1W

Демиург местного значения. Часть 2. Глава 22 (продолжение 6)

в выпуске 2019/06/10
21 мая 2019 - fon gross
article14176.jpg

Он взял со стола красивый стеклянный кувшин, наполненный золотистой жидкостью, налил ее в объемистый кубок и с видимым удовольствием выпил.

- Хорошее вино, - крякнув, сообщил мой бывший друг. – Зря отказался.

И он пододвинул к себе большое блюдо с запеченным целиком молочным поросенком. Минут десять Андрей жадно насыщался. Смотреть на процесс было неприятно, особенно учитывая то, что вид пищи вызывал у меня тошноту. Однако отвернуться я не мог – шея не двигалась. Смог только опустить глаза. Холодное бешенство продолжало бушевать в моей душе, но  тело не слушалось и бешенство сжигало меня изнутри. И вот тут… Тут я почувствовал почти забытого «я-второго». Давненько он не давал о себе знать. А сейчас, почувствовав, что я попал в безвыходное положение, решил слегка высунуться из небытия и оценить ситуацию. Я не стал ему мешать – все равно хуже не будет. Но «я-второй» к моему удивлению, не спешил рваться наружу и брать под контроль мое сознание и тело – чувствовал, что ситуация, в которую я попал, не из простых.

Внезапно Андрей, с аппетитом обгладывающий поросячью ножку, прекратил это свое занятие, перестал жевать и внимательно посмотрел мне в глаза. Интересно… Неужели учуял появление в моем сознании «я-второго». А ведь похоже… Мысленно предупредил свое альтер эго о такой вероятности. «Я-второй»  все понял и погрузился в глубины моего подсознания, успев напоследок помочь мне шевельнуть мизинцем правой руки. Интересно… Мое альтер эго, значит, Андрюха не контролирует. Видимо, просто потому, что не предполагает, что в теле его бывшего друга могут существовать две личности одновременно. Значит, можно выпустить «я-второго» наружу и попытаться с его помощью разобраться с Андреем. Но тут торопиться нельзя: что ему мешает переключиться на это второе мое сознание и все так же взять его под контроль? Ничего, собственно. Тут поможет только внезапность. А, чтобы достичь такой внезапности, нужно усыпить бдительность моего бывшего друга. Так что пусть «я-второй» посидит пока в подсознании, но будет в готовности в любой момент начать действовать. И действовать молниеносно.

Андрей еще некоторое время с подозрением всматривался мне в глаза, но скоро успокоился и вернулся к прерванному занятию – обгладыванию поросячьей ножки. Вот и славно! Наконец, бывший друг насытился, налил себе еще один кубок золотистого вина и, откинувшись на стуле, эдак по-хозяйски, окинул меня взглядом.

- Нет, не угомонился, - констатировал он, имея ввиду рвущееся из моих глаз, так и не угасшее, холодное бешенство. – А раз так, то придется тебе слушать мой рассказ, находясь под контролем. Ну, а когда выслушаешь, там посмотрим.

Что ж, послушаем. Тем более, ничего другого мне не остается – выпускать «я-второго» еще рано. Пусть еще винца выпьет бывший друг, расслабится. Опять же, реакция у него замедлится. Словно вняв этому моему посылу, Андрей сделал очередной хороший глоток из кубка, прочистил горло и начал свой рассказ.

- Тогда в нашем мире, когда ты так неожиданно смотался в доблестные вооруженные силы, я, честно сказать, почувствовал облегчение. Ирку ведь я полюбил с того самого момента, когда мы встретили ее с Валентиной на набережной. Но она почему-то выбрала тебя… - Андрей сделал еще глоток вина. – Честно сказать, я был обескуражен. Согласись, в те времена это было исключением из правил – девчонки в первую очередь липли ко мне. Я даже подумал вначале, что это она такую тактику выбрала, чтобы подразнить, а потом, что называется, упасть в мои объятия. Но, смотрю – нет, любовь у вас закрутилась всерьез. Переживал страшно. Бесился даже, но виду не показывал. Ты ведь не замечал, сознайся?

Я не мог ни подтвердить ни опровергнуть эти его слова. Тело сковывала полная неподвижность.

- Пожалуй, верну тебе дар речи и возможность двигать головой, - решил Андрей. – А то разговаривать с тобой в таком состоянии совсем не интересно. Надеюсь, ты не будешь материться в ответ на каждое мое слово, или, там, плеваться? Ведь нет?

И я почувствовал, что язык вновь может мне служить, а шея поворачивать голову. Мимические мышцы так же действовали. Я не преминул воспользоваться этим – покрутил головой, погримасничал, разминая лицо, длинно выматерился.

Андрей изобразил аплодисменты, прокомментировал:

- Можешь. Помниться, у тебя это всегда хорошо получалось. У меня с этим было хуже – стеснялся. Теперь можно в этом признаться. Что делать, слишком интеллигентное воспитание.

- Ну, мои родители тоже не в подворотне выросли, - откашлявшись, решил подать реплику я. Чисто для пробы. Да и за родителей вдруг обидно стало.

- Твои, все же, были попроще, - возразил Андрюха. – Без обид. – А у меня моя мама только чего стоила…

Глаза его вдруг погрустнели, он положил подбородок на ладонь руки, упертой локтем в столешницу, сказал:

- Хорошие были, все же, времена нашего детства, Витек. Не находишь?

 Я в ответ только скрипнул зубами. Ну, никак все то, что случилось не располагало к ностальгическим воспоминаниям.

- Бесишься… - печально посмотрел он на меня. – Зря… Дослушай сначала.

Я вновь промолчал.

- Ну, ладно. Продолжу… Так вот. Как уже сказал, влюбился я в Ирку не на шутку. Может, потому, что она не ответила мне взаимностью? Не знаю… Но, как уже сказал, я тщательно скрывал свои чувства. Мы же были друзья. Как я мог мешать другу?

Лицо мое скривила едкая улыбка.

- Зря ты так улыбаешься, - вздохнул Андрюха. – У меня до самой вашей ссоры, и впрямь, никаких мыслей отбить у тебя Иринку не было. Хочешь, верь, хочешь, не верь. Но тут вы поругались и поругались всерьез. И опять я не лез со своими ухаживаниями – думал, помиритесь. Но потом… Помнишь тот разговор в кабаке? Ты же сам мне сказал, что между вами все кончено. Помнишь?

Голос его вдруг зазвучал виновато, умоляюще даже как-то.

- Чего не скажешь спьяну, - расцепив зубы, процедил я.

- Да, наверное, - в голосе Андрея звучала неизбывная печаль. – Но я-то принял эти твои слова всерьез…

- Наверное, просто сильно захотел? – фраза вырвалась помимо воли.

- Возможно, возможно… Вряд ли это меня извиняет, - опустил голову бывший друг. Тут же вскинулся, почти воскликнул. – Но ты же простил меня, Витька! Когда мы с тобой встретились в этом мире! Наверное, даже раньше. Ты же не просто так полез в эту дыру?

- Дурак я по жизни, потому и простил, - сообщил я недовольным тоном. Потом добавил. – Освободил бы мне хоть одну руку. Пить охота.

Взгляд Андрея опять стал острым, изучающим. Покачав головой, он ответил:

- Нет. Ты еще не успокоился. Волком смотришь. Зарежешь ведь при первой возможности. А я хоть и здешний демиург, но, к сожалению, не бессмертен. Так что потерпи. Или, если хочешь, пей из моих рук.

Я мотнул головой.

- Не хочешь… - констатировал Андрюха. – Кто бы сомневался. Ты никогда не любил одалживаться. Прирожденный лидер. Я всю жизнь был ведомым. Иногда это бесило…

- Теперь компенсируешь свои детские комплексы? – съязвил я.

Андрей дернул щекой. Нахмурился, пробурчал самокритично:

- Возможно, возможно… Но мы отвлеклись.

Он допил остатки вина из кубка, налил следующую порцию.

- В общем, я поверил, что у вас с Иркой все кончено, - продолжил он свою исповедь. – Ну, или сделал вид, что поверил, если хочешь. Так, или иначе, я предложил ей свои ухаживания. И она их приняла. Это позднее я понял, что принимала она ухаживания назло тебе, но в те времена я поверил, что не безразличен ей и продолжил штурм с удвоенной силой. А потом была та встреча с тобой у дома и разговор… А потом ты сбежал в армию и погиб. Во всяком случае, мы так считали. Но до твоей мнимой гибели я успел уломать Ирку, согласится выйти за меня замуж. Это оказалось непросто. Она продолжала любить тебя, теперь я это понимаю. Но и я ей уже был небезразличен. Во всяком случае, льщу себя этой надеждой. Так, или иначе, она согласилась. Несколько месяцев брака мы прожили хорошо, почти счастливо. Но потом пришло известие о твоей гибели и тут все полетело кувырком.

 

 

 

 

 

Рейтинг: 0 Голосов: 0 14 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий