fantascop

Горячие сосиски!

в выпуске 2014/01/23
11 декабря 2013 - Григорий Неделько
article1200.jpg

[Старый почти-фанфик.]

 

из цикла «Плоский мир»

 

(рассказ)

 

Библиотекарь стоял перед окружившими его стражниками и с упоением грыз свой длинный жёлтый ноготь. Казалось, ничто не может отвлечь его от этого занятия.

            Сегодня для Псевдополис-Ярда настал один из тех дней, которых служители правопорядка всеми силами старались избегать, ну, или, по крайней мере, откладывать на как можно более долгий срок. В этот день у Городской Стражи появилось дело. А значит, отложи в сторону бутылку, вставай с постели, забудь про похмелье и смерть и иди принимайся за работу. В общем, то был откровенно паршивый день. Честно говоря, паршивее придумать сложно.

            Капитан Моркоу достал из нагрудного кармана блокнот и карандаш и, бросив взгляд на скрючившегося в углу Себя-Режу-Без-Ножа Достабля, обратился к библиотекарю:

-          Ответьте, почему вы напали на присутствующего здесь господина Достабля? Зачем вам понадобилось выворачивать ему руки, заплетать бантиком ноги, стучать им о тротуар двенадцать с половиной раз и играть, словно мячиком для футбола?

            Библиотекарь зевнул и пожал плечами.

-          Вы не можете ответить на этот вопрос? – поинтересовался Моркоу.

-          Капитан, на его месте я сделал бы то же самое – если бы не знал, что за это полагается наказание. Впрочем, и в этом случае я бы всё равно поступил так же. Даже если бы меня за это покарали, я бы не спустил Достаблю с рук того, что он со мной сделал! Я говорю о его сосисках! И мне совершенно не понятно, почему этот милейший… э-э… существо не достучал… не достучало этим проклятым сосисочником тринадцатого раза! Честно признаться, он (сосисочник, я имею в виду) заслуживает гораздо большего – в отрицательном плане.

В происхождении этого голоса ошибиться было невозможно.

-          Капрал Шноббс, не мешайте расследованию, — устало произнёс коммандер Ваймс.

-          Шнобби, заглохни, — перевёл сержант Колон.

-          Я что хотел сказать, — как будто ничего не услышав, продолжал капрал, — за сосиски, которые продает горожанам С.Р.Б.Н. Достабль, его в прежнее время сожгли бы на костре или повесили, или четвертовали…

-          Шнобби, угомонись: все уже поняли твою позицию, — предпринял вторую попытку сержант Колон.

-          …или ввели бы ему смертельную дозу яда, или отрубили бы голову, или сбросили бы его с десятого этажа…

-          Шнобби…

-          …Я это к тому, что находящемуся здесь… э-э… орангутану, — вспомнил слово Шноббс, — надо вручить орден «За заслуги перед Анк-Морпорком». Или посадить в тюрьму из-за того, что он не добил этого торгаша. Но я, конечно же, склоняюсь к первому варианту, — поспешно добавил стражник.

-          Расскажите, как всё было, — с присущими лишь ему одному самообладанием и концентрацией обратился Моркоу к библиотекарю.

Капитан Железобетонссон, помимо всего прочего, был известен своей способностью допросить кого угодно, будь то даже кирпичная стена. Или Смерть. Или тролль. Соответственно, рыжий примат не представлял для Моркоу особой проблемы.

Библиотекарь сплюнул на пол огрызки ногтя и сказал:

-          У-ук.

-          Шнобби?

-          Да, сержант?

-          Действуй.

-          Но я не знаю его языка!

-          Я знаю, что ты не знаешь. Ты и своим родным не особливо хорошо владеешь.

-          Не понял?

-          Чего ты не понял? Дуй в Незримый Университет – за переводчиком.

 

 

-          Куда вы меня… Куда… Отпустите… Я… я пожалуюсь аркканцлеру!.. Вы знаете аркканцлера?.. Впрочем, как вы можете его не знать… Так вот, я ему пожалуюсь… Не думаю, что вам понравится, как…

-          Переводчик прибыл, — доложил капрал Шноббс.

-          Отпустите… Я буду кричать… Аркканц!..

-          Господин казначей? – уточнил у переводчика Моркоу.

-          Да, а кто же ещё?! – раздражённо завопил в ответ казначей. – Коммандер Ваймс! Скажите, наконец, своему верзиле, чтобы он отпустил меня!

-          Верзиле? – недоумённо переспросил Ваймс. – В смысле, капралу Шноббсу?

-          Ему! Ему, окаянному! – подтвердил казначей.

-          Да-а, видимо, сегодня он пропустил приём пилюль, — шепнул сержант Колон на ухо Ваймсу.

-          Каких пилюль?

-          Из сушёных лягушек.

-          Он их принимает?

-          Да. У него, кажется, какие-то проблемы с нервами.

-          Заметно. И что, пилюли ему помогают?

-          Вроде как да.

-          Может, стоит послать за ними Шноббса, пока этот казначей тут всё не разгромил или все от него не оглохли?

-          Нет.

-          Почему?

-          Во-первых, у Шнобби есть привычка тратить общественные деньги на личные нужды, — начал Колон. – Во-вторых, за те годы, что я провёл с ним рука об руку, я так и не выяснил, умеет он читать или нет. Вдруг он купит какое-нибудь лекарство, а оно окажется совсем не тем, что нам нужно. Каким-нибудь «Вазбудителем плахова настроеня», например. Так что лучше, коммандер, оставить всё как есть. А на крайний случай у нас есть Детрит.

-          В данный момент Детрита у нас нет – он патрулирует Короткую улицу.

-          Ну, тогда хотя бы этот волосатый свидетель. Или преступник.

-          Нам о нём практически ничего не известно. Может, он буйно-помешанный или садист.

Библиотекарь отреагировал на это заявление Ваймса пристальным, настороженным взглядом. Однако коммандер не обратил на орангутана ни малейшего внимания.

-          Но он же как-то служил вместе с нами, — напомнил сержант Колон.

-          Кроме того, он надавал по шеям Достаблю, — злорадно вставил капрал Шноббс, но его никто не услышал.

-          Он не служил, а на добровольной основе помогал вершителям правосудия в деле, где были затронуты его личные интересы. И потом, — добавил Ваймс, — Шнобби работает стражником гораздо больше этого… субъекта – и что, ты ему очень доверяешь?

-          Ну, Шнобби стал для меня хорошим другом, — сказал Колон. — Он всегда был рядом, когда я оказывался в беде. То есть, он всегда был в стороне, но достаточно близко. Наверное, даже ближе, чем в километре. И он никогда не отказывался принести мне пива или сходить в магазин за пончиками.

-          Но ведь он никогда этого не делал!

-          Но ведь никогда и не отказывался.

Шнобби, которого совершенно не интересовало, что про него говорят его сослуживцы, вытащил из мусорной кучи за ухом обгрызенный, полуистлевший, помятый чинарик, сунул этот ужас в рот и пошарил по карманам в поисках спичек. Спички нашлись – правда, в кармане сержанта Колона. Прикурив, капрал почти все их вернул на место.

-          Господин казначей, — это уже говорил Моркоу, — от лица всей Городской Стражи прошу вас оказать нам содействие в раскрытии расследуемого нами преступления.

-          Какого именно преступления? – поинтересовался волшебник.

-          Нападения на господина Достабля.

-          С.Р.Б.Н. Достабля?! – не поверил своим ушам казначей.

-          Да, именного его, — подтвердил Моркоу.

-          Ха! — злорадно и, как показалось капитану стражников, удовлетворённо произнёс казначей, наконец заприметив валявшегося в углу продавца. – Доигрался-таки со своими… сосисками! — при последнем слове волшебника передёрнуло.

-          Так вы согласны помочь нашему делу, господин казначей?

-          Скажите, а виновного, конечно же, строго накажут?

-          По всей строгости Закона.

-          Капитан Моркоу, — казначей приблизил своё лицо к лицу стражника, — может, не стоит: это всё же Достабль. Вспомните его сосиски, если вы хоть раз их пробовали. Собственно, вы просто обязаны были их пробовать: вы же анк-морпоркец. А любой анк-морпоркец пробовал Достаблевы сосиски. Не спрашивайте меня почему. Почему снег белый, а Витинари всё ещё жив и правит? Но дело даже не в этом. Дело в том, чьи это сосиски. А это сосиски Достабля. Вы, кажется, немного не уловили сути дела – то есть кто именно здесь пострадавший. Пострадавший – город Анк-Морпорк в лице его населения, здравствующего и усопшего. Кстати, не исключено, что к отправке горожан в мир иной приложил определённые усилмя не кто иной, как С.Р.Б.Н. Достабль. Даже от одного вида продукта, которым он торгует, можно отдать концы – так что уж говорить про вкус этого товара!

-          Господин казначей, мне известно отношение некоторых людей к господину Достаблю…

-          Некоторых! Ха! Назовите мне хотя бы одного человека, которого не стошнило после Достаблевых сосисок. Не считая самого господина Достабля, разумеется, потому что он их не ел.

-          Господин казначей, я бы с удовольствием выслушал вас, но у меня абсолютно нет на это времени…

-          Вот так всегда: когда надо похвалить, пожалуйста, разливайся соловьём сколько душе угодно — но как только речь заходит о критике…

-          Господин казначей, — настойчиво произнёс Моркоу, — вы окажете помощь расследованию или нет?

-          Окажу – но с единственной целью: убедить вас, что преступником является С.Р.Б.Н. Достабль! О, как я хочу увидеть его противную физиономию за решёткой. А ещё лучше – в петле!..

-          Господин библиотекарь, — позвал Моркоу.

Орангутан прошествовал к стражнику с волшебником. Встав между ними, он устремил на Моркоу свои большие добрые глаза, в которых, однако, читалась изрядная утомлённость всем происходящим.

-          Поведайте следствию, как было дело, — попросил капитан.

-          У-ук?

-          Вы имеете в виду то, что случилось между ним и Достаблем? – перевёл казначей.

-          Да, — подтвердил Моркоу.

-          У-ук. У-ук у-ук у-ук. И-ик! У-ук у-ук. У-ук.

-          Содержательно, — отреагировал Моркоу и повернулся к казначею –                  тот молчал. – Господин казначей, переведите, пожалуйста, слова подследственного.

-          А? Чего? – вскинулся волшебник.

Его глаза, точно безумные хорьки, то высовывались из своих норок, то забирались обратно, бегали кругами, прыгали и дрожали. На лице казначея выступил пот.

-          Полагаю, идти за пилюлями поздно? — уточнил сержант Колон.

-          Капитан Моркоу, успокойте переводчика,  — отдал приказ Ваймс.

-          Господин казначей…

-          А-а-а-а-а!!! Не смей на меня орать! Не смей на меня орать! – завопил «господин казначей», бросаясь на Моркоу и пытаясь дотянуться до его шеи.

-          Хм, никто не говорил мне, что он ещё и вампир, — задумчиво произнёс сержант Колон. – Шнобби, ты что-нибудь об этом слышал?

-          Нет, – категорично заявил Шнобби откуда-то издалека.

-          Господин казначей…

-          А-а-а-а-а!!! Не смей на меня орать!

-          Тут нужен другой подход, — заметил сержант Колон, обрушивая на голову казначея табуретку.

Примерно десять секунд волшебник продолжал вопить и всячески выказывать недовольство тем, что на него орут, — то обстоятельство, что сейчас орёт он, причём сразу на всех, его, видимо, не очень-то беспокоило.

Впрочем, поведение казначея легко объяснялось. Во-первых, закончилось действие пилюль из сушёных лягушек, которые он, действительно, забыл сегодня принять. Из этого следует вторая причина: пошатнувшаяся психика волшебника сочла безобидного капитана Городской Стражи Моркоу Железобетонссона аркканцлером Незримого Университета Наверном Чудакулли. А Чудакулли имел привычку постоянно орать на казначея. Нет смысла вдаваться в подробности – скажем только, что в итоге всё закончилось теми самыми пилюлями.

Когда стражники убедились, что казначей успокоился (они распознали это по его миролюбивому храпу), в полицейский участок был вызван доктор. Он пощупал и послушал волшебника, а потом поставил диагноз – переутомление. Во избежание лишних проблем, все дружно согласились с этим диагнозом.

Казначея погрузили в повозку доктора, которая без промедления (потому как дело было нешуточное!) последовала в больницу, где волшебнику предстояло пройти курс антипереутомительной терапии. В основе этого курса лежали некие пилюли из сушёных лягушек.

Стражников радовало, что ситуация с казначеем обошлась без особых проблем. Однако огорчало то, что увезли переводчика. Но, поскольку рабочий день подходил к концу, а преступление так и не было раскрыто, было решено провести следственную экспертизу на месте происшествия собственными силами, не прибегая к помощи городского населения, — так сильно хранителям правопорядка не хотелось оставлять это дело на завтра. Одному только Моркоу было безразлично, когда и сколько работать, – но один человек не в счёт.

 

 

Стражники, библиотекарь и Достабль прибыли на место происшествия.

Коммандер Ваймс утомлённо глазел по сторонам в надежде найти нечто более интересное, чем предстоящие монотонный допрос с пристрастием и следственная экспертиза. Единственным, что он сумел обнаружить на этой безлюдной, тихой и мрачной улице, был торговец сосисками – высокий парень с длинными лоснящимися чёрными волосами. Ужасно картавя, парень что-то кричал и махал руками, призывая всех желающих подойти к нему. Методом логических вычислений Ваймс пришёл к выводу, что кричал парень не что иное, как: «Горячие сосиски! Горячие сосиски!» Не все анк-морпоркцы были такими догадливыми, как коммандер, а потому на большую прибыль парню рассчитывать не приходилось.

По дороге на место преступления капрал Шноббс и сержант Колон постоянно переговаривались, а ближе к середине пути умудрились куда-то слинять, и, как подозревал Ваймс, отыскать их – вплоть до нового дела – представлялось практически невозможным.

Капитан Моркоу вытащил из нагрудного кармана блокнот и карандаш и приготовился задавать необходимые вопросы.

Библиотекарь спокойно и вместе с тем несколько сочувственно глядел на Моркоу: мол, парень, заканчивай ты это дело и иди домой – глупо парить себе мозги из-за какого-то там уличного торгаша. И особенно это глупо, когда в качестве торгаша выступает С.Р.Б.Н. Достабль.

Тот, кстати, отдыхал неподалёку, на травке перед домом – заботливые стражники положили его туда.

-          Господин библиотекарь, прошу вас внятно и обстоятельно изложить вашу версию произошедшего, — в третий раз попросил Моркоу, приготовясь записывать полученные сведения в блокнот.

Орангутан открыл было рот, но его перебил Ваймс:

-          Никто не желает горячих сосисок? Я вот немного проголодался и съел бы пару штучек.

В свете сегодняшних событий и общепризнанных суждений относительно этой «еды» предложение Ваймса было если не тревожным знаком, указывающим на нестабильное психическое состояние коммандера, то, по крайней мере, очень неудачной шуткой.

-          Кому сосисок, спрашиваю? – повторил Ваймс.

Стало ясно, что шуткой это не было.

Взгляды, обращённые к коммандеру, насторожились и напряглись.

Но во взоре библиотекаря читались не забота и обеспокоенность, а, скорее… благодарность.

            Орангутан, передвигаясь на костяшках пальцев, направился к юному длинноволосому торговцу, который, заметив приближающегося к нему примата, тотчас зашагал тому навстречу.

            Такие понятия, как осторожность и здравый смысл, терялись у торговцев на фоне перспективы всучить очередному покупателю очередную горячую сосиску, чтобы заработать на этом пусть небольшую, но зато очередную порцию денег.

-          Предлагаю вашему вниманию…

Речь торговца прервала мощная пятерня библиотекаря, которая схватила парня за запястье и, что есть силы рванув, поволокла к застывшим в недоумении стражникам.

-          Только для вас и только сегодня – специальное…

-          У-ук!

-          Так вы пришли не для того, чтобы купить у меня сосиски?

-          У-ук.

-          А для…

-          У-ук.

-          Хорошо, я подожду.

-          М-м, капитан Моркоу?

-          Да, коммандер?

-          Я ошибаюсь или этот человек способен понимать речь подозреваемого?

-          Нет, вы не ошибаетесь, коммандер.

-          Что ж, это значительно упростит наше дело.

-          Да, коммандер.

-          Допросим этого рыжего…

-          Орангутана.

-          Ага. Его. И разойдемся по домам.

-          Коммандер, а как же долг?

-          Какой долг?

-          Долг каждого стражника: непременно дожидаться конца рабочего дня.

-          А я и не возражаю против этого.

-          Но ведь допрос подозреваемого может закончиться быстрее, чем рабочий день, поэтому…

-          Слушай, Моркоу, несмотря на твою высокую должность, ты ещё слишком мал, чтобы разбираться в некоторых вещах, — например, в том, когда на самом деле заканчивается рабочий день. А заканчивается он вместе с работой.

-          Но в Уставе Стражников написано…

-          У-ук, — объявил библиотекарь, демонстрируя вершителям правосудия нового переводчика.

-          Кхм, — произнёс переводчик, отряхиваясь и разглаживая помятую рубашку. – К вашим услугам.

-          У-ук, — объяснил библиотекарь юноше.

-          Ладно, — согласился тот и кивнул стражникам.

-          Э… мы можем начинать? – уточнил Ваймс.

-          Да, начинайте, — подтвердил торговец. — А я буду переводить вам его слова – хотя никак не возьму в толк, чего в них непонятного?

Умение приспосабливаться к любым обстоятельствам и быть мастером практически на все руки – первостепенные требования для хорошего торговца*.

-          Итак, господин библиотекарь…

-          У-ук. У-ук у-ук у-ук.

-          Он говорит, что помнит ваш вопрос, капитан Моркоу. А по поводу разногласия, возникшего между ним и С.Р.Б.Н. Достаблем… Хм, он и сюда просочился?!.. Нет-нет, это сказал я, а не он… Хорошо-хорошо, я не буду отвлекаться… Так вот, поведение этого…

-          У-ук.

-          Спасибо… Поведение этого орангутана продиктовано обычным недовольством покупателя по отношению к продавцу, — закончил новоявленный переводчик.

-          Поясните, пожалуйста, — попросил Моркоу, не отрывая взгляда от блокнота, в котором он непрерывно строчил.

Библиотекарь долго и эмоционально у-укал, то хлопая в ладоши, то вскидывая руки, то подпрыгивая на месте, то оборачиваясь вокруг собственной оси. Наконец он закончил своё повествование и испытующе воззрился на капитана стражников: мол, не зря я старался?

-          Дело было так, — начал переводить торговец, — господин орангутан решил выйти проветриться – у него как раз был обеденный перерыв. Пока он гулял по городу, ему попался на глаза С.Р.Б.Н. Достабль. Господин орангутан проголодался и решил купить пару сосисок…

-          Что?! – закричал откуда-то поражённый Шноббс.

Библиотекарь у-укнул.

-          Это чистая правда, — перевёл молодой торговец и продолжил прерванный рассказ: — Господин орангутан подошёл к Достаблю и купил у него сосиску в тесте. Но, попробовав её, с неприятным удивлением обнаружил, что она не горячая, а холодная. Он высказал С.Р.Б.Н.у своё недовольство, но тот лишь махнул на него рукой и напомнил, что господин орангутан уже заплатил деньги и не может их вернуть – и сосиску, кстати, тоже.

-          У-ук у-ук у-ук. У-ук у-ук, — продолжил библиотекарь.

-          Тогда господин орангутан вежливо попросил Достабля вернуть ему хотя бы часть денег. Но С.Р.Б.Н. на этот раз ответил ему в крайне грубой форме и послал его куда-то – куда именно, господину орангутану так и не удалось выяснить из-за быстроты, путаности и неразборчивости речи Достабля.

-          У-ук у-ук у-ук у-ук.

-          Оставаясь по-прежнему вежливым, господин орангутан попытался было довести до сведения Достабля всю неправильность и грубость его действий, но тот отказывался слушать и, демонстративно развернувшись, заткнул уши руками. А потом и вовсе отправился восвояси.

-          У-ук у-ук у-ук…

-          Господин орангутан снёс бы подобное отношение, так как ему не хотелось затевать ссору, однако тут до него донеслись слова Достабля…

-          У-ук у-ук!..

-          В которых Достабль, помимо всего прочего, причислил господина орангутана к тем существам, к которым сам господин орангутан себя не причисляет…

Моркоу, дописав что-то в свой блокнот, показал его библиотекарю. Примат, взглянув на запись, согласно кивнул и недовольно оскалил жёлтые клыки: видимо, дала знать о себе былая злоба.

-          У-ук!

-          Он был просто не в состоянии стерпеть подобную клевету, — перевёл молодой торговец.

-          Спасибо. – Моркоу убрал блокнот и карандаш в нагрудный карман. – Думаю, дело можно считать закрытым.

-          Вот и отлично, — оживился коммандер Ваймс. – Я ужасно устал – пора и покемарить чуток.

-          Коммандер…

-          Да, капитан?

-          Конец рабочего дня…

-          Уже наступил.

-          Но коммандер!..

-          Моркоу, когда же ты, наконец, поймёшь?.. – вздохнул Ваймс. – Капрал Шнобби, сержант Колон, — окликнул он, — пора по домам.

Удивительным и, вероятно, не лишённым волшебства образом неподалёку материализовались названные Ваймсом стражники и, пробубнив (похоже, с набитым ртом): «П’ка! Д’ ск’рого!», — умчались прочь со скоростью напуганных кенгуру.

Простившись с Моркоу, библиотекарем, юным торговцем и даже с бесчувственным Достаблем, Ваймс пошёл в том же направлении, что и они, правда, раз в двадцать пять помедленнее.

Вдруг раздалось тихое постанывание – это стонал очнувшийся Достабль.

-          О!.. О, о!.. О-о-о!.. – произнёс он. – За что?.. Я честный продавец сосисок… За что?.. Что я такого сделал?.. За что?..

-          Вы назвали господина библиотекаря… — начал было Моркоу, но остановился.

Орангутан безразлично махнул рукой, как бы говоря: «Продолжай! Сейчас надо очень постараться, чтобы разозлить меня, — мне кажется, я выплеснул на этого Достабля свою годовую норму злобы!..»

-          Вы назвали его, — продолжал Моркоу, — «любителем горячих сосисок»!

-          А разве это не так? – простонал Себя-Режу.

Библиотекарь возвёл очи горе.

-          Это в высшей степени неверно, — сказал капитан стражников. – Господин библиотекарь, насколько я понял, ест исключительно холодные сосиски – горячих же сосисок он никогда не пробовал. Сегодня же он решил их отведать, а вы ему отказали, да к тому же нагрубили, обозвали и оклеветали.

-          У-ук! – подтвердил орангутан.

-          О боги! – воскликнул Достабль, неуверенно поднимаясь на ноги. – Да откуда же я знал! Вы думаете, я знаю всё на свете? – недовольно добавил он, шатаясь из стороны в сторону.

Моркоу взглянул на темное небо – оно полнилось всё новыми и новыми звёздами.

-          Может, действительно отправиться домой? В конце концов, я не худшим образом сегодня поработал и, наверное, заслужил некоторое поощрение. Да и день близится к завершению. Вряд ли случится что-нибудь ужасное, если я уйду на пару часов пораньше… — рассуждал вслух Моркоу, не отрывая взора от ночного неба.

-          Я что, бог какой-нибудь, чтобы всё знать?! – гудел между тем Достабль, постепенно снижавший частоту своего колебания. – Откуда мне, например, должно быть известно о гастрономических пристрастиях обезьян?..

-          Капитан Моркоу?

-          Да, господин торговец?.. Как, кстати, вас зовут?

-          Картават Черношёрст, капитан… Э-э, капитан, я понимаю ваши сомнения, но… вы и в самом деле на славу потрудились, так что возьмите пример с Достабля. Его рабочий день уже закончился, — пояснил Картават.

Моркоу обратил взор туда, где только что неустойчиво держался на ногах            Себя-Режу, — однако вместо продавца увидел покрытый рыжей шерстью силуэт, что-то усердно мнущий, ломающий и перетирающий. По крайней мере, выглядело это именно так. И, скорее всего, зрение капитана не обманывало.

-          В чём дело? – поинтересовался Моркоу.

-          Достабль, скажем так, не был осведомлён ещё об одной особенности орангутанов из Незримого Университета. Эта особенность связана с неким словом на букву «о».

Моркоу кивнул:

-          Ясно.

-          Будем их разнимать? – спросил Картават.

-          Правонарушителя наказывают по заслугам – не вижу смысла препятствовать этому, — ответил капитан.

-          Тогда, может, пропустим по стаканчику?

-          Нет, — твёрдо отказался Моркоу. – Мой рабочий день ещё не кончился: мне нужно писать рапорт.

-          В таком случае, до свидания.

Картават обменялся с капитаном стражников рукопожатием и отправился на поиски ближайшего бара или таверны.

Моркоу с минуту наблюдал за белёсыми огоньками, вспыхивающими на чёрно-синей материи неба. Затем он вернулся в Псевдополис-Ярд, написал рапорт и, лишь дождавшись окончания рабочего дня, покинул здание Городской Стражи.

(2003)



*
То есть для такого, кто задаётся целью продавать не меньше, чем по одной сосиске в день.

Похожие статьи:

РассказыКак открыть звезду?

РассказыНезначительные детали

РассказыО любопытстве, кофе и других незыблемых вещах

РассказыЛизетта

РассказыКультурный обмен (из серии "Маэстро Кровинеев")

Рейтинг: +2 Голосов: 4 1996 просмотров
Нравится
Комментарии (13)
Катя Гракова # 13 января 2014 в 08:53 +2
Я очень люблю книги Терри Пратчетта, хотя на текущий момент ознакомилась далеко не со всеми (и даже не с половиной) из них. А вот фанфиков по Плоскому миру, ярчайшему изобретению Пратчетта, я до сих пор как-то не читала. Не то чтобы я являюсь противницей постмодернизма, нет, просто у меня не было причин искать с фанфиками встреч. Данную же вещь прочла строго потому, что отслеживаю творчество Григория Неделько.
Скажу сразу, это фанфик по подциклу о Страже, но, вот беда, именно этот цикл пока остаётся без моего внимания. К сожалению, я не в силах оценить достоверность поведения героев, взятых Неделько у Пратчетта, и сравнить, такими же они вышли у нашего автора или нет, поэтому оцениваю этот рассказ как самостоятельное произведение, действие в котором происходит во вторичном литературном мире. Плюс в том, что даже если вы тоже не знакомы с подциклом о Страже, Плоский мир в «Горячих сосисках» узнаваем, ко всему Неделько удалось подхватить своеобразную иронию Пратчетта, ставшую фирменной, и не уронить планку ниже 8 баллов из 10.
Понятно, что раз уж это фанфик по циклу о Страже, то это детектив. Жаль только, что постмодерн в нём затенил само преступление.
Григорий Неделько # 13 января 2014 в 10:45 +3
Спасибо за отзыв, Кать! Рад, что в целом понравилось. А это поклонники писателей разные бывают, доподлинно известно.
Характеры старался сохранять, но кое-где намеренно отошёл от канона, впрочем, немного.
На "Фантлабе" должны выложить инфу об этом рассказе: я посылал.
Да, есть ещё вроде как фанфик по "ПМ": "Здоровый образ Смерти". Соавторский и немного... пародийный. И более смешной, по-моему. Там, кстати, язык ближе к пратчеттовскому оригинальному, а не переводному.
И да, про Стражу детективы (которые люблю). :)
Катя Гракова # 13 января 2014 в 11:02 +2
Когда на ФЛ появится страничка рассказа, выложу отзыв и там))
А этот "ЗОС" - он чей?
Григорий Неделько # 13 января 2014 в 11:34 +3
Мой, Ермаковой и Голикова (не знаю, известны ли тебе последние). Тут лежит.

Кстати, "Ш" (я про отзыв) - ещё и детектив, а он и юмор - развлекательные жанры, так что всё верно сказано. smile Спасибо ещё раз! Отзыв уже готовлю...
Катя Гракова # 13 января 2014 в 11:37 +2
Барышни на слуху, рассказ гляну, пасиб) Отзыв с меня)
Катя Гракова # 13 января 2014 в 11:39 +2
Ой, как неудобно-то... хотела ведь написать "барышня", а вышло...
Григорий Неделько # 13 января 2014 в 11:44 +3
Сомневаюсь, что они (два человека) твою фразу увидят, так что нестрашно. :)
Катя Гракова # 13 января 2014 в 11:47 +1
Всё равно некрасиво sad
0 # 13 января 2014 в 15:50 +2
Да ладно, ты уже извинилась. :)
Катя Гракова # 10 февраля 2014 в 13:13 +1
Добавила отзыв на FL. Так как к этому моменту прочла ещё пару фанфиков по ТП, немного изменила первоначальный отзыв, размещённый на этой страничке выше. Вот что из этого вышло.
Григорий Неделько # 10 февраля 2014 в 13:25 +2
Прочёл. Много схожего, по-моему. Плюсанул. smile Спасибо, Кать!
Катя Гракова # 10 февраля 2014 в 13:28 +1
Дык я взяла первый вариант и изменила его с учётом текущих начиток. На здоровье)
Григорий Неделько # 10 февраля 2014 в 13:39 +2
На него. :))
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев