fantascop

Железный лабиринт, Часть 2, Глава 14

на личной

25 декабря 2015 - Константин Чихунов
article7125.jpg

   Я вернулся к своим добровольным обязанностям по производству нового оружия для славгов. Первые плавильни зарекомендовали себя хорошо, они успешно справлялись с металлоломом Железной звезды, превращая его в удобные для ковки заготовки.

   Первым делом, пришлось отлить новые кузнечные молоты, старые, будучи сделанными из мягкого железа, оказались неспособными обработать прочнейший металл стен лабиринта.

   Весть о том, что Елзар собирает мастеров, быстро разнеслась по округе. К середине второй недели, кузнецов мы имели больше, чем рабочих мест. Кузни работали круглосуточно, начинавшего уставать работника тут же подменял отдохнувший человек.

   Рабочий посёлок рос, интенсивно строились кузницы и жилые помещения, заканчивалась прокладка дороги, я принял и одобрил первую сотню клинков.

   Новое оружие полностью себя оправдало. Лёгкое и прочное, оно ни в какое сравнение не шло с прежними железными мечами славгов, и признавали это даже самые закоренелые скептики. Но это была всего лишь капля в море.

   Со слов Евсена, славги имели все шансы собрать армию в сорок тысяч бойцов, перевооружить такое войско являлось непростой задачей. А ведь ещё нужно было сделать броню, топоры, наконечники для копий и стрел. В запасе у нас оставалось от силы несколько месяцев, но учитывая всё нарастающий приток мастеров, я надеялся успеть.

   В редкие часы отдыха я сосредотачивался на своих мыслях, пытаясь обратить их к Преодолителю. Если бы я только мог знать, кто он мой невидимый союзник и защитник, какова его природа?! Может тогда мне стало бы проще найти с ним общий язык? Но о своём новом помощнике я, по-прежнему, не знал ничего.

   Я вспоминал свою жизнь, с детства, проведённого в горах, и по сей день, пытался дать оценку своим поступкам, обращался к Преодолителю с мысленными вопросами касательно различных ситуаций. Я заметил, что мой невидимый друг не всегда реагирует одинаково. Иногда он отзывался волной тепла или холода идущей по телу, порой я ощущал жжение на спине или покалывание в кончиках пальцев. Я сильно надеялся, что это и была та настройка, о которой говорил мне Бижот.

   Однажды утром я понял, что теперь могу попасть домой. Я не знаю, как это произошло, новое знание пришло само. Этот факт, отныне, осознавался мной, как данность, и сделать это мог только Преодолитель.

   Мысленно поблагодарив своего союзника, я отдал распоряжения помощникам из числа опытных кузнецов и углубился в лес. Отойдя от рабочего посёлка на достаточное расстояние, и убедившись, что поблизости никого нет, я перенёсся в небольшой дом Валдая в Елзаре, который ему предоставил для проживания князь.

   Застать друга дома я даже не надеялся, но посчитал, что это самое благоприятное место для моего неожиданного появления в городе. Кивнув часовому, ошарашенному моим выходом из надёжно охраняемого помещения, я спустился с высокого крыльца, и неторопливой походкой направился к тренировочному лагерю.

   Валдая я нашёл сразу. Его сильную гибкую фигуру я заметил ещё издалека. На глазах учебной группы, наблюдавшей за своим наставником с открытыми ртами, он бросил один за другим четыре ножа в столб, стоящий в двадцати шагах от него. Все снаряды легли точно в центр красного круга, обозначающего сердце врага на ростовой мишени.

   — Я нашёл путь домой! — просто сообщил я ему. — Хочу попробовать немедленно, ты со мной?

   — Разумеется. Только отдам необходимые распоряжения ученикам и предупрежу других инструкторов, что отлучусь ненадолго.

   В дом к Валдаю мы возвращаться не стали, дабы не вызывать ненужных подозрений, на этот раз, своим неожиданным исчезновением. Мы снова углубились в лес, и отойдя на достаточное расстояние я вдруг понял, что безумно боюсь очередной неудачи.

   — Смелей! — подбодрил меня товарищ, догадавшись о моих чувствах.

   Я подошёл к нему вплотную и обнял для верности за плечи. Закрыв глаза, я в сотый раз представил себе свой дом в Нижнем логе и лицо Машуни. До тоски, до душевной боли я захотел снова прижать к себе дочь. Дома должно было заканчиваться лето, перед моим мысленным взором возник фруктовый сад, залитый тёплым солнцем, я явственно ощутил запах спелых яблок и мёда. В какой-то момент сработал Преодолитель.

   На этот раз переход длился значительно дольше, чем обычно. Я ощутил себя зависшим в бесконечной пустоте, без тепла, света и звука, но я чувствовал, как бьётся рядом сердце Валдая. Затем нас сильно тряхнула какая-то неведомая сила, и я, наконец, почувствовал под ногами твёрдую почву.

   Свет родного Фомалькона, тёплого и ласкового, заливал знакомый до боли сад, но вожделенного аромата яблок и мёда я не уловил. Всё заглушал отвратительный и страшный запах гари, перенасытивший воздух.

   На месте моего дома виднелись только две закопчённые печи, сиротливо смотревшие в небо кирпичными трубами. Эти два уцелевших останца моей прошлой жизни, окружало чёрное, как ночь пространство выжженной земли с обгоревшими руинами жилища.

   Отказываясь верить в происходящее, я на непослушных ногах подошёл к своему уничтоженному дому. Уже не подчиняясь разуму, я как в бреду ходил по давно остывшим головешкам, тревожа серый пепел, словно пытался отыскать там что-то родное, потерянное навсегда.

   Я упал на колени посреди пепелища, не в силах больше держаться на ногах. Крик полный боли и отчаяния готов был сорваться с моих губ, но крепкая, холодная рука ужаса больно сдавила мне горло, мешая дышать.

   — Машуня! Доченька! — прохрипел я, силясь проглотить горький, липкий комок, перекрывший мне гортань.

   — Талгат! — сильная ладонь друга легла мне на плечо, но я знал, что он больше ничего мне не скажет, потому, что все слова мира были здесь уже бесполезны.

   Мы так и стояли молча, и я не знаю, сколько прошло времени.

   — Талгат! Валдай! — прозвучал знакомый голос за спиной. — Да вы спятили оба, раз явились сюда!

   Это был Родлен, начальник стражи Нижнего лога, рядом с ним топтались ещё несколько дружинников. Увидев моё лицо, он мгновенно всё понял, и поспешил добавить:

   — Успокойся, твоя дочь жива.

   — Но... что...? — я не мог внятно говорить.

   — Быстро уходите! Постарайтесь никому не попадаться на глаза, все вы теперь вне закона. Встретимся через два часа за Восточным кладбищем, там и поговорим.

   Соблюдая осторожность, мы покинули город и благополучно добрались до кладбища. От старых надгробий густо поросших мхом, веяло покоем и умиротворением, я клал ладони на серый шершавый камень, разогретый на солнце, и чувствовал, как унимается во мне нервная дрожь.

   Дочь была жива! Всё остальное уже не могло являться причиной для горя и лишь пополняло число, уже ставших привычными, досадных неурядиц. Мне не терпелось выслушать рассказ Родлена, прижать к себе Машуню и поговорить по душам с тем, кто спалил мой дом.

   Мы обосновались на уютной полянке, где Восточное кладбище плавно переходило в лес.

   — Надо бы и свою лачугу проверить, — задумчиво произнёс Валдай, опускаясь на траву. — Да и разобраться в ситуации не мешало бы. Что это вдруг означает — "вы вне закона"?! Я законопослушный гражданин!

   — Разберёмся, — пообещал я. — И найдём того, кто за этим стоит.

   Родлен появился со стороны леса, он шёл, внимательно озираясь по сторонам, ведя лошадь в поводу. Очевидно, длинный путь он выбрал из соображений безопасности, чтобы сбить со следа возможного преследователя.

   Он подошёл к нам, и мы обнялись, как старые друзья.

   — Где вы были?! — начальник стражи даже не пытался скрыть своё нетерпение. — Я уже и не чаял увидеть вас в этой жизни. А где Сава и Кристи? Надеюсь, с ними всё в порядке?

   — Родлен, где моя дочь?! — взмолился я. — Что здесь вообще у вас происходит? Какая сволочь сожгла мой дом?!

   — Давайте ка я лучше начну сначала, — предложил он. — Это поможет сэкономить нам время.

   Когда вы ушли в лабиринт и долго не возвращались, надежды на благоприятный исход вашего путешествия с каждым днём оставалось всё меньше. А потом откуда ни возьмись, появился этот подонок Кайдон, которого мы не смогли прищучить тогда в лесу.

   — Кайдон?! — Валдай словно не поверил Родлену. — Но этого просто не может быть!

   — Ещё как может! И явился он не один, а во главе свежесколоченной и отлично вооружённой банды отборных отморозков. Но самое поразительное и ужасное то, что на руках он имел официальную бумагу, дающую ему неограниченные полномочия.

   — Вот как?! — новости последних месяцев нравились мне всё меньше и меньше. — И кто же выдал ему этот документ?

   — Канцелярия Кафедрариума, а подписал грамоту сам Верховный.

   — Какие могут быть дела между этим нелюдем и Верховным правителем?!

   — Откуда мне знать, Талгат! Я простой начальник стражи маленького городка. Но ты не хуже меня знаешь, что приказы Кафедрариума не подлежат обсуждению.

   — Значит этот Кайдон сумел чем-то нашего Верховного заинтересовать, — предположил Валдай. — Или нашёл способ как-то повлиять на правителя.

   — Может и так, — согласился Родлен. — Городская управа, увидев грамоту, затряслась мелкой дрожью и беспрекословно перешла под управление Кайдона. Лично я считаю, что никакая бумага не способна превратить этого подонка в человека, но открыто выступить против него я не могу. Это будет означать противление власти Кафедрариума, и равносильно смерти.

   Я быстро сообразил, что может произойти и сразу вывез дочь Талгата, её няньку и жену Савы с детьми из города и спрятал их у своих дальних родственников на хуторе. Как оказалось, вовремя. Молодчики Кайдона пришли за ними очень быстро. Я думал, что главаря банды хватит припадок, когда он понял, что птички ускользнули. В бессильной ярости он отдал ваши дома на разграбление, а после велел сжечь.

   — Родлен, ты даже представить себе не можешь, что ты для меня совершил! — я едва справлялся с нахлынувшими на меня чувствами. — Чтобы я не сделал, всё равно останусь перед тобой в неоплатном долгу до конца своих дней!

   — Уверен, на моём месте ты сделал бы тоже самое.

   — Что хотел Кайдон? — попытался вернуть разговор в прежнее русло Валдай.

   — Он собрал всех проводников в округе и сообщил им, что заплатит любые деньги тому, кто проложит маршрут к дну лабиринта. За каждую экспедицию он отваливал просто немыслимые суммы, даже не знаю, где он смог так разбогатеть.

   Не стоит и говорить, что в желающих испытать удачу недостатка у Кайдона просто не было. В недрах Железного города могло находиться одновременно пять - шесть групп.

   — Ну и как успехи? — проявил неподдельный интерес Валдай.

   — Да никак! — горько усмехнулся Родлен. — Все вернувшиеся назад, сумели пройти не дальше сорок шестого уровня Нижнего города. Те, кто рискнул преодолеть этот рубеж, похоже, сгинули там навечно.

   — Неужели никто не вернулся?

   — Никто. Что-то там есть, до сих пор неизученное и смертельно опасное. Немало хорошо вооружённых групп, включающих в себя опытнейших сопровождающих, исчезло без следа.

   Да, там ещё нашли разорённый механотонами город гногов и несколько живых особей этих дикарей, шарахающихся по углам. Поразительно, как они сумели там выжить?!

   — И чем сейчас занят наш общий друг? — спросил я.

   — В свете последних неудач, желающих искать дно лабиринта заметно поубавилось, и Кайдон начал оказывать давление на сопровождающих, отказывающихся участвовать в этой авантюре. Дошло даже до угроз расправы над родственниками в случае неповиновения. Несколько раз этот проходимец сам спускался в лабиринт, но вернулся ни с чем.

   Его банда чинит бесчинства, участились случаи грабежей, убийств и изнасилований. Попытки привлечь бандитов к справедливому суду успехов не имеют, Кайдон не выдаёт своих людей. Население запугано и боится жаловаться властям.

   Всех вас и ваших близких объявили в розыск, как государственных преступников, хорошо, что мои люди заметили вас раньше головорезов Кайдона.

   Этого нелюдя необходимо остановить, но у меня связаны руки!

   — Но у нас руки свободны, Родлен! — Валдай покрутил между пальцев метательный нож. — Мы прикинем, что можно сделать.

   — Ну, а где вы всё-таки пропадали?

   Я не видел причин скрывать правду от человека, сделавшего для нас так много с риском для собственной жизни. Я рассказал ему всё, опустив лишь некоторые подробности.

   Время на осмысление услышанного начальнику стражи потребовалось немало, но главное, я видел, что он нам поверил.

   — Отдыхайте до темноты, — Родлен встал с травы и скинул с плеча небольшой мешок. — Здесь немного еды. Я должен вернуться в город, моё длительное отсутствие может вызвать подозрение. Ночью я проведу вас на хутор, это совсем недалеко.

   И он ушёл тем же путём, что и прибыл.

   В мешке лежал хлеб, сыр, вяленое мясо, вино и вода.

   — Видал, как повернуло?! — я с удовольствием приложился к кувшину с вином. — Что будем делать?

   — Пока не знаю, но подумать есть над чем. Я не успел тебе рассказать. Тогда в лабиринте я уходил в портал после вас. Так вот, в последний момент я успел заметить Кайдона, прыгающего следом.

   — Это невозможно! Он, что шёл с гногами?!

   — Получается, что так. Но если он ушёл в тени, то не может сейчас находиться в Нижнем логе.

   — Если только ему, как и мне не удалось завладеть Преодолителем. И это делает его во много раз опасней.

   Мы принялись за еду.

 

   

Рейтинг: +5 Голосов: 5 227 просмотров
Нравится
Комментарии (4)
Жан Кристобаль Рене # 13 января 2016 в 05:40 +2
Везде коррупция! Плюс! +
читаем дальше.)
Константин Чихунов # 13 января 2016 в 12:45 +2
Спасибо, дружище!
Павел Пименов # 18 января 2016 в 23:10 +1
Кайдон - местный злодей. Или даже главный злодей. Подручный злого брата-бога.
Нормально.
А что же он ищет? Камень у славгов.
Константин Чихунов # 21 января 2016 в 18:46 +1
У него свои цели.
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев