fantascop

Вне времени

в выпуске 2015/11/05
article4697.jpg

Голова Евгения жутко гудит, в ушах звенит, а по спине словно кто-то ударил молотком.

- Где я? - шепотом спрашивает Евгений у нависшей над ним густой пустоты. Пустота, как и следовало ожидать, не отвечает. Тогда Женя немного приподнялся на локтях и попробовал что-либо разглядеть. Успехов это не принесло, и тогда молодой человек еще раз воззвал в никуда:

- Тут кто-нибудь есть? - Юноше снова никто не ответил, но через пару минут в его глаза ударил яркий свет. Женя зажмурился и закрыл лицо руками, ну а когда его глаза перестали кипеть от боли, Евгений привстал-таки и, в конце концов, огляделся. Его взору предстали серые алюминиевые стены, серый алюминиевый пол и серый алюминиевый потолок. Проще говоря, комната, в которой находился молодой человек, не пестрила особым разнообразием. Разве что где-то слева от Жени в полу мигала зеленая стрелка, указывающая на небольшой лаз.

 Евгений был человеком вполне приличным, и поэтому ползать по лазам ему за его не слишком длинную жизнь практически не приходилось. Женя отнесся так же скептически и к зеленой стрелке:" А вдруг, это ловушка? Ну, как ипотека. Наверное, запутать меня хотят". Евгению действительности хотелось верить в то, что его хотят запутать, но путаться в этой безупречно серой комнате было негде. Один лаз, да и только. Женя с трудом встал и направился в сторону прохода. Это было не самое лучшее утро в его жизни. Ну, по крайней мере, можно не идти на работу.

 Офисный менеджер с трудом протиснулся в узкую лазейку, и, пару раз чуть не порвав пиджак и рубашку, через пару минут дополз до конца прохода и вылез на свет. Помещение, в котором оказался Евгений, в оформлении ничем не отличалось от предыдущего. Но в нем, что важнее всего, был интерьер - стоящий посередине небольшой круглый стол, а так же стулья... На которых сидели люди! Счастью его не было предела - раз люди, значит, могут знать, что это за странное алюминиевое место. Женя, едва заметив сидящих, сразу же стремглав бросился к ним. Добежав до стола, молодой человек оперся на него, и хотел было сразу начать задавать вопросы. Но когда его взгляд остановился на тех, кого он собирался спрашивать, вопросов становилось еще больше - люди выглядели очень странно.

 Юноша, который сидел справа от Евгения, по виду был младше него. Одет он был по моде середины девятнадцатого века - черные кожаные туфли с посеребренными пряжками, белые узкие брюки в зеленую полоску, черный сюртук и белая рубашка с жабо. Черные вьющиеся волосы франта спадали на плечи, а на столе около него покоилась шляпа-цилиндр.

  Мужчина, сидевший слева, был полностью лысым, но выглядел не на много старше Евгения. При взгляде на его лицо в глаза сразу бросались непонятные, футуристические очки в круглой оправе. Линзы были голубоватого цвета и постоянно еле заметно мигали, а вся оправа была как будто опутана тонкими сероватыми проводами. Одет он был в темно-синюю водолазку из очень плотного материала, белый халат, белые брюки, словно сотканные из паутины - такими они казались воздушными, а на ногах его была обувь, напоминающая кеды.

 Сказать, что Евгений был очень удивлен, значит ничего не сказать. Его моральное состояние и до этого было далеко не лучшим, а сейчас он вообще был готов упасть в обморок. Ну а когда мужчина в странных очках поднялся с места, протянул к его лицу руку и попытался прицепить к его воротнику какое-то устройство, похожее на микрофон, Женя попытался оттолкнуть руку мужчины и отпрыгнуть, но оцепенел.

- Тихо, не надо резких движений, сейчас мы попробуем вам все объяснить, садитесь. - протянул лысый, окончательно закрепляя "микрофон" на воротнике. Евгений машинально сел на вовремя подвернувшийся стул. Вслед за ним сел и его новый знакомый. Мужчина сложил руки замком и начал говорить:

- И так, вы, наверное, обескуражены. Я вас понимаю. Мы, знаете ли, тоже не понимаем, где находимся. Но абсолютно очевидно, что кто-то забавляется с машиной времени. Вы, простите, из какого года? - Евгений чуть было не уронил челюсть на стол, но все-таки неуверенно промямлил:

- Д-д... две тысячи тринадцатый был с утра... Я ничего не понимаю, какая машина времени? Что за бред? - Ну, вот я и пытаюсь вам объяснить! - раздраженно сказал мужчина - Просто послушайте! Дело в том, что я, в вашем понимании, из будущего. Из 2309 года, если быть точнее. И меня абсолютно бестактно телепортировали сюда прямо с учебы. Вы можете называть меня Мельхиор. Это - он указал на франта, все это время сидевшего, закинув ногу на ногу и скучающе подпирая щеку бледной рукой - Эдвард.

- Эдвард Монтгомери Луис Годфри, к вашему сведению, почтенные джентльмены - безразлично поправил денди.

- Да, да - согласился Мельхиор - А вас как называть?

- Евгений. Женя. Женя Белинский - немного отрешенно сказал парень, до сих пор переваривая полученную информацию.

-Ну что же, Женя Белинский, я понимаю, что вам трудно все это понять, но попытайтесь - Эдвард же справился, а он вообще из 19 века. - заботливо сказал лысый и поправил халат.

- Тысяча восемьсот девяносто первый, мой родной тысяча восемьсот девяносто первый, мой Лондон... Я лишь поверил, что все эти железные стены - просто дурной сон. Ха-ха-ха-ха - Эдвард не смеялся, а просто проговаривал звуки - Какая ирония, джентльмены, какая ирония. - Денди немного покрутил вокруг пальца свой цилиндр, а затем продолжил равнодушно подпирать щеку рукой.

- Нет, это все конечно очень интересно, но я не могу просто так взять и поверить, что я сейчас сижу непонятно где и непонятно когда, при этом в обществе средневекового метросексуала и очкарика из будущего! У вас есть хоть какие-нибудь идеи насчет того, что с нами происходит? - Евгений явно вышел из оцепенения и наконец-то попытался хоть что-то понять.

- Понимаете, Женя Белинский, вам будет довольно таки трудно вникнуть в то, что я думаю по этому поводу. Вам не знакома теория пространственно-временного континуума, и вообще, вряд ли в вашу раннюю сенсорную эпоху имели полное представление о мироздании. - Мельхиор немного поправил свои очки, затем легонько постучал по оправе и снова их поправил. Евгений же в школе имел тройку по физике и поэтому просто сделал вид, что все понял. Он снял с себя поношенный черный галстук и положил его возле шляпы франта, а затем неожиданно спросил у Мельхиора:

- А ты можешь рассказать мне что-нибудь о будущем? -  его собеседник, кажется, несколько напрягся, всплеснул руками и ответил:

- Я боюсь, что если расскажу вам слишком много, то что-нибудь изменить, случиться временной парадокс гигантских масштабов, и, в конце концов, наша огромная вселенная сожмется до размеров теннисного мячика. Ну, или что-то в этом роде. Но я, пожалуй, могу рассказать что-нибудь о себе, надеюсь, этим я вселенную не уничтожу... Я родился в городе Астан Сити на территории среднеазиатской автономной республики, учусь в Санкт-Петербургском космоколониальном университете, недавно проходил стажировку на Цирцее. Лучше вы, Женя Белинский, расскажите что-нибудь о себе и о прошлом, от Эдварда я так ничего и не добился.

- Ну, а что рассказывать-то? - почесал затылок юноша - Живу себе да живу уже двадцать четыре года, универ боль-менее окончил и работаю себе спокойно там, где не гонят. Я как раз на работу шел, как вдруг тут оказался. У меня айфон четвертый с собой есть, могу показать раритет из ранней сенсоричной эпохи или как ее там. - говорил Женя, пытаясь нащупать в кармане заветный "apple". Телефон был с успехом найден, и юноша протянул его Мельхиору. Тот несколько минут его рассматривал, даже включал, а потом вынес свой вердикт:

- Интересное устройство. Конечно, довольно примитивное, и сделано из рук вон плохо, наверное, где-нибудь в южной Америке.

- Почему в южной Америке?- удивился Евгений - В Китае сделано, в наше время там всякую хренотень делают.

- А, да, точно, у вас сейчас идет период развития и подъёма Китайского Государства - вспомнил Мельхиор - Хотел бы я на это посмотреть! Эдвард, кажется, тоже заинтересовался странным, незнакомым ему устройством и неуверенно спросил:

- Не соблаговолите ли вы мне сказать, что это, право слово, за потешная вещица? Зеркало? Простите мне мою некомпетентность, но для меня оно выглядит очень странно, можно ли мне изучить это зеркальце поподробнее? - денди попытался взять устройство из рук Мельхиора, но тот убрал смартфон куда-то вглубь халата.

- Вам, Эдвард, точно нельзя этого видеть. - деловито сказал "гость из будущего" - Хотя, вы все равно вряд ли что-то поймете, но лучше не рисковать. Может быть, вы все-таки поведаете теперь уже мне и нашему новому товарищу по несчастью о своей жизни в Лондоне времен малой промышленной революции?

- Ну что же, многоуважаемые джентльмены и по совместительству герои этого странного сна, - начал франт - я думаю, что не будет ничего зазорного, если я все-таки поведаю вам что-нибудь о своей скромной персоне. - С этими словами англичанин надел на голову цилиндр. - Ну что же, начнем с того, что я родился в семье довольно обеспеченной и благородной: Мой отец - достопочтенный буржуа, а моя мать - добрая христианка. Мы не то что бы аристократы, но вхожи в высшее общество. Я учился в частной школе, ну а сейчас занимаюсь в престижном колледже. Мой достопочтенный отец хочет видеть меня банкиром, но на самом деле мое призвание - быть поэтом или же славным, доблестным революционером. Мой кумир - Лорд Байрон. А попал ваш преданный слуга сюда, когда шел на свидание со своей дамой сердца - прекрасной дочерью владельца небольшой местной фабрики. Вы бы видели, какая она хорошенькая… - Эдвард готов был и дальше рассказывать про свою возлюбленную или обсуждать Байрона, но его рассказ явно тяготил и Евгения, который плохо разбирался во всех этих достопочтенных буржуа и престижных колледжах, и Мельхиора, которому были намного интереснее исторические факты об эпохе, чем биография и личные переживания Эдварда.

 И вот, когда оба мужчины готовы уже были прервать рассказ франта, послышался шум и из лаза вылез смуглый молодой человек в майке с каким-то неизвестным флагом, в бежевых шортах с множеством карманов и сандалиях с очень толстой подошвой. Русые волосы мужчины были наспех зачесаны назад, так же, по-видимому, он не брился как минимум месяц. Смуглый тут же подбежал к столу, крича что-то на непонятном языке и размахивая руками. Он попытался перевернуть столик, но тот, как оказалось, составлял с полом комнаты одно целое. Обескураженные Эдвард и Евгения не могли что-либо предпринять, но первым среагировал Мельхиор, доставший из глубины халата какой-то пульт. Он тут же навел это устройство на эксцентричного мужчину и нажал какую-то кнопку. Смуглый мигом упал без сознания.

- Вы его убили? - прошептал Эдвард, жалобно выдохнул и так же потерял сознание. Евгений же, в свою очередь, что-то невнятно бурчал и водил руками. Сейчас он, наверное, больше хотел бы оказаться на работе. Мельхиор, наоборот, не растерялся, а вышел из-за стола, нагнулся над лежащим и достал из халата уже знакомый нам "микрофончик", а затем закрепил его возле рта новоприбывшего.

- Не волнуйтесь, нервные вы мои, он просто временно парализован. Небольшое нововведение будущего, так сказать. Чисто в целях самообороны - Мельхиор отряхнул рук и вернулся на свое место.

- А этот микрофон, он для чего? - поинтересовался Евгений, поправляя такую же вещицу, закрепленную у него на воротнике.

- Разве вы еще не поняли, уважаемый? - удивился Мельхиор - Это же простейший универсальный переводчик. Я думал, что вы, даже несмотря на полное отсутствие в вашей черепной коробке электронных имплантатов, должны были догадаться. Евгений лишь с умным видом кивнул головой, опять сделав вид, что все понимает. Тем временем очнулся Эдвард:

- А, я все еще здесь? - растерянно протянул он - А я так надеялся, что это все-таки сон. Как только этот джентльмен очнется, надо будет расспросить его – может быть, хотя бы он внесет немного здравомыслия в эту сумятицу?

- Судя по тому, как он появился, этого ожидать не приходится – грустно ответил Мельхиор.

Молодые люди просидели в тишине еще несколько минут, но вскоре новоприбывший начал подавать признаки жизни. Сначала он начал очень тяжело дышать, а через пару минут сел и огляделся:

- Что здесь, черт возьми, происходит? – закричал он и замахал руками.

- Успокойтесь, пожалуйста, не надо волноваться, мы все здесь – товарищи по несчастью, и, по-видимому, попали в какую то временную петлю. – попытался утихомирить его Мельхиор.

- Что ты мне тут заливаешь про какую-то временную петлю! – возмутился бородач – Даже такому придурку как ты должно быть известно, что машина времени есть только у конфедератов, а они на другом континенте, и ты не можешь быть одним из них. Такого хлюпика как ты у них в первую же ночь бы прирезали.

- Хм, кажется, я начинаю что-то понимать! – оживился Мельхиор – Вы, видимо, прибыли к нам из времен великого раскола, я прав?

- Какой еще великий раскол? – мужчина, по-видимому, своего собеседника совсем не понимал. – Война гражданская идет, дурень, и я, между прочим, член революционной группировки «Атака». Мы сражаемся за установление либерального порядка в Европе и малой Азии, вот. А что тут у вас за подпольный кружок вязания и зачем вы меня сюда притащили мне абсолютно не понятно.

- Да-да, точно, группировка «Атака» - вспоминал Мельхиор. – Это же вас расстреляли в 2157 году в знаменитую «Автоматную ночь»… - Мужчина собирался было сказать что-то еще, но его собеседник, к этому времени уже вставший на ноги, схватил его за халат и подтянул к себе.

- Слушай сюда, щенок, еще раз скажешь что-нибудь не то про «Атаку» - тебе не поздоровится. Я, Махмуд Али Рабакан, готов за это поручиться. – пока он говорил, Мельхиор успел незаметно достать из халата заветный пульт. Как только Махмуд замолчал, тут же нажал на кнопку. Рабакан снова упал без сознания, его обидчик же вздохнул и поправил халат.

- Зачем вы так? – возмутился Эдвард – Этот джентльмен же настоящий доблестный революционер, пусть он и слегка груб и простоват. Вы могли просто поговорить с ним, а не устраивать этот сущий произвол своей волшебной палочкой! Евгений с ним согласился:

- Он в чем-то прав. Это же... ну, как бы, не честно. Он же сейчас опять все забудет?

- Забудет, ну и что? – отмахнулся Мельхиор – Прочищать голову иногда, знаете ли, полезно. Моей матери ее личный психолог так часто говорит. Да и тем более, никакого временного парадокса это не вызовет.

- А если б тебя так? – выпалил Женя. Мельхиор задумался и через пару секунд ответил:

- Да со мной так тоже делали. Наверное. Точно не помню… Ладно, в общем, больше я ему память стирать не буду, так и быть. Давайте теперь ждать, когда проснется этот Байрон-исламист. Эдвард и Женя пару минут перебрасывались ничего не значащими фразами, а Мельхиор сидел и о чем-то думал, пока Махмуд в очередной раз не начал просыпаться, абсолютно точно так же как и несколько минут назад:

- Что здесь, черт возьми, происходит? – с этими словами революционер сел на пол. Мельхиор хотел было что-то сказать, но его опередил Евгений:

- Доброе утро, Махмуд Али Рабакан, член либеральной группировки «Атака», добро пожаловать в подпольный кружок вязания – усмехнулся парень и поправил воротник белой рубашки.

- Что? – выразил свое удивление Рабакан – Что за бред? Откуда ты, щенок, знаешь, как меня зовут? Кто все эти люди? Какой к черту подпольный кружок вязания?-  Мельхиор попытался исправить ситуацию:

- Это он… хе-хе, так шутит. Не обращайте внимания. А знаем мы, как вас зовут, потому что вы очень известная личность в подпольных революционных кругах... Но сейчас не об этом. Дело в том, что какой-то негодяй, злоупотребляющий машиной времени, собрал нас, людей из разных времен, здесь, в этой комнате. И нам надо как-то выбираться.

- Забавная история, сказочник – революционер изобразил на лице притворную улыбку – И ты правда думаешь, что я в это поверю? Серьезно? – усмехнулся Рабакан. В комнате на секунду воцарилось молчание, но затем Махмуд выкрикнул:

- Точно! Я понял! Вы же зеленые, да? Только они могли такую чепуху придумать! Ну и зачем вы меня сюда притащили?

- Да никакие мы не зеленые! – раздраженно сказал Мельхиор – Просто поверьте мне: Вы можете называть меня Мельхиор Нейзильбер, и в вашем понимании времени я из будущего. Эти двое - Эдвард Годфри и Женя Белинский – из прошлого, в нашем понимании времени. И нас всех зачем-то переместили в эту неизвестно где и когда находящуюся комнату, или скорее даже комплекс комнат. -Махмуд явно задумался, почесал затылок и сказал:

- Ну, вы не похожи не на консерваторов, не на радикалов, не тем более на конфедератов. На зеленых, честно говоря, тоже не слишком смахиваете. Так вы что, правда из другого времени?

- Да! – хором ответили остальные.

- И… что нам теперь делать? – выдохнул Рабакан, приседая на последний стул.

- Расскажите, расскажите мне, пожалуйста, о вашей идейной борьбе, мистер доблестный революционер! О ваших подвигах будут слагать легенды и писать песни, вы уйдете на войну, а прекрасные дамы будут махать вам вслед чепцами! – залепетал Эдвард, попутно иногда хлопая в ладоши. Махмуд в ответ плюнул в сторону и усмехнулся, сказав:

- В гробу я видал все эти песни и чепцы! Нам, как ты там это сказал, доблестным революционерам, о другом думать надо! Вот, ты думаешь, я, когда консерваторов из резиденции парламента в одиночку выгнал, о славе что ли мечтал? Нет! Я ж для всего мира стараюсь! Несу правду! За правду! – на этой фразе Махмуд ударил себя в грудь. Эдвард мечтательно вздохнул, и, подперев щеку рукой, о чем-то задумался. Евгений же тем временем равнодушно глядел по сторонам. Через некоторое время он как бы невзначай спросил революционера:

- А что это за флаг у тебя на футболке? Махмуд ответил: - Это – флаг нашей группировке. Сами себя мы называем «Атакующими», но эти чертовы консерваторы прозвали нас «Атакерами» за нашу любовь к саботажу компьютерных систем. Но на войне, как говориться, все средства хороши. Верхняя полоска на флаге, та, что темно-синего цвета, означает море, это символизирует то, что костяк нашего отряда зародился в Анталии. Вторая полоска, бордовая, означает социализм, и третья – черная, обозначает нашу бескомпромиссность и приверженность идеологии. - к тому времени, как Махмуд закончил, Евгений уже не слушал его, в политике он не разбирался – у него вся фирма в Единой России состоит, и он тоже состоит, так, за компанию. Зато Мельхиор слушал очень внимательно, даже слишком, чем вызвал подозрения рассказчика:

- А ты чего уши развесил, шар бильярдный? Что, у вас там, в будущем, наверное, всё стерильно, люди ходят серые и скучные, везде технологии, да? А у нас на первом месте идеология! Да и вообще, я тут подумал, пока объяснял – не может быть все так просто. Мне кажется, что кто-то из тех, кто сейчас здесь находится, во всем этом замешан. И скорее всего это именно ты, Мельхиор Как-тебя-там! Этот мистер работник месяца в замызганном пиджачке такой жизнерадостный и инициативный, что меня в сон клонит, а фарфоровая марионетка времен промышленного подъема с мозгом размером с теннисный мячик просто не способен на что-то серьезное. Тем более ты тут из далекого будущего, так что лучше тебе сразу все рассказать! - Эдвард и Евгений синхронно переводили взгляд поочередно с Махмуда на Мельхиора, а сам же обвиняемый как будто завис на несколько секунд, а затем вскочил со стула и выпалил:

- То есть это я во всем виноват, да? Вообще-то это не я тут обвиняю и оскорбляю всех подряд!

- А откуда тогда у тебя эти наушники-переводчики, которые ты на нас нацепил? Ты все заранее спланировал! – с усмешкой парировал Рабакан

- Это, это… - растерялся ученый - Они уже тут лежали, когда я появился! Я просто догадался их одеть на всех! Это ты все это задумал, я уверен! Решил переломить ход истории! Так вот знай – тебя и всю твою группировку приставят к стенке и расстреляют, как последних бандитов! - слушая слова Мельхиора, турок сначала улыбался, но как только его оппонент рассказал ему про судьбу «Атаки», сразу помрачнел и сжал кулаки.

- Это мы еще посмотрим! – прошипел он, метая искры из глаз. Все присутствующие повскакивали со стульев. Мельхиор оперся обеими руками на стол и, заглядывая в глаза оппоненту, прошептал:

- Учебник истории не перепишешь! -  воспользовавшись моментом, Махмуд собрал всю свою силу и резко ударил ученого в переносицу. Тот тут же выпрямился как по стойке смирно и схватился за начинающий кровоточить нос. А у Евгения в это время в голове проскочила пара тысяч мыслей. Он думал о том, кто же из этих двоих все-таки прав, а кто виноват. Но, в конце концов, он кинулся к Рабакану и попытался удержать его от дальнейших агрессивных действий, схватив за руки. А Эдвард же ни о чем не думал. Он лишь завороженно смотрел на революционера, не пытаясь что-либо понять.

- Да как ты посмел! – прошипел Мельхиор

- Неужели вы не видите, он же играет с нами! – прокричал Махмуд, освободившись от хлипкой хватки Евгения. Следующие действия происходили за доли секунды: Мельхиор быстро достал из кармана свою «волшебную палочку» и уже собирался было навести ее на своего обидчика, как вдруг в борьбу вмешался франт, молниеносно среагировавший на действия ученого и тут же резким прыжком сбивший его с ног. Мельхиор не успел «выстрелить» и, в результате столкновения, его заветный прибор вылетел у него из рук и оказался на полу. Остальные тут же подскочили к месту происшествия, и в суматохе Евгений успел подобрать оружие Мельхиора. Подойдя к нему и направив его же оружие против него самого, Женя сказал:

- А теперь ты просто вернешь нас всех домой. А мне придется применить против тебя эту… самооборону!

«Опять психологию не сдал! Теперь в июле на пересдачу тащиться…» - пронеслось в голове у человека, назвавшегося Мельхиором, и свет в комнате погас.

Похожие статьи:

РассказыПроблема планетарного масштаба

РассказыПроблема вселенского масштаба

РассказыПограничник

РассказыВластитель Ночи [18+]

РассказыДоктор Пауз

Рейтинг: +1 Голосов: 1 647 просмотров
Нравится
Комментарии (1)
Ворона # 4 сентября 2016 в 19:02 +1
так это тамошний двоешник всё замутил!
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев