали новую установку. На головы Вечных обрушились смертоносные лучи смерти. Яркие полосы света метались между десантными модулями, пробивали силовые щиты Вечных и выжигали их тела, закованные в броню. 

Спустя минуту первые плазменные разрядники полыхнули и начали «утюжить» захваченные десантные модули. Там, где прошли Вечные, живых уже не осталось.
Казалось, Вечные близки к цели, но контрнаступление элитных войск Ренегатов — боевых сестер, - огонь энергопушек и плазмы остановили воинов Императора. 
«Тысяча» Вин Эреста - или сколько там ее осталось - распалась на отдельные группы и отступила. Вечные не давали себя окружить, медленно отходя к обители, огрызаясь выстрелами из штурмовых винтовок. 

«Лучшие воины обитаемой Вселенной бегут от меня, поджав хвост», - злорадно думала Верховная Мать, наблюдая из модуля управления за разгромом  воинов сбежавшего Императора. Теперь всем станет ясным - кто хозяин в империи. О численном превосходстве боевых сестер и поддержке тяжелого вооружения она не думала.

Сейчас Верховную Мать занимало другое. Две группы боевых сестер, посланные за головой ненавистной еретички - Преподобной Натэйи, - так и не вернулись обратно. Это приводило Ависсай Кад в бешенство. Она отдала приказ телохранительнице зачистить обитель. Иво Кен лично возглавила новую штурмовую группу. 

*****
Стены сотрясались от бесконечных разрывов, грозя обрушиться в любую секунду. Я уже не пыталась встать с пола, а лишь отползла к стене подальше от мониторов. Сестры-побратимы Клео и Кай Вис сидели рядом. За пылевой взвесью, плотным облаком висевшей в центре управления, невозможно было разглядеть, чем занят адмирал Вин Эрест, не отходивший от мониторов. Я слышала только его отрывистый голос, отдающий приказы.

Гибель братьев Вин Эреста я ощутила физически. Смерть каждого из них отзывалась острой болью в сердце. Я чувствовала близкое присутствие духовных сутей Вечных, потерявших свои тела. Они летели ко мне, как мотыльки на яркий свет, и кружили вокруг. Наверное, я и была для них этим ярким светом. Дарованная Богиней Айсу Любовь продолжала гореть во мне белым пламенем, которое разгоралось всё сильней, будто питаясь энергией погибших людей. 

Мне не нужны были мониторы, чтобы видеть происходящее на моем любимом Борогидовом поле. Я была там, как бестелесная духовная суть, и видела происходящее глазами Вечных и их врагов. Модифицированных сестер Верховной Матери я воспринимала скорее как биороботов, а не как живых людей. В их душах было вытравлено всё человеческое, подавлены все желания, кроме одного -  выполнить приказ хозяина. Мне было жаль их - безропотных и почти безумных. Адмирал был прав, называя воинов Ависсай Кад оборотнями.

Смерть царила на Борогидовом поле, собирая обильный урожай. Мои сестры-побратимы ощущали лишь малую часть моего видения, но и они были оглушены бушующим потоком чувств и эмоций. Я ничем не могла им помочь, обрекая бедных девочек переживать мои ощущения.

Ментальная связь с Вечными не прерывалась ни на секунду. Они чувствовали мое присутствие и не противились этому. Я видела и знала, что происходит, как за стенами обители, так и в космосе - за несколько световых лет отсюда. Мне стал ясен план Вечных, заманивших в ловушку Верховную Мать, как ясно и то, что Эрея стала ловушкой и для самих Вечных. Я понимала их стремление уничтожить Святую Обитель, контролирующую все ретрансляторы душ в Империи. И следующий этап масштабной операции Вечных не вызвал у меня удивления.

Пока одна эскадра Ренегатов в системе Эреи была скована боем с кораблями Конгрегации Хоны, вторая появилась в самом сердце Империи — у планеты Токано. Корабли Ренагатов встретились с боевыми орбитальными станциями и флотом кораблей бывших сослуживцев, перешедших на сторону Вечных. Самих Вечных в центральном секторе уже не было.

Четыре крейсера Вечных вышли из гипера в системе Кадехху — командной ставке Ренегатов. Вечные с ходу вступили в бой, взламывая планетарную оборону. Их целью было уничтожение технически-административного комплекса Святой Обители. Кадехху была защищена орбитальными станциями не хуже императорской планеты, но Вечные привыкли не считаться с потерями. Штурм Кадехху сопровождался уничтожением всех ретрансляторов душ в системе и традиционными орбитальными бомбардировками планеты.

И сейчас я видела, как далеко от Эреи гибнут Вечные, прорываясь сквозь заградительный огонь планетарных баз или десантируясь на планету. Безмолвная картина космического боя разворачивалась перед моим мысленным взором. Я видела горящие корабли Вечных на орбите Кадехху и их десантные модули, сбитые огнем планетарной обороны. Мой «взгляд» в какой-то момент сместился, и я разглядела пылающую резиденцию Святой Обители, и ее штурм последними воинам Императора, которые жаждали уничтожить логово врага и умереть.

Вин Эрест был занят выполнением своей задачи и не задумывался о том, что все его братья за пределами Эреи уже мертвы. Адмирал с остатками своей «тысячи» были последними Вечными Империи Тысячи Солнц, которых еще не забрала смерть. Его погибшие братья устремились к Эрее яркими искорками, откликнувшись на мой зов.

После гибели последнего Вечного на Кадехху я обратила взор на систему Эреи. На высоких орбитах генерал Вис Лидовски вел ожесточенный бой с эскадрой Конгрегации Хоны. На мгновение я увидела его, стоящего в рубке управления и отдающего приказы. Я уловила его удивление, когда он почувствовал прикосновение к своему сознанию.

Я знала, что генерал игнорировал посылаемые Верховной Матерью запросы о помощи, когда Вечные обрушились на десантные модули и смели флотский десант, как крошки хлеба с стола. Генерал не хотел иметь ничего общего с бессмысленной бойней на Эрее и заблокировал канал связи с кораблями Святой Обители.

Наблюдая за событиями, связанные с текущей Развязкой, я чуть не пропустила второй штурм обители. Энергия иссякла, силовой щит растаял. Боевые сестры Ависсай Кад проникли в обитель через купол. Я успела предупредить адмирала и сестер о штурмовой группе за несколько минут до ее появления. Вин Эрест послал наверх две тройки удерживать центральную лестницу. «Оборотни» столкнулись с отчаянным сопротивлением сестер обители. На этот раз их встретили сестры, вооруженные штурмовыми винтовками. Девушки сражались так, как только и могут сражаться обреченные. Никто из штурмовой группы не дошел до первого этажа.

Потом начался массированный обстрел обители тяжелыми энергопушками и «адскими плетями». Здание разваливалось на куски, погребая под собою защитников. Я успела увидеть глазами сестер обвал перекрытий верхнего этажа и вспыхнувший пожар в зале заседаний. Мне не верилось, что еще утром я была там. Уцелевшие и раненные сестры покидали верхние этажи обители, пробираясь сквозь завалы и разрушенную лестницу на нижний уровень.

Выбравшись из центра управления, я встречала в коридоре, заполненном гарью и пылью, сестер и направляла их в укрепленный цоколь нижнего уровня, помогая раненным и обессиленным. Вечные были рядом, занимали оборону и расставляли ловушки. Они не обращали внимания на обстрел, грохот разрывов и летящие отовсюду осколки камня и штукатурки.

Несмотря на тщательные приготовления, все понимали, что третий штурм будет последним. Сестры Высокого Совета обители во главе с сестрой-толковательницей Мелиссой наконец-то пришли в себя и покинули кельи, чтобы встретиться с врагом лицом к лицу. Я уловила мысль предавшей меня Мелиссы за несколько секунд до последнего штурма. Она успела выразить сожаление и испросить права на искупление. 

Ответить у меня уже не хватило времени. Штурмовой отряд под командованием сестры Иво Кен ворвался на нижний уровень обители и был встречен яростным огнем.
Бойцы Иво Кен удостоились чести встретиться с Высоким Советом обители. Мелисса и сестры изрядно проредили ряды нападавших, но и сами погибли. Последняя тройка Вечных во главе с адмиралом встала в центральном коридоре, убивая любого, кто рискнул туда сунуться. Ни плазменные гранаты штурмовой группы, ни обстрел обители группировкой Ренегатов не могли сдвинуть их с места. 

*****
Сестра Клео ни отходила от адмирала ни на шаг, сражалась рядом с ним плечом к плечу, не уступая в ярости Вечным. Во взглядах воинов Вин Эреста читалось уважение к хрупкой девушке со штурмовой винтовкой наперевес. Разряд плазмы оборвал жизненный цикл сестры. К счастью, малышка Клео умерла мгновенно. Ее сестра-побратим Кай Вис ненадолго пережила подругу: она погибла от шального стального дротика, влетевшего в центр управления и пригвоздившего девушку к стене, как бабочку. 

Штурмовая винтовка дважды щелкнула впустую. Я отбросила ее в сторону, попыталась нашарить на полу хоть какое-нибудь оружие, чтобы встретить любого, кто переступит порог центра управления. В комнату влетела плазменная граната. Раздался взрыв, вспышка ослепила меня, стало нестерпимо жарко. Меня отбросило в дальний угол. Руки, ноги, лицо покрылись ожогами, я не могла шевельнуться — пульсирующая боль пронизала тело. Последнее, что я увидела, - сестра Каллау ползет ко мне, опираясь на почерневшие обугленные культи, чтобы прикрыть меня собой.

                                     *****
Благословенная тьма накрыла меня, избавив от невыносимой боли и горечи поражения. Я почувствовала чье-то присутствие. Кто-то настойчиво пробивался к моему сознанию. Я хотела было сказать, чтобы меня оставили в покое. И тут волна тепла хлынула в меня, омывая любовью и заботой, наполняя силой и энергией. В потоке звуков, света и тепла я различала отдельные голоса - Алии, Клео, Мелиссы, Кай Вис, погибших сестер обители, капитана Дин Сара и других Вечных, принявших смерть в этот день в разных местах уже бывшей Империи Тысячи Солнц.

Энергия просыпающегося вулкана бурлила во мне, выталкивая из пучины небытия, в которое я полностью погрузилась. Моя духовная суть стала наполняться энергией. 
Я почувствовала, как изувеченное тело начало трансформироваться во что-то не- или надчеловеческое. Тело окуталось ослепляющим белым светом. Мне казалось, что я расту, а за спиной распахнулись за огромные крылья.

Я вспомнила демона, прилетавшего ко мне со своей странной подругой только для того, чтобы сказать, что он не собирается убивать меня. Как он гордился своими крыльями, выставлял их напоказ, и сейчас, обретя свои, я понимала его.
Я встала с пола, аккуратно сдвинула крыльями закрывавшую меня своим телом умирающую сестру Каллау. В ее глазах плескалась боль от полученных ран и ожогов, а еще – восхищение, преклонение перед тем, кем я стала. Смерть еще не даровала ей покой, и я прочла в ее глазах мольбу о милосердии. И тогда я закричала…

                                        *****
Последнее, что успел сделать Вин Эрест в разрушенной до основания обители, это срубить палашом голову сестре из штурмовой группы, бросившей плазменную гранату в дверь центра управления. Адмирал прекрасно знал, что выжить после такого взрыва никто не мог. Он не нашел в себе сил заглянуть в комнату, где находилась Преподобная Мать Натэйя, увидеть ее изуродованное взрывом тело. Он хотел запомнить ее такой, какой увидел впервые — высокой и очень красивой женщиной с огромными сияющими карими глазами. 

Впервые за все время службы Императору Вин Эрест поддался эмоциям. Жгучая ненависть захлестнула его, накрывая с головой, сметая, подобно лавине, все остальные чувства Вечного. Все, кроме одного, - желания убивать. Быстрым шагом он покинул развалины и вышел на Борогидово поле, на котором смерть собирала жатву.

                                       *****
Вечные отступили от кораблей Святой Обители. Воинам Императора удалось выбраться из огненной ловушки - с места посадки десантных модулей, превратившегося в ад чистой плазмы. Ренегаты били по площадям, пытаясь вытеснить Вечных из защитного периметра на открытое пространство и взять в кольцо. Вечные перегруппировались, не давая себя окружить и расстрелять энергопушкам и «адскими плетьми». Братья Вин Эреста дошли до горящих развалин обители, по которым стреляли стационарные энергопушки Ренегатов. Рассредоточившись вокруг развалин здания и прикрывшись истощенными силовыми щитами, они могли ответить врагу только огнем штурмовых винтовок. Их положение было безнадежным, но Вечные не умели сдаваться.

Борогидово поле сотрясалось от грохота орудий, обстреливающих обитель. Верхние этажи здания были полностью разрушены. Нижние ярусы - засыпаны щебнем и осколками. Но атакующим этого было мало: они продолжали уничтожать обитель выстрелами энергопушек и выжигать плазменным огнем. По иронии судьбы, уцелела только арка центральных ворот, чудом не пострадавшая при обстреле.

Из разбитых ворот вышел адмирал Вин Эрест. Вышел, не обращая внимания на осколки камней, разящий рой стальных дротиков, вспышки плазменных разрядов и ослепительные полосы «адских плетей», злобно хлещущих по земле.

Он на секунду замер и осмотрелся. Его лицо, застывшее от горя, походило на маску смерти, раскрашенную светящимися полосами кастовой татуировки. Адмирал поднял руку, поприветствовал братьев и двинулся вперед - на корабли Святой Обители.

Перед его мысленным взором стоял образ Преподобной Матери Натэйи, он слышал ее голос, произносивший: «Идите и исполните свой долг! Я приду за вами! Примите мою любовь!»

Вин Эрест повел за собой братьев, веря, что Натэйя придет, хотя и думал, что она мертва. Он верил, что сможет узреть обещанного отцом-Императором Ангела последней надежды. 

Огонь любви, зажженный Преподобной в духовной сути Вин Эреста, был приглушен жгучей ненавистью. Вечный жаждал мести. Он не хотел думать о том, что потерял женщину, которую успел полюбить. Потерял безвозвратно и навсегда. Точно так же, как совсем недавно потерял Императора. 

Вечные контратаковали противника. Под шквальным огнем они прорвались сквозь восстановленный защитный периметр Ренегатов и устремились к транспортнику, рядом с которым размещалась батарея энергопушек. 

Вновь закипела рукопашная схватка с модифицированными сестрами. Вечные дрались с яростью обреченных, прокладывали дорогу адмиралу, который уже врубился в ряды «оборотней» Святой обители.

                                           *****
Возле Вин Эреста тройки Вечных, прикрывавших его продвижение, сменились уже в четвертый раз. Он не обращал внимания на гибель товарищей и прорывался вперед, к модулю своего главного врага — Верховной Матери. 
Вечные боготворили адмирала и жертвовали собой, не задумываясь, давая возможность командиру приблизиться к вожделенной цели. Братья Вин Эреста не задавались вопросами, не терзались сомнениями, они просто шли рядом с ним и умирали. Сопротивление боевых сестер Святой Обители не остановило Вечных. Адмирал не видел всего этого. Он шел вперед, подобно Року – жестокому и неумолимому. 

                                          *****
Я невольно восхищался этим Вечным. Он давно превзошел все возможности скоростного режима боя. Адмирал двигался плавно, словно текущая ртуть. Никто не мог выдержать длительного боевого режима, никому не хватило бы энергии. Боевой режим любых воинов или воительниц краткосрочен. Вечный не пользовался боевым режимом. Его вела ярость, желание убивать и одержимость берсерка.

Я знавал многих Мастеров «холодного боя», асов фехтования; у некоторых из них я имел честь учиться, но этот Вечный был поистине виртуозом. Если во Вселенной существует божество смерти, то адмирал Вечных был его воплощением.

И эти людишки - на разных планетах - называли меня Демоном Смерти? Как же они тогда назовут Вечного, косившего боевую гвардию Святой Обители, как траву на лугу. Ничего подобного мне встречать не доводилось, и думаю, едва ли доведется. 
В тот момент Вечный был поистине Вечным. Казалось, он не идет по полю битвы, а словно перестает быть здесь и возникает там, перетекает, как поток лавы. Вечный взмахивал клинком, и еще один противник падал на землю. Поверженные сестры не успевали понять, что уже мертвы, продолжая двигаться в никуда, а Вечный уже разворачивался к следующей жертве. 

Когда до штабного модуля Верховной осталось около двух десятков метров, «оборотни» дрогнули. По рядам обороняющихся пронеслась физически ощутимая волна панического страха. Они уже не пытались защитить Верховную Мать, лишь уклониться от встречи с безумцем. 

Последний Вечный из штурмовой тройки адмирала пал минуту назад, но Вин Эрест этого не заметил. Ему не нужна была поддержка, ему была нужна только Верховная Мать. Я восторгался этим человеком, одновременно радуясь про себя, что мне не довелось столкнуться с ним на крыше обители. И, хвала всем Божествам Вселенной, не доведется никогда. Десяток метров отделял Вечного от модуля, когда из него неспешно вышла Верховная Мать в сопровождении ненавистной мне сестры Иво Кен. Ну что ж, настал и мой черед.

Я наблюдал за боем, паря на двадцатиметровой высоте. Поскольку во мне почти не было металла, автоматика Ренегатов не воспринимала меня как боевую единицу. Люди внизу были слишком заняты взаимным истреблением, чтобы праздно пялиться на небо. А напрасно. Я дождался своего часа…

Верховная Мать в расписной черной мантии вышла из штабного модуля и встала на пути Вечного. Адмирал шел сквозь обороняющихся, как нож сквозь масло. Думаю, Верховная сука была поражена не меньше моего. Впрочем, может, и нет. Кто ж ее знает.

Личная помощница Верховной - сестра Иво Кен - стояла чуть сбоку, готовая броситься в бой. Ее внимание было приковано к стремительно приближавшемуся Вечному. Это-то мне и было нужно. Я камнем рухнул вниз, приземлившись прямо позади нее. В последнюю секунду я раскрыл крылья и смягчил падение.

Надо отдать должное мерзкой твари. Иво Кен, словно не удивившись, мгновенно развернулась в мою сторону и рубанула рукой как секирой. Я был совершенно не против такой встречи. Пригнувшись, я рухнул на колено, и удар не достиг цели. Широко улыбнувшись, я взмахом крыла перерубил сестренке ноги чуть выше колен. И вот тогда я посмотрел ей в глаза. Это был миг моего триумфа, я хотел насладиться им сполна. Неверие, удивление, осознание своего поражения мелькнули в ее глазах. Она начала заваливаться на бок, глядя на окровавленные обрубки, что остались стоять на затоптанных тюльпанах. Я не дал ее телу коснуться земли и обратным махом крыла отсек ей голову. То, что осталось от сестры Иво Кен, рухнуло под ноги повелительницы.

«Интересная комбинация», — подумал я, оценив расстановку фигур на поле боя. 
Я стоял позади Верховной Матери в одном махе крыла, а адмирал Вечных не дошел до нее нескольких шагов. Сама Верховная замерла между нами, лихорадочно пытаясь понять, кого атаковать первым. В тот бесконечной долгий миг я встретился взглядом с Вечным и прочитал в его глазах немую просьбу. Я уступил. В конце концов, меня интересовала только сестра Иво Кен, а не ее покровительница. Я сделал шаг назад. Кто я такой, чтобы мешать этому парню разобраться с его личным врагом?

Верховная Мать восприняла мой отказ от боя как сигнал к атаке. Гибким, неуловимо быстрым движением она дотянулась до меня и нанесла проникающий удар – «фирменный знак» сестер. Страшная вещь, которую мне довелось прочувствовать на собственной шкуре. Меня отбросило назад и впечатало спиной в обшивку модуля. Удар почти проломил грудную клетку, смял крылья и вышиб из меня дух, как пыль из старого ковра.

Увы, схватку адмирала с врагом я пропустил. До сих пор мне безумно жаль, что я не видел этот поединок. Много раз потом я пытался представить себе, как протекал бой. И каждый раз он виделся мне по-разному.

Когда сознание вернулось, я с трудом сделал первый мучительный вдох. Морщась от пульсирующей боли в груди, осмотрелся. Рядом с головой Верховной Матери лежала голова сестры Иво Кен. Это была забавная композиция. Голова Верховной упиралась лбом в лоб своей телохранительницы, словно выговаривая ей за что-то. Глаза Ависсай Кад уже помутнели.

Я повернул голову, пытаясь найти адмирала. Через несколько секунд мой взор полностью прояснился, и я наконец-то увидел Вечного метрах в трех от меня. Вин Эрест лежал на спине так, словно прилег отдохнуть и о чем-то замечтался. Его посеревшее лицо, покрытое узором серебристых линий, было абсолютно спокойно. Тонкая красная струйка вытекала из приоткрытого рта на воротничок мундира, покрытого коркой запекшийся крови, как панцирем. О Боги, только сейчас до меня дошло: на Вечном не было брони! Правая рука адмирала, закинутая за голову, все еще крепко сжимала рукоять вибропалаша, а левая зажимала рваную рану на груди. Вечный умирал. 

Внезапно он посмотрел на меня. В его взгляде была бесконечная благодарность. До конца своих дней мне не забыть его глаза, исполненные нечеловеческой грусти и печали. Преодолевая адскую боль, я выбрался из вмятины и поковылял в сторону Вечного.

Адмирал он широко раскрыл глаза и посмотрел на что-то позади меня. В его взгляде было безмерное удивление. Кое-как я обернулся и увидел - из горящих развалин обители в небо воспаряла Она… 

Вечные ни капли не преувеличили, называя Ее Ангелом. Она действительно была похожа на Ангела. Хотя нет, не похожа, она и вправду была им. Ангелом последней надежды, удивительным, потрясающе красивым. В ореоле ослепительного сияния Она поднималась ввысь, озаряя все вокруг светом божественной благодати. Ничего прекрасней я в своей жизни не видел. 

Выдернула меня из состояния транса моя возлюбленная Чиррета. Она выросла передо мной, как из-под земли. Чиррета схватила меня за грудки и принялась трясти, как мешок с костями. Волна нестерпимой боли прокатилась по телу - от головы до пяток. Если бы Чиретта не держала меня, я бы попросту шлепнулся на землю. Как сквозь вату донесся ее голос:

- Идиот, ты чего тут слюни пускаешь? Нужно уходить! Быстро! Она накачана энергией Великой Айсу под завязку! Ты что, так ничего не понял?! Сейчас все Вечные находятся на Эрее! Это уже не Преподобная! Это Смерть! - орала Чиррета.

Я не понимал, чего ей надо. Мне хотелось просто прилечь и немного полежать. Перед глазами все плыло, во рту ощущался привкус крови и железа. Никак не получалось нормально вдохнуть, каждая попытка вызывала острую боль в груди. Самое паршивое, я совсем не чувствовал крыльев, как будто их не было совсем. Чиррета поняла, что я самостоятельно не смогу и шагу ступить, поэтому взвалила меня на плечи и потащила прочь.

Я успел бросить последний взгляд на умирающего Вечного и увидел, что его глаза светились от счастья. Я хорошо понимал его, поскольку сам на короткий миг ощутил ту искру любви, о которой говорила бывшая Преподобная Мать Натэйя. Искру, которая жгла меня сейчас изнутри - сильней любой физической боли.
Вспышка невыносимого яркого света ослепила меня. 

- Ну что же, - подумал я, теряя сознание, - адмирал дождался своего Божества. Ангел последней надежды предстал перед ним и его братьями во всем великолепии, неся на белоснежных крыльях истинную любовь и милосердие.

Дмитрий Мактаз
25 декабря 2015 г. Горки

Рейтинг: +2 Голосов: 2 219 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий