1W

Дом по правилам

в выпуске 2014/10/23
article2157.jpg

  Обстановка в комнате отдыха не походила ни на расслабляющую, ни на рабочую: Леон выглядел более помятым, чем обычно, хотя казалось бы. Озадаченно чесал голову, явно не впервые, потому что совершенно спутал светлые волосы. Еще присутствовала Нарико — представительница фирмы "Интеб", которая занимается космическим строительством. Вот Нарико помятой не выглядит, наоборот, ее модная прическа и деловой костюм, вроде строгий, но подчеркивающий хрупкость и миниатюрность, в идеальном порядке. Однако Нарико явно растеряна: Михаил уже научился видеть сквозь ее японскую непроницаемость настоящие эмоции.

  Оба смотрели на стол, где светилась сложная голограмма — конструкция из трубок и параллелепипедов. Они что, хотят прилепить это к станции?

  Михаил поздоровался и спросил по-деловому:

   — Так в чем проблема?

   — В задании, — сообщила Нарико. — Оно очень неконкретно. Наверное, потому, что составили его не в транспортном управлении, как обычно, а в дипломатической службе Содружества.

   — Это не задача, а головоломка! — устало возмутился Леон. — На Инсе, оказывается, строят по строгим правилам. Куча глупых условий, как хотите, так их и выполняйте. Начать с того, что нельзя поворачивать направо, только налево. Чтобы не идти против солнца.

  Михаил хотел возразить, что по солнцу это направо, но вовремя сообразил, что все зависит от полушария. Стало понятно, почему решено построить инсянское представительство на южном конце станции.

   — А дальше хуже, — продолжал Леон полуугасшим голосом. — Мало того, что всегда должна быть возможность повернуть налево, не должно быть возможности повернуть направо. Еще не должно быть помещений под лестницей и над лестницей, но это уже так, мелочи. А из-за этого их "только налево" в каждой комнате по две двери, на вход и на выход. И все коридоры у нас, видишь, от двери до двери.

   — А чего так сложно? — не выдержал и указал на голограмму Михаил.

   — Потому что дальше еще хуже! — раздраженно воскликнул Леон. Взяв себя в руки, продолжил: — Дальше начинается настоящая головоломка. Читай!

  И высветил над голограммой текст. Михаил начал читать и сразу запутался. На одну столовую должно быть две спальни и три кабинета, путь из столовой в кабинет должен проходить через гостиную, из спальни должен быть выход в ванную, а из гостевой в столовую, между кабинетом и спальней нельзя располагать более трех помещений… И так далее, все запутаннее.

   — Это оно и есть, — еще раз указав на голограмму, холодно предположил Михаил. — Хотите это к станции прицепить, поэтому меня позвали?

  Нарико грустно улыбнулась, мол: "Если бы". Леон даже зубами скрипнул:

   — Это мы пытались выполнить условия, но не заметили один пункт относительно стен. Стены должны быть не толще восьми сантиметров с миллиметрами, и только между помещениями определенных типов! Спальня, ванная, столовая ...

   — А коридоры не предусмотрены вообще, — многозначительно подняв брови, добавила Нарико.

  Леон кивнул:

   — Поэтому все, что мы здесь намоделировали… Мало того, размеры помещений тоже определены очень четко. Даже не знаю, как теперь проектировать.

  Михаил жестом попросил пульт:

   — Уныние грех. Попробуем собрать этот… конструктор без коридоров. — Сохранил резервную копию голограммы — на всякий случай, — убрал все "трубки" и расположил "кирпичики" комнат потеснее.

  Нарико скептически заметила:

   — Все комнаты будут проходные. Даже ванные.

   — Относительно проходные, — неуверенно оправдывался Леон. — Просто заходить через одну дверь, а выходить через другую.

  Но Нарико все равно сомневалась:

   — Это некомфортно. Поищу в сети, может, есть что-то о Инсу. Возможно, даже, готовые чертежи их домов. Или хотя бы изображения.

  Да, проверить стоит, хотя вряд ли в станционной компьютерной сеточке что найдется. Это в планетарных сетях уже, наверное, полно информации про Инсу, тамошние обычаи и архитектуру. Все-таки нашлась потерянная колония землян, это событие наверняка заинтересовала немало пользователей, их запросы создали спрос, следовательно, должно было появиться и предложение. Но пока оно долетит звездолетами к станции, здесь уже соберется немало живых инсян. Если все будет хорошо, конечно.

  Пока Нарико гоняла поисковые программы, Леон и Михаил пытались скомпоновать помещения представительства по инсянским правилам. Ну, не сходилось оно. Несколько раз вроде уже удавалось собрать, но, присмотревшись, обнаруживали, что нарушены условия. Не менее двух и не менее, чем в трех местах. Леон начал нервничать, бегать вокруг голограммы, едва на стол не лез. И не всегда мог объяснить свои идеи. К тому же они часто противоречили идеям Михаила, две головы оказались хуже одной.

  Михаил отдал пульт Леону, а сам решил написать программу, чтобы проверяла голографический проект на соответствие всем инсянским правилам. Углубился в работу и справился довольно быстро, осталось протестировать. Отвел глаза от монитора своего компьютера, чтобы попросить у Леона пульт, увидел голограмму и закашлялся. Нарико тоже посмотрела, тоже тихо кашлянула. Протянула со смесью уважения и пренебрежения:

   — Ого.

  Да, Леон разошелся не на шутку: модель выглядела, как коряга или прижатое ветрами к земле тундровое дерево. Неужели он действительно собирается это строить?

   — У тебя уже за четыре сотни комнат, — критиковал Михаил. — Оно уже больше грузового сектора.

   — Так получается! — пожал плечами Леон. — Вечно какое-то из условий не выполняется, чтобы его выполнить, приходится добавлять то гостиную, то столовую. А потом опять какое-то условие нарушено, снова добавлять.

   — Так может остановиться, пока представительство не переросло станцию? — Язвительно спросил Михаил. — У тебя уже только ванных… Зачем столько ванных?

   — Они у него рядами, — разглядела Нарико.

   — Это вместо коридоров, — отведя глаза, объяснил Леон. — Без коридоров действительно неудобно, вот я и придумал так ...

  Нарико медленно покачала головой:

   — Коридор из ванных?

   — Они самые маленькие помещения, поэтому из них удобно складывать коридоры, — оправдывался Леон.

   — Коридор из ванных, — повторила Нарико с тенью восхищения.

  Леон разозлился:

   — Знаете, что!.. Полработы дуракам не показывают! Это же еще не проект, даже не набросок, мне бы хоть принцип уловить, направление, идею. А потом уже подровняем.

  Нарико, подумав, пожала плечами и вернулась к своим поискам. Михаил подключил программу к голограмме… И та засвет6илась красным едва ли не вся — не проект, а сплошное нарушение правил. Леон побледнел. То ли от отчаяния, то ли от злости.

   — Сохрани, и начнем снова, — вздохнул Михаил. — С моей программой будет проще, сразу увидим, если ошибемся.

  Проще не получилось. Едва начинали, заходили в тупик — куда ни сунься, вся конструкция превращалась в сплошную ошибку, можно было не продолжать.

   — Если здесь поставить кабинет, а не спальню, — вздыхал Леон над очередной неудачной голограммой. — Но тогда выход некуда вывести. Как не ставь эту дверь, все будет поворот направо так, или иначе!

   — Так может без выхода? — осенило Михаила.

   — И без входа! — закончил мысль Леон.

  Нарико только криво улыбнулась. Продолжила искать и через минуту сообщила:

   — Я кое-что нашла. Похоже, эти ваши правила взяты из "Священной книги Кам Йона".

  Леон, кажется, испугался:

   — Священной?! Этого не хватало!

   — Без нее не было бы современной цивилизации Инсы, — продолжила Нарико. — Боюсь, что книга религиозная.

  Совсем плохо. Если правила такие сложные, значит религия строгая, с фанатиками. И если представительство не будет соответствовать верованиям инсян, то может дойти до вражды на века, или хуже. И виноват будет Михаил, раз попал в ответственные.

  Потребовалось же инсянам представительство прямо здесь. На планете им бы выделили участок, чтобы построили себе сами что захотят, но к космическим сооружениям чужих не допускают, приходится выкручиваться своим.

   — Что там еще? — спросил Леон у Нарико.

  Та покачала головой:

   — Ничего, это только комментарий. К статье о синтетических приправах. Свежий комментарий… Попробую найти того, кто его написал, может он еще на станции.

  Странная идея с комнатами без дверей оказалась удачной. Сначала. Но все равно не удавалось убрать все ошибки, голограмма "пошла в рост", скоро вновь напоминала корягу. А комнат без дверей было уже больше, чем с дверьми.

   — Проходит через эту гостиную к этой ванной, затем к этой, — вел Леон пальцем внутри голограммы. — Может все же поставим двери еще в этой ванне?

   — Но тогда, если он зайдет отсюда, у него будет поворот направо, — указал Михаил.

   — Ну… Слушай, а может, сделаем гибкую систему? — придумал Леон. — Когда он заходит отсюда, дверь не открывают, когда отсюда — открываются! Почему мы сразу не додумались?

   — Давай, — покладисто согласился Михаил. — Неужели действительно так и живут инсяне?

   — Некоторые еще и не так живут! Особенно в затерянных колониях.

  Идея с блокировкой "неправильных" дверей тоже выглядела удачной лишь поначалу. А потом снова посыпались ошибки. Леон с разгона предложил так же гибко менять геометрию помещений — превращать кабинеты в гостиные и наоборот, ненужные помещения без дверей стягивать в ничто. Михаил, обдумав, согласился — можно использовать дома-метаморфы, хотя и дорого. А Нарико твердо возразила:

   — Этого нельзя делать. Любые трансформации дома-метаморфа разрешены только если в нем нет людей, так запрограммирована его автоматика.

   — Можно перепрограммировать! — отмахнулся Леон.

   — Нельзя. Это будет даже не опасно, это будет гарантия несчастных случаев.

  Михаил предложил компромисс:

   — Поставим дополнительные системы безопасности. Если вообще что-то получится, а то до сих пор сплошные провалы.

  Пришлось совершенствовать программу, ввести в нее виртуального посетителя, идущего по представительству. Ввели, добавили возможность трансформаций. И довольно быстро, минут за пятнадцать что-то получилось: посетитель прошел все сооружение, а правила не были нарушены ни разу. Представительство вновь стало похоже на корягу, в одной из ванных набралось четыре выхода и семь входов, но это же полработы. Главное — правила не нарушаются!

   — А для двух человек? — охладила радость Нарико. — А для трех, четырех, сотни?

  Михаил взялся добавлять посетителей в программу проверки и понял, что уже для четырех человек задача усложняется раз в тысячу. Решил:

   — Достаточно. Здесь без математика не прорвешься.

   — Знаешь, сколько они берут за консультации? — усомнился Леон.

  Нарико сузила глаза, что-то прикинула мысленно и кивнула:

   — Фирма заплатит.

  Связались с Филом Тантертаупом, ученым-астрофизиком с исследовательского звездолета "Колибри". Сбросили ему всю информацию, он заинтересовался проблемой, пообещал зайти прямо сейчас. Задачу мог бы решить и сам, но на основе решения нужно строить жилье, так что лучше работать в контакте с координатором, инженером и строителем.

  Тем временем попытались смоделировать представительство для случая двух посетителей. Что-то получилось, но понадобилось шестьсот восемьдесят семь комнат, из них двести семнадцать без дверей.

   — Как те инсяне такое выдумали? — не понимал Михаил.

   — Всей планетой думали, — предложил объяснение Леон. — А может вообще не думали, скопировали.

   — С чего?

   — Например, с естественного чего-нибудь.

   — А не многовато здесь прямых углов для естественного образования?

   — Ну… друза кристаллов.

   — Переменной формы?

  Но Леон не сдавался:

   — На Тее есть живые кристаллы, может и на Инсе что-то подобное… левозакрученное. Знаешь, мне самому интересно, что у них за дома, хоть на Инсу лети.

   — Похоже, на станции есть инсянин, — сообщила Нарико. — Какой-то "торговый разведчик".

  Леон аж встал:

   — Найди его!

   — Я уже послала ему приглашение, — кивнула Нарико. — И даже распространила объявление.

   — И как он по нашей станции ходит? — подумал вслух Михаил. — Тут хочешь, не хочешь, а повернешь направо. И под лестницей пройдешь.

   — Может он не признает их религии, — предположила Нарико. — Атеист или еретик.

   — Этого нам не хватало! — выдохнул Леон.

   — А ты бы хотел общаться с фанатиком? — изобразил удивление Михаил.

   — Ну… фанатик, по крайней мере, не будет возражать, чтобы мы строили все по священной книге. А еретик может целенаправленно навредить.

   — Каким образом? Скажет, что текст не из той священной книги?

   — Знаешь, я тебе скажу, что не стоит недооценивать человеческую изобретательность. Скажет нам, что на самом деле наша дипломатическая служба все перепутала и не надо придерживаться никаких правил.

   — А было бы неплохо, чтобы действительно они что-то перепутали! — размечтался Михаил. — Строили бы вы типичную секцию и не ломали головы над кучей правил.

   — Могли и перепутать, — иронично заметила Нарико. — Там такие бюрократы… На все способны, написано в инструкциях, что представительства надо строить по традициям их хозяев, вот и перестраховались. Собрали вместе традиции нескольких инсянських культур — вряд ли их на всей планете одна. Еще каких-то суеверий добавили, и вот, что получилось.

   — Они же бюрократы, а не идиоты! — усмехнулся Михаил.

  Их дискуссию прервал невысокий стройный мужчина с уверенными ловкими движениями и холодноватым внимательным взглядом. Зайдя в комнату отдыха, тихо поздоровался, представился Филом Тантертаупом и спросил:

   — Здесь проектируют представительство?

   — До проектирования пока неблизко, — посетовал Леон. — Нужна хотя бы математическая модель.

  Фил улыбнулся:

   — Я кое-что прикинул по пути. Вот. — Он подключил свой компьютер к голопроектору и высветил какие-то расчеты, таблицы, графы. — Скажите пожалуйста, тот Кам Йон случайно был не топологом?

   — Мы не знаем, — ответил Михаил. — Но… в топологии, кажется, ни размер, ни форма не имеют значения, а здесь они заданы.

   — В том-то и дело. Даже если не задавать размеры и форму помещений, построить что-то по этим правилам невозможно без своертывания пространства. У инсян есть такие технологии?

   — Есть, — ошеломленно подтвердил Леон. — Звездолеты же есть. Вы считаете, что во всех их домах используют свертывания пространства?

   — Возможно — только у элиты, — предположила Нарико. Она была явно довольна, видимо из-за того, что уже не нужны дома-метаморфы.

  Михаил хмыкнул и согласился:

   — Некоторые наши богачи для шика используют свертывания пространства в домах.

   — Еще в аттракционах оно есть, — вспомнил Леон.

  Взялись за новую идею: переписали программу, что-то прибавили, что-то закомментировали. Первый тест программа не прошла, голограмма все же один раз мигнула красным. Еще немного подправили — и получилось! Все получилось, модель работала и с десятью посетителями, и с двадцатью. И внешне выглядела не корягой, а нормальной секцией станции. Правда внутри происходили чудеса: переходит посетитель из ванной в гостиную, и все помещения вдруг будто перемешиваются, размещаются по новому.

   — Дороговато будет, — прикидывала Нарико. — Однако дешевле, чем дом-трансформер с сотней комнат.

  С разгона решили составить еще пару алгоритмов для модели. Начали, когда раздался голос с неизвестным Михаилу акцентом:

   — Добрый день! Это здесь интересуются традиционным инсянским жильем? Что-то там с нашим представительством?

  Говорил добродушного вида верзила от входа в комнату.

   — Да, — ответила Нарико, — а вы?..

   — Я Ким Делунг из торговой разведки. Я с Инсы.

  Леон вскочил, засуетился, потянул гостя голограмме. А Михаил внимательно рассматривал инсянина. Тот производил впечатление обычного парня простого и открытого. Одет в традиционный для Содружества деловой костюм, то есть уважает местные обычаи, на своих не зациклен. Вряд ли инсяне такие уж фанатики, если Ким их типичный представитель.

  На голограмму, которая как раз отрабатывала тест с двумя сотнями посетителей, Ким Делунг сначала глядел непонимающе. А потом, присмотревшись, аж рот разинул и глаза вытаращил. Подался вперед, склонился, тихо приговаривая:

   — Только налево. Это же надо! Свертывание пространства, так? Да, а как же иначе.

   — Так что, нормально? — не скрывая волнения, спросил Леон.

  Ким распрямился, посмотрел на Леона, Нарико, Михаила, Фила. Протяжно вздохнул:

   — Только не обижайтесь.

  Леон стиснул зубы. Но удержал себя в руках.

   — Когда пришло сообщение, что меня просят проконсультировать относительно традиционного инсянского жилья, — рассказывал Ким, — я очень удивился. Понимаете, у нас тех архитектурных стилей целая куча. Мы еще и смешиваем их, оригинальничаем. А в прошлом в чем только не жили. В моем городе, например, в специально выращенных гигантских раковинах, и это еще не самое удивительное.

   — А что самое удивительное? — вырвалось у Михаила.

   — Даже не знаю, — развел руками Ким. — Например, на южных ледниках жили в домах из сушеной рыбы. Ее прессовали в большие брикеты, чтобы перевозить, и выедали изнутри. А еще жили на дне смоляных год, в домах из затвердевшей смолы.

   — Люди не свиньи, могут жить где угодно, — не удержался от комментария Михаил.

   — Остроумно! — рассмеявшись, оценил Ким. И продолжил:

   — Вот я и удивился, что у нас есть какое-то традиционное жилье. — Он еще раз протяжно вздохнул. — А оказалось, что вы по "Священной книге" его построили! Понимаете… "Священная книга Кам Йона" это на самом деле сатирическое произведение. Просто Кам Йон всколыхнул тогдашнее общество. Оно тогда совсем погрязло в формализме и стандартах на все подряд, и если бы не Кам Йон, если бы мы сами не поняли, насколько смешны, то и не выжили бы. А так — развивались, даже установили контакт с Содружеством. И к его "Священной книги" мы относимся серьезно. По традиции. А вы не поняли ...

   — Кто сказал, что бюрократы не идиоты? — посмотрела на Леона Нарико.

  Хотя о бюрократов высказывался Михаил. Он и признал:

   — Я это сказал. Все ошибаются.

   — Так все это зря, — кивнул Леон на голограмму. На удивление спокойно.

  Ким едва не подпрыгнул:

   — Зря?! Да вы что! Да вы не представляете, как вам повезло, что вы неправильно поняли!.. Да сюда толпа туристов набежит, чтобы только на голограмму взглянуть! А если построите… Это же настоящий дом Кам Йона! И мне повезло — торговая разведка выискивает выгодные дела, а тут такое!..

   — Давно мечтал спроектировать аттракцион с пространственными эффектами, — улыбнулся Фил. — С детства.

  Нарико, воспользовавшись тем, что ее руки были скрыты столом, разослала с компьютера сообщение Леону, Михаилу и Филу: "Вы уверены, что Ким не еретик?"

Рейтинг: +1 Голосов: 1 723 просмотра
Нравится
Комментарии (2)
Александр Кеслер # 23 октября 2014 в 12:42 +2
Слегка затянутыми показались обсуждения проектировщиков, но финал порадовал и повеселил. Особенно финальная фраза - эдакая изюминка на тортике. +
Дуров Алексей Викторович # 30 октября 2014 в 13:46 +1
Ну, без длинных обсуждений тут как-то, вот, не получается. Рассказ больше ради иронии написан.
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев