fantascop

Дивные новые миры

в выпуске 2015/02/09
27 января 2015 - Григорий Неделько
article3467.jpg

 

(из цикла «Нереальность»)

 

Но вернёмся к теме будущего…

(Олдос Хаксли «О дивный новый мир».

Предисловие к новому изданию)

 

Предложение, от которого невозможно отказаться, Децерберу сделали, когда он сидел в маленьком кафе под названием «Уютная ночь». Был поздний вечер, Купол Нереальности становился из тёмно-коричневого сине-чёрным; подвижные симпатичные маленькие лампы, усеивавшие всё небольшое помещение, устилали пастельным светом внутренности кафе, разношёрстные, но в основном тихие и романтичные посетители переговаривались, в перерывах поедая вкусную, умело приготовлённую и красиво сервированную пищу, а под потолком, совсем крохотная, однако распространяющая при помощи вибрации свои волны по стенам, полу и потолку, играла музыкальная реал-система. На середине очередной приятной джазовой стилизации к Децерберу, неожиданно оказавшемуся один на один с очередным ресторанчиком, без «положенной по штату» красотки, подсели две фигуры в длинных тёмных одеяниях с высоченными воротниками, что скрывали не только шею, но и три четверти лица; однако долгие, как у Пиноккио, острые носы и светящиеся в полумраке красноватым глаза говорили сами за себя: это были вампиры.

Децербер оторвался от то ли десятой, то ли одиннадцатой кружки разливного, ароматного пива – со счёту он сбился, причём давно, потому что с рождения не пьянел, — пару секунд безразлично созерцал уставившихся на него кровопийцев, а после, обворожительно-обезоруживающе улыбнувшись, предложил им присоединиться к его скромной трапезе. Та состояла из пасты с беконом, салата «Экзотик» (живые, и порой в прямом смысле, водоросли в сочетании с огудорами, укрошкой и петропом), тирольского пирога и пива «Горный родник».

— Не желаете ли пива пригубить и о бабах поболтать? – вынес на рассмотрение трёхголовый пёс, чьи солнечные очки сейчас покоились на столе, а нескончаемые сигары, потушенные, лежали в компактной сумке, завёрнутые в специальную бумагу.

— Мы предпочитаем пиву кровь, — хриплым голосом ответил один из близнецов-зубатиков.

— Я заметил, — весело отозвался Децербер. – А я предпочитаю пиву пиво. Особенно люблю покопаться в его вкусе, построить из себя гурмана, знаете ли, покатав эту газированную прелесть во рту и горле.

— Ты поэт?

— Нет.

— Тогда писатель?

— И снова промах.

— Вот и отлично. – Говоривший вампир радостно хлопнул в ладоши, потом опомнился и вновь принял серьёзный вид. – Гляжу, ты парень умный и задорный – такой-то нам и нужен.

— Для чего же?

— Выяснишь на месте, если согласишься. А если согласишься, получишь много денег.

Децербер причмокнул; допил пиво, наполнил кружку из самопополняющегося сосуда на столе, опять пригубил, рыгнул и только после этого, когда собеседники начали нервничать, уточнил:

— Много – это сколько? Мне на жизнь хватает, да и парень я нетребовательный.

— Вот столько. – Следуя древней мафиозной традиции (сомневаться же в том, что вампир принадлежит к бандитскому клану, не было никакой причины: все отличительные черты на лицо… если его можно так назвать), парень с высоким воротником вытащил из глубоко кармана плаща ручку и листок бумаги, написал цифру и показал Децерберу.

Тот хмыкнул.

— Я, конечно, небогатый, но не настолько же.

Вампир приписал пару нулей.

Децербер довольно кивнул.

— Другое дело.

— Значит, согласен?

— А что, заняться всё равно нечем, девушку из сидящих в зале я ещё не выбрал, а драться с ухажёром из-за какой-нибудь крали мне сегодня лень.

— Правда?

— Нет.

— Но ты действительно согласен?

— Да, почему не оказать помощь двум столь милым ребятам. К тому же мне пора платить за аренду квартиры и велосипеда, а денежки на исходе.

— Ладно, отставим в сторону ненужные подробности, — вступил в разговор второй преступник, — и обсудим наиболее важное. – Затем, хотя его голос и без того звучал негромко, вампир номер два заговорщически прошептал: — Сейчас ты расплачиваешься с официантом, мы встаём и идём к нашему мобилю. Тебе на глаза, для надёжности, налепим «кляксы», которые снимем по прибытии на место. Там компетентный человек всё объяснит более подробно. Как у тебя с фантазией?

— Да пока не жаловался. – Децербер пожал плечами и одним глотком сразу тремя глотками осушил кружку.

— Отлично, прекрасно. Тогда приступай.

Децербер оглушительно свистнул – так, что первый вампир подпрыгнул на стуле, а второй выпучил глаза, — подозвал стройную красивенькую официантку, глянул на экран фона, который она поставила на столик и где отображалась стоимость его трапезы, вручил обезьянинке нужное количество душ плюс чаевые и, хлопнув девушку по попке на прощание, против чего та совсем не возражала, поднялся с эластичного, принимающего форму тела стуло-кресла.

— Ведите, друзья, — сказал он.

Первый заозирался, второй шикнул; потом, обступив Децербера с двух сторон, они сопроводили его до дверей кафе – и далее, на свежий в целом, но немного подпорченный выхлопами вечерний воздух Ада – и далее, к дожидавшемуся на углу, в затемнённом месте везделётному мобилю – и дальше, внутрь матово-чёрного, выделяющегося пятном даже на фоне наступающей ночи средства передвижения. Второй сел за руль, первый – рядом с псом.

— Как тебя звать-то? – не оборачиваясь и заводя мобиль касанием сенсора, поинтересовался первый.

— Децербером. Можно просто Дец.

— Хорошо, Дец, полетели.

— И погнали, — улыбаясь во все рты, прибавил трёхголовый.

Мобиль включился, загорелись неярким, самым близким светом фары, и бесшумно троица взлетела под облака. Вскоре машина развернулась и двинулась прочь от столицы Ада – Инферно, к скоплению маленьких областных городков, почти затерявшихся в тени более известного и крупного собрата. Облака пропали, им на смену пришли тучи; полил дождь, окатил машину, словно из колоссальных размеров ведра, внезапно прекратился, и мобиль нырнул в туман, а когда выпрыгнул из него, очутился под безоблачным небом. Столь резкая смена погоды объяснялась тем, что Нереальность пусть для её жителей и бесконечный, однако замкнутый мир, а Купол – в прямом смысле купол, крыша этого мира, которая ночью становилась темнее и холоднее, днём же, соответственно, — светлее, теплее. И мало того, климатические области были разбросаны по плоскости Купола в едва ли не хаотичном порядке, постоянно перемещаясь, перемешиваясь и видоизменяясь. Потому-то прогноз погоды частенько врал: синоптики, учитывая их труд, зарабатывали не такие уж скромные деньги, хотя работа у метеорологов – не позавидуешь.

Децербер сидел в тишине (музыку бандиты включать не стали, наверное, крутость не позволила) и, с «кляксами»-повязками на лице, слушал дорогу, запоминая по движению лётов, по сигналам аэро-отелей, по объявлениям бусных остановок, куда его везут. Наконец чёрный мобиль пошёл на снижение – «Где-то в районе Кружка-66, пожалуй, наиболее задрипанного городка из всех областных», — отметил про себя Дец.

Везделёт приземлился, салон дёрнулся («Я был прав: кочки величиной с холмы и ямы глубиной с пропасти есть лишь в этом милом местечке»), автоматические двери открылись, пса вывели из салона и, придерживая за локти, проводили внутрь дома. В дом вели ступеньки, скрипящие, прогибающиеся – а как тут может быть иначе, — но креплённые особым, правда, вонючим раствором. Вот трое вошли в помещение, входная дверь захлопнулась, Децербер почувствовал на глазах отголосок яркого света, кто-то из вампиров прошептал секретное слово, «кляксы» сползли с покрытых коричневым волосом морд прямо говорившему в руку, и глазам путешественника предстала солидная, богатая, со вкусом обставленная комната, неизвестно каким образом тут очутившаяся. Её облик вопиюще, вызывающе дисгармонировал с настроением упадка и саморазрушения, характерного для 66-го Кружка, что тем более усиливалось дорогостоящей видеоаудиоаппаратурой, кибернетической техникой, полуживыми светильниками и прочим, прочим, прочим.

В широком, глубоком, занимавшем треть стены кресле, обитом, похоже, натуральной шкурой медведя-мутанта, восседала грузная фигура с длинными гибкими клешнями; всем своим видом существо напоминало отожравшегося краба.

— Господин Децербер? – басовито проговорило оно. – Мои работники сообщили о вас по телепатоприёмнику. Прошу вас, присаживайтесь: разговор предстоит непростой, хоть и занимательный.

Децербер безропотно сел в кресло, подкатившееся, видимо, по велению мысленного сигнала «краба»; предмет мебели представлял собой миниатюрную копию того, в котором восседал владелец дома, — Дец был уверен, что главный здесь именно членистоногий.

— Надеюсь, мне угрожать не будут? – устало осведомился пёс. – Утомился я слегка от подобного обращения. – И он притворно зевнул.

— Нет-нет-нет, — поспешил заверить «краб», — никто вас пугать не собирается: зачем нагнетать страх на того, кто нам необходим?

— Откуда я знаю? Это у вас, антисоциальных элементов, надо спросить.

— А вы смелы.

— Да нет.

— И, кажется, тоже отчасти антисоциальны.

— Ну, со всяким бывает. Кстати, не расслышал вашего И. О.?

— Моё И. О. вам ни к чему, — по-прежнему вежливо вещал «краб». – Допустим, меня зовут Крэн. Устроит?

— Вполне. Просто, не назовись вы, я бы обращался к вам «Эй, ты», а это могло кому-нибудь из присутствующих не понравиться.

Крэн, услышав шутку, громогласно расхохотался; махнул вампирам – те скрылись за непритязательной, и, более того, бедно смотрящейся дверью, чтобы, конечно же, оставаться на страже в коридоре. Кресло «краба» отъехало к стене; взметнулась клешня, указывая на экран растягивающегося в ширину целой стены визора.

— Смотрите сюда, господин Дец: ваша фантазия вам поможет. Речь пойдёт о галлюцинаторах.

— О чём? – на сей раз непритворно удивился пёс.

— Смотрите.

3D-экран загорелся, тотчас создав эффект полного присутствия: Децербер ощутил себя на месте ведущего-трахбанца, зелёного и лупоглазого, держащего в руках сферический прибор, который очень напоминал обычный, устаревший подшипник. Благодаря технологии «Ментал инсайд» трёхголовый не только слышал и видел (а также нюхал, осязал и всё остальное), как трахбанец, но и понимал его речь, воспринимал мысли, точно свои.

— Дорогие друзья, — говорил ведущий, — ролик снят исключительно для корпорации «К. Раб интерпрайзис»; в нём вы узнаете о последнем, оглушительном успехе наших учёных, непрестанно разрабатывающих новые средства, чтобы облегчить нам с вами трудовые будни и вывести наше общее дело на всенереальностный уровень. Устройство, находящееся у меня в лапах, не просто техника, а техника высшего разряда; мы живём во множественном мире и, надо сказать, привыкли к тому, что приходится каждый день удивляться; у нас не вызовут ярких эмоций вариации тел, сознаний и душ, населяющих Нереальность, несмотря на бесконечность ряда данных вариаций. Процесс привыкания гасит в жителях чувства, тормозит их ментальное развитие, наводит скуку, вмешивается в активное и пассивное усложнение окружающей действительности. Если мы хотим устранить ненужную препону и, с одной стороны, дать нереальцам почувствовать себя более свободными, а с другой, подчинить мысли и устремления граждан собственной воле, получив от такого исчисляемую не одними лишь деньгами выгоду, нам следует ввести в обращение прибор, лежащий у меня на ладони.

Расскажу о нём более подробно: галлюцинатор, он же г-модулятор, он же просто модулятор, помещённый в центр управления жизненными системами отдельного индивидуума, подчинит своим сигналам указанный центр; мы же, при помощи вот этого телепульта, — трахбанец достал из кармана ничем не примечальный компактный пульт в нержавеющем противоударном корпусе и продолжил, — сможем контролировать любое создание в пределах функционирования мыслеаппаратуры. Чтобы, образно выражаясь, опутать сетью всю Нереальность, нам следует построить вышки на расстоянии в несколько световых секунд, однако делать это лучше постепенно: обитатели столицы и сердца Ада – Инферно, никуда не денутся, а, научившись управлять ими, мы найдём финансы для незаметного (и непонятного для горожан) продвижения галлюцинаторов в массы, с последующими дистанционным командованием, рекламной компанией, расширением инфраструктуры и так далее.

Идеей, послужившей толчком для создания г-модуляторов, стало предположение о том, что в реальность помимо непосредственно реальных миров способны воплощаться и миры придуманные, в частности, что касается нашего вопроса, те вселенные, которые мы измыслим, переведём в двоичный код и запишем на микроплату галлюцинатора. Подменённая действительность, проецируясь в мозг, а оттуда в нервную систему, зрительные органы, органы осязания и т. п., не просто заменит – заглушит настоящую картину мира; существо же, подчинённое нашей воле, превратится не больше не меньше в безголового зомби. Вживляются модуляторы, согласно результатам исследований и теоретических выкладок, на любом этапе формирования личности: сразу после зачатия, в грудном возрасте, в состоянии личинки, взрослым гуманоидным особям и морально созревшим агуманоидам. Для призраков и других бестелесных субстанций мы придумали магнитно-экранированные галлюцинаторы; они, получив информацию о субстанции носителя и его местонахождении, прикрепятся к жизненному центру и будут бесперебойно управлять созданием, непрестанно корректируя своё расположение в пространстве. Багов, неполадок и поломок в работе галлюцинаторов на жёстком тестовом уровне замечено не было; срок годности и действия – неограниченный, вплоть до принудительного отключения, не отменяющего, впрочем, перевключение.

На нынешнем этапе нам необходимо всего одно достаточно высокоразвитое существо произвольной формации, способное к быстрой последовательной мыслительной деятельности и наделённое богатой фантазией; создания нужного типа чаще встречаются среди творческих особей: художников, писателей, актёров, скульпторов, архитекторов… Нам даже не придётся инсталлировать г-модулятор помощнику – всё, что от нашего друга потребуется, это войти в телепатический, не зависящий от механики и кибернетики контакт с суперкомпьютером. Дальше же проще простого: компьютер прочтёт фантазии добровольца, запишет на диск и перекинет галлюцинатору, а уже тот на основе полученных данных сотворит второе (если считать Нереальность первым) бессчётное собрание миров. Спасибо за внимание.

Экран погас, визор сложился, эффект присутствия-вхождения пропал; Крэн повернулся к Децерберу.

— Извините за сложные слова, господин Дец, но Ллинк без них не обходится: учёный, никуда не денешься. Итак, вы прослушали речь, надеюсь, всё или хотя бы большую часть поняли – и что же вы скажете?

На мордах пса застыло раздумье.

— Вы знаете, — медленно произнёс он, — а я, пожалуй, не против попробовать – но не просто так, конечно.

— Конечно! – заверил Крэн. – Награда будет высока, о чём вам наверняка уже сообщили.

— Чудесно. Куда проходить?

— Вам не терпится приступить к делу?

— Я вообще человек дела, трепаться попусту не люблю, как вы успели заметить.

«Краб» улыбнулся.

— Это сложно не заметить. Но учтите, принимая наше предложение, вы, выражаясь кратко, предаёте Родину.

Децербер развёл лапами.

— Чего не сделаешь во благо науки. Верно?

— Верно. Тогда идёмте.

Кресло Крэна сложилось трансформером и переоборудовалось в антигравитационную каталку; «краб» подлетел к противоположной стене, и она скользнула вверх, оказавшись фальшивой. За автодверью скрывался длинный широкий тёмный коридор с холодными металлическими стенами, что дикой порослью покрывали змееподобные разноцветные провода. Директор корпорации (а кто ещё он мог быть) и троеглавый авантюрист, чьи солнечные очки моментально «превратились» в приборы ночного видения, двинулись вперёд; тут же зажёгся свет, камеры под потолком обернулись на движение. Децербер решил освободить глаза из плена саморегулирующихся стёкол.

Через некоторое время коридор почти отвесно потёк вниз, обзаведясь удобными ступеньками и массивными периллами; преодолев и этот отрезок пути, парочка вышла на некое подобие площади – круглое, мощённое камнем место, где, будто в лабиринте, приглашали-подманивали проходы, циферблатом расположенные по периметру территории. Не останавливаясь и не интересуясь, отстал ли сопровождающий его доброволец, Крэн зарулил в один из проёмов, Децербер – следом за ним, и они оказались в комнате, размерами схожей с предыдущей, только потолок располагался ниже. Наполнение же и вовсе разительно отличалось от пустынной, если не сказать пустой, обстановки помещения, где Крэн встречал Деца: металлические шланги, заизолированные обычные и высоковольтные провода, тянущие щупальца по мигающим лампочками стенам, там же – подсвеченные сенсоры, чувствительные радио- и телеэлементы, кибернетические элементы вроде манипуляторов, сканеров и облучателей, а в сердцевине всего этого безобразия – кресло, какие встречаются в научно-исследовательских центрах и лабораториях.

— Прошу садиться, — вежливо обратился Крэн к спутнику, с любопытством оглядывающемуся по сторонам, — мероприятие не займёт много времени.

— Угу.

Децербер кивнул и, не вынимая дымящихся сигар, плюхнулся в кресло; оно никак не среагировало: не заскрипело, не прогнулось.

— Тоже высококлассная разработка, — озвучил свою мысль пёс.

— Тут каждая вещь – изюминка и жемчужина, особенно учитывая, сколько на производство было потрачено денег.

— Боюсь спрашивать.

Крэн повернул голову к ближайшей камере и скомандовал:

— Начать.

Выехали ремни, пристегнули Децербера к креслу; тот почесал коленку.

— А это зачем? Для чистоты эксперимента?

— Примерно. Чтобы вы случайно не навредили себе под воздействием непривычных ощущений.

— А они появятся? Обещаете?

— Гарантирую.

— Отлично! А то наркотики и алкоголь надоели.

— Интересный вы субъект.

— Да ничего интересного, когда наркотические трипы повторяются. Вы же, насколько понял, обещаете совсем иное кино?

— Абсолютно. Такого вам ещё видеть не приходилось, господин Дец, даже под сильнейшими запрещёнными средствами.

— Да вообще-то… — сказал было Децербер, но договорить ему не дали: механика, заполняющая комнату, пришла в действие – весельчак понял это по тому, как изменился мир.

А изменился он вот как: словно бы поверх одного вкладыша моментально наклеили другой, и картинка практически незаметно погрузила Децербера «в» себя, заставив на секунду усомниться в правдивости того, первого, истинного пространства-времени. Однако, приглядевшись, двухметровый балагур понял, что очутился в совершенно незнакомом месте, — безлюдные улицы пересекали друг друга под прямыми углами, а не привычным образом, то есть как придётся; тротуар тоже был пуст; малочисленные фонари, в скучающем поклоне опустив бра, терялись в дали, отделённые большими промежутками. Никто не кричал, не говорил, не приглашал, не выкрикивал объявления; никаких жилых строений, магазинов или заправок, да и здание одно-единственное – в далёком-далеке странной, бессодержательной матрицы.

— Это мир-основа, — будто услышав его мысли, а может, и вправду услышав, пояснил оставшийся за границей искусственной действительности Крэн. – Аппарат-преобразователь взял её из вашего сознания, что отнюдь не трудно; но вот над созданием правдоподобных реальностей придётся потрудиться. Жасси проводит вас.

Децербер не успел переспросить «Кто?» — рядом соткалась из воздуха, то ли материализовавшись, то ли став итогом работы 3D-проектора, но, как бы то ни было, красивейшая демонианка. Планета Демониан – родина многоруких и многоногих гуманоидов – зависла над Адом на расстоянии в несколько световых лет; там обитали покрытые шерстью, изящные, загадочные существа, умевшие разумно мыслить, подобно рациональным жителям Инферно (Децербер не в счёт), и обладавшие сверхспособностями, весьма напоминавшими демонические, отчего и возникло название этой расы.

— Добрый день, Дец, — пропела демонианка. – Мне о вас рассказали. А вам меня уже представили?

— А то. – Пёс улыбнулся и бросил Крэну, без сомнения, наблюдавшему за его ментальными передвижениями: — Она всамделишняя?

— Более чем, — откликнулся «краб». – Только находится в комнате по соседству.

— Сидит в кресле и передаёт мысли?

— Ага.

— Солидная у вас аппаратура.

— Спасибо. Стараемся.

— Извини, крошка, — немедленно спохватился лохматый дамский угодник, обнимая Жасси за талию, — пришлось отвлечься на твоего босса: конечно, дело пустое, но иначе бы он меня отругал.

Жасси попробовала мягко высвободиться, однако Дец не дал ей такой возможности, и демонианка прекратила попытки, выразив притом характерным, приобретённым с рождения пронзающим взглядом заинтересованность в заигрывании с новоявленным кавалером. Пёс озорно подмигнул и вновь вспомнил о Крэне:

— Вперёд, начальник. Веди, красотка, — добавил он, имея в виду Жасси.

— Пойдём, солдат.

Они прошли буквально двадцать-тридцать шагов и завернули за угол, как вдруг демонианка заставила Децербера притормозить, мягко опустив нижнюю руку ему на бедро и легонько надавив.

— Да? – «Солдат» повернул к провожатой ближайшую голову.

— Нам туда. – Она элегантным кивком указала на одноэтажное, построенное из бело-чёрного камня здание; окон Децербер не усмотрел.

Когда переулок остался позади и они зашли внутрь, Жасси, сбросив обнимавшую её лапищу, вырвалась из сладких объятий Децербера, и в тот же миг на разумное воплощение адского стража навалился кто-то здоровенный и мускулистый.

— Халк, что ли? – определив расу нападающего, решил выяснить отдувающийся, сопротивляющийся доброволец.

— Как догадался? – Жасси звонко рассмеялась.

Но Дец не отреагировал ни на смех подруги-обманщицы, ни на оскорбления, которые ему орал в ухо халк; вместо этого пёс, так же, как и его противник, обладавший внушительными комплекцией и мускулами, заскользил на пятках назад, одновременно дав телу ослабнуть. Враг, не ожидавший настолько хитрого и наглого тактического хода, потерял равновесие, потому что всем весом налёг на Децербера. Тот извернулся, встретился с халком лицом к лицу и, показав зелёному волосатому бойцу три имеющихся в арсенале языка, повалил его зубодробительным апперкотом. Не успел зелёненький сползти по стене погружённого во мрак, коротенького коридорчика, а затем принять форму, которой он обладал, когда не злился (дохлого оборотня с грязно-рыжей шерстью), - битва продолжилась. По лестнице слетели – в прямом смысле – три вампира и, приняв более человеческий облик, кинулись на бравого трёхголового парня. Децербер крутился, вертелся и вырывался что было сил, однако его всё-таки повалили на пол обученные боевым искусствам кровососы и, пока опасный представитель рода собачьих не выкинул очередной фортель, связали его магнитным канатом. Металлический канат, судя по тому, как уверенно он запутывал в себе Деца, пронзала от начала до конца кибернетическая, возможно, радиоуправляемая начинка; испытатель подёргался, чтобы удостовериться в догадке, — удостоверился.

— Невежливо вы с однополчанами обращаетесь, ребята, — отмочил очередную шутку пленник.

— Тащите его наверх! – приказал раздавшийся снова голос незримого Крэна. – Извлекатель уже готов.

— Извлекатель? – эхом отозвался Децербер. – Что-то мне не нравится это название.

— И правильно! – «Краб» не сдержался – громко рассмеялся. – Давайте, тащите! – повторил он.

— Но учтите, я тяжёлый.

— Заткни пасть!

— О’К. – Децербер захлопнул средний рот. – А как насчёт остальных?

— Придурок! Ты даже не представляешь, во что вляпался! Хотя тебя это не должно интересовать.

— Полагаю, вы хотите извлечь из трёх пар моих мозгов все фантазии, чтобы с помощью них свергнуть нынешнего владыку Повелителя, а меня устраните как свидетеля?

— Ха-ха, похоже, ты слишком много знаешь.

— Похоже на то.

В то время как происходил вышеописанный, насыщенный эмоциями и информацией диалог, Децербера протащила по загибающейся вправо лестнице троица взмокших от натуги, отдувающихся вампиров; пса толкнули к стене – толстенные манипуляторы обхватили накачанное тело. Загорелся красный свет, засияло-засверкало угрожающего вида обородувание, что стояло в углу, Крэн опять расхохотался, вампиры, отдуваясь, прислонились: первый – к дверному косяку, второй – к первому, третий – ко второму.

— Особо сильно не волнуйся, — великодушно проговорил, почти пропел «краб», — тебя ждёт невероятное чувство в тот момент, когда все твои мысли, все рассуждения и плоды воображения выдерет из головы извлекатель, разработанный моими умнейшими учёными.

— Да я и не волнуюсь.

Децербер выглядел спокойнее, чем танк на стоянке; это насторожило Крэна.

— А? – застопорившись, выдал он недоумённое междометие.

— Прежде чем вон те заострённые на концах шланги потянутся к моей голове – я правильно определил их назначение? Не сомневаюсь, что правильно, — должен заметить: умом, может, твои разработчики не знают равных, зато на локте и коленке у меня находится по микропередатчику, по которым мне разрешено в любое время дня и ночи связываться с Адской Разведкой.

Крэн, оглушённый такой новостью, истерично булькнул.

— Ты чесал коленку!..

— Чесал, твоя правда.

— Нет! Врёшь! Ни на кого ты не работаешь!

— Узнаем через пару секунд: если сотрудники АРа, внимательно следившие за мной, покуда я восседал в кресле (да и беспрестанно за моим житьём-бытьём наблюдающие), явятся сюда при полном вооружении – тогда всё сказанное не ложь. Если же нет…

Но как раз тут раскрылись искрящиеся фиолетово-голубым, сыплющие на пол искры порталы, и пятёрка коренастых фигур, одетых в спецформу разведчиков, с характерными стилизованными буквами «АР» внутри жирного круга, забежали в помещение. Один из них саданул по сенсору выключения, остановив шланг-мыслеотсасыватель в каких-нибудь десяти сантиметрах от Децерберовой левой; двое взяли под прицел вампиров и ещё двое привели в испытательный центр халка с демонианкой.

— Жить хочешь? – осведомился у крали разведчик. – Тогда отключай голографию!

— Не-э-эт! – завопил Крэн.

Демонианка мрачно кивнула, и мир-матрица схлынул, сменившись киберкомнатой; тот же арник, который говорил, расстрелял замки на кресле, где восседал Децербер. Освободившись, Дец бросился за улепётывающим коридорами Крэном – к счастью, слух у пса был дай дьявол.

— С девушкой поаккуратнее, — успел выкрикнуть разгоняющийся секретный агент.

«Краба» он настиг в пятом или шестом по счёту туннеле: руководитель восставших успел отлететь на приличное расстояние; с разбегу запрыгнув на шарообразное существо в кресле-антиграве, Дец повалил его на пыльный пол и шутки ради зачитал Крэну в самое ухо права.

— А против тебя в суде будет использоваться мой кулак, если станешь выпендриваться.

— Повезло тебе, что я наружу не вылетел, — прорычал злой и обиженный революционер, — у кресла тридцать скоростей.

— Не беспокойся, найдём креслицу применение, пока ты в камере отсидишься чуток; вон, наши общие приятели арники могут передать его своему начальнику, чёрту Зыркающу, — у него рабочие дни (учитывая типов вроде тебя, всякие преступления и длительное общение с Павлом) далеко не сахар.

— С Павлом? – озадачился Крэн.

— С Повелителем… это я его так, по-дружески.

Сзади послышались шаги: приближалась пятёрка оперативников, конвоирующая пленных преступников; и незамедлительно, точно бы в ответ на упомянутое имя владыки Ада – а возможно, действительно так, — с Децербером по невидному передатчику в ухе связался сам Повелитель:

— Очередной заговор раскрыт? – Он не пытался сдерживать иронию, хоть и относился к Децерберу с понятным уважением (а кроме того, с негодованием и раздражением, когда пёс устраивал из ничего новую в бесконечной последовательности авантюру).

— Ясное дело, раскрыт. Пришлось поводить этих забавных ребят за нос, чтобы побольше вызнать, зато операция завершилась благополучно и в твоём распоряжении теперь устройство под названием галлюцинатор.

— Кибернетики Инферно создадут его недели за две – не больше.

— Спасибо мафии. – Дец усмехнулся.

— Точно, — не стал спорить Повелитель. – Что хочешь за проявленные отвагу, решительность и – наконец-то – ум?

— Да ничего… Разве что не сажай Жасси, по крайней мере, не сразу – пусть у девочки будет шанс заняться кое-чем любопытным, это скрасит ей пребывание в местах не столь отдалённых.

— Здесь ты ошибаешься: таких безумных типов я отсылаю как раз куда подальше, иногда даже за пределы Ада. Но я услышал твою просьбу. Да, — вдруг вспомнил или сделал вид, что вспомнил, Павел, — насчёт галлюцинатора…

— Хочешь безбашенного Децербера в качестве испытателя? Опять – двадцать пять? Ну уж увольте!

— Да ладно. Ты откажешься поучаствовать в преображении Нереальности? Ни за что не поверю!

Пёс настолько хорошо ощущал широкую улыбку владыки, что почти видел её.

— Ну хорошо, — смилостивился Децербер, — но только за бо-а-альшую кружку пива.

И он тоже непроизвольно улыбнулся – во все три довольные мордахи.

 

(Сентябрь 2014 года)

Похожие статьи:

РассказыЛизетта

РассказыКультурный обмен (из серии "Маэстро Кровинеев")

РассказыО любопытстве, кофе и других незыблемых вещах

РассказыНезначительные детали

РассказыКак открыть звезду?

Рейтинг: -1 Голосов: 1 712 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий