1W

День рождения Романа, или БВО

в выпуске 2016/04/11
3 сентября 2015 -
article5851.jpg

Роман попрощался с коллегой и спустился в лифте на подземную стоянку. До рассвета оставалось около двух часов, и можно было не торопиться. Однако Роман относился к той категории мужчин, которым ничего не стоит жить по ежедневному четкому распорядку. Точнее, еженощному, потому что днем Роман отсыпался.

Молодой человек прошел по пустой автостоянке, сел в свой автомобиль и некоторое время прогревал двигатель, ни о чем конкретно не думая. Он не устал. И не потому, что привык к ночным сменам или работа ночным финансовым аудитором не требовала от него больших умственных или физических усилий. Просто Роман никогда не уставал.

Роман посмотрел на часы. 4-10. Пора. Он выехал со стоянки и, не превышая установленной скорости, выехал на 3-е Транспортное кольцо. Ночная Москва встретила его мириадами огней и бесконечными потоками машин. Все, как всегда.

Впрочем, сегодня была особенная ночь. Роман улыбнулся, хотя внутри него все было пусто и холодно, как в могиле. Его вполне устраивал тот факт, что, будучи существом не-живым и не-мертвым, он не испытывал эмоций. Даже наоборот: бесчувствие было главным инструментом выживания таких, как он. Улыбка была делом привычки, от которой Роман почему-то не хотел отказываться.

- Мне – 200 лет, - сказал он, вслушиваясь в то, как странно звучат эти слова. – 200. Лет.

Впрочем, ни один из коллег Романа не дал бы ему и 40. Его знали как хорошего и исполнительного сотрудника. И, конечно, никто и предположить не мог, что Роман родился в начале XIX века в семье штабс-капитана Херсонского гренадерского полка. И что Роман – вампир, который питается человеческой кровью и регулярно убивает людей.

Роман остановился на светофоре. Пока ждал зеленый свет, включил радио. Салон автомобиля заполнила разухабистая попса. Сегодня был его День Рождения, и Роману неожиданно захотелось поиграть в живого человека.

На сегодняшнюю ночь у него были необычные планы. Но сначала нужно было заехать за угощением. Он выбрал удобное место, припарковался и только потом достал телефон.

- Алло. Тимофей? – произнес вампир в трубку.

- Да, - ответил сонный голос. – Кто это?

- Это Дмитрий, - сказал Роман.

- А, Дмитрий, - засмеялись на том конце трубки. – Никак не привыкну, что вы каждый раз звоните с нового номера. Продукт у меня. Подъезжайте.

- Благодарю. Буду через полчаса, - вежливо сказал Роман и положил трубку. «Пожалуй, это самый дисциплинированный работник Банка донорской крови, с которым я имел дело» - подумал он.

Спустя двадцать минут Роман подъехал к станции метро Багратионовская и остановился в условленном месте. Заглушил двигатель. В машине воцарилась темнота. Роман достал с заднего сидения сумку: вытащил из нее парик и нацепил его на голову. Затем достал две небольшие клипсы. Одну вставил в нижнюю губу, а вторую – в правую ноздрю. Из того же пакета извлек длинный и пошлый кожаный плащ и положил на колени. Посмотрел в зеркало заднего вида (да, Роман отражался в зеркалах и воде). Оттуда на него воззрилось бледное лицо в обрамлении длинных черных волос. «Хорошие времена» - подумал Роман. – «Достаточно сказаться сатанистом, и фельдшер не будет задавать лишних вопросов по поводу того, зачем тебе нужна человеческая кровь».

Он вышел из машины, снял пиджак и надел плащ. После чего, забросил пиджак в авто, втянул носом ночной воздух и двинулся в сторону от метро к ближайшей роще. На востоке, над сталинскими домами пробивались первые ростки солнечного света. Роман искоса посмотрел на зарождающийся рассвет. Только литературные вампиры-неудачники из романов Энн Райс скучают по солнце. Роман не скучал.

Тимофея он увидел сразу. Молодому санитару из Банка крови казалось, что он отлично укрылся среди ночных деревьев. Однако вампир идеально видел в темноте и сразу двинулся к своему поставщику.

- Приветствую, Дмитрий, - с усмешкой проговорил молодой человек и пожал Роману руку. – Сколько раз мы с вами виделись, а все никак не привыкну к тому, как вы жутко сморитесь в темноте.

Роман пожал плечами. Тимофей и представить не мог, каким может быть Роман «жутким» на самом деле. Не всем «везет» так, как ему.

- Принесли? – спросил Роман. Впрочем, он спросил просто так, ибо запах суточной крови не мог скрыть даже пластиковый пакет. Роман учуял его, как только вышел из машины.

- Да, только сегодня забор произведен, - сказал Тимофей и протянул Роману пакет. – Свежая. Такая, какую вы просили.

- Благодарю, - бесстрастно ответил Роман, однако внутри он не был так спокоен. Аромат крови восемнадцатилетней девушки сводил его с ума. Если бы не выдержка, наработанная за более чем столетие, Тимофей мог стать свидетелем крайне неаппетитного зрелища. Впрочем, после этого Тимофея бы не стало. Роман отдал санитару деньги (половину своей месячной зарплаты) и пошел обратно к машине. Он знал, что часть этих денег санитар отдаст своему шефу, а тот – своему. И все вместе посмеются над чудиком-оккультистом, покупающим у них из-под полы пакеты с кровью раз в три месяца. «Ну, не пить же он ее будет?» - скажут они. Роман снова заставил себя улыбнуться.

От греха подальше Роман засунул продукт в багажник. Он знал, что не сорвется, однако чувствовать вокруг себя оглушающий запах вампир не хотел. Этот деликатес он припас для сегодняшнего холостяцкого ужина. Праздничного. И только для него одного. Круглая дата, все-таки. Он вдруг вспомнил, как в детстве его брат Илюша заболел животом, и маменька разрешила Роману съесть все пирожные. «Да-да» - подумал он. – «Я съем все сам и ни с кем не поделюсь. Как тогда, когда Илюше ничего не досталось». Брат Илья пошел по стопам отца и стал бравым офицером. Мать умерла сразу после Отечественной, в 1814 году. Или нет… в 1815-м? Роман попытался вспомнить, но не смог. Впрочем, он не расстроился. Воспоминания о матери и брате уже давно не вызывали в нем никаких чувств.

Через полчаса машина подъехала к дому и остановилась у подъезда. Роман знал, что его манера парковаться в самом неудобном для других жильцов месте могла показаться вызывающей, но ему было все равно. Ранее майское солнце уже поджидало его снаружи. Роман сделал вдох и выдох и, накрывшись пиджаком, добежал до подъездной двери. Он мог покрыть это расстояние одним прыжком. Если бы потребовалось, Роман добрался бы до своего 6-го этажа по отвесной стене. Но он не был дураком и позером. Его жизнь и комфорт зависели от того, насколько естественным он будет.

Он поднимался на лифте и сжимал в руке сумку, в которой лежало угощение. Такую роскошь Роман позволял себе нечасто. И дело было не в огромных деньгах, которые ему приходилось выкладывать за кровь молодых и чистых людей. Главное – меры предосторожности. Пока его контрагенты в Банке Крови думали, что он является членом сообщества сатанистов, ему ничего не угрожало.

Роман не голодал. Он регулярно ходил на охоту и питался кровью бомжей и других заплутавших в своей жизни личностей. Роман не был брезгливым. Его жизнь была дороже гонора.

 В памяти Романа застряла пара-другая забавных и поучительных историй о молодых и неопытных вампирах, которые совершали Большую Вампирскую Ошибку и пропадали. Такие байки любил рассказывать Грубицкий – его единственный приятель из числа соплеменников. Большая Вампирская Ошибка возникала тогда, когда вампир расслаблялся и становился брезгливым. Бомжей, вконец опустившихся алкоголиков и наркоманов эти пижоны считали малопристойными. «Мы – вершина пищевой цепи» – говорили они. – «Мы будем тусоваться в клубах и пить свежее». И они были вершиной пищевой цепи, пока не попадались. Кто знает, куда уносили их трупы убивавшие их люди. Ты можешь стать вольным охотником на нетоптаных пастбищах ночной московской жизни. Ты можешь ходить в самые модные заведения столицы и соблазнять толстосумов обоих полов, чтобы затем опустошать их досуха и обирать карманы мертвецов. Но, как только ты выпьешь сына генерала ФСО или дочь депутата Государственной Думы (а это рано или поздно произойдет), жизнь твоя не будет стоить и ломаного гроша. «Бегуны на короткую дистанцию» - так называл этих пижонов Роман и никогда не поддерживал с ними связей. Такие вампиры угрожали его существованию.

Роман не знал, сколько еще вампиров живет в Москве. Он подозревал, что, после отъезда Грубицкого и его семьи в Бердск, остался одним из последних. А может – последним. Люди научились бороться с такими, как он, и делали это хорошо.

С такими мыслями Роман открыл дверь в квартиру и, не включая свет и не снимая обувь, сходил на кухню. Там он бережно и почти ласково засунул пакет с кровью в холодильник. И только потом вернулся в прихожую, включил свет и снял обувь.

Ему было хорошо, и он никогда не тяготился своего одиночества. Даже когда был человеком.

Роман накрыл стол белоснежной скатертью, которая завалялась с советских времен и которую он использовал для особых случаев. Перелил кровь из пакета в специально приспособленный для этого декантер. И только тогда наполнил свой первый бокал…

На часах было около 9 утра, а Роман уже был пьян. В его крохотной квартире с наглухо задернутыми шторами играл джаз и горели свечи. В голове вампира шумело от выпитого, а сам он пребывал в отличном настроении. Он чувствовал себя почти… кхм… живым.

- Ха, - сказал Роман сам себе, неловко приплясывая на месте. – Мне - 200 лет, и я все еще жив. Ну, почти жив.

Он глупо и пьяненько засмеялся. Кровь молодого и здорового существа наполняла его тело теплом и опьяняла. Внезапно, дурная и озорная мысль пришла ему в голову.

- Так, - сказал себе Роман. – А отчего бы мне сегодня не побыть живым по-настоящему? Вызову-ка я себе даму.

Не сказать, чтобы он вдруг почувствовал половое возбуждение. Сие было невозможным с 1823 года, когда упырица по имени Маша Белова соблазнила молодого коллежского регистратора Романа Смеянова и, потехи ради, обратила самого скучного чиновника Херсонской губернии в вампира. Просто эта ночь была чудо как хороша, и закончить ее нужно было так, чтобы было о чем вспоминать следующие десять лет. Сказано – сделано. Роман быстро нашел в Сети адрес экскорт-услуг и заказал себе невысокую рыжую проститутку со 2-м размером груди и ностальгическим именем Машенька…

- Вот я - дурень, - ругал он себе спустя сутки. – Лучше бы отсыпаться лег.

Его машину прошила очередь из чего-то крупнокалиберного, а самому Роману в плечо и грудь угодили пули. Засада была сработана мастерски: на него напали, когда он выезжал со стоянки в офисном центре. Раздались хлопки. Машина загорелась и ее закрутило. Роман, не долгая думая, ладонью выбил дверь и на ходу выпрыгнул из авто. Соблюдать конспирацию более смысла не было. Он понял, что его раскрыли. «Я так и знал» - думал Роман, отпрыгнув от машины на двадцать шагов и спрятавшись за стеной подземной парковки. – «Это следовало ожидать, черт меня побери».

Его вчерашняя авантюра с проституткой кончилась плачевно. Кровь, проданная ему Тимофеем, подействовала чересчур возбуждающе. Роман мог заниматься сексом с женщиной, однако доводить до логического конца сей процесс его вампирское тело не умело. Впрочем, как и испытывать удовольствие. Доставив проститутке Машеньке неслыханное наслаждение двухчасовым беспрерывным половым актом, Роман внезапно «озверел» (именно так он потом называл свое состояние). Ничего не подозревавшая жрица любви, разомлевшая от неустанных ласок молчаливого и бледного мужчины, внезапно увидела перед собой длинные, как иглы, зубы вампира. Словом, как сказал отец психоанализа, секс и смерть всегда идут рядом. Роман пришел в себя лишь тогда, когда полностью осушил смешную рыжую девушку. Труп Машеньки лежал в его кровати, а в дверь уже ломился амбал, который доставил проститутку до места ее последнего секса. Роман думал ровно десять секунд. Затем встал, открыл дверь и свернул здоровяку шею. Он не планировал убивать проститутку, но, раз уж так вышло, судьба ее сутенера была предрешена.

Так и получилось, что большую часть своего Дня Рождения Роман провел в машине, вывозя и пряча за городом расчлененные останки своих жертв. Когда он закапывал большой целлофановый пакет, в котором были сложены части тела Машеньки, ему стало слегка не по себе. «Хм, что это?» - удивился Роман. – «Неужели совесть?»

Нет, это была не совесть. Теперь он это понимал, слыша, как перебежками приближается к его укрытию отряд отлично упакованного спецназа. Это было чувство тревоги. Нельзя нарушать свои же правила. Нельзя приглашать в дом людей и нельзя их там убивать. Теперь у него проблемы.

 «Интересно, что не так с этой мертвой парочкой?» - думал Роман, устремившись вглубь автостоянки. – «Может, у них была какая-то особая крыша? Или сутенер был осведомителем у полиции? Почему их так быстро хватились?» 

Ноги преследователей были обуты в тактическую обувь, и лишь ухо вампира могло уловить шелестящие звуки их шагов. Двигались они слишком быстро. «Не важно» - подумал Роман и устремился к заветной двери в подсобное помещение. Он присмотрел его в первый рабочий день, ибо прожил достаточно долго, чтобы приучить себя заранее выбирать пути для возможного отступления. Вампир вбежал в помещение, заперся изнутри и, для верности, заблокировал дверь, придвинув к ней здоровенный металлический шкаф.

Затем он оглядел помещение хозблока. Роман рассчитал, что в распоряжении у него не более полминуты. Потом дверь будет взорвана или вынесена иным способом.

В голове вампира проигрывались два варианта. Он сразу же окрестил их «злым» и «мудрым». Первый подразумевал организацию засады на преследователей, а второй – бегство. Настроение у Романа было самое что ни на есть злое, поэтому соблазн напасть на неизвестных стрелков был очень велик. Однако он быстро одернул себя. Что-то подсказывало ему, что охотятся за ним не простые полицейские. И даже тот факт, что они не напали на него на стоянке, говорил о многом: преследователи понимали, что вампир их легко учует. Но со стрельбой они все же просчитались. Молодого вампира, обращенного недавно, раны от крупного калибра временно бы обездвижили. Но для двухсотлетнего они были не страшнее укуса шмеля. «Кто-то не рассчитал мой возраст» - подумал Роман. Он прошел в самый конец хозблока – туда, где прямо в пол был вмонтирован канализационный люк. «Жаль, что я не смогу вернуться в свою квартиру» - подумал он. – «Двадцать лет в ней прожил. Впрочем, иногда надо менять обстановку».

За дверью послышались приглушенные голоса и характерный звук взводимого запала. Роман не чувствовал страха. Напротив, внутри него разгоралась ярость. «Ты хотел эмоций? Ты их получил, идиот» - отругал себя вампир, одним рывком поднимая тяжелый чугунный люк. Спустя мгновение Роман спрыгнул в колодец и, ориентируясь ночным зрением, побежал по тоннелю. Позади раздался громкий хлопок, а спустя несколько секунд - второй и третий. «Они решили не брать меня живым. Закинули в комнату гранаты» - усмехнулся вампир. Все-таки, он переоценивал людей.

Однако уйти от стрелков оказалось не таким простым делом, как предполагал Роман. Он стремительно углублялся в сеть канализаций – где бегом, где ползком. Голова его задевала о низкий потолок; торчащие из стен арматуры сдирали одежду и прочерчивали на теле длинные кровавые полосы. Боль его не беспокоила. А вот то, что, за несколько минут своего пребывания в подземных коммуникациях, он вымазался грязью с ног до головы, его волновало. Рано или поздно Роману придется вылезать на поверхность, а там грязный и окровавленный человек быстро привлечет внимание. «Как же я вляпался!» - подумал Роман.

Погоня не отставала. Несколько раз по нему открывался огонь. И стреляли уже не крупным калибром, а чем-то разрывным, от которого тряслись своды, а от стен отлетали большие куски штукатурки.

Неизвестно (точнее, как раз известно!), чем бы закончились эти странные подземные догонялки, если бы Роман не добрался до узкого коридора, опутанного кабелями, в конце которого ждала его целая галерея, полузатопленная талыми водами. Вонь здесь стояла непереносимая, а в воде, которая более всего напоминала жижу, плавало все то, что миллионы москвичей ежедневно спускают в унитаз. Но Роман был рад. Мерзкая жижа была куда лучшим окончанием его пути, чем тупик в виде бетонной стены. Поэтому, ни секунды не раздумывая и не останавливаясь, он ласточкой нырнул в яму и мгновенно ушел на дно.

В проеме возникли силуэты вооруженных мужчин. Двое идущих спереди открыли огонь по взбаламученной Романом воде. Грохот от очереди прорезал тишину тоннеля, а стены на мгновение осветили вспышки выстрелов.

- Отставить!

Бойцы прекратили огонь, но стволы их коротких автоматов по-прежнему были направлены на воду. Остальные стрелки мигом оцепили пространство, контролируя весь периметр. Спецназовцы замерли. Каждый из них поблескивал индивидуальным прибором ночного видения, а нижнюю часть лица прикрывал респиратор.

- Здесь вся галерея до 5-го сектора затоплена, товарищ капитан. В конце – тупик. Ему придется вынырнуть.

Капитан некоторое время вглядывался в экран компактного монитора. Затем в темноте раздался голос.

- Нихрена он теперь не вынырнет. Ему же дышать не надо. Продолжать наблюдение. Не давайте высунуть голову… Желтый-1, вызывай подкрепление. Взрывчатки пусть побольше захватят.

Злой, как черт, Роман сидел под водой и ждал, пока вояки уйдут. Вонючие сточные воды проникли через нос и рот и полностью залили его легкие. Грязь запорошила глаза и забила ноздри, словно свинцовая пробка. Однако Роман не задыхался – организм вампира не нуждался в воздухе. Некоторое беспокойство причиняли раны от пуль, которые немилосердно жгли правое плечо и грудь. Но и это было решаемо. Регенерация займет не меньше суток. Оставалось только ждать.

Впрочем...  В голову Романа пришла неожиданная мысль. Он медленно проплыл вдоль стены, вслепую ощупывая стены. Так и есть – заляпанная грязью и слизью решетка. Сток. Достаточного размера, чтобы залезть в него. Роман ухватился за решетку и без труда вырвал ее из креплений. Затем, также наощупь, проник в образовавшееся отверстие.

Сток был узкий, и Роману приходилось продираться сквозь скопившийся мусор. Рубашка его окончательно порвалась, и он избавился от нее. Брюки насквозь пропитались: они стали тяжелыми и только мешали пробираться вперед. Роман лишь судорожно стиснул зубы и упрямо полз по заполненной водой и грязью стоку, подобно жутком канализационному червю-мутанту. А пока полз, ругался про себя и поминал людишек, на чем свет стоит.

С каждым поколением люди становились все хитрее и изобретательнее. Охота на вампиров не прекращалась никогда. Особенно, тяжело было в советские времена, когда каждый найденный труп с перегрызенной шеей означал начало большой облавы. Но в СССР Роману нравилось. Даже там ему удалось наладить жизнь и относительно безопасную охоту. Он научился уходить от подозрений всесильного КГБ и его таинственного отдела, занимавшегося ликвидацией упырей.

Роман полз несколько часов. Ему стало казаться, что тоннель никогда не закончится. Однако  конец приходит всему, и даже этой поганой норе. В конце концов, Роман выполз и голова его оказалась выше уровня жижи. Почувствовав воздух, вампир ощутил нечто, напоминающее счастье. Затем вампира вырвало. Забившая его изнутри тухлая вода выходила толчками, словно из шланга. Прочистив желудок и дыхательные пути, он протер глаза и осмотрелся. «Ну, вот» - подумал он. – «Кажется, выбрался». В этот момент, где-то вдали возник и рассеялся мощный гул, будто тысячетонный молот ударил в стену изнутри. С потолка посыпалась штукатурка.

Роман посмотрел вверх. Своды этого тоннеля были высокими, и под потолком, на расстоянии пяти-шести метров друг от друга горели небольшие дежурные светильники.

Роман прошел несколько шагов, нашел сухое место и выбрался из грязи. Впрочем, сам он по-прежнему был покрыт ею с ног до головы. Роман высморкался, прочистив ноздри, и присел на корточки, прижавшись спиной к стене. Ему надо было поразмыслить о том, что делать дальше. А заодно отвлечься от зверского голода, который терзал его внутренности.

Ситуация была незавидной. Домой – нельзя. Там его ждет засада. Наружу и в таком виде – тем более. «Что же мне теперь – по канализации до скончания веков шляться?» - мрачно подумал Роман.

Ни не придя ни к какому решению (а такое с ним случалось крайне редко), Роман поднялся и медленно двинулся по ярко освещенному тоннелю. Здесь было влажно и тихо. Конца этому коридору не было, и Роман был рад, что это так. От преследователей он оторвался, поэтому мог позволить себе идти и идти. Вонь, которая пропитала остатки его одежды и впиталась в сами поры его неживого тела, забивала собой все остальные запахи. «Какие здесь могут быть запахи?» - подумал Роман, пожимая плечами. – «Крысы да нечистоты».

Какого же было его изумление, когда в метрах пятидесяти впереди услышал он приглушенные голоса людей. Роман действовал так, как требовали того его инстинкты. В мгновение ока вампир вскарабкался вверх по стене и прижался животом к потолку, уцепившись за протянутые кабели. Затем, абсолютно бесшумно и стремительно, пополз вперед. Запаха людей он не чувствовал по-прежнему, но даже голос их возбуждал его голод сверх меры. Если бы вампиры имели своего бога, Роману было бы кого благодарить. Но благодарить было некого, поэтому вампир просто полз по потолку, оставляя за собой грязную полосу, и улыбался.

Их было двое. Молодые и мордатые мужики в разгрузках, с шипящими рациями, без опознавательных шевронов. В руках - короткие, тупоносые автоматы. Выглядят профессиональными вояками, отметил Роман, а расслабились, будто на прогулке в парке. Стоят, тихо болтают и даже негромко посмеиваются. Видать, его преследователи подтянули резервы, чтобы взять под контроль все рукава канализации в секторе. Роман завис над людьми и некоторое время, не веря своей удаче, наблюдал за ними сверху. «Не может быть их всего двое» - думал он. – «Это прямо неуважение какое-то».

В рации булькнуло: «Зеленый-1, отбой! Двигайтесь к 5-му квадрату». Спецназовцы прекратили болтовню и подтянулись. И в этот момент с потолка на них спрыгнул Роман.

Давно он не получал такого удовольствия от еды. Пока один из спецназовцев лежал оглушенный, схватившись за пробитую голову, Роман не спеша и смакуя, терзал горло другому. Несмотря на скучный нрав, он любил охоту, и азарт от нее испытывал даже тогда, когда приманивал бутылкой дешевой водки очередного бездомного бородача. Но сравнить ловлю бомжей с нынешним приключением… «Волшебно» - подумал Роман, отбрасывая в сторону осушенный труп. Теперь он был сыт, и в голове его вновь приятно шумело.

Второй солдат начал приходить в себя. Роман сел возле него на корточки. Вояка открыл глаза и в ужасе уставился на полуголого, покрытого грязью вампира. Несколько мгновений они смотрели друг другу в глаза. Рука солдата потянулась к боевому ножу. Роман улыбнулся и загрыз человека.

Переедать он не стал. Лишь немного отпил, стараясь не забрызгать кровью явно дорогой камуфляж.

«Пора наружу» - подумал Роман, снимая с трупа одежду и обувь. Затем он переоделся, параллельно вслушиваясь в переговоры по рации. Отряхнулся и пошел вон из тоннеля.

Если бы Роман знал, что произойдет дальше, то очень сильно удивился и во всем последующем обвинил убитую им проститутку Машеньку. За сутки до того, как Роман умертвил и выпил ее, она обслужила немолодого негра из Кенийского посольства. Вместе с 500 долларами, рыжая гетера получила от чернокожего дипломата бациллу редкого тропического гриппа. В непростом московском климате у бактерии не было и шанса, однако судьба распорядилась иначе. Спустя сутки вирус, вместе с кровью Маши, перекочевал в организм вампира. Там бы жизнь бактерии и прекратилась, если бы, во время нападения Романа на спецназовцев, вирус вместе со слюной вампира не проникли в тело одного из солдат. Там у многострадальной бациллы точно бы ничего сложилось, однако в мертвом организме вояки ждал ее опытный препарат, выведенный в одной из подмосковных ведомственных лабораторий.

Предназначенный для работников спецслужб в качестве стимулятора во время оперативно-розыскных действий, этот препарат в своем составе имел фермент, полученный из крови вампира. Очередной виток случайности заключался в том, что нежитью, из которой была получена искомая вытяжка, оказалась никто иная, как роковая прелестница Мария Белова. Да-да - та самая, что когда-то инициировала нашего героя, превратив того в вампира.

В тот самый момент, когда тропический вирус вместе со слюной Романа встретился в теле спецназовца с препаратом из крови Беловой, произошел неожиданный и любопытный эксцесс. Образовавшийся химический «коктейль» внезапно забурлил и, мгновение спустя, разошелся по мертвому организму солдата.

Несколько минут ничего не происходило. Затем тело мертвеца задергалось и глаза его открылись. В них не было ничего, кроме голода. Зомби неловко приподнялся на локтях и огляделся. Потом подполз к телу мертвого напарника и жадно вгрызся в его лицо.   

Конечно, ни о чем подобном Роман не догадывался. Он был слегка пьян и сильно расстроен из-за того, что позволил себе совершить Большую Вампирскую Ошибку.

 

Похожие статьи:

РассказыМокрый пепел, серый прах [18+]

РассказыДемоны ночи

РассказыДень Бабочкина

РассказыКняжна Маркулова

РассказыВластитель Ночи [18+]

Рейтинг: +2 Голосов: 2 690 просмотров
Нравится
Комментарии (9)
0 # 3 сентября 2015 в 12:16 +1
Приквел рассказа "Злая судьба полковника Давыдова".
DaraFromChaos # 3 сентября 2015 в 12:28 +1
хех :))) а вот приквел мне понравился больше
фломастеры - они такие v
0 # 3 сентября 2015 в 12:37 +1
Спасибо) Надо, в кой-то веке, от сказок отдохнуть. Хотя одна уже на подходе)
Жан Кристобаль Рене # 3 сентября 2015 в 13:31 +2
Здорово! Согласен с Дарой, это покруче полковника! молодчина, Сереж!
0 # 3 сентября 2015 в 18:13 +2
Хочу написать цикл рассказов про Романа в обратной хронологической последовательности. То есть, последний будет про то, как его заупырили zlo
DaraFromChaos # 3 сентября 2015 в 18:21 +2
его покусала прекрасная вампирка? love
Жан Кристобаль Рене # 3 сентября 2015 в 18:31 +2
О как тема нежити хватала и не отпускает!!! )))
0 # 3 сентября 2015 в 20:45 +1
Кристо, да я, в общем-то, к хоррору как жанру больше склоняюсь)
0 # 3 сентября 2015 в 20:27 +1
Ага, Машка "Ой, как я люблю молоденьких бухгалтеров" Белова zst
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев