fantascop

Ведьма черных снов. Часть 5.

в выпуске 2014/10/02
article1832.jpg

Едва дождавшись окончания вечернего совещания, Шаман, предупредив, чтобы его не беспокоили, отправился к себе. Заперев на всякий случай дверь, он побрился, принял душ и переоделся, надев лучшее, что у него было: найденные на складе армейские трусы, форменные брюки, гимнастерку, кроссовки и куртку.

Затем он тихо позвал Малкольма. Буквально через несколько секунд посреди комнаты возникло марево, из которого выскочило уже знакомое Шаману щупальце.

В следующее мгновение он очутился в настолько живописном месте, что у него аж захватило дух. Он никогда еще не видел столько жизни: усыпанный похожими на одуванчики цветами золотой луг, в котором на разные голоса стрекотал настоящий оркестр. За лугом начинался совершенно живой и невредимый лес. С другой стороны луг заканчивался рекой с настолько чистой водой, что можно было разглядеть плавающих там рыб. Живых рыб. В небе летали и щебетали стаи птиц. Было тепло, даже жарко, как летом. А, судя по солнцу, местные часы должны были показывать что-то около полудня.

Метрах в 10 от шамана на берегу реки стояло нечто похожее на автотрейлер, только раза в два больше и по ширине и по длине. Из него с радостным «лаем» выскочил Малкольм и бросился к Шаману. Наверняка он сбил бы его с ног, если бы Шаман вовремя не отскочил в сторону. Но все равно Малкольм поставил ему передние лапы на плечи и облизал лицо.

-Ты — чудо, Малкольм, — сказал Шаман, когда восторг зверя несколько поубавился.

Пока он «сражался» с граксом, из трейлера вышла Амма. На ней было легкое сиреневого цвета платье до колен и черные босоножки без каблуков.

-Ты как на Северный полюс собрался, — сказала она.

-Ты ж не сказала, что здесь лето.

-Как тебе мой тайный дом?

-У меня нет слов.

-Мне тоже здесь нравится. Вот только время здесь течет иначе, и у нас в запасе всего около трех часов.

-Тогда не будем его терять на всякую ерунду.

-Надеюсь, ты голоден? Я приготовила ужин.

-У нас не принято отказываться от еды.

-Тогда прошу к столу.

Они вошли в трейлер и оказались в просторной комнате, посреди которой стоял накрытый на двоих стол. Посреди стола стояла металлическая ваза с похожими на крупную стружку штуковинами.

-Это не еда, — поспешила предупредить Амма.

-Тогда что оно делает на столе? – спросил Шаман.

-А вот что, — сказала она и поднесла к «стружке» зажигалку. «Стружка» загорелась, и комната наполнилась приятным ароматом.

-Классная штука, — оценил Шаман.

-Когда-то у вас в таком качестве использовали свечи. Ну да пора есть.

На ужин было жареное мясо с местными травами и овощами, пироги с рыбой и сладкой ягодой и настой какой-то травы, от которой поднималось настроение, и по телу распространялось приятное тепло, почти как от коньяка.

Когда ужин подошел к концу, Амма нажала на кнопку на пульте, и стол вместе с посудой исчез под полом. Через несколько секунд на его месте появилась огромная, застеленная необычайно мягким бельем кровать.

Несмотря на нехватку времени, они любили друг друга медленно, смакуя каждое мгновение, каждое прикосновение, каждый поцелуй. А когда дошло до фиала, они, не сговариваясь, вышли из тел и слились в сфере единения над продолжающими двигаться телами.

 

 

Следующие несколько дней Шаман днем работал на складе, а ночи проводил с Аммой. На сон времени не было вообще, и чтобы держаться на ногах он жевал подаренные ей тонизирующие листья. Благодаря им он чувствовал себя достаточно терпимо, чтобы выполнять работу. Конечно же, долго так продолжаться не могло, но Шаман жил в мире, где «завтра» могло и не наступить, поэтому выкладывался каждый день так, словно это был последний день в его жизни.

К счастью, отдых был нужен не только ему. Старик объявил целых три дня праздником, и Шаману удалось, наконец-то поспать.

На второй или третий день праздника кто-то из разведчиков нашел гнездо летунов с тремя совсем еще маленькими детенышами. Они не были опасны, и он притащил их в лагерь, где им решили воздать за все преступления дьявола против человечества. Малышей прибили гвоздями к остаткам забора и хотели заживо освежевать и оставить там вялиться на солнце, но Шаман не дал этого сделать. Обматерив участников вивисекции, он избавил выстрелами из автомата малышей от страдания.

-Спрячьте их так, чтобы родители не смогли найти тела, — приказал он вивисекторам после этого, — а то клянусь богами, я сам скормлю вас их родителям.

Через пару часов у него состоялся разговор со Стариком.

-Ты что, не понимаешь, что людям надо выпускать пар? – заорал он на Шамана.

-Издеваясь над младенцами? – также криком ответил Шаман.

-Эти младенцы жрут наших детей!

-Вот именно. Им не повезло оказаться там, где кроме нас больше некого жрать.

-Ты что, им сочувствуешь?

-Я знаю им цену. И знаю, что они убивают нас, потому что иначе им грозит голодная смерть. Убивают не больше, чем им нужно для продления жизни, и никогда не преследуют нас, если мы оставляем им трупы.

-По-твоему, мы должны им быть за это благодарны?

-Они убивают, чтобы жить. Мы убиваем их, чтобы жить. Пока что эта игра была честной.

-О какой честности ты говоришь? Ты что, совсем спятил?

-А что сделал бы ты, если бы твоих детей убили вот так, прибив гвоздями к забору, содрав заживо шкуру и оставив умирать в мучениях? Думаешь, они поступили бы иначе?

-Ты знаешь, об этом я как-то не подумал, — заметно тише произнес Старик.

-А мне это сразу же пришло в голову. Наверно, надо было ребятам все объяснить, но я не выношу, когда кого-то мучают ради удовольствия.

-Ладно, я сам объясню все людям. Ты иди лучше отдохни. А то ты сам не свой.

-Мне нужно попросту отоспаться.

-Тогда спи. Я постараюсь сделать так, чтобы тебя не беспокоили.

 

 

За ужином Шаман рассказал об этой стычке Амме.

-Давай сегодня просто пойдем прогуляемся? – предложила она.

-Давай, — не стал спорить Шаман, несмотря на то, что он с гораздо большим удовольствием провел бы оставшееся время с ней в постели.

-Тогда внимание, — сказала она и что-то шепнула на ухо Малкольму.

Прежде, чем Шаман успел что-то сообразить, они уже были в поистине невообразимом месте. В небе цвета разбавленных в воде чернил одновременно светили два солнца и луна. Вокруг росли и сновали существа совершенно невообразимых, сюрреалистических форм и размеров. Чуть впереди была небольшая ровная площадка, покрытая ярко зеленым с золотыми вкраплениями камнем. На нем возвышались невероятно красивые, похожие одновременно на фрактальные рисунки, кружева, и цветы розы образования из прозрачных кристаллов, над которыми медленно кружили летуны.

Первым побуждением Шамана было желание спрятаться, но Амма сказала:

-Не волнуйся. Здесь они тебя есть не будут. Тут у них полно естественной еды. Они питаются здешними грызунами, поддерживая тем самым экологический баланс.

-Это что, их мир? – дошло до Шамана.

-Он самый, — ответила Амма. – А теперь представь, каково им у вас, если вам самим там фактически невыносимо.

-А это что, их гнезда? – спросил Шаман, показывая пальцем на один из этих «цветов».

-Ну что ты. Это – что-то типа выставки искусства. Они строят такие объекты исключительно из потребности создавать прекрасное. А еще они отлично поют и танцуют в воздухе.

-Так они что, разумны?

-И даже очень. Но их разум слишком отличен от вашего, чтобы вы могли друг друга понять.

-И нам приходится убивать друг друга! – вырвалось у Шамана, которому до глубины души стало обидно за такой поворот событий.

-К сожалению, у вас нет выбора. И это действительно печально.

 

 

Гром грянул через две недели.

-Меня переводят на другой конец мультивселенной, — сообщила Амма во время ставшего традиционным для них ужина. – Я там буду все время на виду, так что не смогу вот так убегать.

-Это надолго? – спросил Шаман, у которого от мысли о предстоящей разлуке сжалось сердце.

-Ты же знаешь, в каждой вселенной время течет со своей скоростью.

-Мы что, больше не увидимся?

-Ты можешь отправиться туда со мной. Если, конечно, хочешь.

-Если я уйду, могут погибнуть люди.

-Тогда у нас осталось пять дней с сегодняшним, — дрожащим от сдерживаемых слез голосом сообщила Амма.

Шаман тоже чувствовал себя так, словно его душу разъедала ядовитая слюна летуна.

Вернувшись в лагерь, он отправился к Наставнику.

-Что случилось? На тебе лица нет? – спросил он, увидев Шамана.

-Мне нужна твоя помощь.

-Тогда рассказывай все, как на духу.

-Забавная штука, миф, — сказал Наставник, когда Шаман закончил свой рассказ. – Вроде бы и сказка, а потом раз, и эта сказка становится былью. Вот и ты попал в сети ведьмы, и теперь находишься полностью во власти ее чар.

-Извини, но мне сейчас не до шуток. Я не знаю, что делать, и…

-А это, друг мой, зависит от того, насколько слепа твоя страсть, и что за ней стоит. Нередко хватает нескольких месяцев для того, чтобы все перевернулось с ног на голову. Сначала тебя до чертиков пугает мысль о том, что ты можешь потерять любимого человека, а потом бах, и тебя еще сильней начинает пугать мысль о том, что тебе не удастся от него избавиться в ближайшее время. И если у тебя просто страсть, то, поверь, так и будет, и ты забудешь о ней, переболев душой какое-то время. Другое дело, если за страстью стоит нечто большее. Вот только ты не можешь этого понять, а кто-либо другой не сможет понять тем более. Что же до твоего выбора, то в любом случае он заставит тебя сожалеть. Уйдешь с ней – будет терзать совесть; останешься – разбитое сердце.

-Так что мне делать?

-Не знаю.

-А что сделал бы ты?

-Я?.. – переспросил Наставник и задумался. – Я бы отдал выбор на откуп Силе.

-Ты прав. Спасибо тебе большое, — согласился с таким решением Шаман.

-Сегодня я говорил с Наставником, — сообщил он Амме за ужином. – Я сказал, что не могу без тебя жить, но не смогу и быть с тобой, зная, что для этого мне пришлось обречь на верную смерть всех близких мне людей. Для меня это слишком тяжелая ноша.

-И что он тебе сказал? – спросила она, стараясь вести себя, как ни в чем не бывало. Ее выдавал только грустный и одновременно настороженный взгляд.

-Посоветовал отдаться Силе, — ответил Шаман. Он тоже пытался играть в эту игру.

-Что для этого нужно?

-Особое внутреннее состояние уверенной самоотдачи и ожидания знака.

-И что дальше?

-А дальше Сила даст знак.

-Ты уверен, что в таком состоянии сможешь его правильно расшифровать?

-Знаки не требуют расшифровки… Ты не представляешь, сколько времени у меня ушло на понимание этого, — начал рассказывать Шаман, обрадовавшись возможности хоть немного уйти от темы. – Наставник постоянно твердил мне про знаки, а я никак не мог их увидеть и постоянно изводил его расспросами. В ответ он твердил: Накапливай личную силу и тренируй чувствительность сердца. Когда будешь готов, знаки сами расскажут тебе о себе. Я думал, что он смеется надо мной, и страшно злился. А потом, во время разведки, я увидел, как вдалеке с мертвого дерева упала ветка. Обычное, казалось бы, событие. А у меня вдруг возникло запрещающее идти вперед чувство тревоги и перед глазами появился обходной путь. Так эта ветка стала моим первым знаком.

-А если знака не будет?

-Это будет означать, что Силе все равно, какой выбор я совершу, и что бы я ни выбрал, последствия не будут иметь значения. И я смогу поступить, как требует сердце, но уже с чистой совестью.

 

 

Ответ от Силы пришел за день до отъезда Аммы.

Той ночью они гуляли по развалинам города. Конечно, это место было не настолько романтичным, как ее тайный дом, но здесь у них было целых 8 часов, а не три, что в последнюю ночь имело решающее значение. Летунов они не боялись, так как Малкольм был еще лучшей защитой, чем ЭМИ излучатели.

Устав от ходьбы, они сели на уцелевшую скамейку. Амма придвинулась к Шаману, и он ее крепко обнял. Говорить не хотелось, и они сидели так молча, а Малкольм меланхолично фыркая, бродил по близости.

Вдруг он сначала стал в боевую стойку, а потом «выстрелил» щупальцем и выдернул из «ниоткуда» Геннадия. Не дав ему опомниться, Малкольм сбил его с ног, уложив лицом вниз, поставил на спину лапу и грозно зарычал. Не ожидавший такого поворота событий и испуганный до чертиков, Геннадий визжал, как будто в него впилась дюжина летунов.

Геннадий был пришлым человеком. Лет 20. Худой, неопрятный, пугливый. Он появился в лагере дня через 3 после инцидента с детенышами летунов. Старик тогда представил его людям и сказал, что он отбился от своих и какое-то время поживет у них. Всецело поглощенный своей любовью, Шаман не обратил тогда на него внимания, а потом вообще забыл о его существовании, так как Геннадий практически не попадался ему на глаза.

Чтобы привести его в чувства, Шаман сначала хорошенько двинул его ногой в ребра, затем схватил за ворот и поднял на ноги.

-Рассказывай, что ты за хрен, и какого черта здесь делаешь? – рявкнул он в лицо Геннадию.

-А ты что, еще не догадался? – продолжая повизгивать, ответил он.

-Ты инквизитор? Следишь за мной? 

Инквизиторами становились шаманы-неудачники, которых использовали для слежки за теми, кого подозревали в связи с ведьмой.

-Ну да. И я вижу, ты полностью попал под власть ведьмы.

-Она не ведьма.

-А это ты на суде рассказывать будешь. Вот только вряд ли тебе поверят.

-Кто тебя нанял. Старик?

-Он самый. И твой наставник.

-И давно ты следишь за мной?

-Да уже прилично. Не знаю, почему они столько тянули с твоей казнью.

-Вот только Амма действительно не ведьма. Она...

-Зачем ты мне зубы заговариваешь? – перебил Шамана Геннадий. – Я все равно не клюну на чары твоей ведьмы. Так что можешь меня убить или скормить летунам.

-А зачем мне тебя убивать?

-Скажи еще, что ты мне позволишь уйти. Да твоя ведьма удавится от одной мысли оставить меня в живых!

-А тут ты не прав, — вступила в разговор Амма. – Я с радостью тебя отпущу и буду рада, если ты обо всем доложишь тем, кто тебя послал.

-Так я тебе и поверил!

-Не верь. Уходи и все. Отпусти его, — попросила она Шамана.

-Вы что, действительно меня отпускаете? – не веря своему счастью, спросил Геннадий.

-Ну да, ты же слышал, — подтвердил слова Аммы Шаман.

-Я правда могу идти?

-Да иди уже! – прикрикнул на него Шаман.

Геннадий сделал несколько осторожных шагов, а затем… нет, он не побежал, как ожидалось, а выхватил спрятанный под курткой маленький пистолет.

Выстрелить ему не дал мгновенно возникший между Геннадием и остальными на высоте около 2 метров серебристый шар примерно 10 сантиметров в диаметре. Он вспыхнул зеленоватым пламенем, и голова Геннадия разлетелась, словно внутри ее взорвалась граната.

-Не бойся. Это мой робот-телохранитель, — сказала Амма Шаману, но он ее не слышал.

Он смотрел на обезглавленное тело Геннадия, а перед глазами у него стояла его перевернутая вверх дном комната, взбешенное лицо Старика и Наставник, говорящий гипнотическим, успокаивающим голосом:

-Ничего. Это даже к лучшему. Пусть себе уходит. Так было угодно Силе, а с ней не поспоришь.

-Где мы теперь отыщем толкового шамана, особенно после смерти инквизитора?

-Ну, ты ведь можешь объявить о моей амнистии. Я еще довольно крепкий мужик, чтобы списывать меня со счетов.

-Ах ты, старый сукин сын, — сказал Шаман наставнику на прощанье и крепко поцеловал Амму в губы.

12 08 13

Похожие статьи:

РассказыНаследник

РассказыЖизнь под звездой разрушения. Пролог. Смерть, Возрождение и его Цена. часть 1.

РассказыЖизнь под звездой разрушения. Глава 1. Танец под двойной луной, Принцесса и Важное решение.

РассказыЖизнь под звездой разрушения. Пролог. Смерть, Возрождение и его Цена. часть 2.

РассказыЧужое добро

Рейтинг: +1 Голосов: 1 822 просмотра
Нравится
Комментарии (2)
Леся Шишкова # 1 октября 2014 в 02:51 +2
Да, ничто человеческое не чуждо и шаманскому наставнику...
Интересный взгляд на постапокалиптику! ))) Действительно, насколько легче можно изыскивать способы выживания во враждебном мире с помощью того, кто сможет увидеть невидимое и почувствовать опасность! ))) Любовная интрига тоже радует! Среди обломков мира ее еще можно найти...А продолжение будет? ;)
Валерий Михайлов # 1 октября 2014 в 03:01 +2
Рассказ закончен, так что продолжения не будет. А так как пишу в основном слишком большие для этого сайта тексты, выкладываю здесь лишь малую их часть.
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев