fantascop

Есть многое на свете, друг Горацио...

в выпуске 2013/09/30
11 сентября 2013 -
article899.jpg

 

— Есть многое на свете, друг Горацио, что и не снилось нашим мудрецам.

Смотрю на принца. Киваю. Работа у меня такая, смотреть и вежливо кивать, да, мой принц, вы совершенно правы, я вас выслушал, теперь моя очередь говорить глупости…

А глупости он говорить будет, это точно, после хорошей попойки тянет нашего принца на высокие материи. Сейчас начнет – про то, как видел на башне тень покойного отца, отец ему, видите ли, наговорил, что его убил Клавдий…

Надо бы сказать королеве, что наследник сходит с ума…  сказать… Легко сказать, как представлю себе нашего Гамлета заточенного где-нибудь в башне, как здоровенные санитары льют ему на голову холодную воду… бр-р-р… Ладно, может, все обойдется, перебесится, дело-то молодое… У меня когда мать умерла, тоже невесть что мерещилось, в сумерках до рассвета просыпаюсь, на полу что-то белое лежит… у меня душа в пятки, все, думаю, мать с того света вернулась. Присмотрелся, а это кто-то пионы на похороны принес, они и осыпались…

— Друг Горацио… тебе не кажется порой, что нами правит какая-то неведомая сила?

— Вы имеете в виду Провидение, Ваше Высочество?

— Нет, друг Горацио, я не имею в виду провидение. Что-то другое… что правит нашими мыслями и поступками, словами и делами. Что-то, что мы не замечаем… но не можем противиться его воле.

— Вы имеете в виду высшие силы?

— И не высшие силы… я чувствую, что сами высшие силы подчиняются им. Кто-то правит нами, друг Горацио. Прислушайся!

Смотрю на принца, глаза горят, волосы дыбом, нда-а, хлебнул лишнего, ничего не попишешь. Мне его маман потом голову снимет, что сынка спаиваю, да еще вопрос, кто кого спаивает… Надо бы намекнуть, у меня печень тоже не чугунная…

— Чувствуешь? Чувствуешь, друг Горацио?

Чувствую. Как пол качается под ногами туда-сюда.

— Чувствуешь… невидимые нити, которые протянуты от нас к кому-то неведомому? Тонкие, эфирные, и в то же время очень прочные, и если кто-то захочет, чтобы ты пошел – ты пойдешь, захочет, чтобы ты побежал – и ты побежишь со всех ног. Я чувствовал их – не далее, как вчера, когда пронзил клинком Полония…

Вздрагиваю. Мерзенькое такое чувство на самом донышке души, как бы он тем же самым клинком не пронзил меня…

— Ты понимаешь, друг Горацио, кто-то как будто двигал моими руками, кто-то как будто заставил меня выхватить клинок и пронзить ковер. И ты знаешь, друг Горацио… это не я воскликнул – что, крыса? Ставлю золотой – мертва! Кто-то надо мной крикнул эти слова… кто-то…

Киваю. Так все убийцы говорят. На всех судах. Дескать, кто-то водил моей рукой, кто-то гнал меня на преступление. Ей-богу, не хотел хозяйку убивать, только золотишко взять хотел, а потом как замкнуло в голове что-то, иди, убей хозяйку, иди в спальню… И судья смеется, а пойти надраться в кабаке тебе тоже голос свыше насоветовал? Да не говорите, господин судья, я же в жизни в рот ни капли не беру, а тут все голос проклятый, так и звучит, выпей, выпей…

Только тут другое. Что-то не похоже, чтобы принц наш оправдывался. Я же его знаю, принц наш человек беззлобный, мухи не обидит, сам про себя говорил, печень голубиная, нет желчи… А тут как подменили его, глаза горят, того и гляди еще кого-нибудь клинком проткнет…

Вот так, говорят, и сходят с ума… Тетушка у меня также… Ладно, не о том речь…

— А потом, друг Горацио… я прямо-таки почувствовал на своих руках оковы… даже не оковы, а какие-то нити, выходящие из моих рук, нити, которые тянули меня куда-то… прочь, прочь от того места, где я убил Полония…

Киваю. Если человек сходит с ума, лучше кивать и со всем соглашаться. Ну конечно, вы – Наполеон. Наполеон… это еще что такое… откуда это словечко всплыло, на-поле-он…

— Конечно… всякое бывает, — говорю примирительно, — и в небе, и в земле сокрыто больше, чем снится вашей философии… вам нужно выспаться, Ваше Высочество…

— Ты уверен, что это говоришь ты, друг Горацио, а не кто-то твоими устами?

— М-м-м… все может быть. Не исключено.

— Друг Горацио… — принц наклоняется ко мне, пошатывается на стуле, — пообещай мне… что будешь… моим союзником в борьбе с этим… неведомым… что властвует нами…

— Обещаю. Всенепременнейше…

Теперь, главное, дотащить его высочество до постели, при этом лучше не попадаться на глаза королеве, а то выгонят меня из дворца в два счета… Волоку принца в покои, Боже, дай мне сил, принц у нас, конечно, худенький, только меня бы самого кто-нибудь дотащил, на ногах не держусь…

Бросаю обмякшее тело на постель. Смотрю на бледные руки, так, на всякий случай. Ничего тут нет, что он бредит, ничего тут…

Черт…

Не к ночи будь помянут…

Вижу уходящие от рук принца длинные нити. Тонкие-тонкие, еле видны. И от головы. И от ступней…

Приглядываюсь…

Нет, ничего нет. Темнота ночи сыграла со мной злую шутку.

Выхожу из покоев, держусь ровно, даже сам себе удивляюсь, какой молодец, вроде бы выхлестал полбутылки бургундского, а ничего, держусь ровнехонько, хоть сейчас на парад. Понять бы еще, почему пол и стены приплясывают и ходят ходуном, пол бросается мне на грудь, стоять, с-сучье отродье…

Ищу свою комнатенку, которая от меня убегает. Что за черт, еще час назад в зале было три двери, в сад, в королевские покои, в кухню, чего ради дверей стало не меньше пятидесяти… имя им легион… Надо намекнуть каменщикам, которые строили, что число дверей должно быть постоянным, а не так, что сегодня три, завтра десять, послезавтра пятьдесят. Вхожу в дверь, дверь убегает от меня, впечатываюсь в стену. Тпру, стоять, падла…

Бреду куда-то, сам не знаю, куда, вот моя дверь, вроде бы моя, ну да, моя серая была, а эта зеленоватая, ну да какая разница, и замок на ней кто-то поменял, и доски поперек были, а эти вдоль… ну да ничего…

Вхожу… а что это старуха черница делает в моей комнате… нет, шалишь, бабка, устарела… что это она творит…

Не сразу понимаю, что вижу. Черница сидит над восковой куклой, шепчет что-то… молится… не похоже. До меня не сразу доходит, что я слышу, это же Патер Ностер задом наперед…

Черт…

Вот уж действительно, черт…

Черница вонзает в голову куклы острую иглу с крохотной бумажкой. Хочу броситься на старуху, броситься не получается, падаю, лечу кувырком, стража, стража, ай-й-й, насилуют, да ты на себя посмотри, кто ж на такую позарится…

 

— Вот, Ваше Высочество…

Протягиваю принцу восковую куклу, интересно, признает он в ней себя… Признал, бормочет что-то, вылитый я, и верно, к крошечному камзолу черница прикрепила даже крошечную шпагу из лучины…

— А вот, чем черница пыталась пронзить вашу голову, ваше высочество.

Показываю иголку с нанизанной на ней бумажкой.

— Что там, Горацио?

— Всего одно слово, ваше высочество. Слово, которым черница хотела покарать вас. Слово – безумие.

Принц недоверчиво смотрит на фигурку.

— Черницу казнят в полдень, Ваше Высочество. Можете не сомневаться, вам больше ничего не угрожает.

Принц недоверчиво кладет восковое изваяние в шкатулку, закрывает на ключ. Горацио говорит еще что-то, как всегда трещит безумолку, кто его вообще навязал принцу, мать, не иначе… а ничего парень, не промах, ловко он разыскал черницу, не зря пьет вино и ест рябчиков в королевских покоях…

И все-таки…

И все-таки не уходит мерзехонькое чувство, что кто-то стоит за спиной принца, кто-то движет его руками, кто-то говорит его голосом. Кто-то… принц то и дело отряхивает руки, пытается освободиться от невидимых пут.

Нет, вроде бы ничего…

Показалось…

Приближенные во дворце то и дело смотрят на свои руки, Клавдий проверяет запястья, Розенкранц и Гильденстерн ощупывают головы, не тянется ли что-нибудь из затылков… нет, ничего. Показалось. Померещилось… Это все принц с ума сходит и других туда же…

 

Кукловоды берутся за крестовины, тянут за нитки Гамлета, Офелию, Клавдия… распутывают нити у королевы, у Горацио нитка оборвалась, спешно подвязывают…

Поднимается занавес

Сцена Пятая. Эльсинор. Зала в замке. Входят Королева, Горацио и Первый Дворянин…

                                                 2013 г.

Рейтинг: +4 Голосов: 4 1684 просмотра
Нравится
Комментарии (13)
0 # 13 сентября 2013 в 19:01 +1
Один из моих самых любимых фильмов "Розенкранц и Гильдестерн мертвы". Написано в похожем стиле. Правда, мое мнение, можно было бы и по-глубже копнуть. Но все равно - работа хорошая. Плюс абсолютно заслуженный.
0 # 13 сентября 2013 в 19:40 +2
И где же плюс? smile А тема действительно неисчерпаемая, только это уже не на рассказ, а на целый роман развернуться придется.
0 # 13 сентября 2013 в 23:55 +1
Нажимаю + а он не отражается... Я чёй-то не так делаю?
0 # 14 сентября 2013 в 09:38 +2
Мария, наверное, имела в виду отметку "Нравится" под рассказом.
Константин Чихунов # 14 сентября 2013 в 01:48 +3
Самое главное понять, кто ты, кукла или кукловод. Но, даже если считаешь себя кукловодом, иногда стоит посматривать вверх. На всякий случай.
0 # 14 сентября 2013 в 11:38 +3
Каждый кукловод - это кукла в чьих-то руках. Ниточки ну о-очень запутанные. Ходят даже картинки по Сети, где над каждым банкиром-магнатом еще кто-нибудь дергает за ниточки. А над всеми этими ротшильдами-рокфеллерами какой-нибудь Ктулху.
0 # 18 сентября 2013 в 22:30 +2
Меня всегда поражало, что зрители вслед за автором осуждают Гертруду. Мол, муж не успел остыть, а она уже замуж за его брата выскочила... А если это любовь? А если она всю жизнь любила Клавдия? Ведь кроме Гамлета, никто доброго слова про покойного короля не сказал.
Вообще, эта пьеса до такой степени многозначна, там такой постор для фантазии. Одна только смерть Офелии чего стоит: сама упала в воду или ее столкнули? ведь тянула она безмолвно руки к кому-то погружаясь в воду. И врядли это были селяне - свидетели финала трагедии...
Жаль - со временем напряг - такой бы триллер смастерил!
0 # 19 сентября 2013 в 11:51 +3
А в те времена бабу могли и не спросить, хочет она замуж или нет. Между прочим, в больших кланах до сих пор такая политика. Есть версия, что заказчиком убийства Кеннеди были Онассисы. И вдова Кеннеди Жаклин в скором времени после его смерти выходит замуж за Аристотеля Онассиса. Это обычай из глубокой древности: один вождь убивает другого вождя, берет его племя, его имущество… его жён.
Мне кажется, в больших кланах до сих пор браки заключаются «по понятиям».
Хотя были правила еще покруче. Я имею в виду, когда жён заживо хоронили вместе с покойным мужем.
А насчет нехватки времени это вы напрасно. Как говорил Дж. Родари, если вы каждый день будете писать хотя бы по страничке, то за всю жизнь напишете… стопицот страничек. Так что можно и трилогию закатить а-ля Властелин Колец и хоть что. Было бы желание.
Григорий Неделько # 19 сентября 2013 в 12:06 +1
Плюууууууууууус за коммент.

Кстати, повезло вам и Уильяму, Мария: у вас многозначность видят".
:)
(Без шуток в ваш адрес.)
0 # 20 сентября 2013 в 01:38 +2
У меня на последний рассказ "Про старуху..." ушло 3 года. ТЯжко шел. Я и сейчас не уверен что он готов. Специально выложил, может кто что подскажет... Но тут принято как о мертвых: либо хорошо, либо ничего...
Что касаемо Вильяма нашего Шекспира, я не о том писал. Я имел в виду, что за века существования "Гамлета", сюжет как-то закостенел. принято, что Гертруда преступно вышла замуж за Клавдия - и никаких колебаний в сторону. Клавдий - подлец и убийца, Гамлет только притворяется безумцем, Горацио - его лучший друг и т.д. Все это - штампы. А вот если отступить от них, допустить, например, что Горацио - агент итальянской разведки, осуществляющий государственный переворот в Дании ( помните: "... Я не датчанин, римлянин скорей...") и сразу у старой-старой сказки появятся новые грани. И зазвучит она по-новому....
0 # 20 сентября 2013 в 14:42 +2
Не рекламы ради а пользы для: дельную рецензию можно получить за деньги. Интернет-журнал - Новая Литература, альманах Белая Скрижаль, сайт - Литературная Критика. Есть и другие.
Григорий Неделько # 20 сентября 2013 в 15:11 +2
Ванвинсль, вам бы давно уже отписались и так, как вы попросите, если бы вы попросили и помнили, хотя бы это делая, о "золотом правиле". :)
0 # 25 января 2014 в 20:55 +2
Входит в книгу "Реалити-шоу Властелин мира" (Издательство Аэлита)
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев