1W

Дом моих родителей

в выпуске 2015/02/26
26 сентября 2014 - Катя Гракова
article2445.jpg

                                              Моим родителям, отчему дому и памяти Рэя Дугласа Брэдбери

 

Этот полёт продолжается уже две декады – мы летим с дальних краёв созвездия Белый крест, летим к центру, к его душе, к системе, что для многих ассоциируется с домом. Мы летим на Джулиет.

«Аймин» наполовину пуст. С туманного Хамерна он унёс всего лишь горстку людей.

Мы разрабатывали Хамерн для поселенцев, когда пришло письмо. Оно пришло только мне, но кто-то увидел, кто-то прочитал, кто-то начал говорить: «Да ведь и я давно не бывал дома. Вот бы повидать стариков…» И половина лагеря заразилась этой идеей – сесть и полететь туда, где нас всегда ждут.

Полететь на Джулиет. Полететь домой.

Два года на Хамерне отлучили нас от космоса. Мы перестали мечтать о звёздах, сменив мысли о бесконечных далях на мысли о бесконечных материальных благах – для себя, для новых поселенцев, для их детей. Мы находились так далеко от центра созвездия, что даже наши мозги, кажется, сместились куда-то к правому краю черепной коробки. Мы перестали быть детьми Джулиета, но не подозревали, что эти дети просто спят.

Достаточно было одного письма, чтобы разбудить их.

Кто-то даже сказал: «Хорошо, что тебе пришло письмо, Кай. Иначе бы так и работали, не вспоминая…»

И вот мы летим. «Аймин» крепко сшит, но ураганы с далёких звёзд безжалостно мнут его бока. Мы вспоминаем, как было спокойно на Хамерне, кто-то даже не верит, что мы доберёмся до Джулиета. Нас всего пятнадцать, но одного голоса достаточно, чтобы поселить панику в наших рядах.

Но многие верят. Верят, что мы долетим.

И многие вспоминают. Сначала осторожно, чтобы не разрушить мыслей других об оставленной работе, не вмешаться с далёким Джулиетом в близкий Хамерн, а потом смелее, смелее. Воспоминают. И робость проходит, когда в глазах напарника вдруг начинают отражаться те же картины: голубое небо, зелёная трава, моря, озёра, болота Джулиета, его парящие травы и яркие птицы. Все начинают вспоминать то, что не следует забывать, то, что было оставлено, то, что влекло сейчас нас обратно, тянуло заботливой рукой, немощной в силу возраста, но такой родной – рукой памяти о доме.

Мы слишком долго летим. Кто-то начинает терять терпение, и его не могут угомонить даже самые толерантные. Я молчу.

Я наяву вижу дом. Двухэтажный, простой дом, в котором выросли мои братья и сёстры, вижу родителей, и мне хочется смеяться. Хочется видеть, и я вижу – вижу их влюблённые в солнце лица, их глаза в морщинках, бесхитростные улыбки. Они зовут меня помнить. Они хотят меня видеть.

«Аймин» достигает обитаемых миров. Обирика в системе Бари Флокри на сутки становится нашим пристанищем, но все говорят: «Встанем пораньше, и сразу в путь». Да, молча вторю я им, так и поступим. До дома ещё так далеко.

Несчитанное количество дней проходит прежде, чем мы можем снова сойти с корабля. Мы не погружаемся в анабиоз, мы хотим помнить, как летели. От этого путь кажется бесконечным, но он помогает рыться в памяти. Иной раз вспоминаешь и то, о чём, кажется, никогда не знал.

Помнишь, как, увидев что-то интересное на дороге и торопясь это рассмотреть, ты свалился с забора, потому что зацепился кроссовкой за штакетину? Помнишь, как вместе с сёстрами и братьями рисовал на стенах – карандашами, потому что красок могло не хватить? Помнишь, как ходили за тридцать километров смотреть на гнездо атабинов?

Ещё никогда мы не были так далеки и так близки от собственного прошлого. Вне пространства, в котором обычно ощущаешь себя живым, терялось чувство меры самого себя. Мы были бы амёбами, если б не воспоминания.

Франсиана за бортом. Мы садимся, но выходить никто не хочет. Кое-как покидаем борт, чтобы проветрить головы, но мыслями остаёмся там, в железном чреве корабля, где надолго поселились наши думы. Планета никому не знакома, но нам как будто всё равно. Когда же Джулиет?

Ночуем мы вне корабля – капитан не соглашается лететь дальше, пока пассажиры не выйдут из состояния зомби. Зомби смеются, но смех их грустен. До дома ещё далеко.

Мы продолжаем путь только через два дня. Мы набиваемся обратно в корабль, спешим, как будто он может улететь без нас, толкаемся у входа, хотя времени полно. Просто мы точно знаем – на самом деле времени нет. Нас ждут, и мы не можем пренебрегать этим.

Как долго мы летим. Иной раз кажется, что полёт будет продолжаться вечно, что нигде в космосе не отыщется крошечная планетка Джулиет, нигде в тысяче миров не будут стоять пятнадцать домов со ждущими пожилыми людьми.

Но мы найдём его. «Аймин» найдёт его для нас, если мы сами потеряем его. Память – странная штука. Когда больше всего хочешь помнить, забываешь всё на раз. А потом вдруг вспоминаешь. Несёшь, бывает, бутерброд ко рту, и вдруг вспоминаешь. Или смотришь на напарника, а видишь брата.

Джулиет, дом, родители – они стояли теперь в наших глазах, и мы боялись моргнуть, чтобы не потерять их. Мы делились воспоминаниями о том, кто во сколько лет научился ездить на велосипеде, и радовались, когда находили одногодок.

Мы летели домой. Мы летели в то время, когда бывали там чаще.

Мрачная Акелла. Кто-то не выдерживает, бросается в бары, на других с кулаками, сводить счёты с жизнью; его возвращают, говорят, что осталось немного, что скоро уже Абирсу, соседняя звёздная система, а уж оттуда-то рукой подать до Джулиета. Рукой подать.

Демоны, из которых сделана наша планета, какие же вы везунчики! Вам никогда не приходится покидать дом!..

Снова летим. Бесконечно летим. В бесконечность, которая уже скоро обретёт границы. И на границе этой будет стоять Джулиет, а на нём – дом, а перед ним – родители.

Когда я в последний раз видел из лица вживую? Когда обнимал их слабые плечи, вынесшие десятилетия мирской жизни? Когда говорил, что хотел бы провести подле них оставшиеся им время? Сколько в моём активе фотографий, на которых они улыбаются, а в глазах прячут радость?

«Аймин» садится на Билабуде. Это последняя пересадка. Капитан просит всех запастись терпением. Хорошо. Мы запасёмся. Мы вспоминаем. Всё реже звучат слова, но лица словно озарены лучами приближающихся звёзд. Родных звёзд.

Как называлась планета, на которой мы работали?

Летим. Слишком долго, но уже очень близко. Сердце начинает биться сильнее. Скоро воспоминания станут явью.

В последние ночи почти никто не спит. И не говорит. Больше не о чем говорить – каждый умом и сердцем стоит у порога родного дома. И когда «Аймин» входит в атмосферу Джулиета, мы действительно выглядим как зомби. Ожидание, ты подошло к концу.

Мы покидаем корабль и разъезжаемся кто куда. Через две декады мы снова соберёмся здесь, а пока…

Пока я преодолеваю последние километры до отчего дома, где меня ждут родители, братья и сёстры. И пока у меня ещё есть время, я скажу: как бы далеко не забрасывала вас судьба, как бы круты не были обстоятельства, сколько бы препятствий не вырастало на вашем пути благодаря случаю или врагам, никогда, слышите, никогда не оставляйте их. Пишите им, звоните им, шлите свои сердца посылками. Каждый день говорите им, что помните и любите, и помните и любите на самом деле. Если не хотите потерять себя, помните их. Будьте с ними.

Похожие статьи:

РассказыКлетка открыта

РассказыДержа глаза открытыми

РассказыПолитур! или Будьте здоровы!

РассказыЗазеркалье

РассказыДень, когда Вселенная схлопнулась [Рифмованная и нерифмованная версии]

Рейтинг: +8 Голосов: 8 1400 просмотров
Нравится
Комментарии (22)
Катя Гракова # 26 сентября 2014 в 11:56 +4
Входит в цикл "Живые звёзды"
DaraFromChaos # 26 сентября 2014 в 12:00 +5
Катюша, как всегда, очень прочувствовано и душевно v
Катя Гракова # 26 сентября 2014 в 12:02 +4
Спасибо, Дара. Рассказ немного автобиографичен, хотя, конечно, ни с какой другой планеты я домой не летала.
DaraFromChaos # 26 сентября 2014 в 12:05 +5
сорри за очепятку (((
прочувствованно zst
Катя Гракова # 26 сентября 2014 в 12:05 +4
Ноу проблем, я вообще только начало слова прочитала и сразу поняла, о чём речь)
Kalamiti # 28 сентября 2014 в 21:30 +5
Помню-помню рисунки карандашами на стене smile даже на старых фото запечатлено :)
Катя Гракова # 28 сентября 2014 в 21:33 +5
Спасибо, Юль) Ага, у меня тоже есть))) Ещё был единорог красками - может, помнишь? Теперь вот только память осталась... и этот рассказ.
Kalamiti # 28 сентября 2014 в 21:56 +5
И фото... Напомни, где единорог был? На противоположной стене от той где гномы были нарисованы?
Катя Гракова # 29 сентября 2014 в 07:39 +3
Там, ага, около двери
Евгений Вечканов # 6 октября 2014 в 01:47 +5
Плюс.
Катя Гракова # 6 октября 2014 в 07:42 +3
Спасибо, Жень.
DjeyArs # 21 октября 2014 в 14:10 +3
Кать ну вот как у тебя так получается? прочитал рассказ и словно сам в космосе побывал smile очень классно у тебя выходит игра эта невероятная игра метафор в переплетении с обычными человеческими чувствами) Молодец!
Катя Гракова # 26 октября 2014 в 10:15 +3
Джей, ты балуешь меня комментариями zst Видимо, ты такой же читатель, как и я - восторженный, открытый эмоциям автора. Этот рассказ - моя биография, и я очень долго шла к его написанию, искала способы открыть то, что трудно открывается, сказать то, о чём редко говорят, потому что больше думают. По реакции читателей я вижу, что мне удалось всё, что задумывалось. Хорошо, что есть такие читатели. Спасибо!
DjeyArs # 26 октября 2014 в 20:31 +2
Тебе спасибо Кать smile
Григорий LifeKILLED Кабанов # 29 октября 2014 в 03:22 +3
Рассказ очень эмоциональный! Я просто в восторге!

Да, пока читаешь, тебя не покидает тяжкое чувство ожидания. Но ведь именно эти чувства испытывали люди, через бескрайний космос возвращаясь домой!

А как написано, как написано...

И мораль здесь не просто запрятана между строк или закодирована в образах. На этот раз произведение кричит, и ты слышишь этот крик, призывающий вспомнить о доме и о тех, кто о тебе волнуется!

Очень проняло. Моя душа трепещет, и я это физически ощущаю.
Катя Гракова # 29 октября 2014 в 09:24 +2
Гриша, спасибо за такой комментарий. Я очень рада, что ты проникся моими эмоциями, пожалуй, это самая большая похвала автору, которую он только может заслужить.
Шуршалка # 29 октября 2014 в 11:36 +5
Очень, очень хороший рассказ. Нет ничего дороже дома и близких. Счастливы те, у кого они живы.
Катя Гракова # 29 октября 2014 в 11:43 +2
Огромное спасибо, Ир. Пусть они всегда будут живы.
Sawyer (Алексей Шинкеев) # 16 января 2015 в 14:46 +3
Ой, этот рассказ даже ностальгию у меня вызвал)) Душевно написано! А финал (последний абзац) так вообще шикарен!!!
Катя Гракова # 16 января 2015 в 16:08 +2
Спасибо, Лёша. Хорошо, что наши впечатления совпали - это сближает автора и читателя
Павел Пименов # 24 января 2015 в 19:29 +3
видел из лица вживую
их

Рассказ хороший, светлый, всегда нужно возвращаться в родной дом, к близким. Жалко, что все долетели. Не драматично. Хотя препятствия Катя показала.
Катя Гракова # 25 января 2015 в 08:51 +2
Жалко, что все долетели.
Мне даже сперва показалось, что мне показалось laugh
Спасибо, Паша, но в таких вещах я никогда не стану делать упор на драматизм. Это было бы очень цинично с моей стороны, учитывая частичную автобиографичность. Так что... как есть
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев