1W

Дархан

в выпуске 2014/06/09
article1912.jpg

Свет панели покрыл зеленоватой кожей лицо Дархана. Индикатор анализа крови только перевалил за половину. Дархан не сводил глаз с едва заметной чёрной шишечки над входом. Безобидная на вид… Два цикла назад он собственными глазами видел, как та выплюнула вереницу огненных змей в кочевника по имени Ховд. Обуглившиеся кости и горсти пепла – всё, что осталось от бедняги.

Оправдан ли риск? Конечно же, нет. Инстинкт самосохранения не должен подпускать к этой инопланетной капсуле и на тысячу шагов. Но почему же тогда Дархан здесь? Приказ Верховной. Но в нём ли дело?

Индикатор вспыхнул красным, подав тревожный сигнал. Сердце сделалось свинцовым и потянуло к земле. Словно пытаясь удержать его, Дархан прижал ладони к груди. От страха у него сводило дыхание. Плазменный расщепитель – маленькая шишечка – едва колыхнулся. Дархан знал, что этого вполне достаточно.

Несколько секунд агонии и тишина…

На панели всплыло изображение глаз. Видимо, не всё потеряно. Машина хочет провести дополнительный анализ. Братья из Картели хорошо подготовили Дархана – он знал как себя вести, что делать в той или иной ситуации. Единственное, чего не смогли сделать Братья, так это лишить страха перед расщепителем. В этом плане Дархан был не лучшей кандидатурой. Раз увидев смертоносную сторону технологий инопланетян – забыть о ней не сможешь до конца дней.

И всё же, Верховная настояла именно на кандидатуре Дархана.

Дархан прислонился лбом и подбородком к фиксаторам, как можно шире открыл глаза. Казалось, ничего не происходит, но он знал, что неуловимые лучи сейчас жадно сканируют глаза. Да что там глаза! По заверению одного из Братьев, эти лучи способны проникать глубоко в голову и добывать из неё такое, о чём хозяин давно забыл или даже не догадывался.

Или боится догадываться…

Тревожная красная индикация на панели плавно пожелтела, а потом и вовсе стала зелёной.

Машина получила ответы на свои вопросы. И осталась довольна…

Анализ крови завершён.

Раздался приятный слуху звуковой сигнал.

Ворота разъехались.

По-прежнему держась за сердце, Дархан шагнул внутрь капсулы. Ворота захлопнулись за его спиной, отсекая последнюю надежду на бегство.

В капсуле было тесно и неудобно. Она была рассчитана на людей явно меньшего роста. Но страшно не было. Стены мерно переливались причудливыми зеленоватыми узорами. Они успокаивали.

На небольшой панели светилась инструкция. Без подписей, просто картинки, которые способно понять любое существо, обладающее базовым интеллектом. Дархан изучил её и с удовлетворением отметил, что она почти не отличалась от тех советов, которые давали ему Братья.

Да, всё верно. Это капсула однотуннельного квантового телепорта. И за последние двадцать три цикла Дархан оказался первым, кому удалось пройти внутрь. Он похлопал себя по подбрюшью – дар от Верховной был надёжно вшит и почти не беспокоил.

Первым пунктом инструкции значилось раздеться догола. Одежду Дархан оставил ещё в «гардеробной» – так называлось углубление в стволе тысячелетнего дерева, которое росло в нескольких десятках шагов от капсулы. Это углубление прорубил первый звёздный путешественник, вернувшийся домой. Разумеется, делал он это не единолично, ему помогали коллеги – будущие путешественники. Сделано это было больше для поднятия боевого духа, чем для практической надобности. В этом есть символизм, ведь с древних времён считалось, что тысячелетние деревья сильнейшие обереги. Стоит оставить в них какую-то вещь – обязательно за ней вернёшься. Вот, правда, последнее время «гардеробная» наполнена под завязку. И некому возвращаться за своими вещами…

Не теряя больше времени, Дархан выполнил следующий пункт инструкции. Прислонился к вогнутой стене, давая биомассе медленно нарасти на тело. Руки он сложил над головой, как и требовали того правила транспортировки.

Биомасса всё ярче светилась зелёным. Она была липкой и слегка холодила кожу. Вскоре она добралась до лица: наползая на глаза, тонким слоем втискиваясь под веки, забираясь в рот. Она была солоноватой на вкус.

Неподготовленный к такому уже давно бы отдал дух Создателям от страха. Но только не Дархан. Насколько умел, он расслабил тело, отпустил разум. Обратного пути не было, поэтому нет смысла осложнять дорогу, которая впереди.

Квантовая транспортировка, как говорили Братья, похожа на полусон-полуявь, бессознательное бодрствование, на пустынный мираж, который оказался явью. Разумеется, эти слова только больше запутывали, чем что-то объясняли.

Дархан не был уверен, что началась телепортация. Он не был уверен ни в чём. Липкая масса под ногами засасывала, как зыбучее болото, но у Дархана было странное чувство, что взлетает в небо. Он не мог пошевелить и кончиком пальца, но при этом никогда ещё не ощущал такой головокружительной свободы. Перед глазами растекалась нефритовая рябь бесконечности. Тысячи звёзд слились в одной безграничной точке необъятия. Яркие вспышки ослепляли первозданным мраком.

Мозг Дархана перестал воспринимать происходящее. Вернее, Дархан просто перестал понимать то, что воспринимал его мозг. Это было удобно, но немного страшно. Словно смотришь на себя со стороны: вроде бы и сам, но кто тогда наблюдает? Ты или другой ты? И как тогда не остаться в другом «ты»? Обычно, боязнь этого возвращает в тебя первоначального. Но сейчас возник вакуум, отдаляющий две сущности Дархана на необъятное расстояние друг от друга.

Разрыв сознания оказался невыносимым испытанием. Изощрённые пытки дома Хувсгел, через которые Дархану пришлось пройти во время Фиолетового Бунта, казались сейчас детской забавой. Не так страшно испытывать мучения плоти, зная, что в любой момент можешь прекратить их специальной комбинацией сокращений лицевых мышц. Окружению Верховной вшивали в голову смертельную капсулу, которая при активации вводила в мозг яд такого сильного действия, что даже с помощью некролиза уже не заполучить нужную информацию из пытаемого. За всё время пыток Дархан лишь дважды хотел оборвать жизнь, но останавливался на середине комбинации – то ли не хватало духу, то ли наоборот, появлялось непреодолимое желание жить назло врагам. Но что делать сейчас, когда всё тело затвердело, словно остывшая лава? Ни одна мышца не слушается…

Ужас сменился безразличием.

Безразличие перетекло в пустоту.

Бесцветную, холодную, первозданную пустоту…

Дархан открыл глаза. Биомасса неторопливо выталкивала его наружу, словно пасту из тюбика. Хотя нет, словно паста – застрявший в ней по каким-то причинам тюбик…

Биомасса имела желтоватый оттенок. Значит, всё прошло благополучно и Дархан в сорока пяти парсеках от своего дома. Цвет биомассы в квантовых телепортах зависит от многих факторов, не до конца объяснимых наукой. Но Дархан решил для себя, что поразмыслит над этим на обратном пути. А сейчас нужно выполнять свой долг.

Дархан пошёл за указателями, которые привели его в коридор с многочисленными стеллажами. Там были промаркированные отсеки, некоторые символы Дархан узнал. Они соответствовали планетам, на которых обитали мыслящие существа. Все отсеки были пусты. За исключением одного, с обозначением Монги – родной планеты Дархана.

На стеллаже лежало несколько комплектов безразмерной одежды. Такую на родине Дархана носили ещё его прадеды. Но выбирать не приходилось.

Облачившись в мешковатый традиционный наряд из разноцветных термоперьев, Дархан последовал за указателями.

В конце безлюдного коридора появилась дверь. Братья говорили о ней. Самое главное, они говорили – что за ней. Дархан замешкался, но было поздно.

Дверь распахнулась, давая проход в пограничную зону крупнейшего межгалактического транспортного узла.

Звёздный порт планеты Земля.

Вдаль вела дорожка. Она была пуста и ограждена силовым полем, поскольку предназначалась только для вновь прибывших монгов. Сквозь желтоватое свечение поля виднелись размытые силуэты существ. Их была целая орда – по обе стороны дорожки. Они медленно продвигались в своих очередях. Кто-то оживлённо жестикулировал, кто-то стоял истуканом, только при необходимости перебирая ногами или прочими частями тела, служившими для передвижения их расе, многие всматривались в экраны или голограммы гаджетов. Существа были такие разные: высокие, как горы, широкие как стволы тысячелетних деревьев, крошечные, как грызуны захбиды, тонкие, как стебли пахотного девятилистника, тела и конечности некоторых изгибались так, как не позволили бы никогда Создатели. Но, несмотря на такую разношёрстность, объединяло этих существ одно – все они были не монгами.

Все они были желанными гостями на Земле…

Перед полем стояли металлические столбики с натянутыми между ними тканевыми лентами. Должно быть, какая-то дурацкая земная традиция. Зачем ставить такие примитивные ограждения, если силовое поле и без них заметно?

Босиком неприятно идти по холодному, неживому полу. Силовое поле прекрасно даёт понять о том, кто ты в этом месте. А любопытные нечёткие силуэты по ту сторону поля, не сводят глаз с чужака монга, ловят каждое его движение…

И всё же, Дархан шёл уверенно и гордо. Как подобает посланнику Верховной.

Дорожка привела к закрытой двери. Вместо глазка на ней был чёрный экран. Только Дархан протянул руку, чтобы постучать, как экран вспыхнул. На нём появился не человек, не примат со спутника Юпитера, не даже бугран с Гланизеи – о которых Дархан читал в книгах.

На экране появился монг.

Дряхлая шея, обвисшие уши и глубокие морщины выдавали его почтенный возраст.

– Свет в твоё семя, – с заметным южным акцентом поприветствовал старик.

– Луну в твою кровь, – учтиво ответил Дархан.

– Тысячи лет роду Верховной.

– Сокровник, так перестали говорить, когда я ещё не был рождён, – не удержался Дархан.

– Время… На Земле оно тянется подобно росту травы в наобском лесу.

Дархан подавил в себе желание упомянуть, что этот лес давно вырубили подчистую. Сейчас там находится отель и парк водных развлечений.

– Я уполномочен Верховной встретиться с правительством Земли, чтобы передать её волю и принести дар, – не стал тянуть время Дархан.

– Вот тут у нас с тобой проблема, брат монг, – вздохнул старик. – У тебя ведь в подбрюшье кое-что вшито, да?

– Дар от Верховной, – гордо сказал Дархан.

– Дар, значит…

Старик провёл шестернёй по морщинистому лбу, словно смахивая пот. Эту привычку он, безусловно, подхватил на Земле, ведь потовые железы у монгов только в нижней части тела.

– Да, дар. И я бы попросил тебя, сокровник, помочь мне и привести к Верховному Земли. Как можно быстрее. Не хочу терять время.

– Верховному Земли… – задумчиво протянул старик. – К какому из них? Земля разбита на сотни госуд… эмм… тебе понятней будет слово провинций… и каждая провинция имеет своего Верховного или Верховную. Так к кому же ты хочешь, брат монг?

– Дархан. Меня зовут Дархан.

– Булган-Уул.

– Хорошее имя. Так звали моего предшественника. Он умер цикл назад, пытаясь пройти в капсулу телепорта. Плазменный расщепитель забрал его дух к Создателям. До него это произошло с Ховдом. После него – должно было произойти со мной. Но я жив. Я здесь. И я не собираюсь тратить время на лишние разговоры. У всех этих государств есть один общий совет и один его Верховный. У вас здесь его называют председатель или предсказатель, не помню точно. К нему мне надо. А имя ему Фтип.

– Хех, – прыснул старик. – Хорошо тебя ребята из вашей Картели научили, но не до конца. Совсем они застоялись без земного кураторства. ФТИП – это аббревиатура такая. Федерация торговли с инопланетными партнёрами. Структура вроде вашего Братства Картели. И её давно упразднили. Любое государство земли, мало-мальски себя уважающее, своими Фтипами обзавелось. Все теперь самые умные и самостоятельные. Авторитарная демократия…

– Вашего Братства?.. Странно ты говоришь, Булган-Уул. Словно и вовсе не жил никогда на Монге…

– Эх, раскусил ты меня, парень, – пожал плечами старик. – Я простой человек. И совсем не старый. На мониторе ты видишь меня монгом. Так надо. Это всё часть большого цирка, который, сказать по правде, мне самому не по душе. Но кто я такой, чтобы осуждать руководство?

– Ваши технологии воспеты нашими легендами, – не растерялся Дархан. – На Монге я бы удивился, испугался, расстроился. Но здесь, на Земле я потерял дар изумления. А теперь, друг землянин, помоги мне выполнить задание Верховной. Первым делом, открой дверь, впусти меня внутрь.

– Вот тут, дружище, возникают проблемы. Знаешь, после эмм… похолодания отношений между Землёй и Монгой…

– Ты это мягко сказал, землянин.

– Да, да… Эээ… В общем, указания у меня довольно простые. Любой монг, который пытается  пронести с собой в подбрюшье что-нибудь – уже контрабандист. И если это что-нибудь хоть каким-то образом может нанести вред окружающим, то сюда добавляется и такое неудобное слово, как «террорист». Мне очень жаль.

– Уул… – после долгого раздумья заговорил Дархан. – Как тебя на самом деле зовут, дружище?

– Бьёрн Дженсван.

– Могу я увидеть твоё настоящее лицо, Бьёрн Дженсван?

– Пожалуй, в инструкции ничего не сказано против.

Экран на двери пошёл рябью. Когда чёткость вернулась, на Дархана смотрело существо с бледной кожей, тёмными глазами и чёрным шерстяным покровом на голове и лице. Это был первый человек, которого увидел Дархан вживую. Разделяла их дверь или километры цифровых проводов – неважно. Никакие картинки из книг, даже фотографии в земных устройствах, которые сохранили Братья, не в состоянии подготовить к этому моменту.

Дархан не смог скрыть дрожь отвращения, прошедшую по его телу. Такое уродливое существо…

Человек сделал вид, что не заметил.

– Ты ведь понимаешь, Бьёрн Дженсван, что у меня нет обратного пути?

– Даже более чем. И знаешь, товарищ монг, я совсем не питаю…

– Дженсван, мать твою в пах, хватит с ним сюсюкаться! – прозвучал хриплый незнакомый голос.

– Да, Гвэн, сэр, то есть, затянулось как-то… – пожал плечами человек в экране. – Заходи, монг.

Экран погас. Дверь с присвистом открылась. Не колеблясь и секунды, Дархан вошёл внутрь.

Небольшая комната с белыми стенами. Ничего лишнего, кроме старинного кресла, вроде тех, в которых дедушка Дархана принимал пациентов и делал им операции при необходимости…

Посол Верховной не удивился отсутствию человека, с которым он разговаривал. Люди умеют делать фокусы и посложнее. Ещё в незапамятные времена земляне научились пускать к звёздам металлические коконы с животными и людьми внутри. Они первыми смогли разгадать послание Создателей и восстановили квантовые телепорты. Люди также стали творцами самого страшного оружия, способного обратить в пыль любую планету. Они испытали это оружие на одном из спутников Сатурна. У них получилось… Прошли сотни циклов с тех пор, но жители даже самых отдалённых планет Известного космоса продолжают испытывать трепет перед мощью Солнечной системы.

Трепетал ли Дархан перед землянами? Раньше – да. Сейчас – вряд ли. Подходя к капсуле телепорта, пристально вглядываясь в бугорок плазменного расщепителя, Дархан мысленно отдал душу Создателям. Он умер, так и не умерев. А мертвецу нечего бояться, будь он сто раз жив.

– Раздевайся и полезай в кресло, – прозвучал голос Бьёрна Дженсвана.

Дархан не стал противиться. Чем быстрее он пройдёт все условности, тем быстрее он выполнит поручение Верховной. Тем более древний наряд из термоперьев натёр шею.

Медицинское кресло на удивление было удобным.

Из образовавшейся в стене дыры выкатил странный бочкообразный механизм. Это нечто приблизилось к «пациенту» и прижалось прохладной крышкой к подбрюшью. Дархан стиснул зубы посильнее и сжал пальцы на рукоятях кресла. Он знал, что сейчас должно произойти. Посол приготовился испытать жуткую боль разрываемой плоти, которую уже испытывал, когда подарок помещали внутрь.

Но последовало что-то похожее на укус болотного жужня. Лёгкое головокружение, вселяющее чувство умиротворения. Всё напряжение вытекло через укол, словно и не было его вовсе. Так безмятежно и просто, так необъяснимо прекрасно Дархан не ощущал себя давно, если ощущал вообще. Он даже не стал отворачиваться, и с неописуемым спокойствием наблюдал за тем, как медицинский робот тонкой струйкой красного света разрезает недавно заживший шрам на подбрюшье. Как тоненькие щупальца выползают из корпуса механизма и забираются под разрез. Запах палёной плоти совсем не беспокоил. Даже наоборот, навеивал мысли о пище. Дархан давно ничего не ел.

И вот щупальца извлекли подарок Верховной. Покрытый желчью и кровью. Это была сфера. Размером с голову человеческого ребёнка. Чёрная как шкура подземных зверьков драко. Но если долго всматриваться, можно увидеть танцы звёзд и зарождение галактик…

Дархан не имел и малейшего представления, что это.

С Верховной ему позволили встретиться только один раз, но даже это несказанно много для простого смертного. Дархан молчаливо смотрел на неё, боясь пошевелиться, даже боясь дышать. Сердце переполняли гордость и трепет, но в разуме поселился червь: она ведь точно такая же, как и все. Даже несмотря на тысячи жизней прожитых и тысячи жизней, которые ждут её впереди.

Мы все смертны.

Верховная сказала Дархану не много:

«Это подарок Верховному Земли. Очень важно передать его. Важнее, чем твоя жизнь. Важнее, чем жизнь любого Брата из Картели. Важнее, чем…»

Она не закончила. Сопровождающий повёл Дархана к выходу, не дав совершить ритуал прощания.

После этого Дархан видел Верховную только во снах. Как любой гражданин Монги, он любил её всем сердцем. Как божество, как владычицу, как квинтэссенцию мудрости, выдержки и правосудия. Но теперь к этим чувствам примешалось ещё одно.

Страсть.

Теперь Дархан мечтал о Верховной, как о простой женщине. Как о той, которую можно обнять и согреть. Эти порочные мысли пугали Дархана и в то же время сводили с ума от вожделения.

Дархан закрыл глаза и увидел прекрасные черты Верховной.

Он не удержал слёз.

Совсем один. На Земле, которая твердит, что твоя родная планета – средоточие зла и кошмара. И весь Космос делает вид, что верит. Безучастно наблюдает, как санкции медленно душат её. Ведь никто не хочет оказаться на месте изгоя.

Что ж, подарок Верховной должен сгладить острые углы.

– О Господи, Гвэн! Что это за кошмар! – надрывный крик…

Уже ничего не изменить.

Сфера пришла в действие.

Вначале окислилась и распалась защитная оболочка, высвобождая наружу необузданную энергию. Миллиарды земных лет назад, Создатели так зажигали звёзды. Запущен протон-протонный цикл, как сказали бы учёные Земли, если бы остались живы… Водорода в воздухе очень мало. Но для начала цепи термоядерных реакций достаточно.

Распад и синтез.

Смерть и жизнь…

С точки зрения людей – это ужасная катастрофа, чудовищный удар, невосполнимая утрата. В космическом масштабе – лишь естественный процесс. Зарождение новой карликовой звезды и ничего больше. Она растёт и со временем поглотит все планеты земной группы. Но у жителей Марса есть время, чтобы перебраться на спутники Юпитера.

Два светила: Солнце и Земля осветят Космос, как никогда прежде.

 

 

Александр Рыжков

Январь 2014 год

г. Николаев, Украина

Рыжков Александр Сергеевич (Украина, Николаев). Родился 5 марта 1985 года. Магистр экологии, кандидат технических наук, доцент. Место работы: Национальный университет кораблестроения имени адмирала Макарова; должность: руководитель центра международного сотрудничества.

Признан лучшим литератором 2009 и 2010 года по версии всеукраинского молодёжного журнала «Стена». Член Московской государственной организации Союза писателей-переводчиков; обладатель почётной медали имени Чехова.

e-mail:                          a-ryzhkow@yandex.com

ЖЖ:                             http://sergheev.livejournal.com

тел.                              +38066-290-5552

почтовый адрес:        Украина, г. Николаев, 54025, а/я 121

 

Похожие статьи:

РассказыВластитель Ночи [18+]

РассказыПроблема вселенского масштаба

РассказыПограничник

РассказыДоктор Пауз

РассказыПо ту сторону двери

Рейтинг: +4 Голосов: 4 1548 просмотров
Нравится
Комментарии (9)
Казиник Сергей # 2 июня 2014 в 17:06 +4
Александр. Скромность - это хорошо, только не всегда удобно)))))
Что ж молчим, что рассказ озвучен? И даже у нашего разлюбезного партнера Петроника в эфире был?
http://rv.podfm.ru/117/
Хороший, рассказик, подача отличная, рекомендую в номер.
Александр Рыжков # 3 июня 2014 в 01:34 +2
Сергей, скромность наше второе счастье. После наглости joke
Матумба(А.Т.Сержан) # 2 июня 2014 в 17:51 +3
Очень понравилось. Весьма.
Александр Рыжков # 3 июня 2014 в 01:35 +1
Спасибо!
DaraFromChaos # 5 июня 2014 в 13:28 +2
Александр, имхо: лучший ваш рассказ из выложенных!
Вот всегда пишите ТАК И ТОЛЬКО ТАК!!!!!

плюсик, разумеется, уже тут )))

ПС я требую продолжения банкета (или хотя бы предысторию)
Александр Рыжков # 5 июня 2014 в 23:56 +1
Продолжения не будет. Как и предыстории. Но будет что-то другое joke
Леся Шишкова # 9 июня 2014 в 18:54 +1
Я думала, что комментарий про скромность будет отнесен к краткой биографической справке, помещенной в конце странички рассказа! joke Или последуют замечания на счет оформления выложенной работы! :)
Рассказ очень понравился, но предистория была бы кстати! :)
Александр Рыжков # 11 июня 2014 в 00:19 0
Спасибо, Леся.
Предысторию сделать - отобрать у читателя святое право дофантазировать.
Григорий LifeKILLED Кабанов # 18 июля 2014 в 06:55 +2
,Спасибо Фантаскопу, наконец-то добрался до этого рассказа.

Название одно чего стОит, сразу же запоминается! Немного смутило такое частое повторение этого имени, но тут уж дело вкуса.

Если честно, подобные рассказы не для меня. Мне нравятся более насыщенные действиями приключения.

Хотя нельзя не признать: путешествие было красочным и душевным )
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев