fantascop

Ева, Моцарт и "сальери"

в выпуске 2015/12/31
27 июня 2015 - Женя Мекшун
article5014.jpg

1.

За окном мелькал красный кирпич исторических построек. Их вычурные резные формы ревниво кутал утренний туман, липший к грязному стеклу маршрутного такси. Девушка откинулась на сиденье и блаженно закрыла глаза. Ночные смены нравились ей именно этим - мерным гудением мотора - единственным звуком, баюкающим безмолвный, ворочающийся в тёплых постелях город. Её ночь выдалась неспокойной: срочный вызов, неоднозначный случай, да ещё этот кот! Бесцеремонная зверюга, появившаяся с неделю назад продолжала испытывать её терпение. Сегодня животное не просто по-хозяйски расхаживало в асептических помещениях, неизвестно как проникая внутрь. На этот раз котяра забрался на одного из пациентов, где, ни мало не смущаясь, занялся туалетом своих причинных мест. Но самое обидное заключалось в том, что изводил незваный гость только её. Никто из коллег по работе никакого кота ни разу не видел. Все они тихо посмеивались над сетованиями сотрудницы, называя их одним коротким ёмким словом "глюк".

Девушка почти погрузилась в сладкую дремоту, когда в сумке завибрировал телефон. Она вновь забыла переставить его на мелодию.

- Что-то рано сегодня, - высветилась на экране улыбающаяся подруга. - С добрым утром, Мусечка!

- Издевайся, издевайся! - зашипели на другом конце. Муся не выносила вставать раньше двенадцати дня. Она относилась к той категории людей, биологические часы которых не терпели подстройки под повсеместно установленный распорядок рабочего дня, начинающийся, как правило, утром. К счастью, она легко нашла себя за стойкой бара одного из элитных ночных клубов. Однажды барменша приехала в морг на опознание "бесхозного" трупа гражданина, накануне крепко поддававшего в её клубе, а после там же и обнаруженного с пятью армянскими звёздами на лбу, отпечатавшимися от этикетки дорогущего коньяка. Муся, до того момента ни разу не видавшая мёртвого тела, через минуту сравнялась с ним по цвету, а ещё через мгновение её уже отпаивали водичкой в ординаторской. Так завязалось знакомство девушек, неожиданно переросшее в крепкую бескорыстную дружбу.

- Чего не спишь-то?

- Из-за тебя, представь себе! И тебе, Склепова, должно быть стыдно, что подняла меня в несусветную рань!

- Хорошо, мне стыдно. - По паспорту она вообще-то была Салеповой, но "Склепова" по мнению Муси - отражение её истинной натуры, как в склепе обитающей в холодных коридорах патологоанатомического отделения. - Что-то случилось?

- Это моя фраза, - перебила подруга и по слогам повторила: - Что-у-тебя-случилось?

- У меня? Да ничего не случилось. С чего ты взяла?

- Дай-ка подумать? Может с того, что ты уже неделю не подходишь к телефону?

- Правда? - виновато закусила губу собеседница, вспоминая, как каждый раз при виде пропущенного вызова, клятвенно обещала себе перезвонить, но чуточку позже. "Позже" перезвонило само и было не в духе.

- Ева!

"Уф, - сгорбилась Ева, - плохо дело ". - К имени Муся прибегала в исключительных случаях,  желая подчеркнуть крайнюю степень собственного недовольства. - Прости, прости, прости….

- Ладно, - смягчился голос в динамике. - Я переживала. Ехать к тебе собралась.

- Так приезжай!

- Ну уж нет. Я спать пошла, только с работы приковыляла. Ноги отваливаются.

- Тогда вечером.

- Ага, - сладко зевнула девушка в трубку и отключилась.

Добравшись до дома, Ева сделала то же самое: плюхнулась на диван и отключилась.

 

2.

Доктор Ева Салепова надевала рабочий костюм и размышляла над предложением Муси выехать в выходные на природу, чтобы побаловать себя ароматным шашлыком и дружеским общением, которым она в последнее время стала хамски пренебрегать. А почему бы и нет? Весело напевая под нос мелодию, засевшую в голове от прослушивания радио в общественном транспорте, Ева подошла к одному из ледяных серебристых столов, где ожидал пациент.

- Что у нас на сегодня? - развернула она заключение врача Скорой помощи. - Мужчина, 37 лет…, проникающая рана грудной клетки вследствие падения на тупой предмет…. хм… алюминиевая ножка перевёрнутой табуретки? Предварительно - несчастный случай…. Жаль, молодой, - посетовала доктор, снимая с тела простыню. - Что ж не смотрел куда идёшь? Ага, понятно, - приоткрыла она мужчине веко. Глазное яблоко укрывала густая белесая пелена. - Слепота врождённая, либо приобретённая не менее двух десятков лет назад. Потеря зрения около девяноста процентов. Жаль, - снова повторила Ева, включила диктофон и надела перчатки: - Начнём, благословясь, - шепнула она под нос личную мантру и взялась за легированные ранорасширители. И только занесла их над раной, как позади раздалось громкое утробное урчание. Она обречённо обернулась.

На ближайшем к ней столе у головы покойника сидел ненавистный кот. Огромный, лохматый, с неприметной серо-полосатой расцветкой обычных жителей подворотни. Зверь мирно умывался, вылизывая розовым языком мягкую лапу. Заметив на себе взгляд девушки, остановился и тоже на неё посмотрел.

- Ну что тебе от меня надо? - раздосадовано спросила Ева, которая и думать забыла о неприятном визитёре, что каждый раз поджидает её на работе. - Зачем ты меня преследуешь? Может тебе жить негде? - Кот мигнул жёлтыми глазами и поменял лапу для умывания. - Поверь, морг не самое лучшее место для ПМЖ. Тут холодно и не кормят. - За разговором Ева аккуратно, мелкими шажками, продвигалась к животному, надеясь, что ей удастся усыпить его бдительность, а потом схватить. - Давай я отнесу тебя в подвал, в тепло. Кошки же любят тепло? И мышей там ну просто завались. - Кот прервал процесс умывания и икнул. Может шерстью подавился, а может мышей не любит, подумала Ева. - Не хочешь мышей, предлагаю зоомагазин. Разные корма, всякие вкусности, потом купит тебя кто-нибудь, станешь жить припеваючи, на батарее греться. Ведь лучше чем в морге…, правда? - сделала она резкий выпад в сторону животного, но тот ловко, без суеты перепрыгнул на соседнее тело, где демонстративно уселся на край столешницы, словно предлагая поиграть в "поймай меня, если сможешь".

- Ну держишь, мерзавец! - приняла вызов Ева и стянула скользкие перчатки. - Морг будет последним, что ты увидишь! Тут всегда так. Зря ты здесь поселился! - ринулась она на животное и началась погоня.

Кот на всех парах выскочил в коридор и помчался к запасному выходу, откуда редко, но прибывали печальные грузы.

- Беги, беги! - победоносно кричала Ева, заранее зная, что впереди тупик. Дверь заперта, а никаких труб и вентиляционных отверстий там нет. И вот перед ней уже показалась слабоосвещенная табличка "выход", у которой маячил пушистый хвост, вот она уже настигает возмутителя спокойствия, как внезапно с громким лаем на неё выскакивает собака. - Что за чёрт! - вжалась Ева в стену. - Эй! Кто-нибудь помогите!

- Салепова? Чего орёшь? - В дверь с улицы просунулась худое лицо старшего санитара, объятое клубами сигаретного дыма. - Ох, ни хрена себе! - метко прокомментировал он ситуацию. - Ты как туда попал?

- Убери его, Гурин!

- Не дрейф, не укусит он. Это же лабрадор.

- Да хоть Гибралтар! Убери, говорю! Быстрее!

- Эй, приятель, - позвал он собаку. - Иди сюда. Ко мне, Моцарт.

Услышав своё имя, пёс завилял хвостом, но позиции не оставил. Он перестал лаять, а лишь приглушённо рычал девушке в лицо.

- Не нравишься ты ему, похоже, - подошёл мужчина к собаке и без всякой опаски потрепал за ухом. - Вообще странно. Лабрадоры по натуре миролюбивые. Вон у меня сестра завела себе такого, думала, квартиру охранять будет. Охраняет он, ага, - хмыкнул Гурин. - Если только залижет до смерти. - Он потянул животное за ошейник к выходу и тот, ухнув напоследок, отошёл от Евы.

- Развели тут зверинец, - недовольно буркнула она, отряхивая целлофановый фартук. - Слюнями меня забрызгал.

- Проскочил, видать, когда я на перекур вышел. Он всю ночь тут дежурил. Говорят за "Скорой" два квартала бежал.  Хозяина его вчера привезли, парня слепого. Моцарт - поводырь. - Гурин ласково погладил пса по золотистой голове. - Не уберёг, друга.

- Понятно, почему он на меня ополчился, - нахмурилась Ева. На пса она больше не сердилась. - Тот парень, он у меня на столе.

- Да, нехорошо вышло.

- Может, возьмёт его кто из наших?

- Не идёт он ни к кому. Лидка Храмова хотела приютить. У неё ребята давно собаку выпрашивают. Так не пошёл. И колбасу предлагали, и уговаривали - без толку. Сидит у дверей, хозяина ждёт.

- Бедолага. 

Вернувшись в разгромленную комнату, Ева в задумчивости привела её в порядок и застыла над телом хозяина верного пса. Мысли о Моцарте не давали покоя, словно бы это она была виновата в его одиночестве.

 - Хватит! - тряхнула девушка головой, надела свежую пару перчаток и включила на перезапись диктофон: - Третье апреля две тысячи тринадцатого года, вскрытие номер сто пятьдесят шесть, проводит доктор Салепова Ева Викторовна. Объект - мужчина, 37 лет…

 

3.

Ну ты, Склепова, даёшь! - восторгалась Муся в телефон. - Кинула работу за шашлыки! Неожиданно! Я и посуду на тебя не брала, думала, отмажешься как всегда.

- Во-первых, не кинула, а заработала отдых непосильным трудом, а во-вторых, как-то безрадостно ты про посуду. Могу не ехать.

- Я тебе не поеду! Тарелки с ложками - дело поправимое, тем более мне всё равно теперь в магазин возвращаться.

- Зачем?

- Бутылочка мартини за твоё освобождение, киса! Это ж событие века!

- Ладно тебе язвить.

- И всё-таки что-то с тобой творится? - задумчиво протянула Муся.

- "Что-то" хорошее или плохое? - засмеялась Ева.

- Пока не знаю, но обязательно выясню. Завтра.

Назавтра, ближе к обеду, Ева с удобством расположилась на заднем сиденье небольшого джипа мусиного кавалера. Кирилл был симпатичным добрым парнем, причём добрым во всех отношениях, начиная от крепкого телосложения и заканчивая неимоверной широтой души, одаривающей материальными благами воспитанников детских домов. Каждый раз, глядя на эту парочку, Ева не переставляли удивляться изворотливости судьбы, которая забросила столь благочестивого представителя сильной половины человечества в ночной клуб, где он имел несчастье познакомиться с острой на язык барменшей-оторвой. Ещё более невероятным оказалось то, что их отношения уже второй год складываются без единого намёка на ссору, сияя на горизонте скорой свадьбой.

- Влюбилась, ты Склепова, - глубокомысленно заявила Муся.

- Чего?

- Влюбилась, говорю. Неспроста ж тебя на свежий воздух потянуло.

- Не улавливаю связи.

- Весна в этом году крутая. Всё, что ни попади, оживляет, даже тебя зацепило, - хитро подмигнула подруга, а потом, страшно округлив глаза, заговорила жутким голосом: - Вылезли мертвяки из могил, вытащили на свет божий свою королеву. И сказали они ей, иди и люби, пока сорок лет тебе не стукнуло, пока не схоронила ты себя заживо, уподобившись собственной фамилии. И пошла Ева, и нашла себе Адама…

- Тьфу ты, - отмахнулась от Муси Ева. - Тебе бы книжки писать, а не за стойкой бара прохлаждаться. Талантище пропадает, - и, усмехнувшись, уставилась в окно. По обратную его сторону проплывали серые до времени равнины с бахромой полупрозрачного леса по краю. Девушка бездумно следила, как растения в погоне за автомобилем стремительно сменяют друг друга, отчего их костлявые кроны-руки начинают безудержно жестикулировать. Точно так в детстве она делала мультики про бегущего человечка, быстро-быстро листая рисунки на уголке тетради. Внезапно "пальцы" деревьев потянулись в сторону, потом врезались в землю, снова в сторону и обратно к небу. Какое-то мгновение Ева тупо смотрела за стекло, силясь понять, что происходит и, кажется, перестала даже моргать. Затем в салон автомобиля сунулось незнакомое мужское лицо. Оно шевелило губами, но голоса не было. Нахмурившись, она внезапно поняла, что звуков вообще нет. В ушах застыла звенящая тишина. Мужчина потянул к ней руки, но Ева увернулась, не позволяя до себя дотронуться. Тогда незнакомец нырнул в машину, больно схватил её за плечо и силой вытащил на улицу. Он тряс её, что-то спрашивал, но девушка лишь ошарашено оглядывалась. Перед ней стоял искорёженный джип Кирилла, он сам с окровавленным лбом, и Муся, бледная как полотно, согнувшись пополам, держалась за бок. У противоположной обочины громадиной возвышалась многотонная фура. Судя по всему, это её водитель пытался привести Еву в чувство. Она зажала ладонями бесполезные уши и почувствовала резкую боль в висках. Вместе с болью вернулся звук, оглушая пространство стонами подруги, криками дальнобойщика и визгом тормозов, пролетающих мимо зевак.

- Что случилось? - спросила она полушёпотом, поскольку любое напряжение провоцировало всплеск адской головной боли.

- А это ты у него спроси, какого хрена, мать твою так, его на встречную понесло, да ещё на повороте?! - возмущенно орал на Кирилла мужик.

- Я зайца объезжал, - сдавленно ответил парень.

- Зайца?! Какого на хрен зайца?!

- Из оврага выскочил. Я руль вывернул, а он под колесо, вот и занесло.

- Занесло! Я такие кульбиты только в кино и видел. Подлетели метров на десять, перевернулись и снова на колёсах. Думал, никого живого внутри не найду. Видно, в рубашке вы ребята родились.

- Ремень спас. - Кирилл, прихрамывая, направился к повороту.

- Эй, парень, ты куда? «Скорую» надо вызвать. И ментов, - нехотя добавил перегонщик.

- Вызывай, хочу на зайца посмотреть. Может и он живой.

- Сдался тебе этот заяц. Если он вообще был, - пробурчал водитель, доставая сотовый.

Ева подошла к Мусе:

- Выпрямиться можешь? Вдохнуть? - Та разогнула спину, аккуратно втянула носом воздух и тотчас зажмурилась. Ева подняла её рубаху и осмотрела опухший бок, на котором быстро развивалась гематома. - Рёбра, V-VI, не исключён перелом. Садись, - распахнула она перед подругой мятую дверь автомобиля, - полулёжа, колени подтяни к груди. Меньше двигайся. Острый край обломка может вспороть лёгкое.

- Обнадёживающе, - слабо улыбнулась Муся. - Умеешь общаться с пациентами.

- Даже не думай, - резко оборвала подругу Ева и сама стиснула зубы, сдерживая боль. Голова грозилась разлететься на кусочки, словно треснувшая фарфоровая ваза. - На этой неделе пациентов с переломами рёбер у меня не было и не будет!

- Одного уже несут.

Ева обернулась. На руках у Кирилла в такт шагам покачивалось какое-то животное. И это точно был не заяц. Крупнее, лохматое и очень знакомое.

- О, Боже! - вскрикнула она.

- Нет, не он. Скорее бесёнок.

- Это кот, про которого я вам рассказывала. Тот мучитель из морга.

- Мучитель из морга? - с опаской глянул на компанию невольный участник ДТП. - Знаете, ребята, я, наверное, ментов у себя подожду, - быстро потрусил он к фуре.

- Жив? - спросила Ева, кивая на кота.

- Ничего. Дышит.

 

4.

Следующую неделю участники происшествия потратили на походы к врачам и выписывание больничных листов. У Кирилла обнаружилось сотрясение мозга, Муся вместо переломов ребёр отделалась парой трещин, и даже виновник аварии получил порцию ветеринарной помощи. Правда, увидев на столе огромное мохнатое животное, молодой специалист поначалу опешил, а затем, заикаясь, поинтересовался, где Ева взяла этого монстра. Как выяснилось, кот этот вовсе и не кот, а дикий степной манул, обитающий, как следует из названия, в степных районах Азии. Поймать манула очень сложно, поскольку животное ведёт скрытный образ жизни, а при приближении человека затаивается и способен длительное время провести без движения. Услышав рассказ о том, что манул сам преследовал девушку, ветеринар скептически покосился на Еву и, осторожно приблизившись к зверю, направил ему в глаза луч диагностического фонарика.

- Видите, зрачки манула при ярком освещении не приобретают щелевидную форму, как у домашней кошки, - в глазах животного действительно не произошло изменений. Манул чуть прищурился, но зрачки остались круглыми. - Я бы рекомендовал вам передать его в центр реабилитации диких животных. Там за ним понаблюдают. Серьёзных травм нет, скоро его можно будет выпустить на свободу.

- Нет, - мотнула головой Ева. - Я сама за ним присмотрю.

- Манулы бывают весьма агрессивными. Они не приручаются, даже прожив рядом с человеком много лет. К тому же квартирное содержание им не подходит. Из-за густой шерсти животные очень плохо переносят высокие температуры, особенно зимой. Могут долгое время отказываться от незнакомой домашней пищи.

- Сейчас не зима и ест он хорошо. - Девушка быстро забрала со стола Кота. Она всегда его так называла, и теперь видовое наименование легко преобразовалось в кличку.

- Моё дело - предупредить, - пожал плечами ветеринар.

- Спасибо.

Крепко прижимая к себе тёплый бок манула, Ева села в машину и облегчённо выдохнула. Нет, она не может его отдать. Без него она не проживёт и недели, именно столько человек не способен прожить без сна. Ей, впрочем, осталось уже меньше.

После травмы головы Ева стала страдать бессонницей, вызванной кошмарами. В первые пару дней она просыпалась в холодном поту на сбившихся в комок простынях, в последние же - просто боялась заснуть. Девушка обходила стороной кровать, а вечерний ритуал умывания теперь воспринимался не иначе как приготовление к казни. Всё чаще Ева оставалась ночевать в гостиной, где поглаживая Кота, под его умиротворяющее урчание ей удавалось выкрасть хотя бы несколько часов сна, до тех пор, пока туда не врывался разъярённый пёс. Моцарт, а это был именно он, то вгрызался девушке в лицо, то потрошил на её глазах манула, который частенько путешествовал с ней в мир сновидений. Итог всегда оказывался одинаков - сдавленный крик, липкие пряди волос на лбу и мучительное возвращение к реальности.

Ева посмотрела на Кота, свернувшегося пушистой горкой на соседнем сидении автомобиля. Подчиняясь безусловному рефлексу, запустила в мех пальцы и ощутила, как сами собой стали закрываться глаза. Быстро отдёрнув руку, она похлопала себя по щекам, жалея, что сама села за руль, а не доверилась бодрым водителям маршруток. Повернув в замке ключ зажигания, девушка машинально опустила над собой козырёк с зеркалом, чтобы подправить макияж, но вспомнила, что не красилась и без сожаления отвернула его обратно. На тёмные круги под глазами и красные, с прожилками мелких капилляров, белки смотреть не хотелось. Выжав газ, она шустро вывернула на шоссе по направлению к дому.

В тот же вечер Еву навестили Муся с Кириллом.

- Тебя про покой не предупреждали? - осмотрела она подругу, затянутую в тугой иммобилизирующий корсет.

- Бесполезное валяние с книгой на диване? - отмахнулась та. - Предупреждали, но ты представляешь какая это скука?

- Она к тебе рвалась как сумасшедшая, - принялся оправдываться Кирилл, будто чувствовал себя виноватым, что не уследил за неугомонной приятельницей. А потом добавил: - Мы, как ни как, перед тобой виноваты.

- Бросьте вы! Виновник, вон, в кресле дрыхнет. А я вам очень рада.

Устроившись на диване, каждый с кружкой горячего чая, Муся внимательно посмотрела на Еву:

- Так и не спишь? - Ева потупила взгляд, не желая сгущать краски. - У врача была?

- Муся, всё нормально.

- Значит, не была. Ты себя в зеркало видела?

- Мне уже лучше, правда. Мне манул помогает.

- Кто? - Муся недоверчиво покосилась в сторону животного.

- Манул. Представляешь, оказалось, что это какой-то редкий вид дикой кошки. Мы у ветеринара сегодня были, - обрадовалась возможности сменить тему Ева.

- Дикой?

- Да, но он не опасен, - соврала девушка.

- Не знаю, не знаю, - Муся осторожно сдала глоток чая. - Гнала бы я его ко всем чертям. Там ему самое место.

В разговор вмешался Кирилл:

- Лапа, не ссорьтесь. Пусть Ева его оставляет, если хочет.

- Пусть, если пообещает, что завтра же сходит к врачу.

- Хорошо, - сдалась подруга. Ей давно пора было обратиться к психиатру. Дольше откладывать уже некуда.

 

5.

- Ева, вы знаете, кто такой Кот-Баюн? - Психиатр сложил перед собой пальцы домиком. У него была неприятная особенность смотреть людям прямо в глаза и продолжать беседу, только получив ответ на свой предыдущий вопрос. А ответа он мог дожидаться вечно. Ева поёрзала в мягком кресле, которое выбрала взамен на кушетку, где ей пришлось бы лежать. Не то чтобы ей казалось неловким раскрепоститься в присутствии постороннего человека, нет, просто кушетка напоминала ей о том, что она пациент, а пациентов девушка по привычке воспринимала мертвыми.

- Кот-Баюн? По-моему, это какой-то сказочный персонаж. В детстве, возможно, мне о нём читали, не помню.

- Возможно, - повторил доктор и замолчал. Ева внутренне напряглась, гадая вопрос ли это, и какого ответа от неё ждут. Но тут, к счастью, врач снова заговорил: - Так называемый Кот-Баюн - персонаж русского фольклора, с которым было крайне трудно справиться, поскольку он напускал на своих противников дремоту.

- Думаете, манул для меня нечто вроде этого Баюна?

- Не исключено, что в детстве эта притча произвела на вас впечатление и теперь, будучи взрослой, вы подсознательно обратились к подобному алгоритму действий - засыпать при помощи кота. Далее, как я понимаю, он следует за вами в сон, где его убивает собака-поводырь, - девушка кивнула. - Ева, скажите, непосредственно на вас собака хоть раз нападала? Кусала? Рвала одежду? Она причиняла вам вред?

- Нет, - Ева заколебалась, - она не успевает. Я всегда просыпаюсь именно в тот момент, когда Моцарт собирается на меня прыгнуть. Несколько раз даже чувствовала, как он толкает меня в грудь, - она шумно сглотнула, - уже проснувшись. Потом наяву мышцы болели так, будто там остались синяки, но я подумала на последствия ушибов после аварии. Вам кажется это странным?

- Понимаете, самое странное то, что злодеем в вашем кошмаре выступает тот, кто злодеем быть не может. Даже учитывая неприятные обстоятельства вашего с Моцартом знакомства, последующие эмоции, которые вы испытали по отношению к животному, не способны превратить его в монстра. Вы так легко простили шалости кота, не говоря уже о том, что именно он выступил виновником аварии, что совершенно непонятно каким образом добродетельный пёс, выказавший невероятную преданность человеку, мог обратиться в вашем сознании в антигероя? Сон всегда отражение реальности. Пусть в той или иной мере искажённое, но - отражение. В вашем же случае это - изнанка, где плохие коты становятся хорошими, а хорошие собаки без всяких на то причин превращаются в плохих.

- Хотите сказать, что я вас обманываю? Что я всё это придумала? - занервничала пациентка.

- Ни в коем случае, - успокоил её врач. - Я лишь хочу сказать, что так не бывает. Вы либо неверно воспринимает происходящее во сне, либо не понимаете, что происходит с вами в реальности. Но, - поднял он палец, упреждая возмущение девушки, - поскольку вы, Ева, производите впечатление вполне здорового психически человека, полагаю, дело заключается всё же в превратном толковании сновидений. Попробуем заглянуть в них по-новому.

- Как?

- Предлагаю досмотреть сон.

- Что? - вытаращила глаза Ева. - А если ваши предположения неверны и собака меня загрызёт? Насмерть?

- Она не сможет.

- Вы так уверены? Почему?

- Потому что она положительный персонаж. Так записано у вас голове.

- Я…, я, наверное, не смогу….

- Я выпишу вам таблетки.

- Снотворное? - испуганно покосилась она на бланк рецепта. Лекарственный сон побороть невозможно, именно поэтому девушка до сих пор не прибегла к такому простому и эффективному способу заснуть. Пока препарат будет действовать, покинуть сон она не сможет. Это клетка.

- Не волнуйтесь, лекарственное средство самое современное, новейшая схема лечения…

- Это новейшая схема лечения старше, чем вся ваша психиатрия. Её название - шоковая терапия.

 Врач поднял на неё смеющийся взгляд:

- Да, и с древнейших времён она отлично работает.

 

6.

Ева нервно гладила Кота и глядела на стол, где лежала непочатая упаковка таблеток. Красочное оформление ненавязчиво намекало на то, что после принятия препарата жизнь станет веселее. Жизнь душевнобольного, но не её. К психам девушка себя не причисляла,  но место в их рядах ей совершенно точно заказано. Проклятая бессонница уже лишила её возможности работать, но и это ещё не всё. Те, кто перестаёт спать, вскоре начинают вести совсем иное существование – «овощное», безликое и недолгое.

- Нет, с бодрствованием надо завязывать,- резко встала она с дивана, и не ожидавший такой активности Кот, кубарем свалился с колен. Ева прошла на кухню за водой, но скорее оттягивала этим время, поскольку в гостиной её ждал уже остывший чай. – Ну, - вздохнула девушка над блестящей капсулой на ладони, - начнём, благословясь, - и залпом осушила стакан.

В закрытые веки ударил свет длинной галогеновой лампы над операционным столом. Ева откинула с себя простынь и села, как всегда узнавая собственное рабочее место. Однако сегодня она оказалась на нём в качестве пациента, хотя обычно выполняла привычную роль патологоанатома. Списав это на издержки лечения у психиатра, который пусть во сне, но сумел-таки её уложить, она упёрлась взглядом в жёлтые глаза манула, сидящего на «кровати» напротив. Девушка потянула к нему руки, желая почувствовать «защитное» тепло, но Кот увернулся и, спрыгнув на пол, направился к выходу. И вновь неожиданность! Раньше животное первым изъявляло готовность оказаться в её объятиях. Удивлённая, Ева устремилась за Котом. Тот явно спешил, припустив трусцой по коридору. Резко свернув за угол, манул исчез за приоткрытой дверью подсобной комнаты.

- Вот, значит, откуда ты появился, - осторожно заглянула девушка в темноту. Она сотни раз проходила мимо таблички «Техническое помещение», но никогда за неё не спускалась. Не особенно-то хотелось и сейчас. Живот скрутило от нехорошего предчувствия, и Ева уже решила плюнуть на Кота, но тут вдалеке послышался звонкий лай. Пальцы судорожно вцепилась в дверь. Не раздумывая, она рванула её на себя и ступила внутрь. Первое мгновение руки беспомощно разводили непроглядный мрак, пытаясь нащупать хоть какие-то ориентиры, но тут вокруг ног стал виться манул. Он посмотрел на Еву двумя светящимися глазами-блюдцами, отражавшими непонятно откуда падающий на них свет, и вновь устремился вперед, искусно лавирую между витиеватыми узлами трубопровода. Следуя за мохнатым проводником, девушка вдруг поняла, что теперь тоже видит в темноте. Не так чтобы очень хорошо, но обстановку разглядеть сил хватает. Она оказалась в самом обычном подвале с множеством уводящих в неизвестность развилок и доверху наполненном коммуникациями.

Позади с грохотом захлопнулась дверь, пуская в погоню третьего обитателя её сновидений. Ева вытерла о штаны влажные от страха ладони и лихо припустила за Котом. Они приближались к очередному перекрёстку, и на пустой полукруглой площадке уже виднелся бледный силуэт манула, когда из-за поворота вылетел Моцарт. Клацнув зубами, он перехватил тело Кота и затряс его из стороны в сторону, словно тряпичную куклу. У Евы подкосились ноги. Не желая досматривать расправу до конца, она развернулась и бросилась наутёк. С каждым шагом в глазах становилось всё темнее. Наверное, со смертью манула исчезла и волшебная способность видеть во тьме.

За спиной раздался победоносный собачий вой. Девушка попыталась ускориться, но тут нога зацепилась, и Ева машинально схватилась за первый, попавшийся под руку предмет, которым оказался круглый вентиль. Ладонь пронзила острая боль припекающейся к раскалённому металлу кожи. Издав громкий стон, беглянка отдёрнула пальцы, однако провернула при этом резьбу, и на неё обрушился поток крутого кипятка. Закричав, Ева упала на колени. Ей чудилось, что лицо, руки, шея плавятся и струпьями слезают с костей, словно их объедает кислота. Вот она затекает под одежду, где начинают адски гореть живот и бёдра, а при вдохе жидкость липучим сиропом проникает в горло и разъедает внутренности. Ева задержала дыхание, в голове кровавой жилкой пульсировала одна единственная мысль: «Просыпайся, просыпайся, просыпайся…». Над ухом прогудел протяжный рык. Дрожа всем телом, девушка бесстрашно повернулась на звук. Собаку она не видела - веки склеились уродливым шрамом. Мощным ударом лап Моцарт повалил её на влажный пол, грудная клетка прогнулась и треснула. Теперь она была бы и рада вздохнуть да не получалось. Толстые когти глубоко вошли в мышцы и задели сердце. Ева содрогнулась как от удара током. Тело выгнуло дугой и швырнуло обратно на землю.

- Пять тысяч, разряд…, - внезапно услышала над собой девушка и сделала жадный вдох. – Вернулась. В интенсивную везите…

Кто-то сжал её ладонь:

- Родная? – донёсся откуда-то дрожащий голос матери. – Всё хорошо, теперь всё будет хорошо…

- Где Кот? – попыталась спросить Ева, но вышло это у неё плохо.

- Что? – низко склонилось к ней уставшее бескровное лицо.

- Кот.

Женщина несколько секунд озадаченно хмурилась, а затем, настороженно глядя ей в глаза, произнесла:

- У тебя нет кота, родная. Вы с друзьями попали в аварию, и ты сильно обгорела. Ты была в коме.

***

- Привет, Муся. Это тебе, - сжимала Ева в руках охапку цветов. – Только неделю назад выписали, представляешь? Эскулапы. – Она слабо улыбнулась подруге. – Так бы ты и сказала, правда? - Муся не ответила. Она задорно смотрела с поверхности серого гладкого камня, точно такая, какой была в жизни: всегда весёлая и вечно молодая. – Ева проглотила слёзы. Она знала: Мусе рыдания не понравятся. – Спасибо, что затащила меня к психиатру, что вытащила меня. – Девушка бережно уложила цветы на могилу и, оставив пару в руке, повернулась к соседней: - А это тебе, Кирюш. Береги её там.

Выйдя на дорогу, Ева с тяжёлым сердцем открыла дверцу машины, где её радостно приветствовал «солнечный» щенок породы «лабрадор». Она ласково потрепала собаку за ухом, уворачиваясь от норовящего облизать её с ног до головы розового языка, и вспомнила, как, едва оклемавшись, стала расспрашивать коллег по работе о той собаке-поводыре, что ждала своего слепого хозяина. Новость о том, что пёс попал под колёса одной из «Скорой» стала для неё настоящим шоком. Моцарт погиб в тот самый день, когда произошла авария на шоссе.

- Ну что, поехали, музыкант? – улыбнулась щенку Ева. – Домой, Моцарт!

Похожие статьи:

РассказыСны Феликса

РассказыГорбун (Одноглазый художник)

РассказыТьма

РассказыСобака Бакониных

РассказыОднажды

Рейтинг: +4 Голосов: 4 646 просмотров
Нравится
Комментарии (3)
DjeyArs # 6 июля 2015 в 23:58 +3
Иронично! Остроумно! Плюс smile
Женя Мекшун # 7 июля 2015 в 11:19 +2
Спасибо ))
DaraFromChaos # 7 июля 2015 в 11:58 +1
плюс само собой
а как это я этот рассказ пропустила shock
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев