fantascop

Демон трёх солнц

в выпуске 2016/11/29
30 сентября 2016 - Василий Володич
article9421.jpg

…и взайдут три солнца полной ночью. 
И отпустят трое свой гнев. 
Будет дверь открыта, в кою демон 
Войдёт и выжжет всё сущее. 

Из пророчества седой Брегильи, пророчицы дворфов. 


- Всего доброго, лорд Тритнер. – Я дождался, пока передо мной закроются ворота замка, оседлал пегого мерина и поехал своей дорогой. 
Всё выходило превосходно. Каждый из великих лордов так легко поддался на провокацию, что я начинал искать несуществующий подвох. И ладно Фести и Нит – те хоть немного сомневались в моих словах, но Тритнер мгновенно воспылал нужной яростью, будто лично присутствовал при описываемых событиях.

Итак, сценарий развивался идеально – все три великих лорда, как только подойдут кометы, начнут войну друг с другом, дав тем самым исполниться моей давней мечте. 

Я проехал несколько деревень, но даже не думал останавливаться, чтобы вздремнуть или перекусить. В распоряжении у меня было чуть больше суток на то, чтобы закончить подготовку к главному событию в моей жизни. 

К главному событию в жизни всего этого мира.

 
Солнце потихоньку уходило за Изумрудные горы на горизонте, деревья сливались в одну сплошную стену, а мой зад от продолжительной езды медленно, но верно превращался в кусок гранита, вытесанный в форме седла. Желудок подскакивал к горлу при каждом шаге тупейшего создания, которое я купил за 20 золотых гральнов у очень хитрого торгаша в городе Преунстоун. По крайней мере, он хотел казаться хитрым. К моему сожалению, никто не хотел продавать мне лошадь меньше, чем за 50 гральнов, а этот даже торговаться не стал. И пусть пегой был удивительно малопригодным к поездкам, он всё же исполнял роль средства передвижения.

Проехав мимо двух деревень, я свернул на небольшую тропку, уходящую в сторону от основной дороги. Она вела вдоль небольшой речушки на отшибе леса. Вот уже много лет эта река использовалась местными, как место для сброса отходов. Иногда, по словам некоторых слабоумных личностей, встречались в воде и тела разных путников. Доверять подобным словам у меня не было ни интереса, ни желания, но, впрочем, воняла речка действительно так, словно в ней сдохла гигантская змея, а может даже дракон.

Несмотря на то, что конечный пункт назначения был бы ближе, если бы я поехал по главной дороге, сделать небольшой крюк по Гавяшке (так называли тропку местные) мне было необходимо. Моей целью являлась встреча с одним ушлым работорговцем. Для честных жителей Трёх Королевств стало бы шоком, узнай они о том, что даже в наше время существуют рабы и, соответственно, работорговцы. Большинство горожан – выползней цивилизации – жило себе спокойно под защитой стен и  армии, тогда как простые жители глухих деревушек своими скудными силами защищались от разбойников и преступников. И дело было ни в расе или цвете кожи – здесь даже дворф мог похитить дворфа, а эльф - обокрасть дворфа. Людям приходилось не лучше, ведь их грабили и крали как первые, так и вторые. И если похищенному случалось попасть в лапы к эльфу, он мог попрощаться со здравым рассудком: долгоживущие по двадцать раз на дню требовали массировать их удлиненные, мягкие ушки. И обязательно с маслами и кремами, а начинать непременно с мочек! Брррр.

Вздрогнув, я отвлёкся от своих мыслей и увидел небольшой фургон, который тащил старый осёл. У осла в глазах стояла такая огромная усталость, что по спине пробирал мороз, а на душу нападала хандра. Увидев такой взгляд, гуманоид, как правило, шел в ближайшую таверну и сочинял стихи, раз по двадцать рифмуя любовь-кровь, тлен-всем и смерть-смерть.

Моё счастье, что поэт из меня никудышный, и рифмовал я максимум «дурак - сам дурак».

На козлах сидел удивительнейший тип – он обладал исключительно длинной бородой и вытянутым как у коня лицом. Походило на то, что его родители были и эльфийской и дворфской кровей.

- Приветствую! – голос его напоминал скрежет пилы о дерево. – Меня зовут Шопуш. Для начала я отвечу на два твоих вопроса, которые витают в воздухе. Первое: да, мои родители дворф и эльф. Точнее, мать ­- дворфиха, а отец – эльф.

Шопуш откинул голову назад и секунд двадцать рассматривал небо. Вонь стояла такая, что  удивительным было отсутствие мух. Как назло распогодилось, отчего вода испарялась сильнее, усугубляя плачевное положение моего обоняния.

- Да, знатным он был извращенцем, как говорят. Видать, и мне прилетело от него, – продолжил он.– Не могу смотреть на дворфских баб. Ну хоть убей. Мелкие все, скучные. И ладно бы это, так я ж и эльфок не переношу. Представляешь? Не цепляют. Вот у людей, да. Особенно в деревеньках. Такие, чтоб кровь с молоком, и было за что ухватиться.

Он заулыбался, но, взглянув на меня, стёр улыбку. Видимо, моё лицо выражало полнейшее безразличие к его предпочтениям в области противоположного пола. Признаться, даже если б его тянуло не к противоположному, меня бы это не заинтересовало.

- Второе: груз я привёз. – Он кашлянул в руку, а потом медленно достал небольшой меч, положив его на колени. – Осталось решить вопрос с оплатой.

Я знал, что меч не единственное оружие, и в его рукаве прячется миниатюрный самострел, заряженный парой дротиков, в наконечники которых заложены стеклянные капсулы с ядом. Тем, кому не посчастливилось попасть под его действие, оставалось лечь поудобнее, настроиться на позитивный лад и ждать ужасающих мучений.

Левой рукой я аккуратно погладил мешочек, привязанный к седлу. За содержимое этого мешочка можно было купить отличный публичный дом и жить припеваючи. Достав оттуда маленький граненый рубин, я приподнял его перед собой так, чтобы солнце поиграло на гранях.

- Оторви мне яйца енот! Слушай, может, оставим в сторону все эти условности? – Шопуш развел руками. – Ну их нахер, эти традиции недоверия. Мне тебя рекомендовали, а тебе, как  понимаю, - меня. Так давай спокойно проведем обмен? Я, знаешь ли, всю задницу отбил себе на этой дороге и не сильно жажду острых ощущений.

Я улыбнулся и кивнул, так как мешочек для меня не имел никакой ценности. Главным был груз. Таковы принципы торговли: тебе нужно что-то от продавца, а ему – от тебя, и не твоя беда, что продает он исключительно гуманоидов.

Шопуш юрко соскочил с козел, оббежал фургон и, кряхтя и ругаясь, вывел оттуда человека. Я подумал, что это ребенок, но, когда они подошли поближе, моему взору предстал карлик с крепко связанными руками. Одет он был в свободный балахон, поверх которого были обвиты верёвки. Рот его был забит кляпом, а ноги перевязаны так, что он мог ходить лишь маленькими шажками. Был карлик брит на лысо, отчего походил на ребенка, у которого нашли вши. Пара ссадин на голове дополняли сходство – брили, видать, кухонным ножом или топором. Зато брови его выглядели такими огромными, что напоминали крылья птицы, собиравшейся сорваться с его переносицы и взлететь в небо. В этот момент я понял, что мог бы стать поэтом, описывающим исключительно красоту встреченных мной людей. Или не совсем людей. Или вообще не людей.

Шопуш подвел карлика ко мне и остановился в метре от моей лошади, а я уже ждал его, отвязывая мешочек с драгоценными камнями. Работорговец заламывал руки в ожидании отличной наживы и что-то бормотал себе под нос, улыбаясь. Он поймал брошенную мною награду и кинул обратно конец веревки. 

- О да! – работорговец заглянул внутрь заветного свертка и потряс им. – А теперь прошу прощения, но мне нужно справить нужду, иначе я лопну, что переспелый арбуз.

Шопуш ловко обвязал мешочек вокруг шеи, спрятал его за пазуху и засеменил к реке. Когда он приспустил штаны, я подумал было сообщить ему свои опасения по поводу безопасности данного действия, но всё закончилось раньше – как только торгаш подошел к воде и начал увеличивать объем реки, что-то крепко ухватило его за ногу и втянуло в мутную и вонючую гладь. Он успел разве что удивленно ойкнуть, а мы с карликом – моргнуть.

Ошалевший от произошедшего, я оцепенело стоял, пока глухой кашель не вернул меня к реальности. Обернувшись, я увидел, как карлик заходится в хохоте, согнувшись пополам. В этот момент ко мне пришло удивительно удобное решение по его перевозке.

- Полезай обратно в фургон, – я дернул веревку на себя так, что он чуть не упал. – Только без сюрпризов и лишней бойкости. Любая попытка бегства или сопротивления для тебя сейчас будет актом слабоумия и отваги, и закончится подобное точно плохо.

Мне пришлось подсадить карлика, чтоб он влез в фургон, после чего я привязал лошадь к козлам и, прикрикнув на животных, отправился в путь. Меня ждали необычайно важные дела, и пара-тройка жизней не имела значения.

Обогнув последнюю деревню на фургоне, я добрался до небольшого поля на окраине леса и решил тут переночевать. С одной стороны место моего ночлега окружал лес, с другой, в нескольких милях, проходила дорога. Солнце почти зашло за горизонт, и деревья представляли собой сплошную чёрную стену, нависающую над полем. Пару раз мне казалось, что я видел мерцающие глаза хищников в темноте, но, если они и были, то пугались пламени костра и убегали обратно.

Я выпустил карлика из фургона, чтобы тот мог опорожнить мочевой пузырь, зайдя в кусты, а так же поесть – мне он нужен был живым и невредимым. Намертво привязав его к колесу фургона, я снял тряпку, закрывающую его лицо, и вынул кляп. На моё удивление, карлик не стал кричать, кусаться, ругаться и плеваться, а молча разминал затекшую челюсть. Вынув свои припасы, чтобы перекусить, я швырнул ему под ноги кусок хлеба. Подумав немного, я дополнил его ужин небольшим ломтиком сыра. Меня потихоньку начинала распирать наглость от выгоды моего положения – всё-таки власть развращает. Предусмотрительность улетучилась в сторону, ведь я был большим и сильным по меркам карлика.

- Слушай, я вот что хотел спросить. – вскоре тишина мне окончательно наскучила. – А правда, что карликам никто не даёт, ну ни одна баба?

Карлик, не переставая жевать, поднял на меня взгляд.

- И правдивы ли слова о том, что трахать вы годны только коз да овец? – продолжал я. – Мол, ножки у вас маленькие и вдуть любой женщине вы можете только подпрыгивая. Ты не подумай, меня это мало интересует, но всё же, как высоко ты можешь достать своей ножкой?

- Достаточно высоко, чтоб херакнуть тебе по яйцам. – помолчав, выдавил он.

- Ты, наверное, даже дворфиху оприходовать не сможешь? . – я сделал вид, что не услышал ответа. – Хрен с ним, что они страшные и бородатые, как говорится, на безбабье и гном – баба, – так ведь ты и её обслужить хорошенько сможешь, только если будешь подпрыгивать.

Карлик заскрипел зубами, засунул остатки хлеба и сыра в рот, после чего отвернулся. Только видно было, как он методично работает челюстью. Я дал себе слово вернуть кляп на место.

- Да ладно тебе, ты не обижайся. Я бы и сам не стал дворфих того, ну ты понимаешь. Мало того, что у них растительность на лице такая, что хрен отличишь от мужиков, так еще и жопы квадратные! Ну серьезно, ты их видел? Будто по паре кирпичей в штаны засунули. Помню, как то по молодости пытался познакомиться с такой... По пьяни, конечно. – я засмеялся. – Кто ж будет на трезвую голову к ним подходить. Так вот, смотрю, вроде ничего такая сидит спиной ко мне, подкатил я к ней и давай комплиментами посыпать. А как она ко мне лицом-то повернулась, так я и побежал! Аж пятки сверкали.

Я залился смехом и продолжал улыбаться, пока не понял, что карлик уже спит. Надев кляп, тем самым разбудив его, и проверив верёвку, я лёг на своё место, положив рядом нож. Издеваться можно сколько угодно, но безопасность превыше всего.

Проснулся я, когда солнце только начало показывать свою лысину из-за горизонта. Стоял лёгкий туман, и трава уже прогибались от капель росы. Температура за ночь упала достаточно низко, отчего меня разбирала дрожь такой силы, что зуб на зуб не попадал. Разбудив карлика пинком ноги, я на скорую руку позавтракал, посадил его в фургон и отправился в путь.

На  границе трёх стран находилась небольшая роща, состоящая из берёз и яблонь, в центре которой находился пруд, окруженный полем. Так как эта роща являлась нейтральной территорией, то и охраны у неё не было никакой. До этого места я добрался ближе к полудню. Подъехав к пруду, я спешился и начал готовиться к предстоящему ритуалу. Медленно и спокойно я доставал нужные мне инструменты и совершал необходимые приготовления. Спешить мне было некуда – ритуал должен был начаться ночью, а потому у меня было достаточно времени.
Расставив всё по своим местам, я отправился вытаскивать карлика. Признаться, для ритуала мне необходимо было всего ничего: пюпитр примерно моего роста, который держал старый листок рукописи с заклинанием, а также нож и чашка. По идее, нож и чаша должны были быть ритуальными, ну или хотя бы украденными из какого-нибудь храма, но я смог достать только обычную чашку и нож для резки хлеба. В метре от пюпитра я сложил древесину для костра. Верхнюю часть пюпитра украшала плоская пластина, на которую ставились свечи, чтобы освещать текст в тёмное время. Листок на пюпитре был самой главной и ценной частью всего моего плана – на нём была изображена дверь, а вокруг расположено заклинание.

Ожидание вечера было невыносимо скучным и медленным. Я устал пытаться шутить и издеваться над карликом до такой степени, что тишина казалась мне прекрасной. За время ожидания я успел отобедать. Карлика я вновь накормил сыром с хлебом, добавив кусок солонины – как-никак, последняя трапеза, а, значит, можно побаловать. Сходив помочиться в кусты и выпустив туда моего пленника, я стал расхаживать вокруг места нашего привала, напевая песенки. Я успел спеть о нелегкой доле тружениц парикмахерских, потом – раз пять о горькой любви сбежавшего из дома престарелого сапожника и еще более старой жрицы любви, а затем и про тяжелые семейные отношения в жабьем доме. Не успел я начать исполнять балладу о солдате и дубовой коряге, как понял, что солнце почти зашло. Небо приобрело багровый оттенок, переходящий в темно-синюю гладь с вкраплениями ваты серых облаков. Карлик сопел так громко, словно вместо носа у него были меха, и не сводил с меня взгляда.

- Время пришло. – Я потёр руки. – Подойди сюда, я сделаю то, что мне нужно.

Я подтянул за веревку пленника, после чего дернул так, чтобы он упал. Чашка и нож перекочевали с земли в мои руки. Придавив карлика коленом, я ухватил его руки и сделал надрез на правой кисти, ближе к мизинцу, где плоть наиболее мягкая. Кровь медленно, но уверенно начала вытекать из раны. Подставив чашу, я наблюдал, как красные капли бьются о деревянное дно, наполняя её пространство. В тот момент, когда  кровь почти остановилась, я перевернул карлика на другой бок и повторил операцию с левой рукой.

Меньше чем через десять минут чаша была наполнена.

Отпихнув карлика, я поднялся и, держа чашу правой рукой, левой потёр низ спины. Поясницу ломило от долгих поездок, ночлежек на земле и твердых стульев таверн, в которых мне довелось питаться. Пройдя несколько метров в сторону пруда, я остановился у пюпитра и, почесав в затылке, начал читать заклинание.

ВЭНИТ ДАМОН ТРЕЗ СОЛЕЗ АТ КАНТУ ОМИ ВИТО МИА КУАСЭ РЕЗЭНС КОКСЕТ КРОИССАНТ ИТ ПОСТ ОРО ТИ СУПСТУТНЭ ОН КИС МОРЕА!*

Чуть не сломав язык, я закончил произношение этой белиберды, после чего медленно начал выливать кровь из чаши на листок. Красная жидкость мгновенно впиталась, заставляя знаки и рисунки становиться ярче.

В этот момент на меня напал страх, что заклинание не то, которое мне было нужно. В моей голове на пару десятков голосов визжали вопросы. А вдруг там совсем другой демон? Что если я прочитал неверно? Что вообще означает вся эта речь? Признаться, я долгое время искал перевод заклинания, но каждый, кто хоть чуть-чуть разбирался в древнедворфском, - а это был именно тот забытый язык – на просьбу перевести начинал гаденько улыбаться и говорил, что это игра слов. Но, в общем и целом, это был призыв страшнейшего демона.

Внезапно стало светло, словно днём. Подняв глаза и посмотрев по сторонам, я увидел три ярко горящих шара, медленно выползающих из-за горизонта навстречу друг другу. Улыбка расползлась на моём лице. От радости и эйфории я начал слегка притоптывать.

- Узри, мелкий! – я повернулся к карлику, который сумел сесть и, раскрыв рот, смотрел на небо. – Вот и начало восхода нового мира!

В двух метрах перед пюпитром появилось слабое свечение, которое я ждал несколько лет. Но я дождался!

- Знаешь, что это? – я ткнул пальцев в сторону свечения. – Это демон трёх солнц! Да-да! Ты, будучи глупым карликом, вряд ли знаешь эту легенду, но я тебе расскажу. Давным-давно бла-бла-бла… Короче, была одна дворфиха. Старая и страшная, как моя смерть! Но вот казус – она умела предсказывать будущее. И, представляешь, перед тем, как откинуть копыта, эта дряхлая курва успела пробормотать, что нам всем наступит конец. Сперва поссорятся три брата. Все-то знают, что это три лорда, которые припёрлись сюда хрен знает когда и создали тут три страны. Все они владеют магией, которую, кстати говоря, черпают из комет, пролетающих раз в 63 года! И что мы видим за моей спиной? Ах да, вот они и есть – кометы! Это было в предсказании уже потом.

Эйфория во мне взбурлила гейзером, когда я увидел, что нижняя часть двери уже ярко светиться, а боковые и верхняя части начали слегка проявляться. Мои ноги пустились в веселый пляс.

- И знаешь, что, мелкий, - продолжил я. – лорды именно в этот момент собираются обрушить на соседние страны всю мощь своей магии. Удивительно, как легко они поверили в то, что их соседи хотят всё отнять. Каждый из них настолько ненавидит других лордов, что готов верить в любую чушь. Особенно, если эта чушь предлагает спалить соседей! Никто из них даже толком не спросил, кто я такой – достаточно было сказать, что я предатель соседского лорда, как меня сажали рядом и слушали, слушали, СЛУШАЛИ! Так вот это свечение, милый мой мелкозадый друг, - это дверь, в которую шагнёт величайших демон всех времён и народов! Он, наконец, уничтожит этот мир, если, конечно, лорды оставят что уничтожать! После этого, я стану его главным наместником и советником!

Пока я произносил речь, кометы успели вылезти почти целиком. У каждой был виден хвост магической пыли, тянувшийся за огромным шаром. Обернувшись, я потерял дар речи – передо мной была дверь из темнейшего дерева, когда-либо встречаемого мной. Она висела в воздухе, не нуждаясь в опорах, и, при этом, не отбрасывала тени. В правой части двери, ровно по центру, торчала круглая ручка, повернув которую можно было впустить демона.

Нетвердым шагом я двинулся к двери. Подойдя вплотную и взявшись за ручку, я почувствовал тепло, словно кто-то уже держал её до меня. Моя рука дрожала так сильно, что отбивала по ручке рваный ритм. Медленно повернув кистью по часовой стрелке, я потянул дверь на себя. Из проёма вырвалось свечение настолько яркое, что я закрыл глаза ладонью и, жмурясь, сделал шаг назад.

- БЕГИТЕ В СТРАХЕ, ЖАЛКИЕ СУЩЕСТВА, Я ПРИШЁЛ В ЭТОТ МИР! – из проёма прогрохотало так, что мои ноги сами по себе согнулись в коленях. – ТЫСЯЧИ ЛЕТ Я ЖДАЛ, ЧТОБЫ УНИЧТОЖИТЬ ВЕСЬ ВАШ МИР, И, НАКОНЕЦ, ЭТО МГНОВЕНИЕ НАСТУПИЛО. ТРЕПЕЩИТЕ, НИЧТОЖНЫЕ ТВАРИ, Я ВХОЖУ!

Сквозь свет из двери начали прорисовываться кривые очертания необычайно огромного и острого когтя. Коготь перешёл в узловатый палец, кожа которого была испещрена складками, странными наростами и выпуклостями. Только тогда свечение начало утихать, и я смог полностью открыть глаза. Моему взору предстал палец светло-голубого цвета, размером с упитанного гнома. Я был так восхищен происходящим, что моя челюсть опустилась настолько низко, как могла,  а в рот, наверное, мог влететь целый дракон.

Пройдя две фаланги, палец остановился, дёрнулся вперёд, после чего отодвинулся назад и рванул вперёд, упёршись в преграду с гулким звуком удара. Повернувшись к двери, я увидел, что её размеры слишком малы, и оставшаяся снаружи часть руки не пролезает в дверной проём.

- Кхм. Так, что происходит? – голос демона перестал сотрясать воздух и звучал спокойно или даже сконфужено. -– Почему я не могу? Ща! Да, чтоб тебя! Ну давай! ПРОЛЕЗАЙ!

Демон трёх солнц яростно скрёб землю перед дверью, пытаясь хоть за что-нибудь зацепиться, но все попытки сломать дверь или влезть как-то иначе провалились. В удивлённом бормотании демона стали проскакивать ругательства, а тембр менялся от баса до обиженного тенора. Через несколько минут, когда пыл демона начал утихать, я вышел из ступора и начал бегать вокруг двери, в попытке понять, почему она не впускает монстра. Меня охватила паника.

- Сейчас! Минутку, повелитель. Я сейчас сделаю. – причитал я. – Тут просто, наверно, надо что-то сказать.

Я пытался унять демона, но боялся к нему прикоснуться, а потому дергал рукой рядом с ним, словно припадочный. Очередное движение пальца окончилось в той точке, где я стоял, и меня отнесло на несколько шагов. На своё счастье, на ногах я устоял. Видимо, прикосновение все же подействовало, и демон успокоился.

- Мой повелитель – начал я. – Мой, повелитель, это я вас призвал. Может, кометы еще не до конца появились, но я не знаю, почему у вас не выходит пролезть.

В ответ демон только хмыкнул. Убрал палец обратно к себе и с громким треском что-то почесал.

- И КАК Я ПО-ТВОЕМУ ДОЛЖЕН МИР УНИЧТОЖИТЬ, ТЫ… А, кстати, кто ты? – Свирепый рык перешёл в обычный голос, и демон приступил к размышлениям.. – С виду гуманоид. Волосяной покров… Ага, значит приматы. Ты этот самый, ну чи.. Чилувек! Во! Так?

- Человек, мой повелитель. – поклонился я. – А откуда ты столько знаешь?

- Да, мы проходили это. – в проеме мелькнула тень, и подул легкий ветерок, словно монстр отмахнулся. – В ш-ш-ш-ш-ш… Знаю и всё. ТЫ ЧТО СОМНЕВАЕШЬСЯ ВО МНЕ?

- Нет-нет, повелитель. – я упал на колени перед дверью. – А почему ты не можешь пробраться внутрь?

- Ох, не всё так просто. – судя по голос, демон был расстроен. – Это всё невозможно согласно выводам из  закона сохранения пространств, а так же противоречит закону сохранения суперпозиции струн Маркенстенда. Понимаешь, всё, что тебя окружает, всегда имеет значение. В любом элементе пространства существует память о позициях мира, плоскости, времени, струн.

Демон слегка изогнулся и смог увидеть моё лицо, а я в свою очередь часть его глаза. Скорее всего, раскрытый рот и степень тупого удивления на моём лице подсказали ему, что беседу можно не продолжать.

- Впрочем, не забивай голову! Это всё не важно, и, тем более, не поможет тебе исправить ситуацию. – затараторил, если так можно сказать, демон. – Сейчас самое главное… Эй! А это кто?!

В момент последнего вскрика взгляд демона был направлен мне за спину. Как только я попытался обернуться, мой затылок взорвался болью. Кто-то приложил меня сзади так сильно, что мои глаза чуть не вылетели из орбит, а сам я отключился.

Очнулся я от того, что по моему носу полз муравей. Перед моими глазами была трава и цветы. Муравей, пробежав по крыльям моего носа, перебежал на травинку и уткнулся в каплю росы. Каждый листочек, каждый лепесток или травинка были в прозрачных каплях. Свет луны падал на них и разбивался на множество почти незаметных взгляду зайчиков. Было что-то абсолютно умиротворяющее в этой картине. Сколько бы чего не происходило в мире, а роса всё равно собирается на траве. Если не будет травы, она соберется на земле. А если и земли не станет, думаю, она будет формироваться в воздухе и никуда не исчезать. А потом, когда её станет необычайно много, эта роса назовёт себя океаном и породит жизнь.

Вспышка боли в затылке вернула меня к действительности. Я лежал на сырой траве, связанный по рукам и ногам. Так как мой рот был забит кляпом, оставалось только мычать от боли. Я услышал шаги и, с трудом повернувшись с бока на спину, увидел карлика. Точнее карлиху…

Освободившись, мой пленник скинул с себя балахон, и представил миру шерстяную рубаху, плотно облегающую аккуратную женскую грудь. Ниже её была длинная клетчатая юбка, прикрывающая хоть и плоский, но всё же женский зад. Мои глаза превратились в два огромных круглых щита от удивления.

- Удивлён, кретин? – параллельно с вопросом последовал увесистый пинок в ногу. – Как же ты сильно удивишься, когда я скажу тебе, что ты имеешь дело с дворфихой! Да-да, перед тобой представительница тех, кого бы ты и чужим прибором не оприходовал! Так ты говорил?

В ужасе, сковавшем меня с головы до ног, я начал крутить головой и пытаться кричать «нет». Бывшая пленница склонилась надо мной и улыбнулась так, что по моей спине поползли мурашки.

- Стоит начать бриться, как тебя тут же принимают за другого, воруют и пытаются принести в жертву какому-то демону. И всё это тогда, когда ты впервые оставляешь топор в сумке, отойдя попи… - дворфиха взглянула на меня, слегка покраснела и продолжила. – Впрочем, не важно. Херня весь твой план, кретин ты эдакий! Какой же ты неудачник, если даже гребанный мир, который тебя изрыгнул внутрь себя, уничтожить не в силах. Судя по твоей болтовне, у тебя и встает то только на тебя, да на твоего демона.

За спиной дворфихи раздалось недовольное сопение и покашливание. В этот момент я увидел, что дверь почти прикрыта, а в проем вставлена палка. Я суматошно пытался найти выход из ситуации, дергая веревки и пытаясь языком выпихнуть кляп. Всё попытки были бессмысленны – я был связан профессионально качественно. В дополнение ко всему, дворфиха вбила два кола в землю и к каждому привязала мои ноги. Получалось, что я был похож на треугольник, без одной стороны.

- Помнишь, ты спросил, куда я могу достать своей ножкой? - Помолчав с минуту, дворфиха наклонилась ко мне вплотную. – Помнишь, что я ответила?

Дичайший страх холод пронзил меня насквозь, заставляя мычать, дергать ногами и крутиться в попытке вырваться. Я словно наяву увидел её идею, и мне это безумно не понравилось. Совсем. Вообще.

Дворфиха встала между моих ног и замахнулась ногой. В ужасе я завопил. В следующее мгновение весь мой мир взорвался болью, страданием и унижением. Из глаз полились слезы. Позвоночник скрутило от боли так сильно, что я перестал ощущать ноги. Зато я чувствовал все капилляры, лопнувшие у меня в глазах. В голове словно сидел безумный гном, который лупил в колокол со всей дури и орал, что было мочи.

Через искры в своих глазах я заметил, как дворфиха подошла к двери и резко её распахнула. В проеме показался здоровенный зрачок, заполнивший почти все пространство. Глаз демона был таким огромным, что тут же слегка пролез в наш мир.

Дворфиха, захрипела, после чего со всей возможно силой легких харкнула прямо в центр зрачка. Глаз тут же исчез в проёме, из которого неслись крики, причитания и стоны.

- Да что же это! Да как! Маааааам! – раздавалось из двери тогда, как дворфиха её захлопнула.

Не в силах больше держать голову поднятой, я опустил её на землю. Всё это время, незаметно для себя, я не переставал мычать.

Передо мной было небо. Кометы успели промчаться мимо, и на небе горели закат трех солнц и рассвет одного. Цвета, от багрового до бледно-голубого, заполняли небесный холст, перетекая друг в друга и меняясь местами.

На грудь мне шлепнулся небольшой предмет, так неожиданно, что я аж подпрыгнул, хоть и лежал. Это был небольшой нож. Вероятно, именно с его помощью пленник, точнее пленница освободилась. Подняв глаза, я увидел дворфиху, стоящую рядом со мной.

- Ты всегда должен быть готов к тяжелым стечениям обстоятельств, тупица! – ухмылка расцвела на её лице.

Перед наступившей темнотой я успел заметить подошву её сапога.

__________________________________________________________________________________

*Приди, демон трёх солнц, и поешь всю жизнь, словно это свежеиспеченный круассан, а после, молю тебя, подмойся в здешних морях!

Похожие статьи:

РассказыПоследний полет ворона

РассказыПотухший костер

РассказыОбычное дело

РассказыПортрет (Часть 1)

РассказыПортрет (Часть 2)

Рейтинг: 0 Голосов: 0 430 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий