fantascop

Железный лабиринт, Часть 3, Глава 9

на личной

9 января 2016 - Константин Чихунов
article7212.jpg

   ― Сорок второй уровень, ― Валдай снял шлем, и вытер пот со лба тыльной стороной ладони. ― Я ещё никогда не спускался так глубоко.

   ― Не ты один, ― проворчал Савва, присаживаясь на широкую металлическую балку, лежащую на полу.

   Кузнец в последнее время выглядел хмурым и безрадостным, и мне казалось, что я знал причину. Он пережил столько бед, что больше не хотел ввязываться ни в какие авантюры. Мой друг желал тихой спокойной жизни вместе с теми, кто был ему дорог, и я не мог его в этом упрекать. Я слышал, что Савва уже договорился с плотниками о постройке нового дома.

   Я не сомневался, что в Железный лабиринт мой товарищ в этот раз пошёл лишь из чувства солидарности, и если бы вопрос касался его одного, то он, без сомнений, остался бы снаружи. Я не стал обижать друга предложением не принимать участия в походе, предоставив ему возможность решать самому. Я знал, сто Савва спускается в это место, скорее всего, в последний раз.

   Кристи напротив выглядела возбуждённой и энергичной. У меня складывалось впечатление, что она готовиться к встрече с каким-то радостным и знаменательным событием в своей жизни, и я не мог решить, как я должен на это реагировать. Девушка пыталась скрыть свои чувства от окружающих, но получалось у неё это плохо.

   О чувствах Валдая догадаться было сложно, как всегда спокойный и сосредоточенный, он следовал своему привычному для нас образу сурового воина и надёжного друга. И только я один знал, что мой товарищ, лишившись самого дорогого в своей жизни, уже давно был готов принять свою судьбу, которая до сих пор оказывалась к нему благосклонной.

   Валдай не боялся смерти, но и приближать момент её наступления не спешил, жизнь не приносила ему особой радости, но и расставаться с нею без нужды он не собирался.

   Что же касалось моих собственных мыслей, то они больше всего совпадали с настроениями Саввы. Я устал от боёв и приключений в бесчисленных тенях, мне надоело являться чьим-то персонажем из пророчества, призванным спасать целые миры. Я хотел просто жить рядом с дочерью, и твёрдо пообещал себе, что это последняя моя вылазка в лабиринт.

   Зачем я вообще пошёл туда ещё раз? Конечно, обязательства перед Кристи сыграли в этом свою роль, но теперь они уже не главенствовали. Железный лабиринт являлся местом, в котором удивительным образом сплелись многие ключевые события и судьбы бесчисленного количества людей в разных мирах. Для меня в металлических коридорах всё началось, и я считал, что именно здесь и должно всё закончиться. Я уже не мыслил своего существования без раскрытия тайны Нижнего города.

   С продвижением в глубину, лабиринт становился всё опасней, ловушки и механотоны попадались куда чаще, чем на более высоких уровнях. Недавняя встреча с «Паучихой» едва не закончилась для нас трагически.

   Несколькими днями раньше, до нас донёсся далёкий вибрирующий звук, напоминающий пение сверчка. Я знал, кому он принадлежит, хотя сам никогда не видел такой механизм. Один мой знакомый рассказывал мне о своей встрече с «Паучихой», которая едва не стоила ему жизни, и я решил избежать близкого контакта с этой машиной.

   Мы пытались уйти, как можно дальше от источника неприятного звука, который, казалось, проникал в самую душу, но механотон, непонятным образом преследовал нас, сокращая расстояние. Я не знал, как он нас находил, но вскоре у меня возникла уверенность, что вибрирующий механический голос есть не что иное, как метод психологического воздействия машины на свои будущие жертвы.

   ― Хватит бегать! ― разозлился я. ― Она загонит нас в ловушку и нападёт в самый неудобный момент. Ждём. Приготовиться к бою!

   С оружием наготове мы ждали, когда механическая тварь догонит нас. За волной леденящего душу металлического скрежета, от которого у меня заложило в ушах, показался и сам механизм. Внешне механотон напоминал «Паука», но значительно превосходил в размерах последнего.

   Долю секунды машина оценивала обстановку, а затем в верхней её части открылось круглое отверстие, прикрытое до этого раздвижной крышкой, и оттуда выскочили с полдесятка маленьких юрких металлических паучков размером с голову ребёнка. Лишь один арбалетный болт по счастливой случайности попал в быстро перемещающуюся цель, а на перезарядку оружия у нас уже не оставалось времени.

   Один маленький механотон прыгнул прямо мне в лицо, но я сумел рассечь его мечом. Второй почти достал Кристи. Савва в последний момент успел сбить его на пол ударом руки, и быстро расплющил своим молотом. Стремительное юркое механическое существо, едва не лишило глаз Валдая, в последний момент мой друг увернулся, и механизм запутался у него в бармице.

   Я поспешил на помощь к товарищу. Мне удалось поддеть мечом механизм, уже успевший разорвать кольчужную сетку бармицы и тянувшийся к шее Валдая, и отбросить его в сторону. Кристи разрубила упавшего на пол механотона своим клинком. Последнего быстрого паучка добил молотом Савва.

   Последовавший за этим вибрирующий визг «Паучихи», оказался таким громким и жутким, что отозвался в моей голове физической болью. Если бы речь шла о живом существе, то я поклялся бы, что это мать скорбит по своим погибшим детёнышам. Но я быстро отогнал от себя эту мысль и вместе с друзьями пошёл в бой.

   Мы окружили машину с трёх сторон. «Паучиха» атаковала острыми, как пики концами стальных передних лап, но со спины оказалась беззащитной. Когда она пыталась напасть на Савву, мы с Валдаем быстро подрубили ей задние механические конечности, и механотон потерял способность к быстрым разворотам на месте. Отвлекая внимание машины, мы смогли пробить её прочный панцирь и повредить какие-то жизненно важные детали.

   Поверженная «Паучиха» некоторое время ещё шевелила уцелевшими лапами, но вскоре затихла окончательно.

   Количество артефактов, разбросанных на нижних уровнях, поражало. Целые состояния лежали прямо под нашими ногами, их можно было просто подбирать и класть в мешок, но мы делали это не часто, обращая внимание в основном на наиболее редкие или вовсе не виданные ранее вещи. Нами руководила уже не столько жажда наживы, сколько исследовательский интерес.

   Да, я и мои друзья сильно изменились, пройдя через невероятные испытания, и теперь мы представляли собой совершенно иных людей, с новыми знаниями, и новыми возможностями. Ещё совсем недавно мы бросились бы собирать дорогостоящие предметы лабиринта, подсчитывая свою законную прибыль. Но сейчас у нас появились новые ценности, и измерялись они уже другими мерками.

   Сорок второй уровень прошли без особых проблем, а вот пройдя спуск на следующий горизонт, мы неожиданно наткнулись на «Спрута».

   Шаровидное тело механотона имело несколько десятков толстых и гибких, многосуставных лап. Он упирался своими многочисленными конечностями в пол, стены и потолок коридора, при этом туловище его находилось где-то посередине прохода.

   Механизм двигался чрезвычайно медленно, он производил какие-то действия со стенными светильниками, и после этого, некоторые из них начинали гореть ярче. Я видел такое существо второй раз в жизни. Никто не знал, опасна ли эта машина для человека, но учитывая всеобщую неприязнь созданий лабиринта к непрошеным гостям, проверять это в голову никому не приходило.

   Мы решили благоразумно обойти «Спрута», пока тот не успел проявить к нам интерес.

   Далее следовал прямой квадратный коридор с высотой проёма в два человеческих роста. Путь хорошо освещался тусклыми лампами, конец прохода виднелся далеко впереди, где определялось начало какого-то объёмного помещения. Ничто не предвещало беды, когда за нашими спинами с шипением опустилась стальная плита, отрезая нам путь назад.

   Одновременно с этим вторая плита стремительно опустилась вниз впереди нас, с громогласным грохотом ударив в металлический пол.

   К несчастью мы забрели в «Давилку» ― одну из самых опасных и непредсказуемых ловушек лабиринта. Признаков определить её заранее не существовало, и даже самые опытные проводники порой осознавали всю плачевность своего положения лишь тогда, когда стальные плиты приходили в движение.

   ― Раз, два, три, ― считал Валдай, пытаясь определить цикличность работы механизма «Давилки».

   На счёт три, плита перед нами ушла вверх, освобождая путь. Толщина стальной преграды составляла около шести локтей, и трёх секунд было вполне достаточно, чтобы проскочить под ней, но я знал, что это не всё.

   Через три секунды плита снова упала на пол, ритм её работы не менялся. Перегородка за нашими спинами также пришла в движение, и начала медленно, но неотвратимо надвигаться на нас.

   ― Как только эта штука подымиться, сразу прыгай вперёд! ― велел я Кристи. ― Валдай, помоги ей!

   Валдай взял девушку за руку, и как только плита начала приподниматься, он увлёк её вперёд. Мы с Саввой не заставили себя долго ждать, и нырнули следом.

   Когда наша группа преодолела это препятствие, гигантский пресс остановился в поднятом положении, а перегородка, преследующая нас сзади, увеличила свою скорость.

   ― Бежим! ― крикнул Савва, но всё оказалось не так просто.

   Теперь уже две металлические створки с грохотом выдвинулись из стен, преграждая наш путь, и громко клацнули друг по другу, встретившись на середине прохода, их толщина составляла уже не менее восьми локтей.

   ― Раз, два. Две секунды!

   Всего две секунды на то, чтобы проскочить смертоносную «Давилку», а времени на подготовку почти нет. Перегородка сзади движется всё быстрее, грозя подтолкнуть свои жертвы к подвижным плитам. Я видел смятение на лице Кристи, и сомнение во взгляде Саввы, ситуация приобретала чрезвычайно опасный поворот.

   Валдай действовал быстрее всех, он снова схватил девушку за руку, и увлёк её за собой. Они успели. Мы с Саввой шли вторым заходом, когда плита, напирающая сзади, подошла уже совсем близко. Нам тоже удалось благополучно миновать этот участок ловушки.

   Как только опасное место осталось позади, створки вошли в стены коридора и больше не появлялись. Квадратный проём выхода из смертельно опасного прохода оказался совсем близко, но я чувствовал, что «Давилка» не отпустит нас так легко.

   Я не ошибся. На этот раз плита поднялась из пола, лязгнув по потолку. Её толщина составляла всего пять локтей, но двигалась она быстрее всех предыдущих.

   ― Одна секунда! Быстрее! ― торопил нас Валдай.

   Прыгать приходилось по одному, чтобы не мешать друг другу. Сначала Савва, затем Кристи и Валдай. Я шёл последним, и уже чувствовал спиной движение воздуха от ускоряющейся перегородки.

   Я перепрыгнул через препятствие и вылетел в широкий зал, где с волнением ждали меня товарищи. Плита, подталкивающая нас в спины, остановилась, дойдя до края коридора, и медленно поехала назад.

   ― Легко отделались, ― заметил Савва.

 

 

Рейтинг: +6 Голосов: 6 328 просмотров
Нравится
Комментарии (3)
Жан Кристобаль Рене # 2 февраля 2016 в 19:59 +2
Начну с ошепяток:
Я знал, сто Савва спускается в это место

сто=что)))
Кристи напротив выглядела возбуждённой и энергичной.
"напротив" надо отсечь запятыми))

Глава офигенная! Плюс!++++++++
Константин Чихунов # 5 февраля 2016 в 20:34 +1
Ага, ошибочка вышла, не заметил. Спасибо, Кристо!
Темень Натан # 15 февраля 2016 в 22:25 +2
Препятствия похожи на игру, скажем, в Обливионе было что-то похожее. Да, герои уже не ищут добычи... что там будет... Плюс!+
очепятка
Как только эта штука подымиться
подымется?
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев