fantascop

Демиург местного значения. Часть 2. Глава 21 (продолжение 4)

на личной

2 апреля 2019 - fon gross

Но наш свежий корпус продолжал давить. Еще бы! Ведь никаких потерь он не нес! Резали воинов, находящихся перед ним. Правда, кто-то из них, почувствовав относительную свободу, пытался сбежать, но получалось это только у тех, что находились ближе к флангам. Остальным приходилось сражаться и умирать.

А румийцам приходилось отступать – они тоже понесли потери и их относительно неглубокий строй просто не выдерживал давления почти тройной массы наших воинов. К тому же, последние два-три ряда боевой линии обернулись в тыл, закрываясь щитами от продолжавшегося обстрела кочевой конницы. Ее присутствие не давало вступить в сражение и третьей линии триариев, тоже повернутой в тыл в готовности отразить возможную атаку.

Румийский полководец, видя, что оба его резервных легиона посланные в бой оказались в трудном положении, направил им на помощь свой последний резерв. Мы увидели, как последний легион, пока не участвующий в сражении, поделился пополам и две его половинки по четыре когорты в каждой двинулись к флангам.

Я окинул взглядом все поле битвы. Два конных сражения на флангах позади линии румийского войска все продолжались, но, в том, что слева, кажется, наметилось преимущество в нашу пользу – румийские турмы подались назад. А вот в основной линии сражающейся пехоты, напротив, в центре обозначилось преимущество легионеров. Наш корпус, стоящий там, был выбит почти на половину и начал прогибаться назад. Ему явно требовалась помощь. Андрюха тоже заметил неладное, глянул на меня, спросил:

- Надо помогать?

- Надо, - кивнул я.

- Последний резерв…

- А что делать? Если прорвут центр, будет не плохо, а очень плохо.

- Согласен…

И Андрей дал сигнал вводить в сражение наш последний резервный корпус. Внизу замелькали флажки, ударили барабаны, запели рога. Последний наш резерв из восьми тысяч тяжелой варангской пехоты двинулся к намечающемуся прорыву. Им пришлось поспешить – ситуация в центре нашего строя ухудшалась на глазах. Все та же история: слабые духом начали пятиться, укрываться за своими более отважными соратниками, при этом ломая ряды, создавая хаос. Этим воспользовались румийцы. Они усилили натиск, заработали мечами еще активнее. И наши побежали. Как-то разом, обезумев от страха, стараясь вырваться из под ударов безжалостно разящей стали.

Бегущие врезались в ровные ряды спешащего им на помощь корпуса, смешали их. Тут же подоспели, преследующие их по пятам легионеры, ударили по варангам, внесли еще больший беспорядок и хаос. Первые три, или четыре ряда были вырезаны буквально за несколько минут, но оставшиеся уперлись, попытались выровняться. Подравнять ряды быстрее получилось у легионеров. Они восстановили строй и вновь пустили в ход страшную сенокосилку из гладиусов. Народ на нашей наблюдательной скале замер, напряженно вглядываясь в происходящее в месте прорыва.

- Удержат? Нет? – риторически вопросил Андрюха.

Я на это только пожал плечами. Пока держат и продержат еще какое-то время. Надо молиться, чтобы этого времени хватило нашим на флангах добить румийские резервные легионы и прийти на помощь центру. Или нашей коннице разобраться с румийской и ударить легионерам в тыл. Если ни того, ни другого произойти не успеет, наше дело плохо.

Шли минуты. Варангский корпус, хоть и изрядно потрясенный, пока держался, но потери нес страшные. Воодушевленные румийцы бились так, словно в них вселился дьявол. Наши не отступали, но ряды их таяли на глазах. На флангах же все складывалось, в общем, неплохо – определенно, победа склонялась в нашу сторону. Кавалерийский бой. Вернее, два боя, распались на несколько более мелких. Слева, вроде, преимущество продолжало оставаться за нами, справа дрались на равных. Мне еще, помнится, подумалось: а в книжках писали, что кавалерийские схватки всегда скоротечны. Или это касалось более поздних эпох, когда на полях сражений осталась только бездоспешная кавалерия? Здесь же и конь и всадник прекрасно защищены и потери, соответственно, минимальны, попробуй достань такого закованного в броню воина. Видимо – так…

В общем, все бы ничего – на флангах зрела победа, но вот наш центр… Там положение продолжало ухудшаться. И, судя по всему, катастрофа должна была произойти раньше, чем наши окончательно сломят румийцев на флангах. Решение в такой ситуации было очевидным. Я глянул вниз на токущуюся у подножия скалы нашу личную полутысячу, крикнул:

- Стройся для боя! - Обернулся к Хегни. Тот, все поняв, кивнул и кинулся вниз, организовывать наших воинов. – Стройтесь в клин! – крикнул ему вслед.

Воевода кивнул на бегу – мол, понял. Я обернулся к Андрюхе. Тот тоже понял, что я предполагаю сделать и глаза его загорелись азартом.

- Хорошо придумал, - сказал мой друг. – Бежим вниз, а то, как бы не опоздать.

- Бежим? – удивился я. – А как же Черный? Мы же неминуемо отвлечемся во время боя, и он нас попросту размажет!

- Уже нет, - потряс головой Андрей. – Магический поединок закончен.

- С чего ты взял?

- Поверь на слово. Просто знаю. Чувствую. Да посмотри! Видишь?

Я глянул на воротную башню. Черного Властелина на ее боевой площадке не было. Вот так, так! Ничего не понимаю! Что за хрень здесь происходит? И откуда Андрюха мог знать? Впрочем…

- Так давай тогда мы ударим по румийцам?

- Нет, - покачал головой Андрей. – Поиграем в благородство – самое время!

- Я ничего не пойму, Андрей, - почти жалобно сказал я.

- Не надо ничего понимать, Витек, - прищурившись, улыбнулся мой друг. Просто делай, что я говорю.

- Ты знаешь то, чего не знаю я?

- Можно и так сказать, - хохотнул он. Потом глянул на поле боя, посерьезнел. – Пора бежать, а то точно опоздаем!

Я поколебался еще несколько секунд, но, тоже взглянув на разворачивающееся на том берегу сражение, отбросил сомнения и решительно кивнул:

- Бежим! – А вы остаетесь! – это уже стоящим у края скалы девчонкам и Андроклу.

Ирка и Валька возмущенно фыркнули и почти синхронно протестующе мотнули головами. Андрокл в бой, судя по его виду, особо не рвался, но, глянув на наших подруг, тоже отрицательно покачал головой – мусчина! Черт! Еще и за ними придется присматривать! Ну да ладно, уговаривать времени нет, а удержать – не удержишь. Я махнул рукой и ломанулся вниз следом за уже сбегающим со скалы Андрюхой. За мной затопал сапожищами Туробой. За ним последовали остальные.

Наши телохранители уже почти построились. Не мудрено – Хегни дрессировал их по-взрослому. Построились в клин. Ну, вы, наверное, знаете, классика ведь: первый ряд – два всадника, второй – четыре, третий – шесть и так далее до тех пор, пока количество не достигнет двадцати четырех. Дальше количество всадников не увеличивается и строй до самого последнего ряда имеет форму прямоугольника.

Мы с Андреем вскочили на коней. Подо мной был Воронок. К жеребцу я привязался всей душой и брал под седло только его. Случалось это, правда, реже, чем хотелось – чаще перемещаться приходилось лётом. На Воронке были надеты тяжелые кавалерийские доспехи. Кто-то из наших воинов подал мне щит и копье. Андрей тоже вооружился подобным образом. Мы проехали в голову строя и встали впереди первой парой в ряду. Никто не пытался нас остановить. Второй ряд из четырех человек составили Туробой и Хегни, вставшие по краям, между ними, прямо за нашими спинами встали Ирийена и Волеслава. В третьем ряду затерялся Андрокл. Загонять упрямых девчонок, куда-нибудь в глубину строя не было времени – положение варангского корпуса ухудшалось на глазах, он держался буквально из последних сил.

- Вперед! – крикнул Андрей и, опустив копье, дал шпоры своему жеребцу.

 Я просто сжал бока Воронка коленями. Конь понял и двинулся вперед.

 

 

Рейтинг: 0 Голосов: 0 74 просмотра
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий