fantascop

Город

в выпуске 2016/07/15
22 октября 2015 - Михаил Бочкарев
article6467.jpg

- Мы никуда не придем! Там ничего нет!

Пыль песка лезла в глаза, забивалась в ноздри, а сухой воздух жег горло. Андрей достал алюминиевую фляжку и, с трудом отвинтив пробку, хлебнул горячей воды. На мгновение дышать стало легче. Он протянул флягу Ивану.

- Я потом, - отказался тот и, поправив лямки натирающего плечи рюкзака, двинулся вперед.

- Сколько мы уже так идем? Ничего вокруг. Пустыня! – Андрей завинтив флягу догнал приятеля, - А что если мы так и не найдем город?

Иван ничего не ответил и даже не посмотрел в сторону Андрея.

- Нет, что-то должно быть! – с надеждой подбодрил себя Андрей.

- Надо просто идти, а не задавать вопросы, на которые тебе все равно никто не ответит! – Иван вытер мокрый лоб, оставив грязный след от руки.

- А ты знаешь куда идти? – нервно усмехнулся Андрей, - Может у тебя есть компас или карта с указателями?

- Нет!

- Так что же ты предлагаешь?

- Я предлагаю не трепать попусту языком, а идти вперед, потому что ничего другого нам не остается.

- А с чего ты взял, что мы идем вперед? – поинтересовался Андрей, Может быть, мы как раз уходим все дальше и дальше в пустыню? Может нам стоит остановиться здесь, разбить лагерь и ждать?

- Чего ждать? – Иван остановился и, повернувшись к приятелю, посмотрел на него двумя щелочками усталых глаз.

- Других людей! – Андрей тоже остановился и, распрямив плечи, скинул свою ношу на горячий песок, - Может быть, нас ищут, а мы сами гоним себя черт знает куда?!

- Да кому ты нужен?! Ищут его! – Иван тоже скинул рюкзак и резко сел на песок.

- У нас, между прочим, вода кончается, - заявил Андрей. В последние дни его покинула уверенность, и он сомневался что то, о чем мечтал всю жизнь вообще осуществимо.

- Воду мы найдем.

- А вдруг не найдем?

- Всегда находили и теперь найдем! – уверено ответил Иван.

- Слушай, а что если города вообще нет? – Андрей полез в карман, достал пачку и, вытянув смятую сигарету прикурил.

- Конечно же, город есть. Просто доходят туда не все.

- А с чего ты решил, что мы дойдем? – от дыма Андрей закашлялся.

- Дойти может только тот, кто идет. Если ты будешь сидеть и разглагольствовать о том есть город или его нет, это не сделает тебя ближе к нему.

- Это понятно, - согласился Андрей, - но ведь что бы идти куда-то надо быть уверенным, что место, куда ты идешь, существует. Разве не так?

Иван откинулся на спину и застыл взглядом в синем небе, без единого облака. Справа пылало солнце, но жар его уже немного спал. Иван прикинул, что время сейчас где-то около четырех часов.

- Я видел людей, которые дошли до города! – сказал Иван.

Андрей с усмешкой посмотрел на приятеля, затянулся последний раз и с силой швырнул окурок в океан песка.

- Никого ты не видел, - устало сказал он.

Спустя десять минут они продолжили путь. Иван шел впереди и Андрей устав от однообразного пейзажа со всех сторон наблюдал, как покачивается оранжевый шнурок на рюкзаке товарища. В горле снова нестерпимо пересохло и он, достав фляжку, сделал маленький глоток. Воды оставалось меньше половины, а на горизонте не было ничего кроме белых барханов. Болели ноги и под тяжестью рюкзака ныла спина.

- Слушай, - сказал Андрей, - ты замечал, что когда у нас кончается вода, то на пути начинают встречаться кем-то оставленные вещи, колодцы и развалины старых поселений. Но когда вода еще есть, ничего нам не встречается. Замечал?

- Замечал.

- А почему так?

- Не знаю, наверное, так все устроено, - Иван пожал плечами.

- А что если мы остановимся, допьем всю воду, съедим все что есть и никуда дальше не пойдем? Что будет?

- Ничего!

- То есть как ничего?

- То есть так! Ничего не будет. От жажды окочуримся и все.

- А я вот думаю, знаешь как будет? – Андрей выдержал паузу, - Вот мы например остановимся сейчас здесь, поставим палатки и за несколько дней все что у нас с собой есть выпьем и съедим. И, знаешь, что будет?

- Что же будет-то? – издевательски осведомился Иван.

- Мы будем сидеть и ждать, когда к нам придет последний голод и последняя жажда. И когда это случиться мы встанем и из последних сил пойдем. И когда наш лагерь скроется из поля зрения…

- Мы сдохнем! – заключил Иван.

- …Когда лагерь скроется из поля зрения, мы увидим город!

- Что за бред?

- Ничего не бред, - Андрей остановился. Он вперился взглядом в небо, глаза его запылали, казалось он прозрел, открыл для себя невероятную тайну,  - только так и можно попасть в город!

Иван развернулся и задумчиво посмотрел на Андрея. Тот исхудал, кожа его загорела до черноты, а может быть, это только так казалось из-за слоя грязи. Но глаза его сияли, он и, правда, верил в то, что говорил.

- С чего ты это взял?

- Ты сам посуди, - Андрей снова полез за фляжкой, - сколько мы идем и ничего. Но когда кажется что все, скоро конец, когда почти кончается вода и провизия, мы вдруг натыкаемся на поселение, пополняем запасы и идем снова. Мы не рискуем до конца, мы экономим воду, пока не найдем еще, мы оставляем консервы на самый крайний случай, но когда казалось бы этот крайний случай должен наступить, мы вдруг натыкаемся на новую подачку судьбы.

- Что же в этом плохого?

- То-то и плохо! Нужен риск. Что бы достичь цели нужно жертвовать своим благополучием. А мы? Мы всего боимся, боимся жажды, голода, боимся, что ночью в палатку заползет гремучая змея и ужалит. Это же глупо! Если этому суждено случиться – это случиться.

- Погоди, - перебил его Иван, - ты все перевернул с ног на голову. По сути, ты предлагаешь прекратить движение и сесть, сложа руки ожидая, что все свалиться на тебя с неба?

- Нет! Не это я предлагаю, - Андрей нервно скинул тяжелый рюкзак и подошел к Ивану, так что их носы чуть не столкнулись,  - ты просто не понимаешь, что двигаться без направления бессмысленно! Я понял этот закон, не важно, сколько ты будешь идти - важно на сколько далеко ты можешь зайти в самом себе! Важно сумеешь ли ты побороть свой страх и пойти до конца по канату над обрывом, не имея страховочной веревки!

Иван, сделав шаг назад, тоже скинул свою ношу, и зло посмотрел Андрею в глаза.

- Ты просто спятил приятель!

- Нет, я прозрел!

- Ты настолько устал, что тебе проще совершить осознанное самоубийство, нежели, превозмогая трудности идти вперед!

- То что ты называешь движением, только физическое выражение твоего страха! – выпалил Андрей, - Ты просто до жути боишься сам, а в душе наверное и в город то не веришь. Это тебя заставляет двигаться жажда, а не стремление достичь города.

- Что ты несешь, полоумный идиот? Ты вспомни кто тебя вообще позвал на поиски города? Да если бы не я ты бы так и сидел всю жизнь там, боясь высунуть голову из ямы.

Андрей хотел что-то возразить, но ничего не сказав, махнул рукой и отвернулся. Оба молчали довольно долго. Солнце клонилось все ниже и ветер стал уже не таким сухим и жарким, каким был днем.

- Скоро вечер, - сказал Иван.

- И что? – безразлично отозвался приятель.

- Хорошо бы сейчас поспать, а ночью продолжить путь.

- Продолжить путь в никуда? – ухмыльнулся Андрей, - А зачем?

Иван посмотрел куда-то в даль, в сторону солнца, где барханы песка искажались испаряя жар. Воздух колебался над ними словно волны эфира. Его лицо, похудевшее и возмужавшее, за время пути отливало бронзой. Андрей посмотрел на друга и подумал что зря он вот так с ним, но все-таки говорил он правду, говорил то что чувствовал. Ему самому хотелось достичь города, хотя бы даже для того, что бы убедится, что он существует.

- Если хочешь, - спокойно сказал Иван, - оставайся. Я пойду один…

- Послушай, - перебил его Андрей, - постарайся меня понять. Просто представь, что я не трушу, и не лень мне, а постарайся представить, что я прав. Что нам нужно действовать от обратного.

- Это глупо! – заключил Иван.

- Откуда ты знаешь? С чего ты взял, что в город можно попасть только ежедневно карабкаясь по пескам? Может он открывается только тем кто находится на грани, кто лишившись всего просто сильно желает отыскать его?

- Я не понимаю, как можно куда то придти, не двигаясь с места? Похоже ты просто бредишь! Даже если ты говоришь серьезно и веришь сам в свои слова – это бред!

- Я могу утверждать то же самое о твоих действиях! – сухо ответил Андрей, он зачерпнул горсть горячего песка и с размаху швырнул в сторону. Песок рассыпался золотым водопадом смешавшись с миллионами таких же песчинок, - Ты идешь вперед, с тупым упорством осла, полагая, что наградой за твой труд станет город. Ты поступаешь так, как поступил бы каждый. А зачем  городу нужно стадо упертых баранов? Так ты никогда его не достигнешь, если бы только в этом заключался смысл, то любой идиот, не имеющий ничего за душой, а имеющий только воловьи ноги и упорство осла достиг бы его!

- А зачем в городе такие хлюпики как ты? Трусы которые способны только рассуждать, а сделать ничего не в состоянии? Как ты представляешь себе город полный идиотов сидящих на месте и ожидающих своей участи? А участь твоя известна, когда кончиться вода и провизия ты ляжешь под палящее солнце и станешь кормом для ящериц и змей, и ничего другого с тобой не случиться!

- А ты, - равнодушно ответил Андрей, - будешь всю жизнь бродить по пустыне подбирая объедки  и полупустые фляги с горячей протухшей водой до конца своих дней, и ни в какой город ты не придешь, потому что по-настоящему ты и есть трус! Ты боишься обрубить себе пути к спасению! Тебе страшно…

- Потому что это глупо! Так поступают только недальновидные идиоты! Ведь что, если правда нет никакого города?

- А-ааа!!! – закричал Андрей, - Значит и ты сомневаешься?!!!

Иван тут же спрятал глаза и со злостью сжал губы.

- Я знаю что город существует… - начал передразнивая голос Ивана  вскочивший и принявшийся расхаживать кругами Андрей, - Я видел людей достигших города… Я то.. Я сё… А сам?

Он уставился на поникшего Ивана, который сел на свой рюкзак и вытаращив глаза уставился под ноги, на горячую желтоватую поверхность. Андрей видя такие перемены в товарище замолчал, почувствовав себя глупо, он достал из рюкзака бутыль с остатками вина, которое они хранили для какого-нибудь торжественного момента и протянул, откупорив тугую пробку, Ивану.

- Ладно, - сказал он примирительно, - я все понимаю.

Иван не глядя взял бутылку и сделал жадный глоток, лицо его сморщилось, вино было кислым, но тут же приятное тепло медленно опустилось в по пищеводу в желудок и внутри словно окатило горячей приятной волной.

- Конечно, я не знаю наверняка, - Иван поднял полные печали глаза, и засмотрелся в зеленоватое стекло бутыли. Вина в ней было меньше половины, оно как и все в этой пустыне было горячим, но пить его было куда приятней чем воду. Иван сделал еще один маленький глоток и отдал вино другу.

- Надо разбивать лагерь, - сказал Иван.

Андрей кивнул, тоже хлебнул вина, прополоскав им сухой рот, проглотил терпкий комок влаги и начал доставать из рюкзака палатку. Они молча разложили свой смятый брезентовый домик на песке,  вставили телескопические опоры и натянули тросы, закрепив из длинными колышками  в песке. В палатке стало прохладнее и уютней. Приятели расстелили мягкие подстилки и усевшись на них перекусили сухофруктами с вяленым мясом. Они выпили еще по глотку вина и легли спать. Усталость дала о себе знать и оба быстро уснули. Солнце плавно садилось за горизонт, и жар спадал. Когда наступила ночь, и в небе прозрачном и чистом вылупились маленькими личинками звезды, стало совсем  хорошо. Воздух очистился от пыли, стал прохладным и слегка влажным.

Иван проснулся, когда Андрей еще мирно спал, уткнувшись носом в рюкзак свернутый на манер подушки. Он вылез из палатки и осмотрелся вокруг будто надеясь увидеть, что-то новое. Но в какую бы сторону он не посмотрел, картина была одинакова, гладкие упирающиеся в горизонт барханы песка и черное небо с крупинками далеких звезд.

- «Где этот город? - подумал Иван, - Как его отыскать? Я же всю жизнь верил, что он существует, всю жизнь знал, что обязательно найду его. Ведь не может же так быть что это только моя неосуществимая мечта? А что если мне не хватит сил? Что если закончится вода и новой мы уже не найдем и так и останемся в этих песках навсегда. Может, лучше  было остаться со всеми? Там хотя бы есть другие люди, ну и что, что мы жили в яме, там по крайней мере  прохладно, всегда есть вода и пища, всегда есть люди, пусть и не все они умны и интересны, и мало с кем можно поговорить, но они все-таки люди, конечно же со своими слабостями и страхами. А тут что?»  

Иван лег на прохладный песок, почувствовав кожей рук приятное прикосновение холодных крупинок. Звезды в небе сияли ярко и предвещали завтрашний день таким же сухим и жарким как и прошедший, как и все долгие дни, которые слепились в голове, в один огромный серый ком, Иван представил себя жуком-скоробеем катящим этот ком дней и ему стало так тоскливо что он закрыл глаза готовые вот-вот пролиться мокрыми каплями.

- «Нет! Ведь мы же не одни такие, - успокоил он сам себя, - не только мы ищем город. Немногие, но уходят на поиски. Да, многие возвращаются так ничего и не найдя, но они зачастую не уходят дальше десяти километров от ямы, и возвращаются просто испугавшись трудностей пути. Но ведь есть и другие те, кто ушел и не вернулся. Я видел таких. И   ведь я видел караван!»

Иван, и правда видел однажды, когда был еще ребенком, караван. Тогда он без спроса убежал далеко от ямы, так что его потом искали всем поселением, и увидел на фоне заходящего солнца, так далеко, что это вполне могло быть только лишь его фантазией, медленно идущий караван. Иван с малых лет любил легенды, которые рассказывали поселенцы за вечерним костром. И помнил, что говорилось в одной из них.

«Человек, который увидел караван, сможет найти дорогу в город» - это Иван запомнил на всю жизнь. Сейчас воспоминание об увиденном им караване обросло в сознании деталями и представлялось совсем иначе, оно стало совсем другим. А видел ли он его в действительности? Может, это был только мираж, или воображение впечатлительного ребенка нарисовало на горизонте микроскопические фигурки людей на верблюдах плывущих друг за другом в знойной пустыне?

- Давно встал? – Андрей появился из палатки, потирая сонные глаза.

- Нет, не очень, - Иван поднялся с земли, - ну что пойдем?

Андрей задумчиво осмотрелся вокруг, остановил глаза на приятеле и уверенным голосом ответил.

- Я больше никуда не пойду.

- Как так?

- Я сделаю, как решил. Останусь здесь, так мне подсказывает сердце.

- Но ведь ты же умрешь?

- От куда тебе знать?

- Да тут и знать ничего не нужно. Как вода закончиться так тебе и крышка.

- Пускай так, - согласился Андрей.

- Не дури, пойдем! – примирительно сказал Иван, чувствуя что друг все еще находится под впечатлением их недавней перепалки, - Мы найдем город! Я должен тебе признаться, я однажды видел в караван.

Андрей с интересом посмотрел на приятеля. Про караван тот говорил впервые.

- Да? Когда же?

- В детстве. Я тогда далеко убежал от ямы и увидел караван идущий на юг.

- Ты знаешь, - засмеялся Андрей, - а ведь я тоже видел караван. Очень давно. Я тоже ушел от ямы и сутки бродил по развалинам старого поселения, помнишь того где наши охотники нашли древний вертолет? И уже перед заходом солнца увидел караван.

- Правда? – удивился Иван.

- Да. Я даже побежал за ним, но не успел догнать, они слишком быстро шли и потом стало темно. Я испугался и вернулся.

- А ты помнишь легенду?

- Про караван? – Андрей закивал, - конечно, помню! Я когда её услышал, понял что обязательно когда-нибудь отправлюсь искать город.

Ивана очень удивили эти слова, он всегда думал, что это он заразил друга идеей найти город. Андрей никогда явно не стремился бросить все и уйти из родной обители на поиски, таинственного города.

- Почему же ты раньше ничего не говорил об том?

- А ты? – улыбнулся Андрей, - Да и потом я был уверен, что мне никто не поверит.

- Значит, если ты конечно не врешь, ты тоже должен отыскать город!

- Я не вру, - посерьёзнел друг, - но только я не верю уж особо в эту легенду.

- Почему?

- Да потому! Ну и что, что я видел караван, может это и не караван был вовсе а куча других поселенцев ищущих новую яму? А если даже это был караван, как это доказывает существование города и тем более то, что я его найду?

- Не знаю, старшие всегда говорили, что караваны идут только в город, и они знают дорогу туда.

- Может быть, - отмахнулся Андрей, - вот я и проверю легенду на прочность, оставшись здесь.

- Проверишь ценой собственной жизни.

- Пожалуй, это того стоит, - голос Андрея стал совсем серьезным, а глаза снова загорелись, блестя отраженным в них светом луны, висящей в небе маленьким огрызком сырной лепешки.

- Ты серьезно останешься тут?

- Да. Мы разделим все, что есть поровну и каждый поступит, так как считает нужным. Ты пойдешь искать город, а я буду ждать его здесь.

Иван вдруг увидел в своем собеседнике, то чего раньше не замечал. Какую то внутреннею силу и убежденность в своих словах. Он вдруг понял, что это вовсе не слабость, что желание остаться осознано и выстрадано им всей душой. А еще он понял, что теперь он пойдет один, потому что как бы не был убедителен Андрей, что бы он не говорил, остаться Иван не сможет. Не сможет, потому что не верит что это правильно, что так можно придти к цели.

- Сколько у нас воды? – спросил Иван.

- Литра четыре, может пять.

- Мало

- Хватит на первое время, - грустно улыбнулся Андрей.

 

Через час, Иван упаковал свой рюкзак. Они разделили все, что было поровну. Иван сначала предлагал Андрею оставить себе большую часть провизии и воды, ссылаясь на то что тот все равно не выдержит и пойдет дальше, и тогда ему понадобятся силы и пища в дорогу. Но Андрей твердо отказался. А еще они допили вино и выкурили на прощанье по две сигареты.

- Я пойду, пока еще темно, - Иван надел рюкзак, - учти, еды тебе хватит максимум на неделю, - предупредил он.

- Так оно даже лучше.

- Ну счастливо, - они пожали друг другу обветренные ладони, и посмотрев друг другу в глаза, крепко обнялись, и Иван вдруг почувствовал себя таким одиноким, будто он уже находился далеко - далеко, за сотни километров от человека с которым только прощался сейчас,  - желаю тебе найти город!

- И я тебе! – ответил Андрей, - надеюсь, мы встретимся там!

- Обязательно, - Иван развернулся и зашагал в ночь. Когда он отошел на столько что палатки уже не было видно, он скинул рюкзак, достав свою бутыль с водой, которой у него было чуть больше двух литров, перелил половину в пустую пластиковую бутылку и аккуратно положил на песок.

- Все равно ведь будет бегать, потом, искать, - тихо сказал он и, закинув свою ношу на плечи, двинулся в путь.

 

Андрей залез обратно в палатку и лег на расстеленный спальник. Он начал думать о городе. Легенда, которую повторяли из уст в уста, говорила что город, стоит на высоком зеленом холме, что с одной стороны его закрывает дремучий лес, а с другой омывает море. Что такое море и лес, Андрей знал только по картинкам из древних книг, представить себе местность, сплошь поросшую зелеными деревьями, он не мог. Те деревья,  которые он видел, были  одинокими,  сухими, отжившими свой век корягами, а море вообще казалось чем-то невообразимым. Андрей лежал, и чувствовал как вино, впитавшись в кровь разливается негой по усталому телу, и приятная истома окутывает каждую клеточку. Он уснул не чувствуя ни одиночества ни страха, что остался совсем один, и ему приснился сон, в котором он летал в небе птицей и видел в дали удивительный город который сверкал в лучах солнца брызгами холодной чистой воды.

 

Еда закончилась на восьмой день. Воды оставалось совсем не много, не больше чем на сутки, включая ту, что оставил в песке Иван. Андрей лежал в палатке, занесенной со вех сторон песком. Он зарос редкой щетиной, и совершенно ослаб. Но сожаления о том, что он стался не было.

 

- Если город существует, я попаду туда! – сказал он лежа с закрытыми глазами. Он медленно поднялся,  разлепив усталые веки, перелил остатки воды во флягу. Фляга получилась не полной. Андрей сделал маленький глоток, вылез из палатки и не оборачиваясь на свое обиталище пошел в пустыню. Он знал, что уже не вернется обратно, и все оставшиеся в палатке вещи больше ему не понадобятся. Он шел, думая о городе, представляя себе, каким он может быть. Порой он просто закрывал глаза, и шел по горячему желтому покрову пустыни не глядя вперед, потом снова открывал и видел все тот же однообразный пейзаж, желтые барханы и редкие сухие колючки, послушно ветру катящиеся по безжизненной почве.

 

Он допил всю воду и жара будто почувствовав это усилилась, подняв солнце в зенит. Андрей упал на потрескавшееся пыльное плато, и сознание зыбкой нитью растянулось в бесконечности. Глаза закрылись, и он увидел кадры своего детства, своих родных, друзей. Он вспомнил, как в первый раз увидел пустыню, показавшуюся тогда, ему маленькому мальчугану, безбрежной вселенной таящей множество загадок и тайн, но оказавшейся потом лишь мертвой, тянущейся на многие километры пустотой. Вспомнил, как он впервые услышал легенду о городе, которая заворожила его. Город манил его как магнит, он стал каждый день думать о том как его отыскать, готовил себя к путешествию, которое теперь закончилось, и поняв это в душе Андрея зазудела, расстроенной струной, одинокая тоска. Он бы заплакал, но организм, обезвоженный и усталый, не дал слез. «Я все равно найду город!» - подумал он упрямо и почти уже отключился, но тут он услышал какой то далекий шум…

 

 

Иван лишился палатки ночью. Он проснулся от странной вибрации песка и услышал самый жуткий звук, который только можно услышать в пустыне. Снаружи, за брезентовой перегородкой его переносного жилища, шипели дикие вараны. Их было много, ни как не меньше трех. Но и трех было достаточно для того, что бы от него, Ивана, не осталось ничего, даже косточки. Громадные, двухметровые твари не брезговали ничем, пожирая все что только можно разжевать. Человека они разрывали в считанные секунды, как голодные птицы неповоротливого червяка. Страх сковал Ивана, и сначала он, оцепенев, обреченно сел в центре палатки ожидая нападения. Вараны ходили кругами, учуяв живое существо, за тонкой тканью. Они явно собирались полакомиться свежим мясом, понимая, что добыче некуда деться.

 

И тут Иван вспомнил, что у него в рюкзаке есть одна сирена. «Но если она не

сработает, - подумал он аккуратно доставая из сумки зеленую шайбу, - мне уже ни что не поможет». Сирена была старой, зеленая краска облупилась, и Иван даже не мог прочесть маркировку. Он нашел её случайно, три дня назад в заброшенной землянке где, спасался от дневного зноя. Там же он нашел немного воды и вяленого мяса.

 

До этого дня сиреной Иван пользовался лишь однажды. Все было просто, надо было резко дернуть чеку, колечком торчащую из середины шайбы и, повесив на шею бежать от варанов как можно быстрее и как можно дальше. Звук который начинал истошно воспроизводиться сиреной, действовал на психику тварей, как рык голодного льва на стаю трусливых ланей. Рабочая сирена, должна визжать минут двадцать, тридцать. За это время нужно скрыться с глаз хищников, а еще лучше найти надежное укрытие. Но ночью это практически невозможно.

 

Иван надел сирену на шею и хотел было сообразить что ему прихватить с собой, но тут одна из гадин свирепо зашипела и, ухватив край палатки зловонной пастью, резко дернула. Ткань порвалась мгновенно как лист бумаги. Сердце Ивана сжалось засохшей сливой и он, увидев нацеленные на него горящие хищной злостью глаза, размером с кулак, дернул кольцо. Секунду ничего не происходило, и Иван уже попрощавшись с жизнью, от страха зажмурился, но тут сирена пискнула и включившись огласила ночь истошным воплем, от которого самому Ивану стало жутко и по всему телу волосы встали дыбом. Вараны, а было их действительно трое, пригнули морды к песку и как ошпаренные отпрянули от источника непереносимого воя.

 

Иван выпрыгнул в прорванную дыру и, заткнув уши, побежал проч. Он бежал не оглядываясь, оглашая пустыню на километры вокруг чуждым любому живому существу звуком. Бежал он долго, пока перед ним не вырос гребень песчаной гряды, на который он принялся судорожно карабкаться. Песок осыпался, и Иван скатывался вниз, черпая ртом пыль, он тяжело дышал, и душу его выворачивало наизнанку от орущей на груди сирены, но сбросить её он не решался. Все-таки спустя время, показавшееся бесконечным, он забрался на гребень, обессиленный и задыхающийся и тут увидел что то невероятное. Вдалеке, пустыня горела миллионами огней, в сотни раз более ярких, чем звезды, их было так много, что в слезящихся его глазах они превратились в желтое марево.

- Город!!! Закричал Иван и, встав на пронизанные болью  в каждом суставе ноги пошел к океану огней.

Его подобрали утром, в километре от дороги. Он был в сознании, но идти уже не мог, просто лежал и смотрел в небо сознавая что все-таки нашел то что искал, но понимая что сил сделать последний рывок просто нет. Ему дали воды и свежих фруктов, в мякоть которых Иван вгрызался с таким наслаждением, что по коже бежали мурашки. Сок струями тек из уголков рта и капал на, насквозь пропитанною пылью, одежду. Его везли на открытом автомобиле по ровной дороге, мимо красивых домов, среди которых росли зеленые, играющие листьями на ветру деревья. Воздух был таким свежим и чистым, что им казалось невозможно надышаться. И тут Иван вспомнил об Андрее.

- Там в пустыне умирает мой друг! – закричал он сидящему рядом с ним человеку, который с улыбкой смотрел на ошарашенного великолепием города путника.

- Не беспокойся! – закивал мужчина, в уголках решительных глаз которого Иван разглядел морщинки, делавшие глаза мудрыми и глубокими, - Твоего Андрея мы подобрали вчера, на вертолете, и вместе с ним искали тебя.

- Он здесь? – Иван не мог в это поверить, - Живой!!!

Человек кивнул и добродушно рассмеялся, похлопав Ивана по спине.

- Здесь! Вы оба нашли свой город!

Похожие статьи:

РассказыЕго первая победа

РассказыФантастические стихи на рус. и англ. (со звуковым сопровождением)

РассказыКрасный зонт

РассказыВыбор

РассказыЛичина

Рейтинг: 0 Голосов: 0 470 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий