fantascop

Громоторжество несправедливости, часть 2: Реквием по невежеству

в выпуске 2016/11/04
20 августа 2016 - Фаренгар Дазус
article8912.jpg

Акт I. Кровь за кровь.

- Товарищи! Мы все собрались здесь, чтобы обсудить уже известное вам - печальное известие, - как всегда с блеском начал свою речь генерал Фларс, - к сожалению, мы потеряли Марла, его сына Пепела, и весь отряд их охраны.

В зале, за прямоугольным столом переговоров сразу же поднялся шум и гвалт, подобно морскому прибою перед штормом. За столом началась оживлённая дискуссия, но я с лёгкостью заставил всех сородичей сложить разрушающие клинки спора: я преспокойно испил из стакана газированной воды – тот стал наполовину пуст – затем я, поставив стакан на место, стукнул лапой по столу так, что на его гладкой сребристой поверхности выступили трещины.

После того как все смолкли, устремив свои любопытные взгляды на меня, я начал свою дерзкую речь:

- Теперь вы видите генерал, к чему привело ваше милосердие к людям. Вы не хотели войны, но она уже стучится к вам в дверь! И дверь эту придётся вам, генерал – распахнуть! – сквозь зубы проговорил я, пребывая в острых силках гнева, который словно расплавленной лавой тёк по моим жилам, и ярости, которая неистово клокотала в моём сердце. Я не мог так просто оставить смерть своего дорогого единственного брата – Марла, без кровоотмщения.

- Аррасан, если мы начнём эту войну, то погибнут тысячи, миллионы невинных душ, и всё ради мести за своего брата? – смотрел в глаза мне генерал Фларс, пытаясь устрашить меня одним лишь своим железным взглядом, но я был не из тех, кому ведомо чувство страха.

- Ваши амбиции, генерал, уже выдохлись. С людьми нельзя по-другому говорить, кроме как на языке битвы, - настаивал я на своём.

Все мои коллеги ликовали, и лишь жалкое меньшинство поддерживало генерала Фларса.

- Марл был майором разведки! – до последнего отбивался генерал, но его силы были на исходе. На его лице, как на книге было написано, что он вот-вот бросит свою затею далеко и подальше – в геенну огненную, - если вы думаете, что старший лейтенант опытнее майора, то...

- Марл был разведчиком, а я - солдат! Оглянитесь, генерал, все в этом зале меня поддерживают. У нас есть более совершенное вооружение. И пусть меня покарает это неизвестное оружие людей, но я отомщу за брата! Ценой крови! – спустя несколько мгновений, генерал Фларс согласился с моим планом.

Ничто теперь не мешало мне отомстить, а ещё три десятка сородичей примкнули ко мне. Одни были друзьями Марла, другие - сочувствовали мне.

Когда-то, целую вечность назад, Марл попросил Фларса подарить мне на день рождения экзоскелет. Но я почти не пользовался им, да мне по званию было ещё рано такое носить, и экзоскелет бесхозно пылился на военном складе.

Но теперь пришло жестокое время. Надевая экзоскелет, я невольно начал вспоминать ту, которой когда-то был готов предложить руку и сердце. Её звали – Эминорой.

Давным-давно мы обнаружили планету людей – Землю, и начали разведывать её просторы. Однажды Марл торжественно закричал и позвал меня к экрану. Камера одного из дронов засекла Эминору, летящую по небосводу – дракониху, родиной которой была планета Земля. Это была любовь с первого взгляда. Тогда я рвался и умолял, чтобы меня послали на Землю, но генерал Фларс был неумолим.

А вскоре я получил топор в плечо – весть о том, что люди пленили Эминору и скорее всего, казнили.  

Прошли годы, и я забыл о ней, но теперь я вдруг почувствовал, будто она жива. Надевая экзоскелет, я не мог избавиться от мыслей об Эминоре.

Свет мелькнул в моих изумрудных глазах, подобно факелу – который зажигают в надежде преодолеть тьму.

   Акт II. Сумасшедший фельдмаршал.

Дождь нескончаемо лил на нас бурным потоком, будто сама природа Земли не хотела принимать незваных гостей.

Наш крейсер, высадив нас, остался ожидать: либо нашей победы, либо нашего поражения.

Далеко в роще были видны силуэты людей, в полном боевом снаряжении. Их было всего десяток, они патрулировали район.

Месть завладела моим разумом, и я достал свою винтовку, но так и не сделал первого выстрела - рядовой Фил неожиданно остановил меня, схватившись за ствол:

- Стой, Аррасан! Не нужно. Они нас пока не заметили, и мы можем легко и незабвенно пройти мимо, а ещё лучше...

- Мы не крысы какие-нибудь! Мы драконы! А я потерял брата... Мне неведомо чувство жалости, уйди с дороги, Фил! – мне не впервой было кричать на своих подчинённых, а Фил был всего лишь рядовым. Он убрал свои лапы от винтовки и чуть отошёл от меня, - если бы знал, то ни за что бы, ни взял тебя в отряд!

Фил лишь сделал виноватое выражение лица, и спокойно смотрел на то, как я целюсь и медленно спускаю курок.

Выстрел оттолкнул человека в ближайшее дерево, и снёс этому неудачнику плечо, части которого всмятку разлетелись, перемешавшись с кровью. А рука отлетела очень далеко от её хозяина.

- Отличный выстрел, лейтенант! – похвалил меня Фил, и посмотрел на меня, пытаясь отловить пламя моего взгляда за тёмным стеклом шлема. Но из меня был плохой камин. Около такого не погреешь руки, уютно сидя за креслом.

- Если будешь мешать мне – окажешься на месте этого неудачника, ясно, рядовой?

Вражеский отряд поднял тревогу и начал атаковать нас. Сизые лучи били по нам со всех сторон, и уходили на многие километры вдаль, если не встречали препятствия на своём пути.

Мы все начали единовременную атаку, и роща превратилась в груду чуть горящего хвороста (дождь тушил разгорающийся местами огонь), а то, что было некогда живописными деревьями – стало безжизненными пнями, в которых не всякий настоящий художник мог найти красоту и изящество.

Троих людей завалило деревьями, ещё шестерых подстрелил я: троим, снёс головы с плеч, одному человеку – ногу, ещё одному руку, другому живот. Последнего человека подстрелил рядовой Фил – в голову.

- Хорошо стреляешь, Фил. Тебе, пожалуй, в снайперы надо, - похвалил я своего подчинённого, тот лишь гордо улыбнулся, - шутка! А-ха-ха-ха-ха-ха-ха-а-а-а-а! Даже дети лучше стреляют. Открой словарь и учи слово: сарказм!

Фил был не в восторге от моей ядовитой шутки, но я смеялся от души. Гордость всегда смешила меня.

Среди первородного хаоса, который остался от когда-то великолепной рощи – мы нашли выжившего. Он был, как новенький, разве что немного придавило. Но я не собирался вызволять его. Зачем покойнику свобода?

- Пожалуйста! Помогите! Я... не могу... выбраться, - жалобно верещал человек, придавленный стволом древа.

- Я помогу тебе, но сначала ты ответишь на мои вопросы! – злобно произнёс я эти слова прямо перед духом человека. Ему было очень страшно, - Где ваша база?

- В нескольких милях отсюда, около Лондона. Только, пожалуйста, помогите мне! – молил пощады человек, не зная, какая ужасная участь уготована ему мною.

- Это ещё не всё. Кто у вас самый главный?

- Фельдмаршал Джон Снефкинс. Он отдал приказ построить серию ракет с ядерными боеголовками, которые должны будут запущены через два месяца на вашу планету. Пожалуйста, освободите меня!

- Ты мне больше не нужен, - промолвил я и, не спеша, достав пистолет из кожуха, окончил мучения несчастного одним выстрелом ему грудь.

Тогда я не мог и подумать, что всё сложится так плохо. Моей самой важной задачей стало спасение родной планеты, но я не забыл о брате и Эминоре. И надеялся на то, что мне не придётся возвращаться с этой планеты с пустыми лапами.

Вскоре дождь закончился, а из-за туч выглянул диск солнца. Мне и моему отряду пришлось идти многие мили, а не лететь – мой экзоскелет не поддерживал полёта, но зато в нём можно было бегать.  

На пути мы встретили небольшой городок людей. Они были беззащитны и боялись нас, как огня. Все они лишь подчиняются тем, кто восседает выше них. В какой-то момент я даже посочувствовал им. Многие бежали, некоторые держались на расстоянии. Но больше всего люди боялись меня. Мой экзоскелет был просто эксгибиционистической демонстрацией нашего технологического превосходства над человеческой цивилизацией.

Мы прошли мимо, оставив мирных жителей в покое. Они были ни в чём  не виноваты.

Вскоре я и мой отряд вплотную подошли к военной базе, а вдалеке высился Лондон. 

    Акт III. Штурм военной базы.

Сильный дождь как это часто бывает в туманном Альбионе, вновь начал нескончаемо лить на нас. К жестокому душу ливня свою лепту добавил небольшой град, который агрессивно бил по моему экзоскелету, неприятно барабаня по шлему.  

Молнии редко сверкали в небе, на короткое время, предавая всё ослепительному факелу света.

Военная база, что высилась перед нами, была очень хорошо укреплена: на толстых белых железобетонных стенах стояли турели, похожие на наши рельсотроны, однако невысокой скорострельности. Их автоматика уничтожала всё живое в радиусе чувствительности инфракрасных сенсоров.

Мой отряд был в безопасности – нас прикрывала цепь холмов, которая была дополнительной природной стеной военной базы. Оставалось лишь разработать план атаки.

- И так, мы на месте. Думаю «недорельсотроны» надо снести гранатомётами сразу. Я поведу за собой десятерых, остальные будут нас прикрывать. Потом взорвём ворота. А там, как карта ляжет, - изложил я план атаки, повелительно произнося слова, - Фил, ты входишь в эту десятку.

Все были согласны с моим планом.

Рядом со мной был младший лейтенант Ветер. Он, зарядив свой гранатомёт, высунул его дуло из укрытия, но рельсотрон мгновенно выстрелил в цель, чуть не снеся голову Ветру. Гранатомёт он успел убрать. Разве что в холме появилась небольшая дыра, и поднялся всполох пыли.

Тем временем другой мой сородич смог снести один рельсотрон, и кусочки турели бесславно разлетелись во все стороны. На базе был поднят  сигнал тревоги, а тем временем мл. лейтенант ветер смог удачно ликвидировать второй рельсотрон.

- В атаку! За Марла! За Пепела! Убить их всех! Никого не оставлять в живых! – выкрикнул я боевой клич и все разом начали штурмовать базу, а я начал готовиться к тому чтобы под прикрытием проскочить к воротам.

Но сопротивление людей было ощутимым. Они использовали против нас всё, что у них было. И новейшее вооружение, и огнестрельное, которое давно на нашей планете считается оружием дикарей.

Настоящий шторм войны поднялся над полем битвы, а потери были с обеих сторон. Но люди пострадали больше всего. Вскоре на стене никого не осталось. Но тут же подоспело подкрепление, вооружённое гранатомётами и снайперскими винтовками.

Жаркий театр боевых действий стал ещё горячее. Мл. лейтенант Ветер из последних сил отстреливался из своей винтовки, но снаряд из гранатомёта с лазерным целеуказателем, нацеленный явно очень опытной рукой – одним попаданием покончил с его жизнью.

Мой экзоскелет весь оказался в крови сородича, а перед глазами мелькнули куски его обезображенного тела.

Я убрал со шлема кровавый метановый пузырь Ветра и стал ещё  яростнее и точнее стрелять. Вскоре я заметил того самого человека, который убил Ветра. Я покончил с ним, выстрелив из подствольника. Это был зуб за зуб. Кровь за кровь.

Пришло самое время, идти напролом. Я взял собой Фила и ещё девятерых сородичей, на штурм ворот. Остальные одиннадцать выживших остались нас прикрывать.

Боевой дух людей был сломлен, но они отчаянно сопротивлялись. Мне удалось легко проскочить. И вскоре мой небольшой отряд был перед воротами, практически в безопасности.

Я заложил фугас на ворота, и мы все отошли. Спустя пять секунд ворота разнесло в клочья.

- А теперь все - за мной! – скомандовал я, и мы проникли внутрь территории базы.

Многочисленный отряд людей преградил нам дорогу. Во главе отряда был их генерал. Несмотря на годы, он держал в руках солидных размеров миниган.

С первого выстрела из минигана по мне и завязался бой. Я почувствовал огромное давление, но пули отлетали от экзоскелета.

Спустя несколько секунд я пришёл в себя и ответил не менее мощным оружием – старой доброй гранатой.

- Лови лимонку! – крикнул я и бросил гранату к ногам генерала с миниганом. В следующее мгновение мало что осталось от генерала, его минигана, и нескольких солдат прикрывавших его.

Остальных людей мои сородичи добили из подствольных гранатомётов. Это было кровавое месиво. Различные части тела, и кровь плескали во все стороны, на фоне поднявшейся пыли.

Когда туман рассеялся, ничто не мешало нам пройти внутрь военной базы. Лишь большая кровавая лужа, которая осталась от когда-то яростной хваткой защищающих эту базу людей.

Нас осталось всего двенадцать.

- Мне нужно всего трое добровольцев. И пусть кто-нибудь, вызовет наш корабль, чтобы взять тела павших сородичей. Ну-с, кто со мной?

- Я с вами, Аррасан, - выкрикнул Фил и подошёл ко мне. Я посмотрел в его лиловые глаза. Ему можно было доверять.

- Полагаю, я вам пригожусь, - присоединился ко мне лейтенант Шторм, единственный из моих выживших сородичей, у кого была синего цвета чешуя.

- Я вслед за Штормом, - промолвил Атлас.

Я повёл свой небольшой отряд в глубину базы. Сзади меня виднелся наш большой крейсер.

Внутри базы было полно длинных коридоров, стены которых были облицованы листовой сталью, которая отражала нас почти, как зеркало.

Неожиданно на конце коридора, совсем близко, я заметил проходящего человека. Он был похож на техника.

При виде нас он упал на свою пятую точку и уставился на нас. Потом  он попытался отойти, карабкаясь по полу, но он был очень скользким.

Я посмотрел человеку в глаза, полные страха и окончил его жизнь выстрелом из пистолета. Его тело, совершив кувырок, упало, как и полагается для мертвеца - лицом в пол.

- Но он же был всего лишь техником! – закричал Шторм и я угрожающе приставил дуло пистолета к его носу.

- А Марл был всего лишь разведчиком. Какая к чёрту разница, если ты только не хочешь оказаться на месте этого техника? – злобно парировал я.

- Шторм, ты знал, на что идёшь. Не нужно раздражать Аррасана. Может быть, ты не терял брата, но думаю, не так сложно понять – это нелегко, - поддержал меня Атлас.

- Атлас дело говорит, - поддержал Атласа Фил.

- Простите мне мой характер, но я не терплю тех, кто поддаётся воле эмоций, - виновато пролепетал Шторм.

- Но, тем не менее, ты пошёл за мной. Я тебя не держу, Шторм, если тебе не нравится. Но вряд ли твои друзья оценят такой малодушный поступок, - говорил я со Штормом, не как с моим солдатом, но как со своим другом.  

- Ладно. Гм. Убери свой пистолет от меня, - всё ещё виноватым тоном сказал Шторм, и я, опустив пистолет, положил его в кожух.

- И так, клуб анонимных предателей отменяется, а теперь давайте докончим начатое.

Вскоре, по мере нашего движения по коридорам стал слышен шум работающих машин.

Внезапно из-за конца коридора появился отряд людей. У одного из них был гранатомёт, и он со скоростью змеи произвёл первый выстрел, целью которого был явно я.

Ракета угрожающе сокращала дистанцию до меня, грозя своим острым носом.

- Ложись! – скомандовал я, но сам не успел лечь.

Меня поразила боль в груди и спине, а в ушах лишь звенел свист. Я ничего не видел и не слышал, меня отбросило на бок.  

Вскоре дым рассеялся, а мои друзья вовсю отстреливались от врагов. Но я не слышал ни единого выстрела. Только свист в ушах.

Части моего экзоскелета валялись около меня. Если бы не он, то от меня бы и мокрого места не осталось.

Я поднялся на ноги и схватился за винтовку, начав вести огонь. Теперь на мне уже не было экзоскелета, и я почувствовал на своей шкуре, что это значит.

Пули хоть и отлетали от моей чешуи, но это было больно. Окончательно не придя в себя, я стрелял не очень метко, но всё же смог попасть в двоих. Спустя мгновения победа была в наших лапах, а слух вновь вернулся ко мне.

Я снял с себя остатки экзоскелета и дошёл до конца коридора: стены были в человеческой крови, несколько выживших людей ползали по полу.

Я поступил с ними, как и со всеми остальными.

Справа была стеклянная дверь, с немного побитыми из-за боя стёклами, которая вела на завод.

Станки и конвейеры неустанно трудились над изготовлением деталей для ракет. А вдали стояли и сами ракеты, величественно высившиеся до потолка.

Дюжины техников трудились здесь не покладая рук. Они оказались лишь не в том месте, не в то время.

- Кончайте их, - скомандовал я.

Довольно быстро мы покончили с техниками. Теперь их кровь и мозги украшали некогда гладко отполированные машины и станки.

Мы заминировали всё в огромном помещении. Таймер был поставлен на двадцать минут. За это время я планировал осмотреть ещё и морг, а после эвакуироваться с территории базы.

- Возможно, мы найдём Марла в морге. С ним был ещё Пепел, - печально молвил я.

- Что если кто-то из них ещё жив? – не терял надежды Фил.

- Фортуна улыбается не всем. Эта истина стара, как мир, - дополнил разговор Атлас.    

В небольшом помещении морга тускло мигал свет, а воздух был пропитан смертью. В конце коридора, справа в углу я нашёл Пепела. Он был жив, но ранен в плечо. В его глазах было видно помешательство. Он был в шоке и вряд ли мог сказать что-то связное.

- Пепел, очнись! – попытался привести его в сознание я. Даже похлопывания по щёкам не возымели действия.

- Тьма наступает, - в бреду произнёс загадочную фразу Пепел.

Я помог ему подняться и потащил на спине. Это даже было хорошо, что он ничего не понимал, ибо сознание не принесло бы ему ничего приятного.

На фоне молнии прогремел сильный взрыв, и над базой поднялся большой с неровными краями гриб. Шум взрыва был дополнен раскатом грома.

Наш крейсер был уже на месте.

- Отпусти меня, я, кажется... могу идти сам, - услышав эти слова из уст Пепела, я обрадовался, что он пришёл в себя, и отпустил его. Но в тоже мгновенье обнял:

- Я уже было подумал, что ты не придёшь в себя, - мягко проговорил я.

- Всё в порядке. Я просто кое-что потерял, - как ни в чём не бывало, произнёс Пепел.

- Где Марл? – спросил я у Пепела.

- Его зачем-то увезли в Лондон. Он... мёртв, - опустил голову Пепел.

- Смерть Марла не останется безнаказанной! – в этот момент сзади меня сверкнула молния, и прогремел настолько сокрушительный гром, что я сотрясся под ним. Я отпустил Пепела, посмотря в его безрадостные тусклые глаза и собирался было пойти, но Пепел остановил меня своим серебристым голоском:

- Куда же ты? Это верная смерть, - попытался остановить меня Пепел.

Но я его не слушал. Мне было уже всё равно. Я знал, зачем я на этой планете и никакая сила уже не могла остановить меня. Если не я, то кто тогда отомстит?

      Акт IV. Последний рывок.

Я устремился в небо, распрямив свои могучие крылья. Лондон был подо мною - люди внизу казались ничтожными разно одетыми муравьями. Все казалось, наблюдали за моим полётом. Некоторые начали в панике прятаться, думая, что видят перед собою саму смерть. Но моей целью не был Лондон. Меня больше привлекала его главная площадь, на которой шло массовое выступление.

Тысячи людей собрались чтобы послушать речь своего лидера – фельдмаршала Джона Снефкинса, недалеко от которого стояла огромная железная клетка с Эминорой. Она была жива.

Вскоре всё внимание толпы было сосредоточено на мне. Я начал приземляться и люди в страхе расступились для меня. Трусливые – бежали. Все остальные же остались в предвкушении грандиозного события.

- Ваша тирания – это прошлый век, фельдмаршал! Если вы будете вести эту войну с нами, то от вашей планеты ничего не останется, уж я постараюсь, - выкинул я дерзкую речь. И толпа ахнула.

Фельдмаршал подошёл ко мне, поблёскивая своими погонами на плечах и золотыми пряжками на прекрасных ботинках. Он махнул своим тёмно серым плащом и, топнув, агрессивно ответил мне:

- Жалкая ящерица! Ты не навяжешь мне свою волю! Я всегда вас ненавидел! И даже то, что вы свели на нет мой план уничтожения вашей планеты – не поможет вам! М-а-а-а-рл!

Из-за небоскрёбов появился мой брат, и приземлился чуть дальше от меня. И в ту же секунду набросился на меня. Я успел лишь рассмотреть, что его глаза были тёмными, словно темнейшая тьма.

В яростном бою мы сносили всё и вся на своём пути, вонзая когти, друг в друга. Вскоре мне удалось отбросить брата в сторону. Он лишь злобно зарычал на меня. Это был уже не он. Я схватил фонарный столб, и утихомирил Марла метко по голове. Он отлетел в сторону и упал на бок – без сознания.

Фельдмаршал сверкнул большим чёрным перстнем на пальце и преградил мне путь тёмно-серым энергетическим щитом, против которого я был бессилен.

Но это был не конец. Эминора внезапно вырвалась из своей клетки и оттолкнула фельдмаршала своим хвостом. Жаль наконечник её хвоста был пушистым.

Поле исчезло, а я возвысился над генералом. Тот лишь беспомощно лежал на боку, переводя дыхание. Он сверкнул своим перстнем, и нас с Эминорой оттолкнуло, а путь к фельдмаршалу преградил новый энергетический щит. 

- Перстень Тьмы... – прошептал Марл и вновь отрубился. И тут ко мне пришло внезапное озарение! Лишь Свет мог помочь нам в этой великой битве! Свет любви!

- Эминора, ты должна помочь мне. Просто поцелуй меня, - мягко начал я.

- Но зачем? Я тебя не знаю, - получил отказ я, но сдаваться было нельзя: я немедленно подошёл к Эминоре и наши языки сплелись  в едином поцелуе, который длился несколько десятков секунд. Казалось, всё перестало существовать для нас.

Когда я закончил – энергетический щит исчез, а Эминора недоумённо смотрела на меня, но она была явно довольна мной.

Фельдмаршал вновь попытался навести свой перстень, но он ему уже не мог помочь.

- Прощайте, фельдмаршал! – это было последним, что слышал фельдмаршал Джон Снефкинс от меня перед своей смертью. Я изрыгнул на него столп пламени, и фельдмаршал сгинул в нём, как и перстень Тьмы вместе с ним.

«Бараны у власти долго не живут», - произнёс я, смотря на мерно догорающее пламя.

В то мгновение Марл пришёл в себя и избавился от влияния перстня. Мой брат, поднявшись на ноги, подошёл ко мне и сказал:
- Теперь всё кончено. Я думал, что умру, но люди смогли вернуть меня к жизни. Теперь я наполовину машина. Искусственное сердце, искусственные лёгкие. И чешую искусственную умудрились натурально покрасить. Хороших художников подогнали.

- Я уже было расстался с тобой! – произнёс я и обнял брата, а он обнял в ответ меня.

- Как там поживает генерал Фларс?

- Похоже, его мечта сбылась. Полагаю, теперь войны не будет... Если бы ты видел, скольких я положил за тебя! – радостно заключил я и обнял брата ещё крепче.

- Ну, всё. Кхм. Хватит. Вон уже наш крейсер подлетает, - сопротивлялся мне Марл, и я отпустил его.

- С Пепелом всё в порядке? – спросил Марл, смотря в небо.

- У него шок, но думаю, всё пройдёт, если он увидит тебя живым, - успокоил я своего брата и он приободрился.

Пепел сошёл с трапа крейсера и, увидев отца, побежал к нему, весь солнечный и радостный. Он обнял Марла за шею:

- Ты жив! Я думал, что навсегда потерял тебя...

- Это долгая история, сынок. Я расскажу тебе всё потом.

- Теперь осталось лишь объяснить всё людям. Нечего держать их в неведеньи, - обратился я к Пепелу, зная о его умении красиво вести речь.

Он взял микрофон и начал свою речь, сочиняя на ходу:

- Мы все здесь стоим на пороге новой эры, которая знаменует наше совместное сотрудничество. Теперь, когда фельдмаршал Джон Снефкинс – мёртв, вы все свободны от его тирании. Я полагаю, многие понимают, что нет смысла в нашей войне. Она принесёт лишь смерть. Я же хочу объявить вам о том, что мы не имеем никаких злых намерений. Наши цивилизации должны помогать друг другу.

Толпа восторженно ликовала. Наша миссия здесь была уже окончена. Вскоре некоторые другие наши - уже не боевые корабли прибыли на главную площадь Лондона.

Эминора не сразу согласилась пойти за нами, но потом всё же присоединилась к нам и вскоре, она, я, Марл и Пепел отбыли на родную планету.

Генерал Фларс повысил Марла до звания подполковника, но Марл отказался от внеочередного звания. Меня же повысили до капитана.

Так, как туманный Альбион больше не мешал людям установить с нами дружественные отношения - наши цивилизации начали взаимовыгодно сотрудничать.

Вскоре у меня появилось сразу трое детей от Эминоры. Одна девочка: её назвали Розой и два мальчика: Ремми и Тень.

Я поклялся, что никогда не отдам брата на произвол судьбы и буду стоять за него горой до последнего, если придётся. Поклялся, что никогда не брошу Эминору, что буду воспитывать наших детей, несмотря ни на какие преграды, на своём пути.

Похожие статьи:

РассказыДоктор Пауз

РассказыПограничник

РассказыПроблема вселенского масштаба

РассказыВластитель Ночи [18+]

РассказыПо ту сторону двери

Рейтинг: 0 Голосов: 0 367 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий