1W

Диспетчер

в выпуске 2018/09/13
27 августа 2018 - Симон Орейро
article13344.jpg

1. Юноша находился в темноте, темноте, почти не отличавшейся от абсолютного мрака. Впрочем, особых проблем не существовало: парень имел превосходное зрение. Юноша допил бутылку низкопробного лимонада, после чего профессиональным нажатием на податливую клавишу запустил сложные электрические и механические процессы. Диспетчер своим острым взглядом внимательно наблюдал за оборудованием и его функционированием.

2. Долговременное присутствие в учреждениях. Ум и грусть. Польза художественного синтеза. Хозяйственное устройство и ветряные мельницы. Поглощение личной пищевой доли. Систематический отдых. Инициалы и негодование. Особый бак и фермерство. Машинное руководство и бюрократизм. Задние градусы и обогреватели. Сетчатые колготки и библейские цитаты. Анархия и стаи упрямых птиц. Идеологический выход и промышленные акты гипноза. Тишина и социальный интеллект. Вёдра, камни и корнеплоды. Ладони и хлеб. Мачете и послевоенный гуманизм. Фундаменты малых историй и лабиринты контркультурных соплей. Одноразовые стаканы и нравственная философия. Демократическая безопасность и компенсации случайным жертвам. Страдания и костры бессердечной инквизиции. Готовые души и выдвиженческая активность. Храмы необжитых ареалов. Оранжевые палачи и онкологические нарывы. Милые белки и ореховый эскапизм.        

3. Пустая доброта. Нарочное тело. Явный элемент. Печальные колонны дворовых сплетен. Зимние ночи и средние бедняки. Саранча и цветочные пастбища. Томительные оазисы и ругань одиночества.  Инженерная оптика и месть толстым кроликам. Сухие ветви и яростный разбег. Мутная вода, омывающая берега и дебаркадеры. Приморская поросль. Накладываемые шаловливыми руками резолюции. Рабочие предложения. Руководительская радость. Копеечные лубки и раздача дешёвых конфет. Высота трибуны и ликующий Универсум. Шлифовка исследовательского разгона. Материализм и апология чугуна. Трансформация тундры и магическое тепло. Антрацит, хлопок и водопады. Изумительная храбрость и поразительное терпение. Оптимизм в груди обывателя. Прекраснейшие из вопросов. Призраки и бабочки. Квартирное воровство и кирпичная кладка. Задумчивая близорукость. Археология площадных бунтов.      

4. Сонливая невеста. Недавняя болезнь и ножная дрожь. Тряпичные кости и захватывающие грёзы. Прожорливые грызуны и телевизионные репортажи. Мощь размаха и вращения. Зубчатые передачи. Бандитизм и лёгкие мишени. Тендерные крюки. Оскал сумасбродного хищника. Кроткие глаза. Позиция опоры. Кометы и разрушающиеся гнёзда. Гимн водяного напора. Циркуль и парные копыта. Спиральные турбины и абсентеизм. Кубические кванты и холостые сорняки. Ставни и вьюга. Странники и уважение к поверженному врагу. Невозвратность и неизвестность. Снеговые тучи. Диалоги о вере и анатомии гусениц. Лихорадка и тягучее ожидание. Рельсы и пляски архетипических чудовищ. Заработанные деньги. Сакральная любовь. Мастурбация и лишняя скромность. Психические расстройства. Маятники и бункеры. Степная пыль и роботизированное всасывание. Подшипники и трёхколёсные велосипеды.         

5. Молодой диспетчер грациозно взмыл в воздух, временно отменив вездесущие гравитационные постулаты. Чуть позже юноша принял мармеладное лакомство, пропитанное ЛСД.

6. Небывалая прежде уверенность в завтрашнем дне. Рыночная конкуренция и латентная фрустрация. Упругая жажда популярности. Отображение кормилицы в сосуде с молоком. Легенда о тяжёлых гантелях. Мужское обличье динамических феноменов. Труп, лицо которого испачкано сажей. Споры семиотических скороварок. Автаркия насильственного блаженства. Деградация хранилищ и цепная реакция фонтанов. Новеллистическое освобождение похищенного пса. Кувырки субботнего пуделя. Чары сверкающей чешуи. Расколотые селезёнки и уравнения. Метафизичность внутренней стеклянной банки. Перо усопшего нетопыря. Вигилии и скелеты, закопанные рядом с кладами. Карамельный загар и робкий параллелизм. Змеиные посредницы и утиные каникулы. Попугай без перьев, вошедший в комнату празднования. Водевили и новые измерения кулачных боёв.  

7. Окрылённый творческим запалом, юный диспетчер стремительно смоделировал художественно-публицистическое произведение. При создании текста он применил монтажную манеру письма. Позже нечто вроде манифеста было разослано молодым человеком по редакциям крупнейших СМИ, и сей факт вызвал ураганный резонанс.      

8. Космическая трава и безобидные мухоморы. Снежинки и гигиенические салфетки. Бомбы и карманная мелочь. Туалетная пошлость и грязное бельё. Зарплата и пенсионные кепки. Жидкие ягоды и цифровые удостоверения. Пятитонный монолит. Стальные клинья. Выемки и смертоносные кувалды. Чёрные спины и тёмные майки. Высокоточные рации и полевые спектакли. Тотальная реабилитация. Равнины, пампасы и грязно-бурые пятна. Китовый ус и угрюмый спирт. Физиономии, банданы и шевроны. Безделье и жара. Родственные и патриотические чувства. Зыбкие пески и истерические сентенции. Штаб планирования и регалии на кафельных постаментах. Молочные экраны и ломаные линии. Кители и чашки с рисом. Поддержка и ободрение. Лучшее оружие и смена эпох. Манильская удавка и медельинский кокаин. Ритмика и дешивизна. Точки эвакуации и очаги депрессий. Удача и бугристые мозоли. Железные трапы и констелляция громоздких радаров. Заглаживание чужих ошибок. Голодное бессмертие и бюджетное образование. Нацизм и расовая чистота. Распятия и страдальческое фантазирование. Вращающаяся стрелка. Холодильники и раскалённые плато. Лживое заявление о намерении сдаться.        

9. Считанные минуты до выброски. Показания приборов и кабина пилота. Проникновение в заданный район. Салоны и вспотевшие волоски. Рукава и внутренние карманы. Секундомер и лампочка готовности. Микрофон и предательский фюзеляж. Злость и грубый буксир. Импровизация и утвердительные телеграммы. Намеченный пункт приземления. Горизонт интерпретаций и газовые камеры. Хриплый кашель и обрезанный трос. Лишние хлопоты и успокоенная совесть. Отмель и портативный компас. Влага прелого воздуха. Иллюзия владения ситуацией и потребительское рабство. Лямки чехла и небывалое везение. Искусственные цветы и любовный подарок. Черепаховые гребни и порнографическая нагота физиологических протоколов. Речные пираты и густые джунгли. Таможенные чиновники и рыбацкие сети. Трансцендентное изящество охотничьих принадлежностей. Скорлупа нищенских пенсий. Расходный материал. Обгоревшие судьбы и сумрачные водолазы. Гирлянды великого гнева. Мелкие медальоны и сорванные миссии. Бессмысленность нарушения инструкций. Тишина и полуночный визг приматов. Досада и научное рвение. Дикие слоны и похотливые крокодилы. Пернатые кастрюли и жирные сковороды. 

10. Трудовая смена закончилась, и теперь диспетчер имел право покинуть рабочее место. Юноша стал спускаться по длинной винтовой лестнице. Внизу на парня набросилась нечестивая троица вампиров. Но молодой человек без проблем одолел кровожадных тварей, ибо всегда был вооружён острой серебряной саблей.

11. Добросовестно тренируясь в спортивном зале, диспетчер узрел небольшой настенный плакат. Под неумело нарисованным профилем скачущего коня была выведена надпись следующего содержания:

«Что же такое метафизика? Существует две традиции прочтения и использования этого слова. В одном варианте метафизика — это то, что не диалектика, в другом — это то, что не физика. Нас интересует второй вариант. Физика — это природа, это то, что можно описать словами, понюхать, потрогать и т.п. Но есть то, что словами описать очень трудно, а до конца и невозможно. То, что в философии называется бытие.   

Machina est continens e materia coniunctio maximas ad onerum motus habens virtutes.

О красоте можно рассуждать очень долго, но лучше на неё смотреть; но главное – не ослепнуть. Это очень трудно. Создание имиджа – не всегда кардинальные перемены во внешности. Но не надо, однако, пробиваться сквозь рамки зоны комфорта. По сути, организовать причёску как у стиляг способен любой среднестатистический крестьянин и городской обитатель. Размышлять о цвете локонов –  сплошное наслаждение. Женщины практически поголовно и фанатично обожают походы в салоны красоты.

Человек – это как аквариум с рыбками, который находится внутри океана. А при смерти он ломается. Он всё равно там остаётся, но у него уже нет рамок».   

Рейтинг: 0 Голосов: 0 32 просмотра
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий