fantascop

Железный лабиринт, Часть 2, Глава 2

на личной

9 декабря 2015 - Константин Чихунов
article6979.jpg

 

   После того, как я побил Боряту в поединке, признаков неприязни по отношению ко мне в его поведении я не заметил.

   — Ты слишком хорошо владеешь мечом, чтобы быть лазутчиком хоркосов, — сказал он мне в день нашего знакомства. — Пойдём, я провожу тебя в Елзар и представлю князю Евсену.

   Я не знал, кто такие хоркосы, но решил подождать с вопросами, чтобы лишний раз не выказывать своего невежества.

   Борята шёл рядом со мной, ведя своего коня в поводу, воины его небольшого отряда, не спешиваясь, следовали сзади на почтительном расстоянии.

   — Откуда путь держишь? — поинтересовался воевода, с любопытством поглядывая на мой меч.

   — Из Нижнего лога.

   — Никогда не слышал, наверное, далеко отсюда?

   — Боюсь, что слишком далеко.

   — По делу, али как?

   — Ищу своих друзей, двоих мужчин и девушку.

   Я дал Боряте подробное описание внешности Валдая, Савы и Кристи, но тот заверил меня, что никого похожего в последнее время не встречал.

   Елзар оказался небольшим городом - крепостью с населением в несколько тысяч человек. Его со всех сторон окружал высокий насыпной вал с частоколом. Довольно широкая, но медленная река, плавной петлёй огибала поселение с двух сторон.

   Ров, заполненный водой, был выкопан в том месте, где отсутствовала река. Через него перекидывался подъёмный мост, ведущий к воротам, установленным прямо в частоколе. По периметру оборонительного сооружения располагались восемь сторожевых башен, равноудалённых друг от друга.

   На внутренней стороне частокола крепились дощатые площадки с ведущими к ним от земли лестницами. На них, как и на башнях, виднелись солдаты в полном боевом вооружении.

   Дома жителей в один или два этажа, располагались ровными рядами вдоль довольно широких улиц. В центре Елзара возвышался высокий рубленый терем с множеством окон, богато украшенный причудливой деревянной резьбой.

   Моё внимание привлекло большое количество солдат внутри крепости, их было слишком много для обычного поддержания порядка, и это наводило на мысль, что сограждане Боряты находятся в состоянии войны.

   Помимо воинов встречались и гражданские люди, в основном женщины, дети и старики в простой крестьянской одежде. Отдельные жители города одевались довольно изыскано и носили золотые и серебряные украшения.

   Возле терема, который мог быть только княжеским домом, располагалась небольшая рыночная площадь с торговыми рядами, амбар для хранения продуктов и колодец с воротом.

   Бойкой торговли на рынке не наблюдалось, хотя несколько женщин и расхваливали свой товар: ткани, яйца, молоко. Всё домашнего производства, простое и без изысков.

   Двое рослых стражников у ворот княжеского терема, при приближении Боряты вытянулись в струнку и без лишних вопросов пропустили нас внутрь.

   Князь Евсен произвёл на меня хорошее впечатление. Это был уже не молодой, но достаточно  крепкий мужчина с волосами тронутыми сединой. Он поприветствовал меня от своего имени и выразил надежду, что мне понравиться в его краях. Но я видел, что князю не до меня, его беспокоила какая-то печаль, тяжкая, глубокая. Ответив на приветствие Евсена, я под самым благовидным предлогом поспешил покинуть его обитель и тот не возражал.

   — У тебя есть знакомые в нашем городе? — спросил Борята, когда мы вышли с княжеского двора. — Кто-нибудь у кого можно остановиться?

   И только теперь я осознал, что оказался совсем один в совершенно незнакомом месте.

   — Нет, — рассеянно ответил я. — Я здесь впервые.

   — Можешь остановиться у меня, места хватит всем.

   Я смертельно устал, и церемониться уже не мог и не хотел, и только молча кивнул головой в знак согласия.

   Борята жил с молодой женой Светленой и двумя детьми в большом двухэтажном доме, расположенном недалеко от рынка. Хозяйка накормила нас ужином, мы выпили за знакомство браги, и это окончательно лишило меня сил. Свалившись на кровать в выделенной мне комнате, я забылся долгим беспробудным сном без сновидений.

 

   Несколько последующих дней я бродил по городу пытаясь получить информацию. Разговаривал с жителями, задавал вопросы, но больше смотрел и слушал. Покровительство Боряты помогло мне избежать подозрений и недоверия со стороны местного населения.

   Постепенно целостная картина происходящего начала складываться в моей голове из разрозненных кусочков мозаики, которыми я располагал до сих пор. И открытие моё меня не радовало, потому что я понял, что нахожусь в совершенно чужом мире.

   Славги — народ, населяющий обширные территории от Западных гор до Восточных болот и от побережья Северного океана до Южных степей, называли этот мир Гивеаной. Они жили общинами, объединёнными в княжества, центрами которых являлись города вроде Елзара.

   Этот независимый, свободолюбивый народ издревле существовал под небом Гивеаны, великолепные воины и прекрасные ремесленники всегда отлично ладили друг с другом и с соседями. И жить бы им счастливо дальше, если бы не хоркосы.

   Откуда взялся этот полудикий кочевой народ, никто не знал. Ещё несколько десятилетий назад о хоркосах никто ничего не слышал. За это время они создали империю, и пошли войной на соседей.

   Древние народы с тысячелетней историей, обладающие знанием и силой, один за другим сметались безжалостной волной новоявленного агрессора, и ничто не могло его остановить.

   Мир ужаснулся, уцелевшие культуры поняли, что рано или поздно эта участь постигнет и их самих.

   — И что, никто не знает, кто они и откуда появились? — с сомнением спросил я Боряту однажды вечером. — Но так не бывает!

   — Я тоже так думал, — отозвался мой новый друг. — Я перевернул все книги, которые смог найти и не нашёл в них ни единого упоминания о хоркосах.

   — Да, дела! И что, они действительно угрожают Славгам?

   — Хоркосы вплотную подошли к нашим границам с запада. Скоро зима и горные перевалы станут непроходимыми, но есть веские основания полагать, что с наступлением весны они вторгнуться в земли славгов.

   — У вас сильные дружины, уверен, враг получит достойный отпор!

   — Всё не так просто, Талгат. Славги сильно разрозненны и, хотя открыто никогда не воевали между собой, на военные союзы они тоже идут крайне редко.  Почти у всех князей есть общая черта — болезненная самоуверенность, не позволяющая им смотреть на вещи трезво.

   К счастью слепы не все, несколько князей умеющих думать, в том числе и наш Евсен, пришли к выводу, что разбить хоркосов можно только объединившись между собой. Они показали пример другим правителям, заключив соглашение о совместной обороне на случай нападения агрессора, но пока так и остаются в меньшинстве.

   У славгов десятки городов и убедить каждого князя, задача дьявольски трудная. Многие, особенно живущие в неприступных горных крепостях, уверены в несокрушимости своих стен; некоторые считают, что враг ещё слишком далеко и угроза не так реальна, как о ней толкуют; а кое-кто уже смирился с судьбой, решив, что сопротивляться армии кочевников бесполезно. Если хочешь знать моё мнение, Талгат, то, на мой взгляд, последние хуже всех, они отнимают надежду у собственного народа.

   — И каковы планы союза благоразумных князей? — рассказ Боряты увлёк меня, но я ещё не мог принимать новую реальность, как данность и, отчасти, воспринимал события, как нечто происходящее не на самом деле.

   — План есть, — заверил меня Борята. — Но он, к сожалению, почти неосуществим.

   Хоркосы пойдут с Запада. Славги, живущие в горах и предгорьях, должны оставить свои крепости, спуститься на равнину и присоединиться к нам. После себя они не должны оставить ничего, что враг смог бы использовать в качестве пищи или оружия.

   Далее мы будем отступать, угоняя скот, сжигая поля, выбивая дичь и зверя, пока не дойдём до Восточных болот, где расположены последние поселения Славгов. Там, объединив все свои силы, мы примем решающее сражение и обязательно победим.

   — Непростая задача.

   — Всё получиться, если Славгов удастся объединить. Для этого князь посылает меня парламентёром к западным поселениям, я постараюсь быть убедительным.

   И тут я подумал, что другой такой возможности поискать на просторах Гивеаны своих друзей мне может больше не представиться. Я надеялся, что они живы и нас только разбросало по этому миру.

   — Возьми меня с собой! — попросил я Боряту.

   — С радостью! — согласился он, нисколько не удивляясь моей просьбе.

   Я думал, что если мои товарищи живы, они тоже станут меня искать и, рано или поздно, мы обязательно встретимся. Вместе мы смогли бы придумать, как нам вернуться домой. А попутно с этим, мне предоставлялась возможность попытаться помочь и своим новым друзьям.

   С тех пор прошло несколько месяцев.

  

 

 

Рейтинг: +5 Голосов: 5 312 просмотров
Нравится
Комментарии (4)
Жан Кристобаль Рене # 4 января 2016 в 22:49 +2
Плюс! Читаю дальше.)
Константин Чихунов # 21 января 2016 в 20:08 +1
Приятного чтения!
Павел Пименов # 18 января 2016 в 23:43 +1
Далее мы будем отступать, угоняя скот, сжигая поля, выбивая дичь и зверя, пока не дойдём до Восточных болот, где расположены последние поселения Славгов. Там, объединив все свои силы, мы примем решающее сражение и обязательно победим.
Дичайший план. Сжечь свою землю, чтобы заманить врага. А зачем врагу идти внутрь? Отступят хоркосы или осядут на освобождённых землях. Они же кочевники, а не завоеватели.
Такая тактика хороша против конкретной армии конкретного полководца, у которого шило в заднице и ему непременно нужно дойти до Инда или Тихого океана. То есть заранее известно, что он не отступит и не будет ждать.
А с кочевниками, у которых и так есть своя империя, это не сработает. Хотя, конечно, по воле автора всё может быть. :)
Константин Чихунов # 21 января 2016 в 20:07 +1
Нет, Паша, эти не осядут и не остановятся, и на то есть причины.
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев