fantascop

Грот

в выпуске 2019/02/18
5 февраля 2019 - Шушканов Павел
article13894.jpg

Когда живёшь на маленьком скалистом острове посреди океана, нельзя не уметь плавать. Этот навык приходит сам, как первый вздох, первые шаги. Пожалуй, даже большинство местных мальчишек поплыли раньше, чем научились ходить. Но Марес не умел. Море было его домом и наказанием одновременно, а ежедневные игры со сверстниками на берегу - пыткой. Он сидел на мокрых камнях, обняв коленки, и отчаянно завидовал извивающимся в глубокой воде мальчишкам. Он не умел нырять, боялся, когда вода касалась лица, и паниковал, когда она затекала в нос и уши. Он чувствовал себя сломанной игрушкой в воде, когда непослушные ноги, не смотря на попытки ими барахтать, казались тяжёлыми и тянули вниз.

Нельзя сказать, что его не учили. Каждый день кто-нибудь из приятелей активно брался за это безнадежное дело, но скоро бросал и виновато скрывался в глубине, а Марес брел на берег на знакомые камни.
В тот день, когда море подарило Маресу неожиданный подарок, оно едва не забрало его жизнь.

В широтах, где находился остров Иль, море редко было спокойным. О северное побережье разбивались кипящие волны - отголоски близкой Большой Волны, а на южном мелководье был окружённый скалами залив, где холодные воды сменялись тёплыми, прогретыми полуденным солнцем. Формально остров Иль никому не принадлежал из-за расположенного здесь маяка, но из ста тридцати его обитателей больше половины имели конкордийское гражданство. Тут не было воздушного порта, как и морского. Вообще ничего, кроме громады маяка, устремленной в низкое небо. Даже маршруты дирижаблей пролегали далеко в стороне - их серебристые иглы можно было рассмотреть в хорошую погоду с вершины маяка.
Но на маяке Марес не был никогда. Его мать не работала в группе обслуживания, а значит, не имела доступ за периметр. Конечно, никто это правило строго не соблюдал, но на все просьбы Мареса провести его на смотровую площадку, мать отвечала уклончивым отказом. Она держала меленькую конторку по регистрации сделок в поселке, где кроме нее работал на неполный день островной чтец. Отца у Мареса не было.
Новый день начался с встречи восхода на холодных камнях.

- Марес, идём к нам, - мальчика махал рукой, а с его длинных волос и лица стекала вода. - Не бойся, тут мелко.

Марес покачал головой. Лезтьв холодную воду не хотелось, как и делать вид, что любишь воду, опасаясь следующим шагом по сколькому дну провалиться в глубину, в коварную ямку.

- Ну, как знаешь.

Стайка мальчишек скрылась за гребнем волны. На рассвете можно было встретить гребнехвостов, стремящихся на мелководье.

Некоторое время Марес кидал камушки в глубину, потом царапал острым осколком свое имя на скале. Когда ежедневные занятия наскучали, просто смотрел в воду на притворно близкое дно.

Гребнехвоста он заметил сразу. Золотистая спина блестящим горбом выглянула из воды, а затем по волне вильнул шипастый хвост. Рыбы стремились сюда на мелководье едва солнце касалось скал и из мелких норок вылезали морские блохи. Они кишели у самой воды, а иногда их подхватило волной и уносило от берега на пир иглохвостых рыб. Остальные обитатели моря морскими блохами брезговали.

Гребнехвосты не опасны. Их иглы выглядят угрожающе в воде, но на ощупь они мягкие и студенистые. Поймать гребнехвоста почётно, если сделать это голыми руками, но практически невозможно. Сколько себя помнил Марес, удалось это однажды лишь Агнеру. Он счастливый стоял в воде и держал рыбу двумя руками всего пару секунд, прежде чем она вырвалась обратно в волну, оставив на его спине красный отпечаток хвоста.
Марес аккуратно опустил ногу в воду. Она показалась ледяной. Рыба словно не замечала опасность, продолжая делать круги у самой поверхности. И Марес скользнул с камня в воду и оказался в ней сразу по грудь. От холода сразу перехватило дыхание, а рыба, словно издеваясь, вильнула совсем рядом, едва не задев его ногу.

Марес резко погрузим руку в воду, и лишь слегка коснулся хвоста. Потревоженная рыба погрузилась на дно и сделала ещё один круг.

- А ну замри!

Второй выпад был менее удачным. Третий увлек Мареса в глубину до самого подбородка. Знакомый приступ паники заставил его бешено колотить руками по воде, но неожиданный удар волны в спину выбил дно из-под ног, а отступающая волна потащила с глубину. На мгновение Марес высунул лицо из воды, как его накрыло новой волной и потащило по дну. И потом новый толчок вышвырнул Мареса из пены в темноту.

В темноте было тихо и спокойно. Он лежал под толстым пледом и смотрел в потолок. В предрассветном сумраке начинали проявляется очертания мебели. Вот его стол, он же обеденный. Мама аккуратно убирает его поделки из ракушек и коллекцию камней, когда они садятся есть. Над столом полка с дюжиной книг. Книги мамины, но Марес знает их почти наизусть. Два стула со сломанными спинками, комод, вот, пожалуй, и всё. Мамина раскладушка собранная стоит у стены – видимо уже на работе. Марес резко сел в кровати и потер глаза. Неприятный осадок от беспокойного сна не спешил отпускать.

- Ты чего не спишь?

- Мам? Я думал, ты уже ушла.

- Да, уже собираюсь.

Она погладила его по макушке и поцеловала в висок.

- Как спаслось?

- Снова снилось, что тону.

- Так вот чего ты ворочился всю ночь. Я думала, опять зубы болят.

Марес смотрел в окно. За пыльным стеклом мокли под мелким дождем серые скалы. Море колыхалось и накатывалось на берег тяжелыми холодными волнами.

- Странный сон видел утром, - сказал он. – Совсем другой пляж. Странный. Он был желтый от мелкого сухого песка, а море казалось зеленовато-синим и очень чистым. И небо, странное голубое небо.

- Голубое? – задумчиво переспросила мама, выискивая среди залежей ракушек карандаши.

- Очень голубое, не серое как у нас. Солнце было маленьким, но очень ярким, даже ослепительным, каким оно никогда не бывает. На пляже было много людей, и в воде тоже много. Они казались счастливыми. А в море вдали были огромные корабли – как торговые корабли Конкордии, только красивее, а в небе странные машины с крыльями.

- Машин с крыльями не бывает, Марес, - тихо сказала мама, - они тяжелее воздуха.

- Ну, это же сон. И они были красивые. Серебристые. И летели очень быстро и очень высоко.

Мама рассеяно улыбнулась.

- Ты фантазер. Что будешь делать днем?

Марес пожал плечами.

- Схожу в библиотеку маяка, потом поброжу по берегу. Как обычно.

- Молодец. Найдешь новую книгу – неси домой. К скалам не ходи. Прошлый раз я обыскалась тебя, думала, утонул.

- Это в венс, когда я был дома?

- Дома. Только одежда вся мокрая и в песке.

Марес развел руками.

Оставшись один, он наспех позавтракал остывшим омлетом, натянул шорты и побежал к маяку.

Библиотека маяка пряталась за утесом, вдали от низких домиков и причала. Издалека ее и библиотекой назвать было нельзя - еще одна рыбацкая хибарка под скалой. Однако, за тяжелой дверью скрывалось нечто совсем невообразимое для такого острова, как Иль. На узких полках вдоль стен стояли маленькие томики в одинаковых серых обложках, и их было не меньше сотни. Они стояли вперемешку с красивыми морскими раковинами и сувенирами из Конкордии и Республики. Каждое утро смотритель аккуратно протирал пыль с выпуклых корешков, моделей дирижаблей, ракушек, стеклянных статуэток и расставлял все на прежние места. На его столе между стеллажами возвышалась стопка газет из двух столиц на трех языках, очень старый глобус и декоративная чернильница, которой, впрочем, смотритель пользовался по назначению.

Старик всегда смотрел на постоянного посетителя поверх очков, качал головой и сокрушался, что из книг его библиотеки самую неинтересную Марес прочитал уже как минимум трижды, не говоря о других.

- Тебе пора начинать читать газеты, пти саван.

Привычка вставлять в беседу конкордийские слова была в нем неискоренима.

- Что в них интересного, - отмахнулся Марес и уставился на корешки знакомых книг.

- А вот и не скажи! - старик поправил очки и развернул верхнюю газету из стопки. - Вот смотри-ка. Экспедиция толкователя Лагранжа обнаружила признаки обитания неизвестного морского чудовища вблизи Гряды Волнорезов. По свидетельствам очевидцев, длина монстра превышает размеры республиканского линейного крейсера, а издаваемый им звук может посоревноваться с грохотом Большой Волны.

- Не вы ли, хранитель Саваж, учили меня не доверять всему, что слышишь?

Старик нахмурился и поправил очки.

- Не тот случай, пти саван. В мире есть действительно поразительные вещи, о которых мы даже не слышали, или же не хотим их замечать. Многие просто отмахиваются от них или принимают как должное, сосредоточившись на более мелких, мелочных, делах. Но, я уверен, все это не про тебя, мон гарсон. Или, совсем не то место, где тебе следовало бы жить.

- И вы снова скажете, что мое место в городе Жерло, - засмеялся Марес.

- Именно! В библиотеках города толкователей и хранителей, а не тут, среди рыболовных сетей. Три десятка книг - слишком мало для познания мира. Иногда я подумываю начать писать книги для тебя сам, вот только на этом острове совсем нет бумаги. Впрочем, я придумал кое-что получше.

Библиотекарь полез в ящик стола и долго копался там, вытаскивая какие-то пыльные карточки, сломанные часы, кличи он неизвестных замков.

- А что это? - Марес указал на карандашный набросок, искусно, впрочем, выполненный, занявший ранее пустовавшее место на стене. На сером листке в деревянной рамке по неспокойным волнам плыл парусник, огибая острые скалы из тени которых тянулись в его сторону огромные, свитые кольцами щупальца. Из волны на корабль смотрел огромный глаз с угольно черным зрачком, смотревшем, казалось, совершенно безучастно, не на корабль, а на самого Мареса. Подобные картины рисовали и мастера Конкордии и Республики. Даже в городе Жерло стены библиотек украшали жуткие морские фрески. Вот только на них за кораблями гнались невероятно крупные рыбы-молоты, а тут нечто совершенно непохожее ни на что, кошмарное, таящееся, словно отголосок сна на краю сознания.

Саваж мальков взглянул на картину.

- А, я знал, что ты заметишь. Один слушатель эфира рассказал мне эту историю, а я как мог зарисовал. Это не наш мир - это Ганимед. Постой, ведь ты же знал, что там тоже живут люди?

- Да, хранитель Саваж. И то, что мы никогда не встретимся с ними, поскольку секреты космических полетов утрачены века назад, еще до того, как солнце стало большим, а миры Планеты теплыми.

- Да, мы лишь можем ловить сигналы в эфире, не заглушенные помехами Планеты и передавать вести и нашей жизни друг другу. Вот - это история о корабле в океане Ганимеда, едва не попавшего в щупальца чудовищного зверя. Я думал, что тебе будет интересно.

- Мне, и правда, интересно... Как вы думаете, хранитель Саваж, мы когда-нибудь увидим их?

- Этих чудовищ? Надеюсь, что нет, мон гарсон.

- Да нет же, я о людях из соседнего мира. Интересно, какие океаны там?

Саваж пожал плечами.

- Меньше наших и теплее. Много высоких скал, под самое небо и впадин невероятной глубины.

Марес дотронулся до рисунка. Монстр на нем, казалось, шевельнулся под его пальцами.

- Я видел совсем другой океан во сне, хранитель Саваж. Странный теплый океан под белым ярким солнцем.

Старик застыл с толстым блокнотом, выуженным из ящика стола, озадаченно посмотрел на Мареса.

- Теплый океан, говоришь?

- И странные аппараты, которыми было заполнено небо.

Старик отложил блокнот и покопавшись в газетах извлек оттуда неровную вырезку. На плохом снимке виднелся неуклюжий аппарат с сдвоенными крыльями и двумя пропеллерами. Он поднимался над черепичными крышами домов.

- Такие?

- Похожи. Но те были намного больше и летели выше.

- Угу, - старик сложил заметку пополам и сунул ее в блокнот. - Вот что, Марес. Я хочу подарить тебе эту вещь - блокнот для заметок. Память не надежна, а книги тяжело достать и еще сложнее оставить себе. Но вот выписывать интересны вещи и хранить их ты теперь можешь. Когда однажды ты окажешься в библиотеках города Жерло, тебе будет мало этой скромной книжки, но до того момента она - твой билет туда. Не упускай ни одной мелочи и записывай все новое, что узнаешь. А начать тебе следует со своего странного сна.

- Просто сон, хранитель Саваж.

- Просто снов не бывает. Они - продукт колоссальной работы твоего мозга.

Марес взял в руки увесистую книжку с желтыми страничками. Она была обтянута кожей, а из-под шершавого корешка торчали вырезки из старых газет. Прикасаться к ней было страшно - такие вещи очень редки и дороги, куда дороже, чем белая бумага, еще не подвергнутая переработке, которой Марес никогда не видел. Такой блокнот следовало немедленно отдать маме, зная, как важна ее работа и насколько полезным он может стать для нее. Но едва коснувшись корешка, Марес понял, что не сможет расстаться с ним. Хотя не так легко что либо спрятать в их маленьком доме среди скудных пожитков.

- Это правда мне, хранитель Саваж?

- Да. Забирай и можешь не благодарить. Скажешь спасибо на корешке первой своей книги, которую издадут двумя десятками экземпляров в стенах Репозитория города Жерло.

Он усмехнулся.

- Ну все, иди. Новых книг и подарков на сегодня больше нет.

Марес вышел под холодную морось, торопливо спрятал подарок за пазуху. Оранжевый диск солнца сиял где-то далеко, за толстой пеленой облаков, поднимаясь все выше. Марес хотел бы подняться над низкой пеленой в чистое небо, увидеть косматое солнце, которое так редко появляется в небе в этих широтах, посмотреть, насколько похоже оно на тот яркий горячий шар из сна.

- Эй, Марес!

Он обернулся и увидел мальчишек. Один из них прижимал к груди мяч, видавший не одно поколение жителей Иля.

- Ты что тут делаешь?

- Ищу книгу для мамы, - неловко оправдался Марес. Своей болезненной тяги к чтению он стыдился.

Мальчишка с мячом кивнул.

- А что там прячешь?

- Книгу. От дождя.

- Ясно. Ладно, до встречи.

Они зашагали к низкому холму, за которым пряталось маленькое самодельное поле для боллинга.

- Эй, а можно с вами?

Мальчишки обернулись. Старший переглянулся с остальными и шагнул вперед.

- Марес, а как ты выжил?

Марес недоуменно качнул головой.

- Ты же утонул. Ты не умеешь плавать, а были волны и прилив. Как ты выбрался?

- Меня выкинуло на берег.

- На высокий берег? Так не бывает. Мы искали тебя часа два, Марес. Тебя затянуло под скалу, в...

- Тсс, - мальчишка справа предупреждающе зашикал. - Не говори об этом.

Марес шагнул ближе, и мальчишки невольно попятились.

- О чем?

- О гроте, болван. Ты еще не понял? Тебя затянуло в грот.

Грот был легендой мальчишек Иля, настолько жуткой, что о ней старались не вспоминать. Считалось, что грот затянет тебя в любом месте острова, если будешь думать о нем. О том, что творилось в гроте, версии были разные и одна страшнее другой. Марес никогда особо не доверял этим рассказам, подтверждения которых не находил в книгах библиотеки.

- Неправда, я начал тонуть, но волна выкинула меня на берег.

- Да, конечно. Через несколько часов.

Марес пожевал губу. Мальчишки молча стояли шагах в пяти о него.

- Так можно с вами?

- Давай завтра, Марес. Сегодня мы не собирались играть.

Стайка детей скрылась за холмом. Марес молча следил за тем, как они удаляются. Кожаный переплет маленькой книжки приятно грел под тонкой рубашкой.

С Острова Иль не видно Планету. Никогда, даже в те времена, когда тучи расходятся, обнажая высокое небо. Видны звезды, стремительные луны, включая близкий Ганимед, океаны которого он никогда не увидит, где такие же люди как он борются с морскими чудовищами из глубин морей, а радиобашни передают в эфир короткие весточки. И давно замолчавший Каллисто.

Ночью он не мог уснуть. Сквозь надвигающийся было сон на него смотрели, словно из глубины, огромные глаза с той самой гравюры, а затем он проваливался в лабиринт бесчисленных коридоров и открывал глаза, чувствуя, что сон бесследно исчез. Осталось только чувство тревоги и ощущение опасности. Казалось, что за плотно закрытой дверью не каменистая равнина и мелкий моросящий дождь, а все те же коридоры с затопленным по щиколотку полом в свете мерцающих красных ламп.

Шторы плотно закрыты - солнце еще не село окончательно. В полумраке, как на плоской картинке, очертания мебели, книг. Под тонкой подушкой ощущается корешок блокнота, в который он так и не решился записать подробности своего сна.

- Опять не спишь?

Мама со стаканом воды села у него в ногах, взъерошила короткие волосы.

- Плохие сны?

- Просто не хочется спать. Мама, ты слышала историю про грот?

Она улыбнулась.

- Ваши мальчишеские выдумки. Слышала, что это жуткое место, прямо мороз по коже. Но ты же не думаешь писать о таком в блокнот, который подарил тебе библиотекарь Саваж.

Марес вздрогнул Корешок под подушкой стал чем-то призрачным, но еще более дорогим, чем прежде.

- Я не...

- Я видела, как ты прячешь его под подушку. Очень дорогая и редкая вещь, но ты же не думаешь, что я заберу его у тебя?

Марес пожал плечами, но не ответил.

- Когда-нибудь он пригодится тебе.

- В библиотеках города Жерло, - добавил Марес заученную фразу.

- Именно. А теперь спи.

- А что такое репликация? Это голос из моего сна. Репликация завершена. Что это?

Ответом было молчание. Мама поправила ему подушку и ушла. В тишине капала вода из плохо закрытого крана, за окном шумел океан.

- Марес!

Он поднялся в кровати, протирая глаза. Видимо, он все же уснул и проспал до самого утра.

- Марес вставай, мы опоздаем!

- Куда?

На острове иль никто никуда не спешил.

- На корабль. Быстрее. Бери только то, что сможешь унести.

На полу стоял раскрытый чемодан, из которого торчала стопка одежды и несколько книг.

- Почему, куда? Пассажирские корабли к нам не заходят.

- Значит, отправимся на грузовом.

Она подошла к нему и прижала ладони к его щекам. Он давно не видел ее лицо так близко. В глазах тонкая красная сетка, словно после бессонной ночи. Она сжала тонкие губы в ободряющую улыбку, но получилось не очень убедительно.

- Марес, Саваж прав, ты пропадешь здесь.

- А как же дом, работа?

- Все это будет и в другом месте. Поторопись. Возьми куртку и вот этот чемодан.

Взгляд Мареса тревожно скользнул по коллекции камней, по стопке книг, которые не унести. Он поднял подушку и сунул теплый блокнот в карман куртки.

- Через сколько корабль?

- Пора бежать.

Мама наспех прикрыла покрывалом оставшиеся вещи, словно планировала вернуться.

- Идем!

За порогом Марес привычно шагнул в сторону перекрестка, от которого тянулись дороги к пору и к маяку.

- Нет! Сегодня вниз. Так быстрее.

- Так дольше.

Она не ответила и потащила его к пустынному берегу. Вдоль скал тянулась узкая тропинка, которой давно никто не пользовался. Марес обернулся и посмотрел на дом, который с каждым шагом все больше скрывался за скалой.

 

Старший наблюдатель сидел на обломке скалы и кидал в воду мелкие камешки. Пена набегающих на берег волн почти касалась его сапог.

- Вы закончили, мастер наблюдатель? - помощник торопливо козырнул и потянулся за перчатками.

- Нет, подождем еще.

- Скоро вода поднимется.

Время прилива. Над головой сиял отраженным светом влекущий к себе воды океанов Ганимед.

- Знаю.

Берег был пуст. Никого и ничего, кроме катера под конкордийским флагом, забросившего якорь прямо на берег. Мотор еще не остыл. Когда что-то случается на маяке, конкордийские власти присылают наблюдателей быстрее, чем далекая Республика. Смотритель маяка стоял здесь же, возле наблюдателя и его помощника. Еще один человек лежал в воде, лицом вниз.

- Где же она?

- Послали за ней уже давно, - виновато произнес смотритель.

- Надеюсь, вы не сообщили ей причину?

Смотритель промолчал, опустив голову.

- Болван!

- Я могу начинать?

Помощник наблюдателя вытянул тело на камни, перевернул. В низкое небо безучастно смотрели глаза Мареса Кассини.

 

- Багаж в трюме, - коротко доложил эрза-капитан и неловко сунул за пазуху стопку цветных купюр. - Если захотите пообедать, скажите мне.

- Насколько быстро мы пойдем?

Эрза капитан понимающе кивнул и склонился ближе. От него пахло соляркой и солью.

- Прямо на север в свободные воды и через день будем в ближайшем порту, где ходят воздушные корабли. Ни одна конкордийская собака за нами не сунется, если это вас интересует, госпожа Кассини.

Она кивнула.

Марес стоял у борта и смотрел, как гребной винт вспенивает воду. Совсем не похоже на парусные лайнеры далекого севера и не такого уж далекого юга. За стеной тумана медленно таяла громада Иля. Только маяк еще возвышался над белой пеленой. На мгновение ему показалось, что он видит фигуры на берегу и не просто случайных прохожих, а библиотекаря Саважа. Сгорбленная усталая фигура на камне - это мог быть только он, вот только что ему делать на берегу? Марес неловко поднял руку и помахал. Конечно, его не было видно на быстро удаляющемся баркасе. Марес сунул раку за пазуху и прикоснулся к шершавому корешку. Блокнот плотно сидел в его кармане и никуда не собирался исчезать.

- Привет, - мама подошла и обняла его за плечи. Сильнее, чем обычно. А может просто показалось. Сегодня все не так. Один из тех странных дней, когда все не так.

Иль совсем исчез за горизонтом.

- Проголодался? Пойдем поедим. Впереди долгий путь. 

 

Рейтинг: +4 Голосов: 4 108 просмотров
Нравится
Комментарии (5)
DaraFromChaos # 5 февраля 2019 в 17:53 +2
отшень красиво :)
Паш, ну вот выыычитать бы sad хнык... в первом же абзаце "не смотря" cry
Шушканов Павел # 5 февраля 2019 в 18:04 +3
cry опять я на те же грабли. Слишком довериться Word.
Renata Kaman # 5 февраля 2019 в 18:55 +3
понравилось настроение рассказа.
плавно текущие строки.
спасибо!
Евгений Вечканов # 5 февраля 2019 в 19:13 +2
Плюс. Интересно. Мне понравилось.
Будет продолжение?
Шушканов Павел # 5 февраля 2019 в 19:30 +2
Это целая серия. Я начал ее рассказом Цетус, продолжил в Крыльях и волнах, а всего рассказов 20 планирую. Связанных между собой, конечно.
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев