1W

Вслух

в выпуске 2016/12/02
6 октября 2016 - Григорий Неделько
article9455.jpg

"Страшные рассказы" - III.

 

Когда читал новую книжку – ту самую, что на все лады рекламировали в журналах, на сайтах и даже по телику, - Мишка всё яснее ощущал присутствие чего-то чужеродного. Недоброго. Вот страх сформировался в плотный комок и начал будто бы перетекать в голову мальчику. Мишка понял, что, во-первых, это ДЕЙСТВИТЕЛЬНО очень страшная книга. А во-вторых, если он не купит романа, то будет долго об этом жалеть. Опять-таки почему не выпендриться перед Антохой, лучшим другом? Ну а школьный завтрак... бог с ним. 
Мишка выложил продавцу положенную сумму – весьма скромную, при учёте популярности романа, - схватил книжку и, игнорируя предложенный пакет, чуть ли не пулей вылетел из лавки. Большая перемена заканчивалась, и он уже опаздывал на урок. 
На математику мальчишка примчался буквально секунды за три до звонка. Заполошный, сел за парту и принялся поспешно вытаскивать из портфеля на парту учебник, тетрадку, ручку с карандашом. Учительница, Марья Петровна, как-то недобро глянула, но ничего не сказала. Антоха же наградил его любопытным взглядом, а когда Мишка коротко, тайно кивнул, взгляд превратился ещё и в завидующий. 
Наконец, после вороха примеров и внушительного количества объяснялок, урок закончился, и дети, собрав вещи, выбежали на перемену. По-другому они, видимо, передвигаться не умели. Десять минут, конечно, маловато для знакомства с новейшим шедевром хоррора, да и двадцати, большой перемены, для того недостаточно, но хоть сколько-то. 
- Купил, - хитро и с нетерпением произнёс Антоха. 
Он был, разумеется, в курсе планов Мишки, тот сам ему всё сказал. 
- Как будто тебе неинтересно почитать, - легко парировал Мишка. 
- Да нет, интересно. 
- Ты же сам и предложил сгонять за ней. 
- Ага. Были бы деньги – сам бы приобрёл. Но мать даёт только на еду. 
- Так мне тоже! 
- Сравнил. Тебе дают больше моего. 
- Ну и что? 
- А то! Ты сэкономить можешь. 
- Долго же я копил бы по рублю на свежее полиграфическое издание. 
- И где ты научился этак философствовать и строить предложения? – Антоха подозрительно скосил глаз. 
- Там же, где и ты! – И Мишка отвесил ему приятельскую, лёгкую оплеуху. 
Они немного побузили, потом Мишка сказал: 
- А чё со мной не пошёл? 
- Простуда у меня. 
- И в школу ходишь? Наверное, всё же не простуда, а воспаление хитрости. 
- Да насморк, насморк у меня... Ой, да ну твои подколы. 
- Ага-ага. Ох, ну да ладно. Хватит этих задушевных разговоров, не то потратим зря все десять минут, а это крайне мало. 
- Насчёт экономии денег, - точно не услышал Антоха, - не понимаю. Ты и без того толстый, зачем тебе ещё в школе завтракать? Вообще не завтракал бы, пока учишься, - скупил бы всего Стайна. 
- Толстым тем более нужно есть. То есть им как раз и нужно. 
- А по-моему, наоборот: они всё равно что верблюды. 
- Чего? 
- Жир запасают, чего. 
Мишка подумал выдать Антохе легковесную оплеуху, исключительно для порядка, однако передумал: короткое время переменки безостановочно и своевольно уплывало в никуда. И делало это гораздо быстрее, чем друзьям хотелось бы. 
Они устроились у стенки, присели и раскрыли книгу. Кто-то – одноклассники и нет – проходил мимо, бросая косые взгляды на двух пареньков и недавно приобретённое «свежее полиграфическое издание». 
- Гляди! – вдруг взволнованно произнёс Антоха. – Тут всё от руки написано. Хоть и читается. 
- Ага, - со знанием дела подтвердил Мишка, пускай в магазине, когда рассматривал роман перед покупкой, и не обратил внимания на столь интересную деталь. – Любопытно, - заметил он, - кто переписывал текст? 
- Негр, работающий в издательстве. 
- И что он там делает? 
- Сидит на привязи. А ты что думал? Работает, канеш! 
- Да иди ты. 
- Да сам ты иди. 
Примерно с этого и начинались бесконечные «перепалки» и игровые ссоры друзей, но сейчас их внимание было сосредоточено на другом. 
- «Мрак полночи, - взялся читать первую страницу Антоха, - вырывался из дыры в небе и, падая плотной массой, будто мощнейший водопад, захлёстывал улицы, немногочисленных прохожих, проникал в дома, топил в себе, безостановочно неся звук и запах смерти»... Ничего так написано. 
- Ты дальше посмотри, там такой крутяк пойдёт. 
- Расчленёнка? – с надеждной поинтересовался Антоха, поправляя очки. 
Его толстый лучший друг рассмеялся. 
- И не она одна, мой дражайший любитель отрубленных человеческих органов. 
Они похихикали и перелистнули несколько страниц. 
Выходных данных нигде не нашлось: ни внутри собственно повествования, ни перед ним, ни до него, но это мальчиков не смутило. Мало ли как оформили в издательстве книгу. В сегодняшнем мире выходило столько оригинального и нестандартного, причём эта «зараза» проникла в мир материального слова в той же степени, что и в электронную литературу. Книги с кожаными обложками, мерцающие, светящиеся, с металлическими вставками, рисунками повсюду, прыгающими и скачущими буквами, резным контуром страниц, загадочным, а иногда мистическим и вовсе даже непонятным оформлением... 
Однако эта книжка-страшилка переплюнула их все: что говорить, написана-то от руки (хоть Мишка почти готов был побиться об заклад: вначале, когда он просматривал её перед покупкой, текст был печатный). По его личному уверенностеметру, вероятность не насчитывала ста процентов, но оказалась весьма и весьма велика. А помимо рукописных букв, цифр и знаков имелись и прочие странности-несуразности: например, нигде не указали тираж и переводчика. Или это не переводной роман? Да невозможно! В России настолько крутых вещей не делают... По крайней мере, не делали раньше. А название? 
- Слушай, как книженция называется-то? – спросил вечно любопытный Антоха. 
- А я знаю, - привычно бросил Мишка в ответ. 
- Вроде «Помутнение». 
- Не, это Филип Дик. 
- Точно? 
- А то! 
- Тогда, может, «Помрачнение»? 
- Что? А, да. Наверное. 
Они посмотрели обложку, названия на ней издательство не поместило. Ни названия, ни автора. Парнишки открыли первые страницы: и тут не указаны ни титул, ни автор романа. Сразу же, с листа, что шёл следом за обложкой, начинался собственно текст. 
- А куда подевалось имя писателя? – в пустоту вопросил Мишка. 
В пустоту, потому что звонок уж отзвенел и все ребята скрылись в классе, готовые с неохотой приступить ко второму по счёту уроку математики. 
- Откуда я знаю, куда оно подевалось. 
- А вдруг это подделка? 
- В официальной-то продаже? 
- Ну и что?! Так-то, знамо дело, заработать проще! В магазине, которому все доверяют. 
- Хм-м... А в этом есть смысл. 
- Но имя автора, название и прочее... их абсолютно точно не было? 
Мишка молча пожал плечами. К нему снова вернулось то чувство: не осознаваемого до конца, а поэтому неконтролируемого, но всепоглощающего, предельно жуткого страха. Он попытался оторвать взгляд от страницы – и не смог. Глаза читали будто бы сами собой, губы же шевелились им в такт. 
- А текст, - продолжал Антоха, как и его друг, потерявший счёт времени. – Что если сначала он был печатным, а потом... 
Антоха замолчал, ожидая реакции Мишки. Только Мишка молчал, не откликаясь привычным «Что “потом”?». Антоха подозрительно скосился на Мишку – и вскрикнул. Лицо друга превратилось в гнойную, полуразложившуюся маску. Поблёскивала верхняя часть черепа без кожи, в кровавых потёках. Одежду паренька будто бы опалило пламя, заставив почернеть и осыпаться пеплом. Плотные бока Мишки, его отличительная, узнаваемая особенность, исчезли без следа, и сейчас на Антоху взирало не просто полумёртвое либо вовсе дохлое чудище, лишь очень и очень отдалённо напоминающее друга и соратника по играм, увлечениям и жизни. Нет, на него глядело мутными слизистыми глазами нечто совершенно чуждое. 
Из класса вышла Марья Петровна, чтобы позвать Антоху с Мишкой на урок. На лице учительницы было написано недовольное выражение. Её рот уже раскрылся, готовый выбросить в мир необходимые слова, но в горле внезапно пересохло. Подавившись собственной, так и оставшейся непроизнесённой фразой, учительница стала задыхаться. 
Антоха поднёс к лицу руки, загораживаясь от нарождающегося кошмара. 
Но ЕГО уже было не остановить. 
Руки Антохи превратились во что-то склизкое, зелёное, бесформенное, истекающее пермешанными расплавленными кожей, мясом, костями. 
Чей-то крик вырвался на вволю и, взлетев до высочайших нот, подбросился до потолка. И распространился словно бы повсюду. 
Книжка упала на пол. 
В пустом школьном коридоре стояла полная, неизбывная ночь. И в ней злобно посвёркивали мрачными и злобными глазюками все чудовища из свежеопубликованного романа. 
На полу лежала книжка. 
Антоха обернулся... в последней надежде он обернулся, ища взглядом роман, прежде чем руки и лапы, и ветки, и щупальца с ложноножками, волосатые, лысые, вонючие, омерзительные, схватили его и потащили к себе. То ли на обряд инициации, то ли в качестве поживы, то ли... то ли... Другие варианты были слишком ужасающими. 
Антоха истошно кричал и вырывался. И искал, искал взглядом книжку! 
Книжки нигде не было.

Похожие статьи:

РассказыКонтрольная

РассказыМеханизм Смерти

РассказыЧупа

РассказыДушесос

РассказыКанал "Гость из ночи"

Рейтинг: -1 Голосов: 1 492 просмотра
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий