fantascop

Железный лабиринт, Часть 2, Глава 13

на личной

25 декабря 2015 - Константин Чихунов
article7124.jpg

   В главном зале дворца Евсена собралось около двух десятков человек. В основном это были суровые, опытные воины - представители князей, заключивших с Елзаром союзный договор. Но присутствовали и несколько молодых дружинников, сумевших выбиться в командиры.

   Князь проводил военный совет, и о причине его сбора догадаться было несложно. Угроза с Запада, как поднятый топор палача нависла над свободным народом, мешая дышать полной грудью.

   Меня с Валдаем пропустили сразу, как только охрана доложила князю о том, кто хочет его увидеть.

   — Я уже знаю о твоём подвиге! — сообщил мне Евсен, горячо поприветствовав. — Возвращённая реликвия поможет славгам объединиться. Отныне ты и твои друзья, всегда желанные гости в моём городе.

   Я украдкой оглядел лица присутствующих, большинство воинов смотрели на нас с Валдаем вполне дружелюбно, лишь во взгляде некоторых сквозило осторожное недоверие.

   — Я пришёл по делу, — уведомил я князя, ответив на приветствие. — Мы можем научить славгов делать очень прочное оружие. Ваше нынешнее не будет идти с ним ни в какое сравнение.

   — Как ты смеешь! — неожиданно взорвался один из молодых воинов. — Никто не смеет ставить под сомнение силу оружия славгов, тем более чужак с сомнительной репутацией!

   — Остынь, Катрак! — Евсен попытался призвать к порядку своего чрезмерно вспыльчивого командира. — Талгат наш друг и на деле успел это доказать.

   Я видел, что на лицах многих участников совета появилось молчаливое одобрение. Я понимал чувства славгов, но именно такого эффекта я и добивался.

   — Столь смелое заявление требует не менее веских доказательств! — всё более распалялся молодой славг. Чувствуя поддержку старших товарищей, он вытащил свой железный меч и сделал мне приглашающий жест.

   Разумеется, я не собирался драться с мальчишкой. Меч я всё-таки достал, но не для боя. У стены стояло несколько манекенов, я выбрал тот, что был одет в кольчугу и железный нагрудник, подошёл вплотную и сильным рубящим ударом разрубил доспех от правого плеча до левого бедра.

   Наступила мёртвая тишина, и звон от обломков нагрудника, ударившихся об пол, ещё долго разносился эхом под высоким потолком.

   — Значит Борята сказал мне правду про твой меч, — первым нарушил молчание Евсен. — И ты можешь научить нас делать точно такие же?

   — Точно такие же нет, — честно признался я, ведь мой клинок был выкован из металла, найденного в мастерских древних. — Но и то, что я предлагаю, намного превзойдёт железное оружие. Всего в нескольких часах ходьбы от Елзара находится неисчерпаемый источник прекрасного материала - Железная звезда.

   — Мы уже пробовали! — разочарованно отмахнулся князь. — У нас не получается обрабатывать этот металл.

   — Я вас научу. Вам нужны новые плавильни, способные дать необходимую температуру.

   — Ты знаешь, как их построить?! — не скрывая волнения, спросил один из членов совета.

   — Конечно, свой меч я выковал сам.

   — У меня нет оснований не доверять тебе, — заявил Евсен после довольно продолжительной паузы. — Тебе поверил сам Атха, а для меня это значит очень многое. Говори, что мы должны делать?!

   Я попросил пригласить мастеров, которые начнут возводить плавильни нового образца, чтобы объяснить им устройство и принцип работы этого оборудования. На мой взгляд, кузни следовало строить в непосредственной близости от источника металла, Железную звезду и Елзар необходимо было соединить дорогой.

   Я поделился своими соображениями с князем и тот заверил меня, что отдаст необходимые распоряжения.

   Я видел, как Валдай подошёл к одному из воинов и попросил славга показать свой лук.

   — Могу показать вам, как делается составной лук, — предложил он, осмотрев простое деревянное оружие. — Получите преимущество в дальности в половину от прежнего. Воины обступили моего друга с вопросами, заинтересованные его словами.

   Я знал, что настоящий составной лук по праву может считаться произведением искусства. Он состоял из трёх слоёв: внутреннего костяного, наружного из наклеенных жил животных и деревянного, расположенного между двумя предыдущими. Я видел такое оружие у Валдая и даже пробовал стрелять из него, но в лабиринте он был абсолютно бесполезен. Прочную броню механотона мог пробить только утяжелённый арбалетный болт.

   Тем не менее, это оружие ни в какое сравнение не шло с простым деревянным луком, выгодно отличаясь от него надёжностью и дальностью полёта стрелы. Армия, вооружённая подобным образом, в бою на открытом пространстве, будет иметь ощутимое преимущество.

   — Мой друг большой знаток всего, что связано с воинскими искусствами, — доверительно сообщил я Евсену. — Уверен, что он способен принести неоценимую помощь славгам.

   — Такие люди сейчас у нас наперечёт, — согласился князь. — Мы активно обучаем новобранцев и совершенствуем воинов с опытом. Я готов предоставить твоему другу любые условия, если он согласиться помочь общему делу.

   Валдая долго уговаривать не пришлось, его манило всё связанное с азартом сражений и музыкой звенящей стали. Помочь в подготовке воинов он согласился легко и сразу.

   Я ещё собирался навестить семью Боряты, но перед уходом из княжеского дворца, намеревался поговорить с молодым славгом обнажившим меч. Уж очень мне не хотелось иметь недоброжелателей в лагере друзей. К сожалению, мои поиски не увенчались успехом, вспыльчивый воин, вероятно, куда-то ушёл.

   В течение нескольких следующих дней я оказался занят настолько, что с трудом находил время на отдых и еду. Пока Валдай оставался в Елзаре, где в непосредственной близости от города славги построили тренировочный лагерь, я перебрался в лес к упавшей Железной звезде.

   Со всей округи ко мне стекались плотники, кузнецы и прочий мастеровой люд, выполняя приказ князя. Мы начали с постройки жилых помещений, соорудив несколько отапливаемых бараков. Морозы стояли крепкие, и необходимо было позаботиться о благополучии людей.

   Затем мы перешли к строительству кузниц. Я решил использовать конструкцию печи, которую мы разработали и усовершенствовали вместе с Савой. Когда первый металлолом превратился в прочный и надёжный клинок, моей радости не было предела.

   Если бы меня спросили тогда, зачем я всё это делаю, то я вряд ли ответил бы на этот вопрос. Лишь немного позже я в полной мере осознал, что уже не чувствовал себя чужим среди этого народа. Я проникся симпатией к этим открытым и свободолюбивым людям и понял, что пойду с ними до самого конца.

   Место падения Железной звезды, традиционно считалось проклятым у славгов. Но сейчас перед лицом беспощадного хоркосского нашествия они словно забыли об этом, понимая, что реальное зло намного опасней полузабытых легенд. А я думал, что это очень символично, когда мёртвый лабиринт даёт шанс на жизнь целому народу, жертвуя частью своей металлической плоти.

   Люди прибывали, рабочий посёлок рос, металл лабиринта превращался в оружие и доспехи, активно строилась дорога к Елзару.

   Вскоре меня навестил князь, и я вручил ему новый меч, выкованный специально для него. Евсен остался доволен подарком и сообщил мне, что должен уехать.

   — Атха объявил общий сход, — поведал мне правитель Елзара. — Уверен, он попробует сплотить славгов под одним знаменем, и использует для этого найденную тобой реликвию.

   — Все князья соберутся в Ледяном пике? — спросил я Евсена.

   — Конечно, никто не посмеет отказать Атхе! Но вот все ли услышат голос разума; вопрос вопросов.

   С этими словами князь уехал, выразив надежду на скорую встречу.

   Однажды я навестил Валдая и понял, что времени на отдых у него остаётся не больше, чем у меня. Тренировочный лагерь рос, и мой друг трудился без устали, готовя сразу несколько групп одновременно. Воины слушались его беспрекословно.

   — Знаешь, Талгат, я буду считать величайшей несправедливостью, если этот народ исчезнет с лица Гивеаны. Я останусь с ними и приму участие в войне с агрессором, ―

Сказал он мне в тот день.

   Другого я от него и не ждал. Валдай — честный и верный человек, так много переживший на своём пути. Ради торжества справедливости он без малейших колебаний был готов пожертвовать своей жизнью.

   Примерно через неделю, когда вверенные мне люди уже знали, что они должны делать, я счёл возможным отлучиться по своим делам. Все мои попытки попасть домой, или отыскать Саву и Кристи, потерпели неудачу, и я решил ещё раз навестить Бижота. Если кто-то и мог мне помочь, то только он.

   На заснеженной вершине ничего не изменилось. Всё так же хлестал пронизывающий, ледяной ветер, стараясь сорвать с меня тёплый меховой плащ. Он подхватывал девственно - белый снег, вихрями поднимая его вверх, и бросал его мне в лицо сотнями холодных игл.

   Утопая в рыхлом белом покрывале по колено, я побрёл к входу в пещеру, низко пригибаясь под ураганными порывами хозяина высокогорья.

   Бижот сидел у огня, в той же позе, как в тот день, когда я видел его в последний раз. Весёлые язычки пламени слабо разгоняли темноту пещеры, на лице старика застыло выражение умиротворения и покоя.

   — Что привело тебя ко мне на этот раз, воин? — негромко спросил он, не глядя в мою сторону, словно почувствовав, кто нарушил его покой.

   — У меня появились вопросы, хранитель.

   — Вопросы, это хорошо, значит, ты ищешь истину. Садись к огню.

   Я положил на плоский камень, служащий Бижоту столом, мешок с мукой, солью и сушёными фруктами — подарок хозяину, и сел рядом со стариком. Он молча протянул мне глиняную кружку с горячим ароматным чаем из высокогорных трав.

   Я пил чай и смотрел на огонь, и в моей душе зарождалось поразительное спокойствие. Казалось, что все жизненные проблемы и неурядицы всего лишь мелкие, досадные эпизоды неспособные повлиять на конечную цель моего пути.

   — Подкинь дров, — попросил Бижот, когда я закончил с чаем.

   Я встал и подошёл к дальней стене пещеры, где находилась целая гора хвороста, принесённого паломниками. Отделив от общей массы несколько длинных сухих веток, я подтащил их к костру, разломал на более мелкие части и подбросил в огонь. Притихшие было язычки пламени, радостно набросились на свою пищу, разом делаясь выше и сильнее.

   — Теперь рассказывай, — разрешил старик. — Меня интересует всё, что связано с Преодолителем. Постарайся передать мне свои мысли, чувства, ощущения. Начни с того самого дня, когда ты получил от меня этот дар.

   И я начал свой рассказ. Бижот иногда задавал мне вопросы, особенно его заинтересовал эпизод с поиском Валдая, и момент, когда Преодолитель защитил меня от Омоса в лабиринте Бримы.

   Когда с расспросами было закончено, хранитель достал толстую потрепанную тетрадь и довольно продолжительное время делал в ней какие-то записи длинным чёрным пером неизвестной мне птицы.

   — То, что ты не можешь найти своих друзей, является тревожным признаком, — сообщил мне Бижот, отложив, наконец, в сторону свою тетрадь. — Не исключено, что их уже нет в живых, но это не единственная возможная причина.

   Их сознание может быть закрыто болезнью, собственной волей, или ещё каким-нибудь фактором, мешающим Преодолителю отыскивать нужных тебе людей. Не исключено, что они просто находятся очень далеко, и чтобы их увидеть, тебе придётся подобраться к ним ближе.

   Но вот почему ты не можешь попасть домой, сказать тебе наверняка я не могу. У меня есть только одно разумное объяснение этому факту — ты пришёл из Первой реальности.

   — И, что это значит? — ошарашенно произнёс я.

   — Преодолитель имеет несколько горизонтов возможностей. Первый, позволяет перемещаться между тенями. Второй, попадать из них в Первый мир их породивший.

   — А, что есть и другие?

   — Да. Третий горизонт даёт возможность перемещаться между самими Первыми мирами. Четвёртый, позволяет совершать путешествия в их прошлое и будущее.

   У тебя в данный момент работает только первый горизонт возможностей. Парадокс, но человек, рождённый в Первой реальности, может бесконечно метаться по теням, не в силах попасть домой, не имея туда допуска.

   — Значит, я никогда не попаду домой?! — холодный, колючий комок застрял у меня в горле, мешая говорить.

   — Я этого не сказал. К счастью, человеку доступны два горизонта из четырёх. Я лишь поставил тебя в известность, что ты пока владеешь только первым.

   — Как мне получить второй?

   — Я не знаю, но думаю, что Преодолитель настроит его сам, когда поймёт, что тебе нужно. Вы пока только присматриваетесь друг к другу, учитесь общаться, как два незнакомых человека, вынужденных делить одну комнату на двоих.

   Я тебе уже говорил, что суть Преодолителя и его возможности изучены очень слабо. Попробуй поговорить с ним, как с разумным существом, он будет стараться тебя понять.

 

 

 

Рейтинг: +5 Голосов: 5 285 просмотров
Нравится
Комментарии (3)
Жан Кристобаль Рене # 13 января 2016 в 07:19 +2
И здесь плюс! +
Константин Чихунов # 13 января 2016 в 14:42 +2
И снова спасибо!
Павел Пименов # 19 января 2016 в 01:05 +1
— Как мне получить второй?
Вот! Хорошо!
Преодоление трудностей - двигатель сюжета.
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев