fantascop

Восклицательный знак

в выпуске 2014/05/19
12 февраля 2014 - Михаил Загирняк
article1436.jpg

Маленькая точка мерцала на радаре. В иллюминатор Аксел Трой не смотрел. Предпочитал ориентироваться по приборам. Это в первое время боевые пилоты любуются красотами необозримого космоса. А когда надоест засыпать с бликами перед глазами, когда начинает чувствоваться боль от света – романтика проходит.

Красная крупинка на радаре – последний оплот вражеского космофлота – повисла на месте. Маневры и выстрелы прекратились. От вражеской эскадры остался как насмешка над могуществом уничтоженной цивилизации этот жалкий катерок. А что ему прикажешь делать в окружении?

Аксел не успел осознать победу, как рация запищала. Он принял вызов.

— Лейтенат Трой.

— Адмирал Гонсало де Карредо.

Сам адмирал вышел на связь! Трой выпрямился в кресле, хотя никто не видел его.

— Я поздравляю вас с победой, — продолжал Карредо. – Почти. И на вас возлагаю миссию закончить войну. Да, лейтенант. Именно вам предстоит поставить жирную точку. Даже не точку – восклицательный знак в завершении противостояния.

— Я… — «жду указаний», хотел сказать Аксел, но адмирал перебил вышколенного подчиненного.

— Да, именно вы, именно вам предстоит завершить очистку космоса от скверны! Целый спутник предлагали для резервации этим… Ничего, теперь на общих основаниях без права на техническое развитие на планете … забыл… недоразвитых, которые нам мешают… Ну в общем, на планету отсталых цивилизаций. – пустился было в воспоминания двухлетней давности военачальник Гонсало, но тут же вернулся к заданию. – Так вот, осталось последнее суденышко врага. Так сказать – блюдечко в космическом сервизе. Лейтенант, разбейте его к счастью нашей цивилизации! И… открою вам секрет – сделайте это торжественно! Вас, как и мою речь сейчас, это вырежут, да? – спросил он в сторону от микрофона, — Так вот, вас снимают для репортажа о триумфе человечества. Доложите, как поняли?

— Вас понял, сэр! Разрешите приступить к исполнению?

— Да, лейтенант… Трой, да?

— Да.

— И затем в штаб – там вам выдадут текст речи для репортажа. И… готовьте дырочку! Да-с, без пяти минут майор, вы не ослышались, вперед! – и снова адмирал спросил в сторону: — Это ведь тоже вырежут, да?

Связь прервалась.

Аксел взял курс на катер. Точка медленно ползла по радару навстречу. Катер был обездвижен и, видимо, боезапас иссяк. Похоже на расстрел. Сложно ставить восклицательный знак, но приказ – есть приказ.

Вот так, вовремя оказался в нужном месте… Слава, повышение и уютное местечко в истории. Вот он, Михаил Егоров космической эры, Алексей Берест крестового похода в защиту человечества, современный Мелитон Кантария …

Сигнал рации выдернул лейтенанта из мечтаний. Надо принять вызов.

— Лейтенант Трой.

В ответ – ругань на языке оретян. До боли знакомый язык… Сколько людей они зверски пытали, сколько мучительно убивали. Одежда с мимикрией – меняется от погоды, настроения, ситуации. Каждый безоружный мирный жителя в любой момент может обернуться воином. Добавьте к этому молниеносную реакцию – и станет понятно, почему наши генералы быстро свели на нет ближние бои. Пришлось заливать селения старым добрым напалмом, бомбить и уничтожать всех без исключения. А это их подобие торжествующего смеха… Обычно, когда выигрывали битву-другую, потом истязали пленников и снимали на видео, транслировали в прямом эфире… Как же они любят доказывать свое превосходство! Точнее – любили. Прошли те времена…

В ругань оретянина примешались знакомые слова.

— Вы! Смерть! Как нас! Найдется, кто убить вас!

Предсмертные вопли можно простить последнему воину оретян.

— Убивать ваши самки… Они придут! Они, кто сильнее!

 Аксел молча навел прицел.

В голосе врага послышались нотки отчаяния.

— Я умирать. Не страшно! Злоба… Мы не нападать, мы хотеть жить сами… Вы приходить убивать… Делай!

Аксел нажал на гашетку. Синхронный запуск всех ракет. Наверное, красиво для последних кадров хроники военных действий. Жаль, в космосе нет огня…

Почти бывший лейтенант развернулся на базу. В душе остался неприятный осадок.

В штаб его пустили только в парадном выглаженном костюме. Предварительно заставили выучить слова.

Камеры зажужжали, забегали операторы.

Заиграла парадная музыка. И после вступительного спича, скорби по ушедшим бравым воякам, дружного «ура» и бурных продолжительных аплодисментов настала очередь Троя.

Он, как наказали постановщики, улыбался.

— От имени космического флота Земли, от имени человечества, освобожденного от бремени войны, от имени простых людей я смею выразить благодарность! – начал адмирал. – Последний залп войны, последней выстрел перед тишиной победы! И вы удостоены чести поднять знамя человечества! Расскажите коротко, как это было.

— Служу Отечеству, служу Земле! Бой с последним воином Ореты продолжался недолго. Мы немного покружили, а затем я понял, что время пришло. И не сомневался. Выпустил град ракет. Только потом я узнал, что мой бой – это последнее мгновение нашей войны. И, получается, мне выпала судьба нанести последний выстрел.

На экране показали смонтированный бой. И итоговый выстрел.

Аплодисментами взорвался зал, как и написано в сценарии.

— Да здравствует верный сын человечества! Ура! – сказал адмирал.

И под гимн Земли они подняли знамя человечества.

Прошел день – и Аксел устал от внимания. От нескончаемых поздравлений. Сослуживцы, родственники, близкие и неизвестные ему люди. Мама звонила и восторженно твердила «Сыночек, молодец, ты мой защитник…» А Трой насуплено молчал. Все поздравляли новоиспеченного майора с доблестным подвигом. Скоро перед друзьями-приятелями еще изображать бравого героя – покорителя космоса. Скоро он будет на Земле, тратить большую премию во время заслуженного отпуска. Заслуженного?  Осадок от расстрела катера не улегся на дно совести.

По всем каналам крутили его выстрел, улыбку на морде и знамя Земли. Тошно от вранья. Вспоминался знакомый из пресс-центра. В начале войны дружок разоткровенничался после лишней бутылки.

— А знаешь, так было всегда. Мы, люди, по сути хищники. Слышал, человечество даже с вирусом сравнивали по манере распространения и образу жизнедеятельности. Были крестовые походы. Во благо? Да… Всегда отыщется идея, за которую нравится убивать. И вот, мы – конкистадоры галактики, создаем ореол торжественности над грязными делишками политиков и военных. Мы – слуги новоявленных Кортеса и Писсаро. Да, аделантадо?

— Сам ты писсара… — смутился Аксел.

Не любил он вычурных обзывательств.

— Ну а как же иначе? Мы должны заливать в эфир побольше провокаций оретян, жестокости, их дикости. Даже если это придется придумать самим… Нужно показать их неготовыми к диалогу, неспособными к мирному решению вопроса. Сам понимаешь, говори – не говори о мином договоре людям – военные быстренько нахлобучат на тебя ярлык пацифиста и агента оретян, который продал родину за большие денежки. А так сделаем их свирепыми непримиримыми врагами – и галактический центр закроет глаза на наш захват.

Тогда Аксел не придал значения его словам.

— Зачем придумывать, они и так космические отбросы. Взрывают, убивают, не идут на переговоры?

Знакомый тогда рассмеялся.

— Ну-ну.

В пустой комнате в тишене победы зажегся сигнал видеосвязи. Кто-то пришел в гости.

— Кто там? – спросил майор Аксел.

На экране возник сослуживец – лейтенант Джошуа Винд с бутылками.

— Открывай.

Дверь отворилась.

— Привет. Есть стаканы?

Разговор завязался после третьего тоста.

— Скажи мне, Джошуа, который ветреный, ты рад?

Лейтенант вскинул захмелевшие глазки на Троя.

— Да, Трой. Просто счастлив. А ты молодец, держишься. Слова ведь давали учить, так? Ну там, когда знамя поднимали?

— Так, — удивился Аксел. – А ты откуда…

— Э-э, — перебил его Джошуа. – Ветер знает, что почем! Уж приходилось. Снился голос врага?

Аксел помотал головой.

— Ну, майор Трой, дай Бог, чтоб не приснился! – и он продекламировал речевку, которую вбивали в голову на протяжении двух лет войны: — Человечество должно стать бессмертным. И ничто не помешает его расселению. Если агрессивные цивилизации инопланетян против планов землян – значит придется их заставить уступить. Мы не ищем войны! Но мы сражаемся за жизнь наших потомков! Если враги не желают мира – то пусть получат свою войну…

— Восклицательный знак, — кивнул Аксел. – И дальше полетим сеять разумное, доброе, вечное. Чтоб знали!

— Да, ты умеешь ставить восклицательные знаки! Видел. Ты теперь и сам восклицательный знак. На тебя нацепили ярлык.

— А что плохого?

Джо снисходительно улыбнулся.

— Хорошего что? Ты больше не свободен в выборе жизни. Ты – частичка синтаксиса текста о триумфе человеческого разума. Именно таким и запомнят майора Троя. Мистер восклицательный знак!

И Аксел замолчал. Впереди – отпуск и охота папарацци за героем человечества, успех и слава, о которых он мечтал еще зеленым юнцом, деньги и уступчивые девушки. Он закрыл глаза. И услышал: «Я умирать. Не страшно! Злоба… Вы приходить убивать… Делай!»

Он открыл глаза. Весельчак Джо уставился в пол. На столе еще треть второй бутылки.

Аксел вздохнул и сказал:

— Наливай.

 

Озвучено Олегом Шубиным для проекта СВиД (http://www.svidbook.ru/books/fantastika/276-vosklicatelnyy-znak-mihail-zagirnyak.html).

Обложка подготовлена Антоном Грошевым.

Похожие статьи:

РассказыПограничник

РассказыПо ту сторону двери

РассказыВластитель Ночи [18+]

РассказыДоктор Пауз

РассказыПроблема вселенского масштаба

Рейтинг: +1 Голосов: 1 1335 просмотров
Нравится
Комментарии (2)
Леся Шишкова # 25 апреля 2014 в 20:22 +2
Очень хороший рассказ! Правдивый...
Михаил Загирняк # 29 апреля 2014 в 21:50 +1
спасибо, верный читатель )
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев