fantascop

Голем

в выпуске 2016/09/05
18 января 2016 - Чертова Елена
article7254.jpg

Мне исполнилось ни много ни мало шестьдесят лет. На праздничный обед приехали мои дети: Галия и Барух. Галия привезла и мужа, чуть расплывшегося от сытой жизни, и сына, Натана, юркого десятилетнего мальчика.

Барух так и не завёл семью, занимался научной деятельностью, преподавал в одном из престижных израильских университетов. Я был крайне удивлён, что он смог вырваться и приехать, несмотря на огромную загруженность. Моя жена хлопотала: зажгла свечи, и стала выносить блюдо за блюдом. Барух, как примерный сын, помогал матери. Так повелось с самого раннего детства: когда ему было только два года, он, бывало, хватал утюг, возюкал им по простыне, и говорил с сияющей улыбкой: «Мам, я гажу!». А потом подходил к кастрюле, где моя жена намешивала хумус, и своей лопаткой для песочницы пытался помогать: «Мам, я мешаю!». Мы с женой переглядывались, но хвалили его, приглаживали курчавые чёрные волосы. И что же, вырос приличным человеком, мать не нарадуется: пишет доклады для научных конференций, а скоро так вообще, докторскую защитит, будет в большом почёте.

Сели за стол, полностью заставленного всяческими изысками, не хватало только флута, свадебного супа. Я немного рассердился, мне хумуса с какой-нибудь рыбкой было бы достаточно:

- Ох, жена, жена… Ты как ни приготовишь – у тебя всё деревенская свадьба выходит!

- А ты хочешь, чтобы я яичницу с остатками из холодильника на такой праздник подавала?

Я понял, что вести спор на эту тему бесполезно, и мир в семье – важнее всего, и согласился:

- Конечно, ты права, жена, права!

После традиционного благословения над хлебом мы принялись за угощение. Барух, видимо, соскучился по домашней кухне, и с жадностью набросился на еду, заталкивая в рот листья винограда, фаршированные мясом и рисом, баклажанное пюре и маринованные огурцы. Еще больше, чем по вкусной пище, он соскучился по общению, и, не прожевав хорошенько это месиво, прямо с набитым ртом, принялся болтать.

- Пап, а ты молодец, до тебя маразм ещё не добрался.

- Рано, сынок, рано. Стану чуть постарше, и доберётся. Ещё успеешь полюбоваться на мой маразм, не волнуйся.

- Да ладно, я недавно ехал на лекции в трамвае, ко мне подошёл дедушка твоего возраста и потребовал уступить ему место.

- А почему ты сам не уступил?

- Потому что в трамвае ехало пять человек, и свободных мест было полным-полно.

- Странно, странно. Но ты всё равно правильно сделал, старших надо уважать.

- Да, я так и решил, что лучше пересесть. Но потом он снова подошёл ко мне с тем же требованием. Я пересел. По его лицу было видно, что он ехал в поликлинику поругаться, но не дотерпел.

Моя жена погрозила Баруху пальцем, услышав такие слова. Он всё понял, и притих.

Но тут вмешался мой внук, Натан:

- Дядя Барух, так это же «Ералаш» такой был! Только там не дедушка, а бабушка была.

- «Ералаш»? Какой «Ералаш»?! Это случилось со мной неделю назад!

- «Ералаш» - это иностранный фильм, я смотрел недавно по детскому каналу. И там было  почти так, как ты описываешь.

Лицо Баруха побледнело, как недопечённые лепёшки, и он ушёл на балкон. Я последовал за ним.

- Ну что ты, сынок, так на мальчишку обиделся? Перестань. Галия его потом накажет, будь уверен.

- Не в мальчике дело. И не надо никого наказывать.

Он говорил еле-еле, почти шептал, и мне пришлось подойти к нему поближе. Ему показалось, что я собираюсь его жалеть, как маленького, и он устранился.

Барух долго смотрел на огни не гаснущих окон, на отражение огоньков свечи на стекле. Потом повернулся ко мне.

- Понимаешь, пап, я ненастоящий человек.

- О чём ты говоришь?

- Да, я ненастоящий, глиняный чурбан. Я пишу статью - мне говорят: «Это уже написано». Я рассказываю случай из своей жизни – мне говорят, что это уже было в фильме, книге, анекдоте.

- Это простые совпадения.

- Когда это случается два-три раза за всю жизнь – согласен, это совпадения. Но у меня так всегда. Каждый день. Каждый божий день. Это ужасно. Я ненастоящий человек, я – голем, которому вложили в рот порванные черновики сценариев фильмов, статей, книг. И я хожу с этими бумажками и пережёвываю, пережёвываю.

- Сынок, то, что ты говоришь – действительно ужасно. Но ты вспомни: голему удалось-таки вырваться из сценария, предначертанного создателем. И ты сможешь. Однажды сможешь.

И мы обнялись.

Похожие статьи:

РассказыГолем

Теги: голем
Рейтинг: +2 Голосов: 2 304 просмотра
Нравится
Комментарии (2)
DaraFromChaos # 18 января 2016 в 19:34 +3
хммм... в таком разе, мы все големы
потому что оригинальные сюжеты закончились еще при Гомере (простите за повторение реплики КО)
crazy

Лена, что-то "не пошла" миниатюра. Не ясна идея (точнее, она настолько ясна, что не ясно, зачем об этом писать в тысячный раз без авторской изюминки); не понятно, зачем было упаковывать эту самую идею в еврейскую оболочку. Ради звучного слова голем? так маловато его для придания какого-то глубинного смысла и оригинальности тексту. К тому же Голем уже давно стал частью общеевропейского культурного контекста, а не специфически еврейским мифологическим персонажем.
(имхо редакторское. читатель промолчит smoke )
DjeyArs # 6 марта 2016 в 18:29 +4
Мне просто понравилось с какой легкостью и непринужденностью я прочитал рассказ!)
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев