1W

Железный лабиринт, Часть 2, Глава 17

на личной

25 декабря 2015 - Константин Чихунов
article7129.jpg

   Опалесцирующая жидкость быстро уходила из ёмкости, выливаясь в отверстия, открывшиеся в дне, тело человека плавно оседало вниз. Когда последние капли покинули бочку, прозрачная стенка с шипением ушла в сторону.

   Незнакомец дёрнулся, и судорожная волна прокатилась по мышцам его тела, он попытался встать на ноги, но сумел лишь сесть. Взгляд его в этот момент не выражал ничего.

   Человек принялся хаотично ощупывать руками пространство вокруг себя, дрожащие пальцы натыкались на стены его клетки или ловили воздух. Но вот на его лице появилось осмысленное выражение, он впервые посмотрел на нас и затих.

   Несколько мгновений мы с Валдаем находились под прицелом внимательного взгляда, а затем незнакомец вдруг улыбнулся, неуверенно встал на непослушных ногах и сделал несколько шагов в нашем направлении.

   — Если я не ошибаюсь, то именно вас я должен благодарить за своё освобождение? — проговорил он приятным баритоном.

   — Получается, что так, — ответил я. — Но, кто вы и что это за место?

   — Я с удовольствием вам всё расскажу, но для начала мы должны убраться отсюда, как можно скорее, стражники Беатрис могут появиться здесь в любую минуту.

   — Мы не можем уйти сейчас, — сообщил незнакомцу Валдай. — Сначала мы должны найти своего друга.

   Освобождённый пленник с каждой минутой держался на ногах всё уверенней. Он быстро осмотрелся по сторонам, к чему-то прислушался и предупредил нас:

   — Боюсь, времени на поиски вам больше не дадут, придётся вернуться позже.

   Из глубины коридора донесся быстро приближающийся шум, и прежде, чем мы успели что-то понять, из-за поворота выскочил огромный вепрь, размером едва ли уступающий быку. Зверь, одетый в блестящую чёрную броню, имел два метровых клыка устрашающего вида.

   На его спине сидел всадник в тёмных доспехах, понять, кто он не представлялось возможным, так как даже лицо его было скрыто забралом шлема. В руках воин держал необычно длинное копьё.

   Валдай находился совсем рядом со мной, и я мог в любой момент уйти, прихватив его с собой, но от освобождённого нами человека нас отделяло около пяти-шести шагов. Я ещё не успел выяснить, может ли Преодолитель захватывать людей на таком расстоянии, а бросить незнакомца на верную гибель я не мог.

   Враг шёл прямо на нас, и пленник ловко отскочил в сторону, благополучно избежав смертоносных клыков. Я уклонился от копья всадника, одновременно пытаясь подрубить передние ноги вепря, но прочнейший клинок из лабиринтного металла лишь высек искры, отскочив от брони чудовища.

   Валдай в прыжке нанёс рубящий встречный удар седоку в грудь, но чёрный доспех выдержал. Всадник лишь отклонился в седле назад, отброшенный силой выпада, и снова вернулся в прежнее положение.

   Тяжёлый зверь не мог остановиться сразу, и пробежал по инерции ещё довольно далеко, а затем развернулся и пошёл на второй заход.

   Теперь первым на его пути оказался Валдай. Мой друг неуловимо быстро ушёл с линии атаки всадника, и быстрым ударом снизу отсёк вепрю один клык у самого основания. Зверь взревел, громко и жутко, и от этого звука кровь стыла в жилах.

   Я едва не подставился под копьё наездника. Если бы не доспех из перекованного корпуса механотона, лежать бы мне с пробитой грудью на полу, но мой нагрудник выдержал, хоть и получил глубокую вмятину. Самого меня удар отбросил к стене и сбил с ног.

   Незнакомец снова остался цел, перекатившись в сторону по плиткам пола.

   — Все ко мне! — закричал я, поднимаясь на ноги.

   Вепрь тем временем готовился к следующему заходу, а из-за поворота донёсся звук, символизирующий о приближении ещё одного стража. Наше положение становилось отчаянным, поднявшись, я устремился к незнакомцу, Валдай, разгадав мой план, шёл за мной следом, но подойти вплотную к освобождённому пленнику я не успел.

   Вепрь снова возвращался и первым теперь его встречал высокий мужчина. Незнакомец вытянул руку в сторону, и та неожиданно исчезла по локоть, а когда она появилась снова, пальцы сжимали длинный двуручный меч, с лезвием, испещрённым рунической вязью. На остром наконечнике обоюдоострого клинка вспыхнула яркая голубая искорка, пробежала по кровостоку и исчезла в рукоятке.

   — Здравствуй, дружок! — произнёс пленник с любовью. — Давненько же мы с тобой не виделись.

   Он стал в оборонительную стойку, подняв меч над головой, при этом остриё клинка смотрело вперёд. Совершенно голый мужчина с оружием в руках выглядел довольно нелепо, но ощущение быстро прошло, когда он пустил двуручник в ход.

   Молниеносный удар меча, снёс вепрю полчерепа, зверь нырнул мордой вниз и кувыркнулся через голову сбрасывая седока. Всадник на огромной скорости впечатался в стену и тяжело рухнул на пол. Это казалось невероятным, но враг быстро поднялся, и вытащив из ножен меч пошёл на нас.

   Я встретил неприятеля в чёрных доспехах первым, и его удар оказался так силён, что едва не выбил у меня оружие. С трудом отбив атаку, я нанёс два быстрых выпада в голову и живот, но ни один из них не смог пробить броню врага.

   Вдруг рядом со мной мелькнуло длинное лезвие, и рыцарь в чёрных доспехах оказался разрубленным пополам от правого плеча до левого бедра. Издав жуткий крик, неприятель упал, и было в этом звуке столько боли и тоски, что я невольно отшатнулся.

   Второй страж уже нёсся на нас, и снова незнакомец принял бой первым, его длинный меч достал рыцаря, выбивая того из седла. Вепрь, лишившись седока, помчался без остановки вперёд, и вскоре пропал из виду. Всадник лежал без движений, в неестественной позе и скорее всего уже не дышал.

   С другой стороны уже спешили сразу два стража, они ехали рядом, закрывая весь коридор. Мы с Валдаем повернулись к ним лицом, готовясь к встрече, но тут ладонь незнакомца легла мне на плечо.

   — Надеюсь, вы не возражаете, если мы продолжим наше знакомство в более подходящем месте? — спросил он совершенно спокойным голосом и неожиданно унёс нас прочь.

   Мы очутились в просторном помещении с неровными деревянными стенами. Сквозь разные по величине и форме окна без стёкол, я мог видеть только бездонное голубое небо. Сквозь них проникал свежий ветер, свободно гуляющий по странному дому.

   Отчётливо слышался шум листвы, громкий и настойчивый, он нарастал вместе с порывами ветра и стихал, когда ветер ослабевал.

   Внутри имелся стол с несколькими стульями, у стен стояли высокие книжные шкафы, доверху заполненные книгами.

   — Добро пожаловать в моё жилище! — с вежливой улыбкой произнёс незнакомец. — Позвольте, наконец, представиться, меня зовут Айвон. И так, кому я обязан своим спасением?

   Мы назвали хозяину свои имена.

   — Так значит, ты владеешь Преодолителем? — спросил я, хотя ответ на мой вопрос был очевиден.

   — Да, это так.

   — Ты мог убраться из того жуткого места в любую минуту. Почему же ты этого не сделал сразу?

   — Я не был уверен, что Преодолитель есть у вас, а платить за услугу чёрной неблагодарностью не в моих правилах.

   Позвольте мне отлучиться на несколько минут, я хочу одеться, а потом я охотно отвечу на все ваши вопросы. И расслабьтесь, наконец, здесь вы в полной безопасности.

   Айвон направился к деревянной лестнице, идущей на второй этаж. Свой замечательный двуручный меч он не выпускал из рук ни на минуту.

   — Доверяешь ему? — шепнул мне Валдай.

   — Пока не знаю, — пожал я плечами. — Но боец он отменный, и лично мне хотелось бы видеть его в числе своих друзей.

   Я подошёл к окнам, одно из них оказалось достаточно большим, чтобы выйти через него на уличный балкон. Шагнув на дощатый настил с крепкими поручнями, я посмотрел вниз и обмер.

   Повсюду вокруг, насколько хватало глаз, подо мною шумело бескрайнее зелёное море листвы. Балкон оказался прикреплённым к стволу гигантского дерева и обходил его по кругу.

   Почему это дерево так сильно обогнало в росте своих собратьев, я не знал, но присмотревшись, можно было различить вдалеке ещё несколько таких же гигантов с раскидистыми кронами.

   Я вернулся внутрь древесного дома. Айвон уже спустился вниз. Он оделся в красивый фиолетовый костюм с бесчисленным количеством шнуровки и ремешков. Свой меч он поместил на широкий плетёный ремень в специальный захват, таким образом, что рукоятка оружия доходила ему до груди. Я догадался, что по-другому носить клинок на поясе не получиться, длинное лезвие станет цепляться за пол и мешать при ходьбе.

   — Какой у тебя интересный меч! — заметил Валдай. — Можно посмотреть?

   Айвон колебался, но не долго.

   — У него есть имя — Сингерин, — сообщил хозяин, протягивая Валдаю клинок. — Другого такого меча больше нет.

   — Сингерин, — повторил Валдай незнакомое слово. — Он справился там, где спасовало наше оружие, а оно очень неплохое.

   — Не сомневаюсь, — Айвон принял свой меч обратно. — Но сила Сингерина не только в стали, он заговорён в одной тени, где обитают очень сильные маги. Я безгранично дорожу этой вещью.

   — Что это за жуткое место, где тебя держали? — задал и я интересующий меня вопрос.

   — Это Беатрис, тюрьма закона, а её заключённые преступники всех мастей, отловленные в разное время в разных мирах.

   — Так ты преступник? И в чём же состоит твоё преступление?

   — В инакомыслии и чрезмерной осведомлённости. Я не сошёлся во взглядах с некоторыми сильными мира сего. Я знал слишком много, чтобы меня можно было убить без негативных последствий для недоброжелателей, но достаточно для того, чтобы получить бесконечно долгий срок заключения. Братья заварили ещё ту кашу, а расхлёбывать её приходиться всем подряд.

   — Уж не Шангимала ли с Тангипалом ты имеешь в виду?

   — О, так вы в теме! — брови Айвона поползли вверх. — Всегда приятно встретить образованных людей. А чего мы стоим? Присаживайтесь за стол, я вижу, нам есть о чём поговорить.

   Мы расселись за круглым столом на удобных плетёных стульях.

   — К сожалению, мне совершенно нечем вас угостить, — посетовал хозяин. — Я не был в этом доме очень давно и запасы еды не сохранились.

   — Айвон, а что за кашу такую заварили братья? — спросил я.

   — Они борются за власть, это единственная вещь в мире, которой никогда не бывает достаточно, и ради достижения своей цели Шангимал с Тангипалом пойдут на всё. Да, у них разные методы и различные взгляды на вещи, но оба они стремятся к одному и тому же.

   — Я слышал, что они сами не могут принимать участие в изменении реальностей, и что их вообще якобы нет в тенях в данный момент времени.

   — Это так запрет на прямую коррекцию на них наложен их отцом Создателем, но они нашли лазейку. Братья пытаются влиять на тени при помощи своих помощников, сами же при этом непосредственного участия в борьбе они не принимают.

   Тангипал в данный момент находится в тюрьме, местоположение которой мне не известно. Это заведение для одного единственного пленника, и заточил его туда родной брат.

   Шангимал отправился в соседний Первый мир и о нём уже давно ничего не слышно.

   — Зачем его туда понесло?

   — Власть. Одного Первого мира со всеми его тенями парню показалось мало, и он решил прибрать к рукам ещё один. Только вот незадача, в иной материнской реальности, наверняка, есть свои смотрящие, оставленные Создателем, и они, вряд ли, уступят свою вотчину добровольно.

   Но дети Создателя не люди, они существа иного плана и могут находиться сразу в нескольких местах. Даже когда сами они непосредственно отсутствует в тенях, всё равно слабая проекция их личности имеет здесь место быть.

   — А почему вся возня устроена на Гивеане, ведь миров бесконечно много?

   — Потому что Гивеана прямая тень Первого мира. Получив власть в ней, можно открыть путь к материнской реальности, а, как известно, кто завладеет ей, тот завладеет и всеми тенями сразу.

   — Мне уже посчастливилось однажды встретиться с одной такой проекцией. Она назвала себя тенью Шангимала.

   — Да? И что?

   — Поступило предложение выступить на его стороне.

   — В данной ситуации этот из братьев выглядит предпочтительней. Во всяком случае, его политика не направлена на разрушение. Если хоркосы победят, у Тангипала появиться шанс освободиться и повлиять на события в Первом мире. Последствия такого вмешательства, почти наверняка, будут иметь катастрофический результат, вплоть до исчезновения части теней.

   — Значит, славгам необходимо выстоять? — задал вопрос Валдай.

  — Они просто обязаны это сделать, а долг всех людей, неравнодушных к судьбе тысяч миров — помочь им.

   — Почему не вмешивается Создатель, когда под угрозой оказалась судьба Первого мира и его теней?

   — Создатель? Да его никто из ныне живущих и не видел никогда. Может он уже и забыл про нас.

   Ему доступен горизонт возможностей четвёртой ступени — уровень Творца, что позволяет ему путешествовать в прошлое и будущее Первых миров и их теней.

   — А разве его дети не обладают такими способностями?

   — Нет, Создатель предусмотрительно ограничил их третьей ступенью. Они могут посещать другие Первые миры, но коррекции времени им не подвластны.

   Услышь я эти объяснения несколько месяцев назад — не поверил бы ни единому слову, но сейчас я уже являлся подготовленным слушателем, и слова Айвона доходили до меня в полном объёме.

   — Откуда ты столько знаешь?! — по правде говоря, меня несколько настораживала осведомлённость собеседника.

   — Я много читаю, общаюсь с учёными из разных теней, провожу собственные исследования.

   — Тогда, возможно, ты сможешь объяснить мне ещё кое-что.

   — Я попробую.

   — Как выяснилось, мы с Валдаем родились и жили в Первой реальности. Там есть одно удивительное место — Железный лабиринт. Много лет мы исследовали его бесконечные коридоры и постигали тайны.

   Однажды судьба свела нас с одним очень плохим человеком по имени Кайдон. Случилось так, что мы вошли в один и тот же неисправный портал лабиринта, и нас разбросало по теням.

   Прошло время, я получил Преодолитель и вернувшись домой снова встретил там Кайдона, но это уже был другой человек. Он обладал новыми знаниями и возможностями, единственное, что не изменилось — он остался очень плохим человеком, только стал теперь намного опасней.

   У меня есть все основания полагать, что Кайдон теперь служит Тангипалу. Он стремительно рвётся в самые глубины лабиринта, хотя раньше особой смелости не проявлял.

   Что ты думаешь по этому поводу?

   — Железный лабиринт явление уникальное, — ответил Айвон после непродолжительной паузы. — Он не принадлежит вашей реальности, а был построен в ином Первом мире, и попал к вам именно оттуда.

   Где-то в нём может находиться ключ от двери в соседнюю материнскую реальность со всеми её тенями. Я уже говорил, что оба брата очень заинтересованы в выходах на иные Первые миры. Но если Шангимал смог сделать это самостоятельно при помощи Преодолителя с горизонтом возможностей третей ступени, то второй брат такой возможности лишён.

   Тангипал в тюрьме и не обладает свободой манёвра, но он может направлять своих слуг в лабиринт для поиска дороги в иную Вселенную. Ведь если этот объект однажды попал к нам, значит, теоретически, есть путь и обратно.

   — Значит, в соседний Первый мир можно попасть вообще без Преодолителя?

   — Вероятнее всего, да.

   Мы надолго замолчали, обдумывая услышанное.

   — Позвольте и мне спросить, — первым нарушил тишину Айвон. — Каким ветром занесло в Биатрис вас, друзья?

   — Чистая случайность, — ответил я. — Мы ищем своих друзей, но постоянно сбиваемся с пути. Я знаю, что так бывает, когда объект поиска очень далеко, или его мысли чем-то закрыты.

   — Я не верю в случайности, а с поиском друзей постараюсь вам помочь.

   — Каким образом?

   — Используя свой Преодолитель.

   — Но ведь ты даже не знаешь, как выглядят наши друзья.

   — Этого и не требуется. Преодолитель способен работать и как усилитель возможностей другого аналогичного процесса. Разумеется, мне придётся совершать переходы вместе с вами.

   Айвон давал нам новую надежду найти Савву и Кристи, и мы с Валдаем должны были использовать этот шанс.

   — Будем рады принять твою помощь. Спасибо! — искренне поблагодарил я нового друга.

 

 

Рейтинг: +6 Голосов: 6 525 просмотров
Нравится
Комментарии (20)
Темень Натан # 9 января 2016 в 16:18 +1
Вот фантазия у автора... увлекательные миры!
— О, так вы в теме! — брови Айвона поползли вверх. — Всегда приятно встретить образованных людей. А чего мы стоим?
имхо, выбивается из общего стиля. Слишком по-современному звучит "вы в теме". Но это мелочи. А вообще читаю с интересом+
Константин Чихунов # 13 января 2016 в 14:49 +2
Спасибо, Натан! Возможно ты и прав, но Айвон, он ведь странник и посещал великое множество миров, а возможно, и наш.
Жан Кристобаль Рене # 15 января 2016 в 17:45 +2
Айвон - крутой чувак, видать! Класс! Читаем дальше)) +++++++++
Константин Чихунов # 16 января 2016 в 13:21 +2
Да, ещё тот перец. Спасибо, Кристо!
Павел Пименов # 19 января 2016 в 01:24 +3
Где-то в нём может находиться ключ от двери в соседнюю материнскую реальность со всеми её тенями. Я уже говорил, что оба брата очень заинтересованы в выходах на иные Первые миры. Но если Шангимал смог сделать это самостоятельно при помощи Преодолителя с горизонтом возможностей третей ступени, то второй брат такой возможности лишён.
Всё. Здесь я сломался окончательно. Первый мир, тени, материнская реальность, теперь другие материнские реальности, другие хранители этих реальностей, помимо двух братов-акробатов...
Нет, это уже выше моего понимания.
stuk
DaraFromChaos # 19 января 2016 в 10:05 +2
Нет, это уже выше моего понимания.
сломался ковшик... и рухнул Обеликс, не завершив свою корректорскую деятельность rofl
Жан Кристобаль Рене # 19 января 2016 в 10:08 +2
Паша,ты сильный! Ты же в детстве в чан с зельем упал!!! Что значит "сломался"? Воспрянь, ленивый галл!!!!!
DaraFromChaos # 19 января 2016 в 10:20 +2
может, его в прорубь еще разок макнуть? crazy
Жан Кристобаль Рене # 19 января 2016 в 10:34 +3
Эх, Астерикса нет или Друида, чтобы напоить нашего замученного Пашу отваром анаболическим(((
Павел Пименов # 19 января 2016 в 19:50 +3
Да я сам оклемаюсь. День-два передохну и dance ...
Жан Кристобаль Рене # 19 января 2016 в 19:52 +3
Я ж говорю! Пашка - живчик)))
Константин Чихунов # 21 января 2016 в 21:09 +1
Неужели всё так сложно, Паша?
Павел Пименов # 21 января 2016 в 21:15 +1
Угу, сложно. Мож, какие другие слова использовать, а не только "реальность"?
У Головачёва Веер Миров - красиво, или там Метагалактический кластер.
пока были Тени и Первые миры - всё норм. А как К Первым мирам добавились Материнские - тут сложно. Сливаются они у меня в голове. Похожие названия. И подчинённость неочевидна.
Константин Чихунов # 21 января 2016 в 21:19 +1
Первый мир и Материнская реальность это одно и тоже.
Павел Пименов # 21 января 2016 в 21:20 +1
Вот я и говорю: совсем ты меня запутал.
Константин Чихунов # 21 января 2016 в 21:25 +1
Паш, ну просто синонимы. Первый мир отбрасывает Тени, являясь для них Материнской реальностью.
Павел Пименов # 19 марта 2016 в 10:19 +1
Объяснялка про братьев-богов. Нормальненько. Центр противоборства - славги и лабиринт.
Константин Чихунов # 19 марта 2016 в 21:53 0
Спасибо, Паша! Я уж думал, ты бросил.
Павел Пименов # 20 марта 2016 в 00:21 +1
Да, бросил, а теперь выдалась минутка, и решил дочитать.
Мне вообще много всего надо успеть дочитать, совсем я отстал от общественности. :)
Константин Чихунов # 20 марта 2016 в 18:28 +1
В любом случае, ты отстал не так сильно, как я, погрязший в повседневных делах.
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев