1W

Вылазка. Продолжение...

в выпуске 2014/08/04
27 марта 2014 - Леся Шишкова
article1634.jpg

~~
* * *
— Ну, что там? – Петруха ткнул глеба в плечо.
Они пробирались под стенами одной из трёх высоток, на противоположной стороне Ленинского. Как ни странно, но здание не разрушилось, а только наклонилось под сильно опасным углом.
— Прямо в яблочко, — Глеб уважительно глянул на костлявую спину девушки, сквозь ткань куртки которой сильно выпирали острые лопатки, — точнёхонько в переносицу.
— Ну, — недоверчиво хмыкнул Петруха.
— Мля буду, — убедительно прошептал Глеб.
Им  предстояло перебраться через местность, за долгие годы, превратившуюся в пустырь. Оступаясь на растрескавшемся асфальте, проваливаясь в зыбучее крошево, группа разведки осторожно, но уверенно, продолжала двигаться к бывшим жилым домам напротив АГШ.
Петруха, укрывшись за бетонным мусором, отчаянно всматривался в тени густого леса, окружавшего здание бывшей академии генерального штаба.
Глеб, невысокий, худенький парнишка, уже в третий раз вскакивал на высокую бетонную площадку и подавал опознавательные сигналы с помощью флажков.
Когда-то, ещё до катастрофы, такую сигнальную систему применяли на флоте. Петруха с трудом представлял себе, что такое флот. Но книжки про морские приключения, которыми он до сих пор зачитывался, бередили его душу и заставляли фантазировать.
Ему порой даже снились рокочущие морские волны, крики чаек и большой корабль, где он стоял в фуражке и белом кителе с золотыми пуговицами на капитанском мостике и, всматриваясь вдаль, уверенной рукой держался за штурвал.
Внимание Саныча было приковано к паре высоток, построенных незадолго до катастрофы прямо на территории  военной академии.
Обход разведывательной группы, который был осуществлён месяц назад, не выявил каких-либо изменений в обстановке, царящей в помещениях и коридорах. Была обследована одна из жилых когда-то башен, но и там оставалось всё по-прежнему. На удивление лестничные пролёты в этом доме сохранились почти до тридцатого этажа, а многие из окон оставались застеклёнными и квартиры были защищены от пронизывающих ветров и прямого попадания влаги.
Саныч с надеждой и тревогой ожидал ответного сигнала из окна этой башни. Его должен был подать точно такой же юнец, как глеб, включенный в разведгруппу из-за умения обращаться с флажками.
— Саныч, — негромко позвал Макс, — их там нет.
— Форс-мажор получается, — поддакнул ему Дэн.
— Ждать нет смысла, — продолжил Макс, — они с самой Вернадки топали. Случилось что-то.
— Говорил я, — с досадой попытался сплюнуть под ноги Глеб, но только запачкал свой ботинок, — БМП надо было брать, сюда пригонять и всё напалмом.
— Ага, — хмыкнул Петруха, — мелко берёшь. Надо было сюда на вертолёте.
— Вперёд, — коротко прервал дискуссию Саныч.

Они осторожно пробирались по густому подлеску. Девушка, которую звали Настя, шла впереди. Никто так и не смог убедить это упрямое существо женского пола, что в середине цепочки ей будет безопаснее. Она, как истовая амазонка, претендовала на знания о живой природе, которые много превосходили знания бойцов разведгруппы.
Саныч с улыбкой посоветовал своим ребятам не спорить с уверенной девушкой, а предоставить ей свободу действий, но с подстраховкой.
— Кажется, ошибочка вышла, — задумчиво пробубнил Петруха, — лес тут нетронутый. Если бы чепы здесь обитали, то щепки на щепке не оставили бы…
— Тсс, — приложил палец к губам Глеб, неотрывно наблюдавший за худенькой фигуркой девушки.
Настя резко остановилась и стала пристально всматриваться под ноги, пытаясь получше разглядеть что-то в лесном сумраке.
— Что там? – откуда-то сзади послышался голос нетерпеливого Глеба.
— След, — кивнула вниз девушка, — лучше обойти.
— Ого, — удивился Дэн, когда девушка отошла и он разглядел гигантский, похожий на  человеческий, след, — это что за хрень?
— В нашем оазисе тоже такие периодически наблюдались, — Настя обошла след, — в гости снежный человек захаживал. Видимо, и тут он бывает. А чтобы он на тебя не разозлился и не отомстил, увидел его след, обойди.
— Ну, ладно, — хмыкнул Дэн и обошел гигантский след, пропечатавшийся на мокрой, глинистой почве.
Густой лес кончился неожиданно. Только что был и внезапно кончился. Группа Саныча неуклюже вывалилась на открытую местность и тут же поспешно вернулась под защиту плотного кустарника, заполнявшего пространство меж могучими стволами деревьев.
— Тю, — присвистнул Петруха, — вот это да…
Лицо Глеба в немом удивлении вытянулось, а нижняя челюсть так и норовила упасть на землю.
— Что делать будем? – задал конкретный вопрос Макс.
— Саныч кивнул головой направо.
— По лесу до назначенного объекта, — скомандовал он, — проверим нет ли там группы Намёткина.
— Тоже мне разведка, — сплюнул на землю Дэн, — детский сад какой-то…
— Разговорчики, — одёрнул его командир и первым направился в обход АГШ.
Бывшая академия являла собой нечто странное, похожее на паучье гнездо гигантских размеров. Оно было замотанно в мягкий и липкий кокон паутины, по которой то тут, то там, пробегали шустрые чепы.
Неожиданно позади группы раздался сухой треск. Все разом обернулись, и пять автоматных стволов уставились чёрным глазом на высокое, лохматое обезьяноподобное существо. Оно внимательно разглядывало людей своими маленькими, утопленными в надбровных дугах, глазками, переводя взгляд с одного на другого. В огромных руках он сжимал убитого им чепа.
— Не стрелять, — отдал приказ Саныч, — привлечём внимание всего роя.
— Это он, — подала голос Настя, — это снежный человек.
Существо перевело безумный взгляд на девушку, и его рот растянулся в подобии улыбки, обнажив крупные желтые зубы. Оно тихонько, мелодично заурчало и протянуло дохлого чепа в её сторону. Настя кивнула головой, давая понять, что догадывается о том, что хочет сказать снежный человек.
Он указал скрюченным пальцем с длинным, коричневым ногтем на отрезок пути, который только что преодолела группа людей, и вновь протянул чепа в их сторону.
— Он хочет сказать, — пояснила Настя, — что этот чеп преследовал нас.
Саныч благодарно кивнул снежному человеку. Тот немного постоял в раздумье и отбросил мутанта в сторону.
— Настя, — Саныч достал плоский брикет сублимированной еды, — предложи это в знак признательности нашему новому другу.
Девушка разорвала обертку и протянула спрессованную еду снежному человеку на ладони. Тот продолжал стоять и с любопытством взирать на девушку. Тогда она осторожно бросила брикет на землю. Рядом с его гигантской стопой. Обезьяноподобное существо наклонилось и, подняв с земли угощение, обнюхало его. Довольно заурчав, оно закинуло еду в свою широкую пасть и разом проглотило её.
Благодарно икнув, Йети развернулся и сделал шаг в чащу леса и тут же растворился в нём, словно слившись с природой.

Флажок одиноко лежал перед самым входом в подъезд. Глеб нагнулся, поднял его и на лице парня застыло недоумённое выражение.
— Были тут, — констатировал Петруха, — были…
Настя задрала голову и вглядывалась в тёмные провалы окон.
— Туда, — махнул рукой Саныч, — нечего тут стоять, внимание привлекать.
Они слаженно ввалились в подъезд, и их радостно встретило гулкое эхо собственных шагов.
До четвёртого этажа Настя продержалась, а потом её лёгкое тело подхватил Петруха и взвалил её на плечо. Глеб отчаянно пытался занять место друга, но Саныч не выдержал и приказал парню заткнуться.
Девушка первой заметила чепа, бесшумно следовавшего по ступенькам прямо за ними. Она извернулась и с плеча Петрухи пустила стрелу из арбалета в мутанта.
Он запутался в своих восьми мохнатых лапках и с грохотом свалился по ступеням вниз.
Группа, задержав дыхание, прислушалась. Стояла пронзительная тишина, нарушаемая тихим завыванием ветра, который задувал в щели многоэтажки.
Примерно с двадцатого этажа стены стала покрывать знакомая паутина. Толстые канатики переливались всеми цветами радуги в неясных бликах света, попадающих в проёмы окон.
— Глеб, Макс, — скомандовал Саныч, — проверить обстановку.
Два бойца почти бесшумно начали подъём. На лице Глеба застыло выражение решительности и деловитости. Лицо Макса, опытного спецназовца, как всегда ничего не выражало, кроме уверенности и знания своего дела.
Петруха усадил девушку на верхнюю ступеньку и сам уселся рядом,  попутно следя за лестницей, уходящей далеко вниз.
Минут через десять вернулись Макс и Глеб.
— Там, выше, — Глеб поднял глаза, подтверждая свои слова, — всё в паутине. Все этажи и квартиры сплошь забиты яйцами.
— Какими яйцами? – опешил Дэн.
— Яйцами чепов, — раздраженно пояснил Глеб.
— На последних этажах всё затянуто паутиной, командир, — подал голос Макс, — и температура повышена на несколько градусов.
— Ну, это не удивительно, — почему-то улыбнулся Саныч, — значит, там матка устроила своё гнездо.
— А почему Вы так решили? – недоверчиво спросила Настя, — я подумала, что они в том большом здании устроили гнездо.
— Нет, — покачал головой Саныч, — его они только готовят к её появлению. Гнездо здесь.
— Ну, Саныч, — хмыкнул Дэн, — тебе виднее, ты у нас учёный.
— Да, кстати, — очнулся Глеб, — я на одном из этажей среди яиц вот что нашел.
Он помахал перед всеми пораженными людьми маленьким флажком.
— А это было в паутине, — поддержал его Макс, извлекая из кармана старенький портсигар.
— Это вещь Намёткина, — узнал портсигар Саныч, — это от его деда ему ещё досталось.
— И что? – как-то растерянно спросил Петруха, — погибли? Все?
— Выходим, — Саныч не стал разглагольствовать и первым начал спуск.
Вся его команда цепочкой последовала за командиром.
Через пять пролётов Саныч остановился и всмотрелся вниз.
— Приехали, — понял Петруха.
Пространство лестницы под ними так и кишело чепами. Они суетливо бегали, дрались друг с другом, но не поднимались вверх.
— Это живая пробка, — догадался Петруха, — они перекрыли нам путь к выходу.
— Какой этаж? – задал неуместный вопрос Глеб.
— Восемнадцатый, — сурово, в два голоса, ответили ему Макс и Дэн.
— В окно не выпрыгнешь, — толкнул его плечом Петруха.
— Что делать будем? – в голосе Насти появилась безнадежная тоска.
— Наверх пойдём, — пожал плечами Саныч и улыбнулся, — знакомиться.

Маленький лепесток огня едва коснулся канатика паутины, сразу же весело заплясал и побежал весёлым хороводом по хитросплетениям живого узора.
Потянуло гарью.
Группа Саныча с напряжением ожидала появления первых чепов. Они заняли этаж, который проверили на наличие яиц. Собрав всё, что могло гореть, они устроили баррикаду перед входом на площадку этажа.
Первый чеп был уничтожен выстрелом из автомата Макса. Саныч отдал приказ поджечь баррикаду и Глеб с помощью Петрухи начал разжигать гигантский факел.
Настя делила один респиратор на двоих с Глебом. Остальные, невзирая на дым, разъедающий слизистую глаз, почти беспрерывно уничтожали автоматными очередями пытающихся пролезть на площадку, сквозь гарь и дым, чепов.
— А что там? – Настя указала на дверь в обрамлении когда-то металлических косяков.
— Петруха, — позвал Глеб друга, — а что за этими дверьми?
— Да хрен знает, — отмахнулся Петруха, но на всякий случай пнул створки ногой.
Неожиданно, словно в сказке, они разъехались в разные стороны и Петруха чудом удержал равновесие и не ухнул в открывшийся проём квадратного колодца.
— Саныч, — заорал Глеб, — Саныч.
Петруха занял место командира, а Саныч подбежал к Глебу и Насте.
— Всё в порядке, — замотал головой парень и указал на открывшийся проём шахты.
Санычу хватило одного взгляда на металлические скобы, ведущие как вверх, так и вниз.
Первым начал спуск Петруха, за ним Глеб. Почти наступая на руки молодому парню, спускалась Настя, которая верёвкой была привязана за пояс к поясу Дэна. Макс выпустил длинную очередь в сторону прохода и тоже начал спуск.
— Держи, — Саныч что-то ткнул в руки подчинённого.
Макс с удивлением воззрился на небольшой самодельный блокнот из серой бумаги.
— Кто-то должен их задержать, — улыбнулся командир, — пока вы будете спускаться.
Макс, едва удержав суровую маску на лице, согласно кивнул и начал спуск. Минут через десять, перекрывая автоматную очередь, до слуха людей донесся пронзительный, нечеловеческий крик животного ужаса и боли, заставляя мурашками бегать по коже мороз.
Безжалостный огонь достиг гнезда, где скрывалась царица роя. Её гигантские конечности были враз испепелены. Широкая пасть чудовищного монстра, исторгнув последний крик из глотки агонирующего тела, воспламенилась огромным цветком, выросшим прямо из костяного панциря, который плавился и деформировался под воздействием высокой температуры.

Они быстро и беспрепятственно достигли подвальное помещение, в котором обнаружилась маленькая дверца. Её удалось открыть, и она со скрежетом любезно показала группе людей проход, почти лаз, из которого доносился смутно знакомый запах.

Прошел уже почти час блужданий по катакомбам, потолки которых становились то высокими, то низкими так, что рослым Максу и Дэну приходилось сгибаться почти вдвое.
— Тебе не кажется, что мы заплутали, — Глеб впервые подал голос после шока, когда узнал, что Саныч остался прикрывать их спуск.
— Да, словно зигзагами ходим, — согласился Петруха.
Неожиданно они наткнулись на дверь, за которой попали в артерию привычных коридоров.
— Куда идти то? – растерялся Дэн, — направо или налево.
— Налево, — хмыкнул Макс.
— ага, — хохотнул Дэн, — ты это своей жене скажи. Она тебе быстро налево устроит.
— Направо пойдём, — подала голос Настя.
— С чего? – набычился Дэн.
— Направо и всё тут, — Настя обошла здоровяка и пошла по коридору.
— Слышь, Петруха, — зашептал Глеб, — а что у Макса с женой?
— Ты Макса видишь? – усмехнулся Петруха.
— Ну.
— Баранки гну. Она его в армрестлинге одной левой за полминуты укладывает.
— Тю, — присвистнул Глеб, — вот это да…

Они с огромным чувством досады смотрели на бронированную дверь, которая была заперта на кодовый замок. Шифра никто не знал.
Сначала вся группа обрадовалась, обнаружив, что пришли правильно. Это означало, что за этой дверью лежит путь, ведущий в подземелья родного дома, метро.
— А сказка только начиналась, — досадливо протянул Петруха, усаживаясь на корточки перед непреодолимой преградой, — из здания, замурованного в кокон паутины, нам точно не выбраться.
— Код, наверняка, знал Саныч, — медленно проговорил Дэн.
— Наверное, Иван тоже знал, — с тоской в голосе шепнул Глеб.
Настя почти упала на корточки и прислонилась спиной к стене. Она очень устала. Цвет лица в свете фонаря у неё был серый, с голубоватым оттенком.
Внезапно до слуха группы людей донесся тихий, неясный звук чьих-то шагов.
Все постарались занять оборонительную позицию в узком и коротком коридоре, вскинули оружие и стали ждать появления противника.
Буквально через пять минут в круге света показалась человеческая фигура.
— Саныч, — почти заорал Глеб, — Саныч!
— Не ждали? — широко улыбнулся командир, — а, ну, пустите-ка меня.
 Он ловко прокрутил колёсики шифровки и взялся за штурвал. Уже с обратной стороны он повторил процедуру.
— Теперь домой, — Саныч подмигнул девушке и первым начал спуск.
— Слышь, Макс, — глеб тихонько позвал старшего товарища, — я тут это…
— Что?
— Да ты в лифтовой шахте блокнот командира обронил, — замялся парень, — а я его подобрал.
— Читал? – сурово спросил Макс, принимая из его рук листочки из серой бумаги.
— Ага, — осторожно кивнул Глеб, — не всё.
— Слышь, Глебушка, — Макс понизил голос до громкого шепота, — а что там было-то?
— Стихи.
— Да ладно, — не поверил громила.
— «Если ты слегка заблудился,
В небо над собой посмотри,
Там среди известных созвездий,
Яркий луч увидишь звезды…»
Глеб прикрыл глаза, цитируя запомнившиеся строчки.
Макс хмыкнул и подтолкнул худосочного молокососа к лестнице и, замыкая шествие, начал спуск. Через несколько шагов он аккуратно извлёк помятые листки и украдкой взглянул на заглавную страничку блокнота.
— Дневник, — гласила надпись, — Копылов Даниил Александрович.

 

21.02. – 22.02.2012 г.

 

Похожие статьи:

РассказыДоктор Пауз

РассказыПроблема вселенского масштаба

РассказыВластитель Ночи [18+]

РассказыПограничник

РассказыПо ту сторону двери

Рейтинг: +4 Голосов: 4 813 просмотров
Нравится
Комментарии (8)
AnLAbor (Анатолий Шишков) # 27 марта 2014 в 19:49 +3
Всегда приятно читать продолжение про своих любимых героев!
Константин Чихунов # 20 апреля 2014 в 00:07 +4
Отличный, качественный рассказ! Интересный, реалистичный. Со вчерашнего дня не мог понять, что меня смущает, и наконец сегодня дошло. Произведение написано представительницей слабого пола. Данный жанр несколько не типичен для дам, они обычно его даже не читают. Но в данном случае с уверенностью могу сказать, что некоторым текстам написанным мужчинами на данную тему, до Лесиных далековато. Уж поверьте, я их немало прочёл. sick
AnLAbor (Анатолий Шишков) # 20 апреля 2014 в 00:31 +3
Золотые слова!!!)))))
Леся Шишкова # 22 апреля 2014 в 15:46 +3
Костя, спасибо большое за комментарии к этому рассказу! :)
Сразу воодушевление и желание написать в этом стиле и тематике еще и те истории, которые проходят огранку в моем сознании и подсознании! :)

А жанр этот я читаю с детства, если так можно выразиться! В СССР он еще только зарождался, когда я подхватила вирус под названием "Фантастика", но был и расцвел после Чернобыльской катастрофы... Колоритный какой-то жанр... Слово не очень подходит, но есть в нем (жанре) что-то пугающее и манящее одновременно. Пугающее - реальная возможность свершения. А притягательное - это вера в дух и силу человека, который будет выживать в страшных, несовместимых с жизнью условиях и при этом стараться остаться человеком, которому свойствена вера, уважение, любовьи сострадание... Ну, я в это упорно верю... Несмотря ни на что! :)
Константин Чихунов # 22 апреля 2014 в 19:13 +2
Точнее и не скажешь. Тоже люблю этот жанр.
Виктор Хорошулин # 30 июня 2015 в 12:30 +1
Если пишутся стихи, значит, ещё ничего не потеряно.
Леся Шишкова # 30 июня 2015 в 15:06 +2
Если пишутся стихи, значит, ещё ничего не потеряно.
Значит, мы снова живем
Значит, судьбою проверено -
Мир уничтожим и выживем в нем! :)))
DaraFromChaos # 30 июня 2015 в 15:28 +2
Мир уничтожим и выживем в нем!
я буду это цитировать!!!!
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев