1W

Десять тысяч

в выпуске 2015/09/17
29 апреля 2015 - Константин Чихунов
article4450.jpg

   Небо, синее и бездонное над головой, и больше ничего кроме неба. Ласковое Солнце, щедро дарило тепло и даже не верилось, что за тонкой перегородкой прозрачного купола, бушует яростный ледяной ветер.

   "Много ли нужно человеку для счастья? — думал Филат, принимая солнечные ванны в уютном шезлонге. — Хорошая погода, блаженный покой, да стаканчик бренди для улучшения настроения".

   Впрочем, здесь всегда была отличная погода. Десять тысяч метров — выше самых высоких гор и грозовых туч, способных закрыть Солнце.

   Филат поднялся с шезлонга и подошёл к краю платформы, бескрайние золотисто-жёлтые поля облаков, светящиеся в Солнечных лучах, покрывали всю поверхность Земли, не давая ни единого просвета.

   Десять тысяч метров над уровнем моря — всего лишь цифра, над которой Филат никогда не задумывался всерьёз. Он ни разу не видел ни моря ни суши, как и подавляющее большинство остального населения антигравитационных платформ, парящих над облаками. Он родился в небе, как и его отец, а вот деду ещё посчастливилось потоптать старушку Землю на рубеже эпох. Планета к тому времени, оказалась загаженной и отравленной настолько, что само существование человека, как вида уже подвергалось большим сомнениям.

   Не в силах предотвратить гибель Земли, люди бросились в позорное бегство, как нашкодившие дети, ненароком запалившие свой родной дом. Кто-то укрылся в подземном бункере, кто-то нашёл спасение, забывшись в криосне, в надежде на лучшие времена, а кто-то переселился жить в летающие города.

   Дед Филата — человек, по тем временам вполне обеспеченный, распродал всё своё имущество и купил небольшую платформу с антигравитационным генератором. Он построил на ней гостиницу и отдал швартовый, предварительно прихватив с собой бабку, которая в ту пору ещё была юной красавицей. С тех пор минуло более ста лет.

   Вскоре Земля стала непригодной для обитания и связь с ней, для жителей неба прервалась. Всю поверхность планеты заволокло странными золотистыми облаками, через которые невозможно было рассмотреть ни одной детали.

   Филат сделал маленький глоток из широкого бокала, и коричневая жидкость приятно обожгла нутро. Да, ему определённо не приходилось сетовать на судьбу, гостиница, доставшаяся ему в наследство от отца, хоть и не являлась пятизвёздочным отелем, но всё же приносила стабильный доход, позволяющий вести сносное существование. Контингент, селившийся в ней, не отличался происхождением и манерами, но пока постояльцы платили по счетам, их можно было терпеть.

   "Что там внизу? — уже не в первый раз задался вопросом Филат. — Как сейчас выглядит родина человечества? Сильно ли она отличается от той Земли, которую я знаю по архивным видеозаписям? Живёт ли там ещё кто-нибудь из людей? Вряд ли. Смельчаки, отважившиеся ненадолго заглянуть под жёлтое покрывало, рассказывали о жутких монстрах населявших покинутые территории. Впрочем, все эти истории могут оказаться лишь дешёвым трёпом".

   Неожиданная тень упала на дом Филата — Антрим, один из крупнейших летающих городов, медленно и величаво проплывал по небосводу. В голове не укладывалось, как может держаться в воздухе огромная стальная плита, площадью в несколько десятков квадратных километров, да ещё и с кучей многоярусных надстроек на ней. Но факт оставался фактом, мегаполис уверенно шёл своим курсом, наплевав на мнение Филата и прочих сомневающихся.

 

   Следующее утро ничем не отличалось от начала ещё одного солнечного дня, если б не одна деталь. К спокойной тишине, обычно царящей на платформе, добавился подозрительный монотонный гул. Обеспокоенный Филат спустился в машинное отделение, где обнаружил тревожное мерцание индикаторных ламп, указывающих на неисправность антигравитационного генератора.

   С такой проблемой мужчина столкнулся впервые, но что делают в таких случаях, он знал. Прыгнув в видавший виды двухместный катер, Филат рванул в Антрим, где можно было найти техников.

   Когда прибывший мастер осмотрел генератор и озвучил сумму ремонта, Филата едва не хватил удар.

   — Ты охренел?! — закричал он. — Да таких денег мне и за всю жизнь не заработать, почему так дорого?

   — К этой рухляди запчасти уже не выпускают, — ответил мастер. — Мне придётся искать их через третьи руки, не факт, что вообще достану.

   Мастер улетел, а Филат остался, хмурый и подавленный. Впервые в жизни он не знал, что ему делать и осознание собственного бессилия, ввергало в отчаяние.

   На следующий день, назойливый гул усилился, и это не скрылось от постояльцев. Вслед за едким облаком табачного дыма, в кабинет ввалилась Элла — очень немолодая женщина с клюкой в руке и неизменной курительной трубкой во рту.

   — Филат! — продребезжала она противным голосом. — Дураку понятно, что твоё корыто не сегодня, завтра рухнет на Землю, я пришла забрать свои деньги заплаченные вперёд.

   — По условиям контракта задаток не возвращается, Элла, читай договор.

   — Ты грязный мошенник! — закричала старуха. — Гони мои деньги!

   — Убирайся прочь, старая ведьма, — уже будучи в изрядном подпитии, Филат рассвирепел, и потеряв над собой контроль, запустил в Эллу недопитой бутылкой.

   Старуха с удивительным проворством скрылась за дверью, осколки битого стекла с весёлым звоном брызнули по комнате.

   — Я затаскаю тебя по судам! — провизжала напоследок Элла.

   К вечеру платформа чуть накренилась набок. Сквозь панорамное окно, Филат наблюдал, как разлетаются в разные стороны катера и аэрокары постояльцев. Словно крысы, покидающие тонущий корабль, жильцы бежали из своего ненадёжного временного пристанища.

   — Убирайтесь к чёрту! — кричал Филат им вслед пьяным голосом. — Да чтоб вас...

   Он напился в дугу и уснул прямо за столом, а очнувшись утром, понял, что платформа начала терять высоту.

   В панике заметавшись по своему жилищу, он начал спешно собирать в сумки всё, что могло иметь ценность, побросал вещи в катер и хотел уже покинуть гостиницу.

   "Куда я бегу? — спросил он себя. — Где меня ждут? В такой же ночлежке, как мой отель? И сколько я смогу там прожить на свои сбережения, год, два, а потом, что потом?"

   На смену страху и смятению, пришло странное обречённое спокойствие. Филат вернулся в кабинет, сел у обзорного окна, открыл самую дорогую бутылку спиртного, которая у него имелась, и начал наблюдать за приближающимся золотисто-жёлтым покрывалом. Он ждал, что вот сейчас его дом перевернётся и платформа стремительно понесётся вниз, но этого не происходило. Аварийная автоматика медленно и плавно опускала гостиницу вместе с хозяином всё ближе к Земле.

   Филат с завистью посмотрел на проплывающую мимо новенькую яхту, по-видимому, совсем недавно сошедшую со стапелей одного из городов. Два антигравитационных генератора дублирующих друг друга, плюс один резервный; мощные маневровочные двигатели, высокая скорость; и откуда люди деньги берут!

   Спуск продолжался довольно долго, не менее двух часов прошло до того момента, как платформа погрузилась в жёлтые облака. Филат оказался внутри густого светящегося тумана, в котором невозможно было понять, где верх, а где низ. Но уже через минуту он вынырнул с обратной стороны, оставив золотистое свечение над головой.

   Картина Земного ландшафта потрясла его, Филат не надеялся увидеть синеву вод и зелень лесов, но готов был встретить руины городов, среди выжженной бесплодной пустыни. Его предположения не оправдались, планета жила, но жизнью такой странной, что трудно было поверить, что эта та самая родина человечества, знакомая мужчине по видеофильмам.

   Под днищем платформы раскинулись огромные лесные массивы, окрашенные преимущественно в коричневые и красные тона, свободных от деревьев участков было не много, но и там не наблюдалось ни одного клочка зелени. Ярко-фиолетовая растительность лугов, колыхалась волнами под беспокоящим её ветром, в поле зрения попало несколько озёр с оранжевой водой.

   Филата встречала картина абсолютно чужого, незнакомого мира и он смотрел на его яркие краски в немом изумлении. И ещё одна деталь не осталась незамеченной для мужчины, солнечный свет проходил через слой золотисто-жёлтых облаков почти беспрепятственно, несмотря на их кажущуюся плотность. Платформа снизилась окончательно, и ломая деревья, мягко осела на поверхность Земли.

   Его окружал лес, но какой! Корявые, изломанные стволы, порой закрученные спирально, тянулись к небу, переплетаясь между собой. Длинные, тонкие ветки торчали повсюду от верхушек до корней, их усеивали листья всевозможных форм и размеров. Во всём этом абсурдном ансамбле невозможно было отыскать ни малейшего намёка на симметрию или правильность форм.

   — Куда это я попал? — прошептал Филат, припадая головой к прозрачной стенке купола. И в тот же миг быстрая тень выскочила из-за деревьев и ударилась в стекло с противоположной стороны. Перед мужчиной предстало толстое червеобразное тело, около двух метров в длину. С одной стороны оно было снабжено массивной присоской, при помощи которой животное и держалось на внешней поверхности окна, на другой красовался пучок подвижных щупалец, из которых на хозяина отеля посмотрел кошмарный зеленоватый глаз в оранжевых прожилках.

   Филат закричал и отпрянул от прозрачной перегородки, а существо, продолжило биться в стекло, пытаясь добраться до добычи. Мужчина замер, и тварь вскоре тоже затихла. Несколько минут прошедших в мучительном ожидании, показались вечностью, но вот животное потеряв интерес к человеку, удалилось, таким же молниеносным прыжком. Видимо, этот обитатель уродливого леса отслеживал свою добычу по движению.

   Филат облегчённо выдохнул, но как выяснилось, преждевременно, сильнейший удар в стенку купола оглушил его. Прямо у него за спиной, на платформу пытался проникнуть жуткий монстр высотой не менее пяти метров. Маленькие, колченогие ножки, удерживали массивное цилиндрическое тело, покрытое не то шерстью, не то мехом, грязно-жёлтого цвета. Голова с огромным ртом и маленькими глазками крепилась к туловищу без шеи, на лбу, чудовищным костяным наростом, выделялся массивный рог, им то существо и пыталось пробить защитное стекло.

   "Сейчас оно пробьёт купол, как скорлупу и вытащит меня наружу",— обречённо подумал Филат, и словно в подтверждение его слов, стекло застонало и покрылось сеточкой трещин. Следующий удар разнёс одну из прозрачных панелей в дребезги, делая человека полностью беззащитным перед чужим, враждебным миром.

   В отдалении полыхнула вспышка, и голова монстра взорвалась, забрызгивая пол платформы серой, вонючей жижей, тварь завалилась вперёд и замерла, повиснув на разбитом стекле.

   От деревьев отделилось зыбкое марево, оно приближалось к Филату, на ходу принимая очертание человеческих фигур. Текучие силуэты обрели форму трёх мужчин в мерцающих комбинезонах, в руках они держали какое-то оружие. Один из них посмотрел на хозяина отеля и поманил его рукой. Это были люди и Филат, недолго думая, открыл шлюз и шагнул к гостям.

   Впереди стоял невысокий, но коренастый седой мужчина лет пятидесяти, серьёзного и строгого вида. Чуть за ним пристроились два плечистых и рослых молодых парня.

   — Гляди ка, небожитель! — воскликнул один из них. — А говорили, что они все давно попадали на Землю.

   — Разговоры потом говорить будем, — сказал, как обрубил седой, сразу давая понять, кто тут главный. — А сейчас ходу отсюда, не ровен час брюхоноги нагрянут.

   Филата увели в лес, где стояло какое-то транспортное средство покрытое камуфляжной сеткой. Бесшумный двигатель поднял машину на метр над поверхностью земли, и техника плавно сдвинулась с места.

   Обилие запахов и звуков, едва не лишило чувств гостя Земли, вцепившись в подлокотники кресла побелевшими пальцами, Филат смотрел, как мелькают в окне вездехода деревья. Примерно через пол часа, мужчина заметил, что машина летит уже под маскировочной сеткой, натянутой сверху.

   Вездеход застопорил ход и сел у приземистой бетонной постройки с несколькими металлическими входами. За одним из них оказался лифт, который спустил людей вниз. Филата повели железным коридором с множеством боковых ответвлений.

   — Здесь мы сможем поговорить, — сказал седой, когда они оказались в небольшом помещении со столом стульями и несколькими кроватями. — Меня зовут Глеб, давай рассказывай свою историю.

   Рассказывать гостю особо было нечего, все тридцать с небольшим лет своей жизни он провёл в небе, где его дни не отличались разнообразием, а вот вопросов у него было хоть отбавляй. Будучи человеком образованным, Филат отлично понимал, что флора и фауна Земли не могла так измениться за один век.

   — Значит вы потомки тех, кто укрылся в бункерах? — спросил он Глеба, когда тот в свою очередь узнал у Филата всё, что хотел.

   — Ты чертовски догадлив, — сыронизировал собеседник.

   — А откуда взялись эти жуткие твари, насколько мне известно, на Земле никогда не водилось ничего подобного?

   — Их завезли брюхоноги.

   — Брюхоноги?

   — Да, чужаки. Перед тем, как Земля должна была погибнуть окончательно, появились они, пришельцы. Они предложили сделку, мы им обречённую планету, а они нам взамен  технологии, в частности ту, которая позволяет преодолеть гравитацию. Дальше ты знаешь.

   — Если они такие умные, то почему просто не захватили Землю.

   — Не тут-то было, они прилетели всего на одном корабле, да и то не военном, какой-то транспорт в аварийном состоянии. Уж не знаю, что случилось с их собственной планетой, но по всем видам они её потеряли и уже очень давно скитались по просторам Вселенной, отыскивая себе пристанище. А тут, как нельзя удачно подвернулись мы со своими проблемами.

   — Люди не согласились бы отдать Землю, даже при таком раскладе, — выразил сомнение Филат.

   — Так вышло, что у простых людей никто не спрашивал, — уведомил его Глеб. — Всё решили сильные мира сего — те кто был у власти. Пришельцы сыграли блестяще, предложив среди прочего антигравитацию, ведь есть огромная разница, подобно земляному червяку ютится в бункере, или, как птица парить в небесах.

   Когда на Земле жизнь стала уже невозможной, те кто был богат, ушли за облака, те, кто был обеспечен скромнее, нашёл себе пристанище в бункере. Но этих счастливчиков оказалось процентов десять от общего числа населения планеты, все остальные вскоре погибли.

   Твари, которые сейчас обитают на Земле, завезены с других планет, вероятно, брюхоноги возили с собой их эмбрионы. Крайне агрессивные и поразительно прожорливые, они победили в конкурентной борьбе выжившие местные виды и быстро стали хозяевами планеты. Та же история и у растений.

   Я думаю, что пришельцы сделали это для того, чтобы зачистить планету от остатков людей, ну и чтобы не было соблазна вернуться у тех, кто поселился в небе.

   — А сами они этих монстров не боятся? — удивился Филат.

   — А сами они здесь не живут.

   — Как, — опешил Филат. — Ты же сам только что сказал...

   — Всё не так просто. Понимаешь, мы живём в мире, где количество пространственных измерений равно трём, а пришельцы прибыли из места с другой мерностью среды, численно большей, чем наша. Они сумели развернуть свою систему координат на нашей планете, это привело к тому, что мы теперь существуем рядом, но не пересекаемся, почти.

   — Не понимаю, — честно признался Филат.

   — Количество измерений на Земле, стало больше трёх. В привычном нам трёхмерном мире живёт и процветает инопланетный зоопарк под открытым небом, а люди сидят по норам. А совсем рядом с нами, в параллельном измерении, живут брюхоноги, восстановившие экологию планеты. Понимаешь! Там зелёные леса и синие озёра, но вот только нас туда никогда не пустят, потому что теперь это мы там чужие! Изгадили, отравили и в конце концов отдали чужому дяде, за гроши, за ощущение сомнительной свободы, за ложное чувство собственной значимости, будто бы это мы вершим выбор.

   — А они, ну брюхоноги эти могут сюда, к нам? — до Филата понемногу начал доходить смысл сказанного.

   — Легко!  И они делают это периодически, чтобы поохотится на нас, проблемы в будущем им не нужны, люди должны исчезнуть.

   — А мы, мы к ним можем?

   — Пока нет.

   — А почему брюхоноги?

   — Увидишь, поймёшь, — уклончиво ответил Глеб.

 

   Прошло несколько дней, Филат чувствовал себя в бункере отвратительно. Привыкший к открытым пространствам, он испытывал мучительную клаустрофобию.

   — Больше не могу, — признался он Глебу. — Выпусти меня наружу подышать.

   — Да ты там и часа не протянешь, — заверил его тот.

   — Лучше смерть, чем сумасшествие.

   — Ладно, потерпи несколько дней. Я с группой пойду в четвёртый бункер, и могу взять тебя с собой. Но только, если пройдёшь ускоренный курс обучения обращения с оружием.

 

   Солнца здесь не было никогда, только светящиеся золотисто-жёлтые облака над головой. Пугающе — отталкивающая природа чуждого людям мира, поражала разнообразием ужасающих жизненных форм.

   Каждое существо здесь на кого-нибудь охотилось. Большие твари отлавливали и поедали тех, кто поменьше, самые маленькие собирались в стаи и атаковали тех, кто покрупней.

   Группа осторожно продвигалась по страшному лесу, разбившись на несколько небольших отрядов, прикрывающих друг друга. Маскировочные комбинезоны позволяли путникам не вступать в столкновения с хищниками и сохранять довольно высокую скорость передвижения.

    Они преодолевали относительно большой участок открытого пространства, и если верить Глебу, идти оставалось уже недалеко, когда в наушнике рации прозвучал тревожный голос одного из бойцов:

   — Брюхоног на десять часов!

   К ним стремительно приближалась, паря в метре над Землёй, странная конструкция, сверкающая белым металлом. На массивном цилиндрическом основании с неровными бородавчатыми нашлёпками и ветвистыми шипастыми наростами, крепилась платформа с узким вытянутым седлом. В нём, как в кресле, полулежала двухметровая раковина с приоткрытыми створками. Сквозь щель между половинами панциря, торчала одна единственная конечность серо — зелёного цвета. На этом толстом желеобразном отростке расположились несколько пар круглых чёрных глаз и полтора - два десятка длинных щупиков, быстро бегающих по ямочкам разноцветной панели, укреплённой в передней части платформы.

   По бокам этого летающего кошмара крепились раструбы и антенны, очень похожие на оружие. Раковина брюхонога была затянута в тонкую блестящую сетку, из того же белого металла. Вокруг хозяина кружил полуметровый шаровидный дроид, ощетинившийся стволами, как дикобраз.

   Моллюск резко остановился, сделал разворот и выстрелил из подвешенных к летательному аппарату орудий, струёй жаркого пламени. Два бойца отряда полыхнули факелами, обугливаясь на глазах. Дроид огневой поддержки, ударил короткими клацающими очередями сразу в нескольких направлениях.

   Люди ответили из гранатомётов и ручных ракетных комплексов, но мощь их оружия не достигала цели, пространство вокруг брюхонога покрылось сеточкой электрических разрядов, обозначая границы защитного поля.

   В бой вступил отряд, прикрывающий первую группу, взрывы и вспышки пламени окутали брюхонога со всех сторон, силовой щит поменял цвет и загудел, было ясно, что работает он на пределе.

   Несколько удачных попаданий сразили дроида, и он взорвался, развалившись на части. Лишившись огневой поддержки, брюхоног сманеврировал вверх и влево, пытаясь выйти из сектора обстрела. Рядом с ним сгустилось зыбкое марево, в котором, как в кривом зеркале отразился другой мир, зелёный и манящий, но лишь на одно мгновение.

Брюхоног нырнул в прореху между мирами и портал закрылся.

   — Я видел! — только и смог выговорить шокированный Филат.

   — Мы придём, мы придём туда, — как заворожённый повторял Глеб, стоящий рядом.

   До места добрались меньше, чем за час. Четвёртый бункер оказался куда больше того, где Филат провёл свои первые дни на Земле.

   — Здесь наш региональный штаб, — пояснил Глеб. — Периодически тут собираются командиры отрядов для принятия совместных решений. Дальней связи мы не доверяем, брюхоноги вычисляют источник сигнала.

   Народу прибывало много, в основном суровые, вооружённые до зубов мужчины в камуфляжных костюмах. Гости рассаживались за длинными столами во вместительном помещении с низким потолком.

   В совещательной комнате появился мужчина средних лет с сильным волевым лицом.

   — Это Гектор, — пояснил Глеб. — Наш лидер.

   Началось совещание, Филат понимал очень мало из того что там говорилось, предметы обсуждения были ему незнакомы.

   — Наши учёные работают над проблемой барьера, — отвечал Гектор на чей-то вопрос. — Но пока мы не нашли способа его преодолеть.

   — Однажды мы прорвёмся в их логово и заберём своё! — воскликнул кто-то.

   — Если барьер поддерживается работой какого-то оборудования, то теоретически его можно отключить? — прозвучал чей-то вопрос.

   Поднялся худой мужчина неряшливого вида, и с уставшим лицом.

   — Павел, — шепнул Глеб Филату, —  он физик.

   — Не питайте ложных иллюзий, — предупредил учёный. — Скорее всего, вернуть Землю к изначальной метрике пространства уже невозможно. А если барьер и удастся убрать, то это приведёт к катастрофе.

   Я не знаю, точно, что произойдёт, возможно, два мира сольются воедино и инопланетное зверьё накинется на восстановленную брюхоногами земную флору и фауну. Не исключено, что одно из измерений свернётся и исчезнет. Существуют и другие варианты, но и они не лучше. В любом случае барьер трогать нельзя. Мы должны отыскать способ самим проникнуть на ту сторону, очистить Землю от захватчиков и переселиться жить туда, но для этого мне нужен для исследований антиграв чужаков.

   Павел развернул длинный свёрток, лежащий перед ним на столе. Присутствующие увидели винтовку необычного вида.

   — Это оружие стреляет высоковольтным электрическим разрядом в сочетании с мощным электромагнитным импульсом, — пояснил учёный. — Ни одна наша техника не выдержит прямого попадания. Аккумулятор слабоват и дальность действия невысока, но это всего лишь экспериментальный образец. Чтобы закончить работу нужно испытать его на брюхоногах.

   — Допустим, мы пройдём на ту сторону, — предположил кто-то. — А сможем ли мы победить врага на его территории?

   — Брюхоногий развитей нас, но не в разы, — ответил Гектор. — К тому же их, судя по всему, совсем не много. Если мы научимся проходить сквозь барьер, уверен, мы победим.

   — А имеем ли мы на неё право? — задумчиво произнёс пожилой усатый мужчина с нашивками командира отделения. — Мы ведь предали Землю, бросили, как отработанный материал, а пришельцы подобрали. Выходили, выстрадали, возродили, а тут приходим мы и говорим, "отдайте, это наше", а какое оно наше?

   — Я Землю не предавал! — не выдержал Глеб. — И дед мой, уверен, тоже. Наших предков обманом загнали в бункер, им не дали бороться за сохранение планеты. А тут они, брюхоноги. Если они такие хорошие, что ж не пришли и не сказали, "давайте мы поможем вам восстановить экологию, и будем жить рядом с вами на правах равных"? Нет, они выбрали путь лжи и крови, и не будет им за это пощады.

 

   Глеб вызвался испытать образец, а Филат упросил командира взять его с собой.

   — Не понимаю, зачем тебе это нужно? — недоумевал командир. — Ведь это не твоя война.

   — Уже моя. На небо мне не вернуться больше никогда, а жить в консервной банке зарытой в землю я не смогу. Так что, победа или смерть, — произнёс Филат вычитанную когда-то фразу.

   — Хорошо сказано! — одобрил Глеб.

 

   Для привлечения внимания чужаков диверсанты установили в лесу мощный передатчик, а сами укрылись в засаде. Ждать пришлось недолго, два брюхонога в сопровождении четырёх дроидов, выплыли из затянутой рябью прорехи между измерениями.

   Враг оказался совсем близко и Глеб, не мешкая выстрелил, изящная фиолетовая молния протянулась к ближайшей цели. Силовой щит брюхонога на одно мгновение ярко засветился и отчаянно загудел, а потом вдруг пропал. Конструкция накренилась, посыпались искры, пилот сумел выровнять машину, но слушалась она плохо.

   Второго врага постигла та же участь, третий выстрел заставил бота огневой поддержки завертеться волчком, хаотично паля в разные стороны, через несколько секунд он рухнул на землю. На этом заряд аккумулятора закончился. Но брюхоногам уже было не до боя, потеряв защитные поля, они отступали, на ходу активируя портал перехода.

   — Бейте по антигравам! — закричал Глеб.

   Ракеты полетели вслед за удаляющимся неприятелем, но один брюхоног уже уходил через брешь в барьере. Второй не успел, взрыв выбил его из седла, и моллюск тяжело рухнул вниз. Машина, лишившаяся хозяина, послушно приземлилась рядом с ним.

  Когда люди подбежали к поверженному противнику, раковина закрывалась, вместе с ней защелкивались замки металлической сетки, покрывающей моллюска. Кто-то успел сунуть ствол пулемёта между створками и нажал на курок, короткая очередь разбрызгала зелёную жижу, движения прекратились.

   — Грузите красавца, — велел Глеб. Подогнали вездеход и закинули туда брюхонога, его средство передвижения и сбитого дроида. — Надеюсь, Павел найдёт то, что ищет.

 

    Дни складывались в недели, Филат так и не научился жить под землёй. Спасали выходы на поверхность, хорошо зарекомендовав себя в бою, он добился права сопровождать Глеба во всех вылазках.

   Примерно через месяц, командир поделился с ним новостью:

   — Павел приглашает заглянуть в четвёртый бункер, говорит, есть результат.

 

   В лаборатории учёного царил хаос и разгром. На широких столах лежали узлы и детали техники чужаков.

   — Самым трудным, оказалось, понять принцип работы оборудования брюхоногов, — говорил Павел. — Но я его нашёл, нашёл!

   Учёный выглядел ещё  более бледным и уставшим, чем в момент их последней встречи, но глаза его светились от счастья.

   — Не томи, что нарыл? — спросил Глеб.

   — Ключ к барьеру — кодированный сигнал определённой частоты, это что-то вроде нашей системы распознавания "свой — чужой". Я эту команду воспроизвёл и записал, но нужно испытать наш прибор где-нибудь подальше отсюда. Зайдите к Гектору, он вас ждёт.

 

   "Ящик Павла", как все стали называть изобретение учёного, представлял собой полуметровый металлический куб с торчащей из него направленной антенной.

   — Включай, — велел Гектор, предварительно расставив людей вокруг места событий.

   Первое время ничего не происходило, и Павел долго копался с настройками своего прибора. Но вот прямо на фоне корявого леса проступило ещё одно изображение. Картинка приобретала чёткость и глубину, и вот уже перед застывшими в изумлении людьми предстало огромное окно в другой мир, А за ним, зелёные леса и чистые реки, синее небо и яркое Солнце. Глеб просунул руку на ту сторону, и поверхность портала всколыхнулась и пошла рябью.

   — Осторожно! — предостерёг Павел. — Модель нуждается в доработке.

  

   Доработка затянулась, группе учёных во главе с Павлом никак не удавалось добиться устойчивого и хорошо контролируемого перехода. Задачу удалось решить только через несколько месяцев, но следующая проблема оказалась не менее сложной. Мир за барьером был огромен, а где искать базу чужаков никто не знал.

   Логово врага обнаружили в живописной холмистой местности, неподалёку от  побережья океана. Асимметричные постройки непонятного назначения занимали довольно большую территорию вокруг массивного сооружения похожего на крепость. База казалась практически незащищённой, словно брюхоноги не сомневались в надёжности барьера.

   Ударили сразу всеми силами и с нескольких сторон, тяжёлые орудия установили на вездеходах. Моллюски ответили шквальным огнём, задействовав целую армию дроидов. Но против электрического оружия людей враг оказался бессильным, оно заставляло роботов терять управление и гасило силовые щиты брюхоногов, делая их уязвимыми к стрелковому оружию.

   Обе стороны несли большие потери, но враг уже начал отступление, признав превосходство атакующих. В конце концов, моллюски укрылись в центральном здании и затихли. Обстрел этого сооружения не приносил никакого результата, снаряды и ракеты рвались в непосредственной близости от него, но не причиняли вреда.

   — Что за чертовщина!? — возмутился Гектор. — Почему эта штука стоит до сих пор?

   — Потому, что она здесь не вся, — ответил ему Павел, снимающий показания с каких-то приборов.

   — Что значит не вся? — решил уточнить Глеб.

   — Крепость находится сразу во многих измерениях, а точнее перемещается из одного в другое с молниеносной скоростью. Боюсь, что так мы их не достанем.

   — Прекратить огонь! — скомандовал Гектор. — Никуда не денутся. Мы век ждали и ещё подождём, да у нас теперь уйма времени! Обтянуть это место колючей проволокой! Окопать рвом! Окружить...

   Гектор осёкся. От крепости врага к ним летел одинокий моллюск без оружия и без дроидов. Он остановился перед насторожившимися людьми и те заметили, что на платформе лежит массивный бесформенный предмет мерцающий цветными огоньками. От прибора к толстому браслету, закреплённому на конечности брюхонога, тянулись прозрачные трубки с циркулирующей в ней жидкостью.

   — Ну и кто ты такой? — спросил Гектор.

   Прибор брюхонога загудел, зелёная жидкость закипела и быстро побежала к браслету, но тут же вернулась обратно по другой трубке, успокоившись и изменив цвет.

   — Такой, — послышалось из прибора.

   — Что тебе надо?

   — Надо, — повторил голос, лишённый эмоций.

   — О, да это же у него переводчик такой! — догадался Павел. — Он, наверное, должен настроиться.

   И учёный принялся наговаривать слова и целые фразы.

   — Убивать нет, — произнёс прибор моллюска через минуту.

   — А это не мы начали, — напомнил Глеб.

   — Смерть нет, боль нет, мир да.

   — А нам надо? Не сегодня - завтра мы вас уничтожим.

   — Тогда мы знать, как убивать всех, вы и мы.

   — А ведь он не блефует, — заметил Павел. — Если брюхоноги снимут барьер, скорее всего, хана всем.

   — Ладно, — принял решение Гектор. — Перемирие, пока, а там посмотрим.

 

   Синее бездонное небо над головой, и больше ничего кроме неба. А внизу простирается бескрайнее зелёное море. С высоты в десять тысяч метров это зрелище завораживает.

   — Даже не смел мечтать, что доживу до этого дня, какая красота! — в каюту вошёл Глеб с бокалом в руке. — Пожалуй, погощу у тебя ещё, если не возражаешь.

   После заключения мира, моллюски установили Глебу новый генератор, мощный и надёжный, мужчина отремонтировал платформу и снова поднялся в небо.

   — Не знаешь, там кто-нибудь остался?

   — Группа учёных, решившая исследовать инопланетную фауну, да ещё какой-то город, Антрим, кажется.

   — С чего бы это? — удивился Филат.

   — Как выяснилось, это их предки заключили тот злосчастный договор с моллюсками. Может бояться, что не простят.

   — А что брюхоноги?

   — Тише воды ниже травы, — усмехнулся Глеб. — Как жест доброй воли предоставили нам свои технологии. Признают, что совершили ошибку, пойдя путём войны. Но мы всё равно за ними присматриваем.

   Я тут кое-что узнал. Когда наши предки в бункер ушли, они ведь поначалу только в противогазах выходили, а потом воздух очистился. Так вот, это инопланетные растения сделали, а наши виды всё равно были обречены, понимаешь? Нет, я не оправдываю молюсков, но всё же...

   Знаешь, а ведь они в основном старые все, очень и их действительно совсем мало. Они почти утратили способность размножаться, и могут совсем исчезнуть.

   — Если они такие мудрые, то почему сразу с миром не пришли? — недоумевал Филат.

   — Вопрос вопросов, но учёные считают, что логика негуманоидных форм жизни не подлежит понятию человеческим разумом.

   — В любом случае, плохой мир лучше хорошей войны, — снова всплыла в памяти Филата вычитанная где-то фраза.

   — Отличная мысль! — одобрил Глеб. — За это и выпьем.

   И они подняли бокалы.

 

 

 

  

   

Рейтинг: +7 Голосов: 7 1177 просмотров
Нравится
Комментарии (15)
Жан Кристобаль Рене # 29 апреля 2015 в 19:07 +3
Как всегда великолепно, Константин! Полный эффект присутствия, напряженный и мастерски исполненный сюжет! С удовольствием ставлю плюс!
Константин Чихунов # 29 апреля 2015 в 21:58 +3
Спасибо, Кристобаль! Правда на конкурсе РБЖ Азимут мне сказали совсем другое.
Жан Кристобаль Рене # 30 апреля 2015 в 02:08 +2
Завидуют, однозначно!
Вячеслав Lexx Тимонин # 29 апреля 2015 в 19:31 +4
Круто! v
Константин Чихунов # 29 апреля 2015 в 21:58 +2
Спасибо, Вячеслав!
Евгений Вечканов # 29 апреля 2015 в 19:46 +4
Костя, ты достойный ученик лучших Советских фантастов! Отлично написано! Сами люди виноваты во всех своих проблемах. У нас, видимо, и вправду лишь 2 выхода из ситуации: 1 -фантастический - мы сами справимся со своими проблемами.
2 - реалистический - прилетят инопланетяне и нас спасут.
Спасли они, правда, несколько странно, за что и поплатились...
Плюс.
Константин Чихунов # 29 апреля 2015 в 21:59 +3
Спасибо, Женя! Очень серьёзное сравнение, не знаю, оправдаю ли?
Павел Пименов # 29 апреля 2015 в 21:36 +4
Как всегда - мини-роман. Во накрутил! И другие измерения, и пришельцы, и раскодировка портала, и летающие платформы, и чужая биосфера.
Прям сериал снимай!
Финал только какой-то небоевой. :(
Константин Чихунов # 29 апреля 2015 в 22:00 +4
Спасибо, Павел! В финале никого не хотелось убивать, ведь иначе всех моллюсков пришлось бы того. zlo
Шуршалка # 29 апреля 2015 в 22:21 +3
И правильно, не надо убивать! angel
Константин Чихунов # 29 апреля 2015 в 22:42 +3
Спасибо, Ирина!
Леся Шишкова # 20 мая 2015 в 17:33 +2
Фуф! Захватывающий сюжет! После того, как перед героем предстала земля с оранжевыми озерами, душа моя замерла в ожидании - что будет дальше?! :)))) Отличнейшая история в духе советской фантастики, славу которой еще пока другая не преодолела! ;))))
Константин Чихунов # 24 мая 2015 в 18:18 +2
Спасибо, Леся! Стараюсь ровняться на мастеров жанра, в надежде дотянуться до своих учителей.
Yurij # 9 июля 2015 в 23:10 +3
Написано отлично. Есть что для себя почерпнуть, несмотря на маленький объем. Оригинальные идеи (с пространствами понравилось)
Вечная тема. Можно было бы и роман заделать.
Константин Чихунов # 10 июля 2015 в 14:34 +3
Спасибо, Юрий! Приятно слышать!
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев