1W

Веревочный черт, часть 5 (Странник: возвращение к истокам)

в выпуске 2015/01/08
19 августа 2014 - Делла Ликур
article2246.jpg

– Каково это – край Вселенной?

– В одно мгновение тебя несет попутным ветром расширяющаяся Вселенная, но достигнув предела, ты оказываешься на противоположной стороне этого замкнутого круга. Для тебя это просто резкое изменение направления ветра: только что он дул тебе в спину, а теперь относит назад. 

***

Видимая часть Вселенной даже через 100 лет не откроет человечеству всего того, что в ней сокрыто. Наши технологии совершенствуются, взгляды меняются, но представление о космосе ограничено.

Эразм Михайлович Мельников, которого называют Белым искателем в виду его непреодолимого стремления постичь тайны Белых дыр, заслужил всеобщее признание, но к своим 25 годам жадно цеплялся за собственные мысли и идеи и уже не спешил делиться ими с миром.

Вам известен его вклад в медицину и космическую инженерию, но он многое скрывает даже от самого себя, посланного за тысячи световых лет постичь пределы изведанного.

Еще будучи ребенком, Эразм засматривался на звездное небо, мечтал дотронуться до Великого, найти край бескрайнего… Мальчишка пользовался моментами, когда мать уходила работать в ночную смену, и в ясную погоду пробирался на крышу самого большого в городе небоскреба, чтобы в очередной раз почувствовать себя на шаг ближе к звездам.

Но это не единственная причина, которая раз за разом приводила его в одно и то же место. Однажды Эразм увидел, что у самых перил кто-то стоит, и так испугался, что чуть было не убежал назад, домой, под теплое одеяло, видеть сны о несуществующих мирах. Страх его был мальчишеческим: лишь бы только не узнала мама! Впрочем, вполне ожидаемым от девятилетнего юнца. И он уже повернул обратно к лестнице, как вдруг незнакомец обратился к нему:

– Я никому не расскажу о тебе, обещаю! – Сказал он, сняв капюшон и обнажив доброе сморщенное лицо. – И я не причиню тебе вреда.

– Что может сделать мне старикашка? – отозвался Эразм, ощетинившись, словно напуганная кошка.

На что можно было взрослому человеку только рассмеяться.

– Да, ты прав! Я уже старик, – отозвался незнакомец.

Совершенно неожиданно его лицо потеряло веселую улыбку и потускнело.

– Мой организм не выдержит еще одного путешествия, – он посмотрел вверх, но его взгляд уходил куда дальше, чем доступные взору три тысячи звезд.

И Эразм понял, о чем говорил незнакомец. Нет, ни о самолетах и даже ни о космических спутниках речи быть не могло.

– Вы путешествуете по галактикам? – вскрикнул доверчивый мальчишка, на секунду потерявший всякую бдительность. – А Вы пришелец? Откуда Вы? Сколько Вам лет? А Вы не станете нас убивать?

– Ты думаешь, что я инопланетянин, вселившийся в тело этого старика? – но еще раз просмеявшись, старик не дождался ответа собеседника и, скорчив возмущенную гримасу, спросил. – Стал бы я брать это дряхлое тело, будь я способным подчинять человеческий разум?

Эразм воспринял это как за разумное, хотя у него и была мысль, что сейчас этот пришелец выйдет из своего престарелого вместилища и войдет в него. И он забудет о маме, о доме… да и вовсе перестанет существовать. Умрет, другими словами.

Но старик не стал себя задерживать.

– Нет, я не инопланетянин, я родился здесь, в этом городе, как и ты, только совсем в другое время…

Незнакомец предложил называть себя Странником, словно в классическом фантастическом кино, и рассказал о том, что у Вселенной, казалось бы, бесконечной Вселенной, все-таки есть край. И если его достичь, то окажешься на другом, противоположном, конце космоса.

– Ты можешь путешествовать на сверхсветовых скоростях, падать в Черные дыры, бежать по червоточинам, – говорил Странник, – но никогда не выйдешь из этой ловушки, если только не умрешь.

– А что дальше? – спросил Эразм, завороженный рассказами старика.

– Где? – спросил тот. – Аа, а черт его знает! Пока еще не умирал, – и рассмеялся.

Это было рождением их дружбы.

Ясными ночами, когда мама Эразма уходила в смену, мальчишка и Странник встречались на крыше самого высокого в городе небоскреба. Они лежали, постелив под собой мягкий плед, и глядели на звезды. И старик безустанно говорил о всем том невероятном, что встречалось ему на пути, когда он путешествовал по просторам Вселенной.

– Молнии в космосе тоже есть? – удивительно переспросил Эразм, когда старик рассказал об этом необычном явлении, сосредоточенном вокруг массивной Черной дыры.

И всякий раз у Странника находились истории, способные удивлять, вызывать страх и восхищение не только у девятилетнего ребенка, но и любого, кому могло бы посчастливиться побывать на месте Эразма в те долгие ясные ночи.

– А знаешь что, – подскочил однажды мальчишка уже почти под утро. – Я сделаю это!

– Сделаешь что?

– Сделаю то, что не смог ты! – воодушевленно воскликнул он. – Я выйду за пределы Вселенной! И обязательно вернусь, чтобы рассказать тебе и маме о том, что я там повстречал.

– Не сомневаюсь, – отозвался Странник. – Но сейчас тебе пора бежать домой!

Эразм согласился, что время, действительно, предательски быстро привело Солнце на горизонт. И юнец уже уходил, как вдруг ему в голову пришел вопрос, которому незамедлительно нужно было дать ответ. И мальчик спросил:

– Но когда я вернусь, мне же трудно будет найти тебя по прозвищу. Какое твое настоящее имя?

Старик понимал, что никакие силы не помогут к тому времени Эразму отыскать его. Возможно, потому, что жизнь Странника близится к концу. Однако говорить об этом девятилетнему мальчишке, который еще способен верить в светлое будущее, все равно, что намеренно погружать его в реалию незыблемости смерти, которая заберет тебя, а затем и все то, что ты принес этому миру, а затем и сам мир…

– Не тяни, а то не успею домой до маминого прихода! – торопил Эразм.

– Если к тому времени я не прославлюсь, тогда сам тебя найду! – обязался Странник, шутливо уходя от ответа.

– Трудно имя сказать? – настаивал тот, непоколебимо стоя спиной к лестнице.

Странник прикусил нижнюю губу и, задумчиво потупив взгляд, вскоре нашел правильный ответ.

– Скажу, если принесешь кусочек знаменитого вишневого пирога.

И Эразм ушел, поверив Страннику на слово.

Потом выдалась холодная дождливая декада, но мальчишка не упускал ни единой возможности убежать на ту самую крышу. Он часами стоял в полном одиночестве с куском пирога в руках, будучи окутанным непромокаемым щитом, обиходным предметом будущего, используемого за место зонта. Но никто не появлялся. Эразм думал, что все это из-за дождя. Однако верил, что он обязательно скоро прекратится, и Странник придет. Но даже если дождь на какое-то время замолкал, никого не было, кроме мальчика, одиноко стоящего на крыше.

И не единой звезды на небе! Хотя они все по-прежнему там, за облаками: и сверхгиганты, и белые карлики; красные и синие, холодные и горячие – но Эразм все равно чувствовал себя брошенным.

Когда же небо прояснилось, мамины ночные смены, как будто бы назло, закончились… И убегать из дому незамеченным стало совсем невозможно.

Каждую ночь мама приходила желать ему сладких снов, но в ответ лишь получала незаслуженное холодное молчание. Эразм отворачивался сначала от нее, а потом, когда она уходила, от окна, чтобы не видеть прежде обожаемые звезды, которые напоминали о том, как он ничтожен.

А где-то там Странник чувствовал одиночество, терзавшее его маленького друга. И однажды написал письмо, которое доставил человек с запоминающейся ярко-желтой татуировкой на щеке из правильных геометрических фигур.

Почтальон отказался отдавать письмо кому-то, кроме адресата… И Эразм получил его лично в руки.

– От друга? – спрашивала заинтересованно мама. – Кто он? Я его знаю?

– От друга, от друга, – отозвался Эразм. И впервые за долгое время в его глазах заиграла радость, при виде которой на душе у матери появилось облегчение, и она отступилась.

Мальчишка, закрывшись в своей комнате, торопливо разорвал конверт.

«Мое имя Виктор, – так начиналось письмо. – Прости меня за то, что больше не могу приходить на наше место. Мне многое еще хотелось тебе рассказать, но однажды мы снова встретимся. А для этого ты должен сделать кое-что очень важное: не переставай мечтать, не опускай руки! Только твои мечты сделают тебя Великим. И когда ты назовешь себя миру, появятся люди, которые помогут тебе в любых твоих начинаниях. Ты узнаешь их по желтой татуировке на лице. Они мои друзья, и ты можешь верить им так, как верил мне. Твой Странник». 

***

P.S. "Теперь я понимаю истинные причины того, почему он отобрал у меня наше детство… Это неправильно: никто не должен знать свое будущее наперед… И подумать только, это был я! Я посеял в голову девятилетнего мальчика семя, чтобы однажды он создал меня таким, каким я был… буду… могу быть. Ох уж эта веревочная чертовщина!"

Похожие статьи:

РассказыПо ту сторону двери

РассказыПограничник

РассказыДоктор Пауз

РассказыПроблема вселенского масштаба

РассказыВластитель Ночи [18+]

Рейтинг: +3 Голосов: 3 716 просмотров
Нравится
Комментарии (2)
0 # 22 августа 2014 в 16:28 +3
Я так и подумала, что это был Виктор)))
Делла Ликур # 22 августа 2014 в 16:41 +1
Ох уж этот Виктор)))
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев