fantascop

Двойной кошмар. Главы 5 и 6

в выпуске 2016/04/08
2 сентября 2015 - Темень Натан
article5849.jpg

Глава 5

 

Лохматые мужики засвистели и заулюлюкали, демонстрируя презрение к противнику. Один, с такими волосатыми ногами, что они напоминали шерстяные гамаши с начёсом, крикнул:

— Палку не потеряй! На костыль сгодится!

Двойник молча шёл прямо на них, и высокий заводила, перехватив свою палку посередине и ловко закрутив мельницей, так, что та слилась в свистящее пятно, насмешливо сказал:

— Как звать твою мамку, сосунок? Кому потом весточку передать?

Остальные мужики отступили в стороны, дав заводиле простор для поединка.

Не отвечая, глюк подступил ближе, и молча, точно ткнул тонким концом палки прямо в центр посвистывающего в воздухе круга. Только Ромка, что шёл прямо за двойником, заметил, как его палка, метнувшись змеёй, угодила противнику прямо в болевую точку на волосатом запястье.

— Тамбовский волк тебе сосунок, - сказал глюк, отскочив в лёгком пируэте. – Дятлы непуганые!

Высокий мужик выпучил глаза, его палка, вылетев из разжавшихся пальцев, звонко брякнула по лбу волосатого товарища.

Лохмачи издали дружный, яростный вопль и ринулись в атаку. Глюк рванул в сторону, обежав схватившегося за ушибленное место заводилу.

Мужики неслись за глюком, рыча и толкаясь. Каждый хотел первым ухватить наглого парня и задать ему трёпку. Ромка машинально выставил ногу, и крайний мужичок, в облезлой бурой шкуре через плечо, покатился кувырком по травке. Тут же вскочил, и Ромка увидел его перекошенное от злобы лицо и выкаченные глаза.

Облезлый мужик не стал подбирать оброненную при падении палку, он порылся под шкурой и выпростал оттуда короткий, широкий нож в деревянных ножнах. Ножны остались висеть на кожаном ремешке, а в руке у мужика блеснуло треугольное, заострённое на конце лезвие. Рукоятка утонула в волосатой лапище.

Лохмач в бурой шкуре выставил нож и скакнул к Ромке. Глухо хакнул и выбросил руку вперёд, целя в живот парню. Ромка отшатнулся, и тут же сильный толчок свалил его с ног. Он упал на траву и уставился на обломок корыта. Из деревяшки торчал ушедший почти по рукоятку нож. Когда он успел вскинуть корыто, и заслониться им, Ромка не помнил.

Лохмач с рыком дёрнул нож на себя, и Ромка отпустил корыто. Лохмач пошатнулся назад вместе с насаженным на нож обломком. Роман тут же поддал босой ногой по деревяшке. Загрубевшая от битья по тренировочным грушам и кирпичам нога только слегка заныла от удара, зато обломок вместе с заклинившим ножом взлетел в воздух, и, описав красивую дугу, шлёпнулся в ближайшие кусты.

Ромка проводил его взглядом, поэтому не заметил опомнившегося длинного, который успел подобрать свою палку. Он увидел только размытую тень, и тут же скорчился на траве от удара по рёбрам. Опять мелькнуло, на этот раз над головой, он едва успел уклониться, как торец палки, скорее похожей на гибкий шест, ткнулся в землю возле уха. Вырвав клочок травы, шест ударил опять, и Ромка перекатился, никак не успевая подняться на ноги. Где-то сбоку орали и визжали. Земля гудела от топота босых ног, и падения тяжёлых тел.

Шест падал прямо в глаза. Ромка отбил его открытой ладонью и зацепил ногу подступившего слишком близко длинного. Тут же пятка лишившегося своего ножа мужика в облезлой шкуре ударила ему в бок. В глазах вспыхнул фейерверк, но он сжал зубы, и свалил длинного на траву. Извернувшись по-кошачьи, ткнул облезлого костяшками пальцев под колено. Вцепился в упавший на него тонкий шест, и вскочил на ноги.

Длинный лохмач поднялся на колени, и Ромка злорадно пнул его в лицо. «Запомни, на лбу есть такая точка», - вспомнился насмешливый голос тренера, - «третий глаз называется. Так вот, бить туда не надо. – Тут тренер фыркал, и добавлял: «без необходимости».

Глаза длинного закатились. Он повалился навзничь на траву и затих. Разошедшийся Роман ещё раз пнул охромевшего облезлого, и опрокинул его поверх отключившегося длинного.

Рядом взвизгнули, и он обернулся. Поле боя было уже изрядно истоптано разгорячёнными мужиками, нарезавшими по траве круги за вредным глюком. Тот, добежав до камней у ручья, резко свернул, оттолкнувшись босой ногой от ближайшего валуна, и сбившиеся в кучу, не успевшие затормозить лохмачи тут же получили палкой по ушам и нечёсаным макушкам.

Пока обозлённые, упревшие в своих шкурах мужички разворачивались, глюк успел двумя точными тычками вывести из строя ещё одного противника. Тот, получив концом палки под ложечку, согнулся, и выплеснул на травку свой завтрак. Зато остальные бросились на нахального парня всей гурьбой. И худо бы пришлось Ромкиному двойнику, если бы пришедший в себя дядька Толстопуп не поднялся с земли, подхватив свою дубинку, и, издав воинственный клич, не бросился в бой.

Ромка обернулся как раз в момент, когда на ногах остались двое лохмачей и Толстопуп с глюком. Ещё двое мужичков валялись под ногами. Один тихо корчился, зажимая голову, а другой лежал неподвижно, и Ромка с ужасом увидел кровь, текущую у того из ушей.

«А ведь они не шутят» - с ужасом подумал он, сжав вспотевшими пальцами чужую палку. Тут дядька Толстопуп хакнул, его дубинка мелькнула и врезалась в живот одного из противников. Тот кашлянул и согнулся пополам. Толстопуп добавил ему сверху, и поверженный лохмач кувыркнулся на траву.

 Другой, оставшись один, дико огляделся, сверкая белками глаз на покрытом загаром и пылью лице, и прыгнул к женщине. Та стояла у края травяной площадки, в бессильном волнении ломая пальцы, и смотрела на битву. Оставшийся без поддержки лохмач в два прыжка достиг женщины, и ухватил её за плечи. Женщина взвизгнула, дёрнулась, но он сжал пальцами её горло, и хрипло крикнул:

— А ну в сторону! Придавлю сучку!

Глюк шагнул было к нему, но остановился в нерешительности. Толстопуп не двинулся с места. Он тяжело дышал, волосатая, мокрая от пота грудь ходила ходуном. Дубинка в его руке подрагивала, и Ромка почему-то подумал, что жизнь женщины для Толстопупа не главное. И дядька сейчас просто решает, как бы с честью выйти из щекотливой ситуации.

 

Глава 6

 

Толстопуп всё молчал. Глюк помялся, поглядел по сторонам, остановил взгляд на Ромке и шмыгнул носом. На лице его, таком знакомом и чужом одновременно, наливался багровым цветом свежий синяк. Кто-то из лохматых мужичков, видно, сумел задеть его.

Ромка переступил поближе к женщине. Боль в ушибленном боку тут же дала о себе знать. Он согнулся, закряхтев, как старик, и опёрся на отнятый у длинного лохмача шест. Сам длинный заводила лежал на спине, и вяло ворочался, скребя пальцами траву. Лёгкий ветерок шевелил его спутанные волосы и волоски на одежде из козьей шкуры.

— Придавлю! – снова выкрикнул мужик, сжимая горло женщины.

Ромка потихоньку, сдержав дыхание, выпрямился. Ребро отчаянно ныло, но терпеть было можно. Главное, не дышать слишком глубоко.

Сзади зашуршало, и послышался торопливый топот человека, удирающего со всех ног. Это был мужичок в облезлой бурой шкуре, которого Ромка метким ударом свалил рядом с длинным. Только что лежавший смирно, как мышка, он подскочил, оттолкнулся от лежавшего навзничь заводилы, и бросился бежать.

Добежав до ручья, мужичок, не останавливаясь, сиганул в воду, и, торопливо подгребая руками, перебрался на другой берег. Выскочил на травку, отряхнулся по-собачьи, и сделал в сторону дядьки Толстопупа неприличный жест. Потом рысцой двинулся в сторону леса и исчез из вида.

— Послушайте, как вас зовут? – насколько мог вежливо, спросил Ромка озверевшего мужика. Он в своё время ходил на лекции по психологии, и даже был лучшим на тренингах по конфликтным ситуациям. – Мы можем решить вашу проблему…

— Дорогу! – не слушая, хрипло выкрикнул мужик. – Сначала её, потом себя убью!

Дядька Толстопуп набычился и сказал:

— Последыш, как был ты недоумком, так и остался. Неужто не знаешь, что мне твои сандалии без надобности?

Ромка удивился. При чём тут сандалии? Этот Толстопуп, конечно, ловко орудует старинным оружием, но в психологии ничего не понимает. Натурист, что с него взять.

— Послушайте, отпустите женщину, и мы решим дело мирным путём, - Ромка попытался обратить на себя внимание, но мужик, названный Последышем, только сверкнул на него диким глазом, и опять повернулся к Толстопупу.

— Дай дорогу!

Глюк внезапно засмеялся. Он согнулся, хлопая себя по коленкам, и так мерзко, визгливо захихикал, что Ромке захотелось огреть его шестом по затылку.

— Ты сказал, что убьёшь себя, так чего стоишь, байки травишь? – сказал глюк глумливо. – Давай уже, убейся об стенку. А то тут солнышко печёт, мочи нет.

Ромка услышал, как всхрапнул дядька Толстопуп, втянув в себя воздух, как вздохнула женщина. Мужик перекатил выпученные, в красных прожилках глаза на глюка, и хотел что-то сказать, даже открыл рот для ответа.

«Щёлк!» - звонко шлёпнул камень, ударив ему прямо между глаз. Мужик застыл с открытым ртом, потом руки его разжались, он отпустил шею женщины и осел на траву.

Ромка оглянулся. Возле ручья, где теснились кудлатые овцы и брызгал радужной струёй сквозь мокрые камни ручей, стоял давешний малец, росточком метр с кепкой. В руке у мальца болтался какой-то ремень. Малец улыбался, скалил мелкие белые зубы и помахивал ремешком.

Дядька Толстопуп крякнул, опустил дубинку и шагнул к поверженному мужику. Наклонился над телом, повертел безвольно качнувшуюся лохматую голову, и выпрямился. С силой почесал затылок, от чего кудлатые волосы его стали дыбом.

— Достойный сын своего папаши, - пробурчал дядька, яростно почёсываясь. – Как есть Мухобой-младший.

Женщина тоже наклонилась над телом, и горестно помотала головой. Волосы её, выбившись из узла на затылке, разметались по плечам.

— Хорошо ли, муж мой, что вы эдакое дело сотворили? – сказала она, выпрямившись и взглянув на дядьку.

— Молчи, женщина, - отрезал Толстопуп. – Мальчик должен когда-то стать мужчиной. А эти сами виноваты. Нечего наших овец воровать.

— Они даже не твои, овцы-то! – с сердцем ответила женщина, подбирая волосы, и заправляя их в пучок. – А хозяйские!

Ромка зыркнул на её гладкие, лоснящиеся от загара руки и открывшиеся подмышки. Женщине было на вид лет тридцать, а может, и побольше, но Ромке нравились такие, упругие, как упитанные тюленихи. Ему вспомнились слова отца, сказанные как-то под хмельком: «мужики не собаки, на кости не бросаются». Отец при этом взъерошил малолетнему Ромке волосы, подмигнув соседке по праздничному столу, тётке Лене, а мать ткнула мужа локтем в бок.

Дядька Толстопуп только хмуро поглядел на женщину, и присел над телом лохматого мужика. Покопался в своей набедренной повязке, и вытащил ножик, похожий на тот, что был у сбежавшего лохмача, и который улетел в кусты вместе с обломком корыта. Принялся деловито снимать с тела одёжку из козьей шкуры, одним взмахом перерезав скреплявшие её кожаные шнурки.

Сняв шкуру, отложил в сторону, и стал снимать с ног недвижимого лохмача сандалии. Снял один, бросил на шкуру. Посапывая, стащил другой, и бросил рядом с первым.

Ромка, преодолев боль в ноющем ребре, присел на корточки рядом с Толстопупом. Протянул руку и дрожащими пальцами пощупал на шее лежавшего неподвижно лохмача сонную артерию. Пульса не было. Мужик не дышал.

— Чего стоишь, - бросил дядька наблюдавшей за ними жене, - пойди, в кустах пошарь. Там его деревяшка с ножом валяется.

Он мотнул головой в сторону застывшего на корточках Ромки, в оцепенении смотревшего на раздевание покойника. А то, что мужик умер, можно уже было не сомневаться.

Женщина посмотрела на мужа, на Ромку, повернулась и пошла к ближайшим кустам. Зашуршала там среди веток, и вскоре вернулась, неся тот самый кусок корыта, который спас Ромке если не жизнь, то живот от удара ножа. Из корыта торчал глубоко ушедший в дерево короткий нож.

— Забирай, - коротко сказал дядька Толстопуп Ромке.

Ромка, опираясь на шест, поднялся на ноги. В глазах потемнело, ребро словно прострелило, но он сумел даже выдавить улыбку, забрав у женщины кусок корыта с торчащим оттуда ножом. Что-то здесь было неправильно. Но боль в боку мешала думать, и он решил отложить выяснение на потом.

— Скажите, - спросил он, пока дядька деловито заворачивал в шкуру снятые с покойника сандалии, – скажите, как мне добраться до ближайшего города?

Дядька поднялся на ноги, пристроив свёрток под мышкой. Женщина, нагнувшаяся над мужиком, которого лохмачи огрели по голове, и у которого кровь залила пол-лица и запачкала грудь, обернулась. Ромка увидел её внимательный, задумчивый взгляд. Глюк, до этого молча наблюдавший за обдиранием покойника, придвинулся поближе.

— До города? – спросил дядька, опять принимаясь скрести бороду. – А чего вам там надо?

— У меня родители волнуются, - сказал Ромка. Он знал, что родители ждут его обычного звонка, и если он не даст о себе знать в течение дня, мать поднимет такой шум, что будет слышно на другом конце города.

— У тебя родители в… городе? – удивлённо спросил дядька, а Ромка зажмурился от внезапно загудевшего эха его голоса в голове.

Он уже было забыл об этом странном эффекте, пока бегал по лесу за своим двойником, и в пылу драки. Но теперь заметил, что при разговоре, особенно когда появляются новые слова, голова будто превращается в пустой, продырявленный в нескольких местах котелок.

— А что, дядя Толстопуп, далеко ли до города? – вкрадчиво спросил придвинувшийся ближе глюк, метнув взгляд на женщину. Та подняла с земли раненого мужичка, и, придерживая его под руку, отвела к ручью. Усадила у воды, и ловко выхватив из складок юбки кусок ткани, принялась омывать тому окровавленное лицо.

— Да не близко, - ответил дядька, продолжая скрести пальцами в бороде. – К ночи только дойдёте.

— А чего же нам пешком-то идти? – всё так же ласково спросил глюк. – Разве тут нет дороги?

— Дороги? – дядька хмыкнул. – Да ты шутник, парень. Никак, у тебя лошадь за деревом спрятана?

— Почему лошадь? – отозвался озадаченный Ромка. – Тут что, совсем никто не ездит?

— Почему не ездит, ездит, - сказал Толстопуп, внимательно оглядывая глюка и Ромку с его корытом. – Вчера хозяин заезжал. Так что его теперь до новой луны не будет. А вы, если не хотите к ночи волкам в зубы попасть, здесь обождите. Утром и пойдёте, если надо. Местечко у костра найдётся.  

— Но хоть телефон-то у вас есть? – в отчаянии спросил Ромка. Вдруг жутко разболелась голова, и от гудения чужого голоса и от событий сегодняшнего странного дня. В глазах поплыли круги, и он ухватился вспотевшей рукой за свой шест. Земля стала покачиваться. Как сквозь вату, он услышал ответ Толстопупа:

— А кто такой этот ваш Телефон?     

     

Похожие статьи:

РассказыПограничник

РассказыДоктор Пауз

РассказыПо ту сторону двери

РассказыВластитель Ночи [18+]

РассказыПроблема вселенского масштаба

Рейтинг: +4 Голосов: 4 273 просмотра
Нравится
Комментарии (16)
Темень Натан # 2 сентября 2015 в 17:16 +3
Продолжение приключений попаданца. Поскольку главы короткие, думаю начать выкладывать сразу по две. Приятного чтения!
Жан Кристобаль Рене # 2 сентября 2015 в 17:18 +3
О! Ща зачтем)))
Жан Кристобаль Рене # 2 сентября 2015 в 22:07 +3
Интересно!!! Не так прост этот "Глюк"))) Жду продолжения)))
Темень Натан # 3 сентября 2015 в 14:44 +3
(Голосом доброго доктора) Глюки бывают разные... Спасибо, Кристо! Продолжение следует :)
Жан Кристобаль Рене # 3 сентября 2015 в 15:44 +3
Давай!!!
Константин Чихунов # 6 апреля 2016 в 21:15 +2
Эффектная драка! Плюс главе, этой и предыдущим.
Темень Натан # 6 апреля 2016 в 21:52 +1
Спасибо) Драки здесь ещё будут... на кулачках, мечах, копьях и прочем колюще-режущем...
DaraFromChaos # 6 апреля 2016 в 22:11 +1
я бы попросила мои маникюрные ножнички не хапать!!!! stuk
Темень Натан # 6 апреля 2016 в 22:17 +1
Ни в коем разе! У нас только киньджалы и напильники!
DaraFromChaos # 6 апреля 2016 в 22:22 +1
Нат, у тебя что зацвело в ботаническом саду?
какие напильники!!! crazy
*отнимает товарища любимую бензопилку для ногтей*
Темень Натан # 6 апреля 2016 в 22:24 +1
Что зацвело... подснежники... Вот тебе лимерик от меня:
Весёлая дама-соседка
Гуляет ночами нередко
Но этой весною
Нашли под сосною
Весёлую дама-соседку
DaraFromChaos # 6 апреля 2016 в 22:31 +1
какая ужасная драма!
ах жалко бедняжку мне - даму :(((
она ведь в зомбю превратилась
и в оранжерею вломилась
теперь там заместо цветочков
лишь кучка земли в уголочке
Темень Натан # 7 апреля 2016 в 12:19 +1
)))
Анна Гале # 16 февраля 2017 в 08:24 +1
+!
Анна Гале # 17 февраля 2017 в 22:58 +2
Добралась до планшета с нормальной клавиатурой и пришла исправиться )) роман читается на одном дыхании, мне нравится. Глюк -двойник прикольный получился, современный, сцены все яркие, персонажи живые, все зрительно представляется. Надеюсь, завтра доберусь и до Древнего Рима smile
Темень Натан # 17 февраля 2017 в 23:06 +2
Глюк прикольный, что есть, то есть:) до древнего Рима им ещё семь вёрст лесом... в буквальном смысле... но приключения гарантирую)
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев