1W

Гул земли...4

в выпуске 2015/03/02
13 сентября 2014 -
article2399.jpg

Санька вздохнул и нагнулся, по привычке проверяя крепость ржавой лестницы. Лестница была крепкая, несмотря на слой ржавчины. Подумалось, что перчатки тут не помешали бы. Но портить свои фирменные прорезиненные, в канализации, не хотелось. Спустился вниз по стволу. Следом за ним слез Кривой. Крот, пошел последним. Привычно оглянулся — нет ли кого поблизости. Потом прыгнул вниз, успев уцепиться за поручни. Став на ступеньку, выпрямился и, орудуя небольшой фомкой, натянул крышку люка обратно.  Внизу под стволом шахты его ждали. Вжавшись в стену, Санька старался дышать ртом. Ибо его чувствительное обоняние безнадежно травмировалось парами, поднимающимися снизу, где текли мутные воды реки Стикса, как называли канализацию местные аборигены.
— Ну вроде нормально зашли, — сообщил Крот друзьям. — Без шума вошли. Теперь одеваемся. 
Раскрыв заплечник, он вытащил туго скрученные прорезиненные штаны, которые передал ребятам и три самодельных обруча, на которых были закреплены светодиодные фонарики.
— Куртки не достал. Но и так сойдет. Нырять не будем.
Кое-как, балансируя на одной ноге, Санька натянул штаны, запихнул концы брючин в ботинки и накрепко затянул. Не хватало еще, чтобы помои в ботинки затекли. 
— Это вот надень. — Крот протянул тонкие пластиковые бахилы с длиннющим верхом, доставшим почти до колен.
Упаковавшись, Санчо вздохнул с некоторым облегчением. В таком виде не так противно будет идти. Но вздох облегчения пришлось подавить, ибо со дна такие миазмы поднимались, что аж на слезу прошибало. 
— Ну и срач, — выдавил он, наконец-то включив фонарик и осматриваясь кругом. 
Прямо под люком валялся мусор, почти полметра высотой. Использованные прокладки, упаковки от кофе, пластиковые бутылки, перевязанные пакеты. И все это было покрыто толстым слоем слизи. Неожиданно высветился Крот, который успел пролезть вперед. Санька подумал, что в этой атмосфере диггер смотрится очень органично. Наверху он казался бесцветным червем. Внизу это был быстрый, ловкий и опасный зверь. 
— Тут немного воняет, отстойник близко. Но как пройдем его, там уже дальше по теплотрассе пойдем. Там сухо и чисто, — сообщил Крот.
— Немного? — Кривой закашлялся. — Да как вы тут вообще выживаете? Дышать невозможно же.
Крот улыбнулся. В неживом свете диодных фонарей улыбочка у него вышла как у вампира. 
— Это еще не воняет. Вот на Сельхозе раз отстойники забило, так там такая вонь была, без противогаза не пройдешь. Чистый аммиак. Ты эта… ртом дыши, чтобы не тошнило.
Но совет оказался запоздалый. Кривого вывернуло прямо на кучу дерьма, оказавшуюся под ногами. Санька едва сдержался, чтобы не последовать примеру друга. Наконец, кое-как отдышавшись, пошли вперед. 
Следуя за диггером, парни старались идти быстро, и ни до чего не дотрагиваться. 
— Кабеля главное не трогайте, — предупредил Крот. — Это интернет и связь какая-то. Если повредите, потом все люки нафиг на замки закроют. На центральной уже так сделали. Теперь туда без отмычек не сунешься. А одна отмычка тысяч десять стоит.
Двигаться по вентиляционному проходу было легко, грязи почти не было, только изредка лужи. К вони попривыкли. Единственное, от чего Санька шарахался — были мерзкого вида пауки, в изобилии водившиеся тут. Если Крот и Валерка спокойно смахивали липкие пласты паутины, загоняя белесых тварей в щели стен, то он избегал даже случайно оказаться рядом.
— Санчо, а ты чего, пауков боишься что ли? — заметил  эти шарахания друг. 
Он тут же сгреб в ладонь несколько тварей и сунул их Саньке прямо под нос. Парень едва удержался от того, чтобы не заорать на всю подземку. 
— Сдурел? Нафига ты мне их в лицо суешь? — ответил, стараясь выглядеть спокойным. 
Подбил кулаком раскрытую ладонь Кривого так, что пауки разлетелись в разные стороны. Крот заржал. Смех у него был такой же противный, как и он сам. Отсмеявшись, предупредил:
— За поворотом теплотрасса начинается. Головы берегите, там вход низкий.
И точно, узкая вентиляционная шахта привела их прямиком к теплотрассе. Вход был не просто низкий, пришлось вползать почти на карачках. Широкий квадратный коридор, по обеим сторонам которого толстенные трубы. Идти можно было либо протискиваясь боком между ними, либо влезть сверху и ползти на четвереньках. 
Пошли боком. Санька вдруг почувствовал, что задыхается. Уж больно страшно было тащиться вдоль ржавых труб, обвитых кое-где стекловатой. Участки, где стекловата была содрана, полыхали жаром такой силы, что можно было обжечься. Стало так жарко, что несмотря на то, что воздух стал ощутимо чище, парень задыхался. Липкий противный пот выступил на висках. Вдобавок жуткая тишина сдавливала виски.
— Ты бы рассказал, чего вчера видел, — пытаясь отвлечься от приступа клаустрофобии, попросил Санька, обращаясь к Кроту. — А то идем уже час и кроме пауков, никаких развлечений. 
— Ага, — поддержал его Кривой. — В натуре уже запарились. Расскажи то, что вчера мне рассказывал.
— Да пожалуйста, — с готовностью начал Крот. — Вчера короче, добрался я до вентильной. Лег на трубу, отдыхаю. И вдруг чувствую, подо мной всё вибрирует. Ну, я поначалу внимания не обратил. Мало ли, машина проехала, или напор дали. И слышу звук. Такой противный, словно машина клацкает, и звук этот снизу поднимается. Как раз из стволовой шахты, куда давно уже собирался спускаться. Ну и я туда полез. Чем ближе подбирался, тем звук сильнее. Короч у меня кровь из ушей пошла. Хорошо потом рот догадался открыть. Полегче стало. До ствола так и не добрался. Пришлось назад повернуть. Но сто процентов звуки оттуда шли. 
— Посмотрим. — Уже без особого восторга в голосе сказал Кривой.
Санька обрадовался тому, что прыти у друга поубавилось. Ибо тащиться вдоль зажимающих тебя ржавых труб, это не по крышам руфить. Тут романтика совершенно другая. Вдруг совсем рядом раздался сердитый голос матери:
— Александр! Ты опять на звонки не отвечаешь?! Я твой телефон в мусоропровод выкину! Что это такое, до тебя дозвониться же не возможно!
Крот, присевший от неожиданности, недоуменно уставился на Санчо, который, чертыхаясь, принялся выуживать мобилу из кармана. 
Кривой заржал:
— Я балдею с твоего звонка! Мамка у тебя аргументированно угрожает.
— Нифига себе, — приходя в себя от пережитого ужаса, выдавил улыбочку Крот. — Я тут чуть кучу кирпичей не навалил с перепугу.
Санчо, покрасневший от гордости за свою мамку, нащупал, наконец, телефон и отключил его.
— Танька наверняка настучала матери, что я свалил, — пояснил он свои действия. — Если не отключить, будет каждые пять минут вызванивать.
— Ответил бы, — с плохо скрытой завистью в голосе посоветовал Крот. — Чего родных волновать.
— Не, ответишь, она полчаса мозги полоскать будет. 
Рассказ и неожиданный звонок несколько разрядили напряженную обстановку подземелья. Идти стало веселее. Наконец, после долгих мытарств между труб теплотрассы, ребята выползли в вентильную. 
Санька тут же повалился на трубу, которая к великому счастью оказалась не горячей. Рядом приземлился Кривой. Отдышавшись, Крот вытащил из рюкзака банку пива, которую пустил по кругу.
— Тут вообще кто-нибудь бывает? — поинтересовался Кривой, оглядывая насквозь проржавевшие запоры и краны.
— Вообще да, бригады спускаются, когда авария, или протечка. А так, только дворники изредка заглядывают. Проверяют состояние. Отдохнули?
Парни кивнули.
— Ну, тогда спускаемся.
Из вентильной они пробрались к стволовой шахте, ведущей куда-то очень глубоко вниз. Ржавые железные ступеньки были утоплены к цементные бока стен. 
— Че-то палево какое-то по этим ржавым железкам спускаться. Они шатаются, — недоверчиво глянув на спуск, заявил Кривой.
— Выдержат, — беспечно ответил Крот. — Кстати хорошо, что по одной скобе. Можно сразу всем спускаться, перегрузки не будет. Я пойду первым. Проверю. А вы следом.
Он ухватился за скобу и скользнул вниз. Парни некоторое время смотрели на болтающийся в темноте свет фонарика, а потом Кривой решился.
— Давай, теперь я, слезу метров на пять, а потом ты.
Когда Валерка спустился вниз довольно глубоко, Санька решил, что пора. Сел, упер ноги в нижнюю ступень и схватился за верхнюю скобу рукой. Позади что-то лязгнуло. Парень обернулся и зажмурился от луча света, разрезавшего подземную тьму. Дворник какой заглянул, или рабочий — определять было некогда. Пока его не заметили, Санька нырнул вниз и начал спуск.
Фонарики внизу вдруг погасли. Санька в первые секунды испугался, а потом понял, что шум был услышан. Нашарив рукой выключатель, погасил свой и продолжил спуск в темноте. Наверху кто-то ходил. Потом, вроде что-то потащили, матерясь и ругаясь на чем свет стоит. Парень заторопился, услышав мягкий прыжок внизу. Кривой уже слез. Надо торопиться, покуда кому-нибудь из посетителей подземки не пришло в голову посмотреть в шахту. Поспешив, в полной темноте, Санька промахнулся мимо ступени, нога сорвалась. Он повис на одной руке, отчаянно пытаясь нашарить скобу, за которую можно было бы ухватиться второй рукой. Но не успел. Ржавый металл в руке треснул и руфер полетел вниз

 

 

Похожие статьи:

РассказыПроблема вселенского масштаба

РассказыВластитель Ночи [18+]

РассказыПограничник

РассказыПо ту сторону двери

РассказыДоктор Пауз

Рейтинг: 0 Голосов: 0 639 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий