fantascop

Выход шмяка Глава 3

в выпуске 2018/10/08
22 сентября 2018 - Сергей Филипский
article13511.jpg

Выбравшись из летнего кинотеатра, Виктор и Ричард увидели: на одной из аллей стоит старичок в свитере, трико и домашних тапочках и тщательнейшим образом осматривает асфальт вокруг себя, усыпанный осколками фаянсового сервиза. У ног старичка лежала спортивная сумка, из которой продолжали вываливаться золотистые чайные блюдца.

— Редкий сервиз, — безошибочно определил Ричард. — Бывший сервиз. Потому как шандарахнут основательно.

— Отдай Отчаянный Ларец! — крикнул старичок. Неподалеку от него отпрыгивающий от подкатывающихся под ноги блюдец высокий тонкий незнакомец, прижимая к своей груди шкатулку невзрачной наружности, ответствовал:

— Ни за что!

— Но у меня же, кроме сервиза в сумочке еще и уникальный рыцарский шлем был, специально предназначенный для обмена на Отчаянный Ларец.

— Не видно что-то в этой груде осколков никакого рыцарского шлема.

— Гляну-ка я в сумочку… Там нет.

— А брал ли ты его с собой?

— Точно помню: в сумочке был шлем.

— Может, он проворно эдак куда-нибудь в кусты закувыркался?

— Чем советы давать, лучше бы не убегал от меня так стремительно, когда я тебе хотел продемонстрировать то, что у меня в сумочке.

— А мне не надо ничего. Пусть-ка лучше Отчаянный Ларец побудет у меня.

Ричард озабоченно сказал Виктору:

— Ситуация, похоже, усложняется. Поскольку Отчаянный Ларец уже не у Осторожнова, то я не смогу получить ее за реставрацию спутниковой антенны.

— Да, — согласился Виктор. — Похоже, ваша сделка с Антикварными Курьерами попадает под большущий вопрос. Без Отчаянного Ларца вам не отдадут коллекцию Шуршалкина.

— Почти полную…

— За исключением одного-единственного предмета — Мотыги-Черпалки. Меня настораживает, что «Дебри» потребовали вас раздобыть именно Мотыгу-Черпалку. Создается впечатление: «Дебри» намерены собрать всю коллекцию Шуршалкина.

— Но ведь это совершенно немыслимо. В том-то и дело, что Мотыга-Черпалка считается абсолютно утерянной. Потому-то стоимость полной коллекции Шуршалкина по каталогу находится в области очень больших чисел.

— Значит, у «Дебрей» есть некоторые соображения по поводу того, реально ли найти Мотыгу –Черпалку. Значит, мы Мотыгой-Черпалкой и займемся.

— А как же Отчаянный Ларец?

— Но вы же видите, насколько прочно в него вцепился тот человек. Не хочет ни на что меняться.

— Вскоре окажется, это не совсем так.

— Вы его знаете?

— Как всех более-менее серьезных собирателей редкостей. Это Андрей Брикетов.

— А старичок?

— Старичок — Вильям Бутафоров. Пристает ко всем со своим фаянсом и рыцарскими шлемами в надежде заполучить за них что-нибудь поистине ценное. Брикетов же знаменит тем, что пытается научно обосновать свойство некоторых раритетов ускользать от охотников за ними.

— Навроде Мотыги-Черпалки?

— Ах, да! Как же я сразу не догадался?! К ней он подбирается, ловчуга! К ней! Затем-то он Отчаянный Ларец раздобыл! Хочет дорваться до коллекции Шуршалкина. Как-то осведомился, что Антикварные Курьеры отдают ее за Отчаянный Ларец. Вот и завладел им. Но ничего. Уж я-то знаю приемчик его остановить.

Ричард подошел к Брикетову и мрачно поинтересовался:

— Зачем тебе Отчаянный Ларец?

— Не скажу, — прозвучало в ответ.

— В то же время, — вставил Виктор, — было бы весьма прелюбопытнейше понаблюдать за тем, как самонадеянный Ричард попытается выманить предмет, который категорически не хотят выпускать из своих рук.

— Самонадеянно и осуществлю, — пробормотал Ричард и вновь обратился к Брикетову: — Есть у меня соображеньице насчет координат обитания одного раритетика…

Брикетов всколыхнулся. Произнес нарочито небрежно:

— Что за раритетик?

— Мотыга-Черпалка, — невозмутимо произнес Ричард.

— Я не прочь послушать байки. Но не столь неправдоподобные.

— Так-таки отказываешься от информации?..

На вытянутой физиономии Брикетова проступило желание удрать куда-нибудь в укромный уголок, где и обдумать предоставляемую ему поистине невероятную сделку.

В разговор вступил старичок Бутафоров:

— А вот фаянсовый сервиз! Почти целый! Редкости весьма необыкновенной! Прямо из Голливуда! Из кухни одной кинозвезды! Не помню, какой именно, но определенно знаменитой! А еще вдобавок могу предложить весьма старинный шлем! Принадлежал одному… Ну, в общем, известному рыцарю! И — обратите внимание — отдаю сервиз, шлем, а также уникальнейший автограф одного малоизученного, но весьма гениального художника… За что отдаю? Ах, да!.. Всего лишь за координаты обитания одного полумифического предмета коллекционирования под названием Мотыга-Черпалка! Что вы на данное заманчивое предложение скажете, уважаемый господин Новенький?

Не в силах сдерживать свое негодование по поводу того, как подступы к Мотыге-Черпалке ускользают в туманные дали, Брикетов не выдержал и крикнул:

— Давай координаты обитания Мотыги-Черпалки! Что ты хочешь за это?

Ричард усмехнулся:

— А ты угадай!..

— Я в курсе твоих интересов. Бери Отчаянный Ларец, покамест я не передумал.

— Ну вот, — огорченно произнес Бутафоров. — Опять я побоку…

Взяв Отчаянный Ларец и бегло убедившись в его подлинности, Ричард провозгласил:

— Эх, так и быть: поделюсь своей заготовочкой к продвижению к своему счастливому будущему: Мотыга-Черпалка находится у Букашкина.

— Не может быть! — напряженно настроенный на восприятие Бутафоров от настигшего его крайнего удивления топнул ногой, поскользнулся на россыпях своего сервиза и, дабы не потерять равновесия, инстинктивно взмахнул спортивной сумкой, в результате чего та долбанулась об асфальт, издав издевательский звук щедро расколошмачиваемой посуды.

— Кто бы мог подумать! — приклеился взглядом к Отчаянному Ларцу Брикетов. — Ни у кого даже подозрения такого не было. Это самый нежданный вариант: Мотыга-Черпалка — у Букашкина.

— Теперь пошевеливайся, — Бутафоров с грустью потряс спортивной сумкой, убеждаясь, что дзинканье оттуда раздается неутешительное.

— Да уж постараюсь! Приложу всю свою изысканную изощренность, дабы первому из присутствующих добраться до Букашкина.

Брикетов умчался.

Проводив его завистливым взором, Бутафоров выдал:

— Ну вот. Теперь я — один весьма обойденный коллекционер.

Виктор сказал Ричарду:

— Похоже, вы намудрили.

— Ну, отдал Брикетову недостающий предмет коллекции Шуршалкина. Зато практически завладел остальными ее компонентами.

— А вы случайно не забыли, что именно Мотыгу-Черпалку вы должны раздобыть для «Дебрей»?

— Еще как помню! Кстати, о памяти: со мной только что произошел страннейший ее выкрутас: я внезапно понял: когда я шел к Осторожнову, то по дороге обдумывал подробности моей новой книги о необычных увлечениях, которую я скоро напишу, и так как тогда я всецело был этим поглощен, то окружающий мир находился вне моего внимания и потому отсутствует в памяти, но теперь я вдруг совершенно определенно вспомнил: навстречу мне попался Букашкин, и здесь-то память делает акцент: Букашкин нес подмышкой Мотыгу-Черпалку.

— Значит, то, что Мотыга-Черпалка у Букашкина, вы вспомнили лишь, когда мы подошли к Брикетову с Бутафоровым?

— Да.

— И частенько с вами происходят подобные провалы в памяти?

— Судя по тому, что последние несколько дней я усиленно размышляю над моей новой книгой, да…

— Понятно.

— Что понятно?

— То, что в какой-то из подобных моментов эдакой настройки вашего сознания вы и проделали то, в чем упрекают вас «Дебри».

— Машинально, что ли?

— Похоже, что так.

— Но тогда для расследования моего якобы  совершенного преступления надо уточнить места, где я за эти дни побывал.

— Этим и займемся. Но вначале оставим старичка Бутафорова с его несостоявшимся обменом сервиза. Кстати, вы так и не дорассказали, что такое Мотыга-Черпалка.

— Сельскохозяйственный инструмент, на черенке которого Шуршалкин вырезал рассказ о том, как с ее помощью легко и просто выкапываются клады.

Когда вышли из аллей каштанового парка, Ричард спросил:

— А куда мы идем?

Виктор ответил:

— Ржавый замок, индейский томагавк и пачка разноцветных этикеток в вашем кейсе имеют приклеенные к ним ярлыки с надписями «Улика № 1», «Улика № 2» и «Улика № 3».

— Ну и что?

— Тривиально, Ричард. Ярлыки изготовлены из подручных материалов, которыми оказались использованные билеты на выставку современного искусства.

— Так, значит, мы направляемся на эту выставку?

— Да. По дороге составляя перечень мест, где вы были, сочиняя на ходу вашу книгу.

— Непосредственно до визита к Осторожнову я был… На выставке современного искусства!

— Значит, мы тем более идем туда…

Выставка современного искусства базировалась в гигантском холле Дворца досуга колхозников. Оплатив в кассе право посмотреть сей выдающийся вернисаж, Виктор и Ричард двинулись лабиринтом стендов и подставок, на которых затейливо присутствовали непонятные творения живописи и не менее причудливые скульптуры.

— Постарайтесь воспроизвести маршрут вашего предыдущего посещения выставки, — сказал Виктор.

— Без проблем, — воодушевился Ричард тем, что разгадка его преступления близка. — Вот здесь я проходил, поскольку эти вилюшки на полотнах мне кажутся знакомыми… Затем я вроде бы свернул сюда… А далее… — ступив за угол, Ричард тут же метнулся прочь, спотыкаясь и падая.

Провожая взглядом его траекторию, Виктор констатировал:

— Врезался в произведение под названием «Ворота амбара»… Опрокинул  муляж под названием «Индеец на тропе войны»… Ударился об аппликацию под названием «Надо удивить»…

Наконец Ричард остановился, распростершись на паркете:

— Такое впечатление, что это со мной уже было.

— Вижу, — Виктор глянул за угол. — Да, эта композиция из металлолома кого хочешь заставит отпрянуть.

— Почему ж она вас не устрашила?

— Наблюдение за вашими кувырканиями подготовило меня к встрече с ней. Что ж. Ваше якобы преступление расследовано. Когда вы были здесь в прошлый раз, то шарахнулись от напугавшего вас экспоната. Дабы устоять на ногах, хватались за что попало. От «Ворот амбара» нечаянно оторвали ржавый замок. От «Индейца на тропе войны» — томагавк. От «Надо удивить» — пачку этикеток.

— Но как  «Дебри» умудрились их мне в кейс подложить?

— Сноровка.

— А можно еще вопросик?

— Хоть два с половиной!..

— Уразумел… Вопросик эдакий: почему я не запомнил то, что тут со мною случилось в прошлый раз?

— Тривиально, Ричард! Была экстремальная ситуация. Ее подробности просто не отложились в вашей памяти. В ней лишь зафиксировалось то, что  с вами произошло что-то необычное. А вот что конкретно — вы эдак подзабыли.

— Да. Вот это-то мне покою и не давало. Но нынче, когда мы разобрались, в чем же суть моего якобы преступления, что же делать-то теперь?

— Завтра утром у выезда из деревни Матренки надеяться, что Подвох заявится туда.

— Зачем? Ведь без Мотыги-Черпалки мне там делать нечего, а я ее практически отдал Брикетову.

— Есть одно соображение. А пока давайте вернем из вашего кейса амбарный замок, томагавк и пачку этикеток на те места в представленных здесь произведениях искусства, которые они покинули благодаря вашему испугу… Почему это вы вдруг уставились мне за спину? Забоялись еще одной кошмарной композиции?

— Ситуация гораздо хуже. У вас за спиной…

Похожие статьи:

РассказыЧужая маска (исправленный вариант)

РассказыУлица Манья. Часть вторая

РассказыВыход шмяка Глава 6 (заключительная)

РассказыЧужая маска

РассказыЭльфеи

Рейтинг: +3 Голосов: 3 177 просмотров
Нравится
Комментарии (2)
Евгений Вечканов # 23 сентября 2018 в 03:43 +1
Плюс!
И что же за спиной?
Сергей Филипский # 23 сентября 2018 в 17:08 0
Спасибо.
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев