fantascop

Жестокие игры

в выпуске 2018/02/22
article12331.jpg

Меня раздирают противоречья,

На душу ложатся, гнетут мои плечи.

Закрыты все окна,

Мне мира не видно,

В душе одиноко,

Пустынно, пустынно...

 

Известие о смерти дяди, Федора Алексеевича, Игорь получил два  дня назад. Брат отца был достаточно богатым, и к удивлению многих деньги не развратили его, как бывает, как и человеком, он оставался порядочным, добрым, может, поэтому и рано ушел из жизни.

Игорю  недавно исполнилось двадцать два, а Федору Алексеевичу на момент смерти было пятьдесят лет. Детей он завести не успел, а вот родственников желающих поживиться имуществом оказалось достаточно. Видимо чувствуя приближение смерти, а у дяди несколько лет назад врачи выявили аневризму мозга. Он решил распорядиться имуществом по собственной воле и желанию.  Бывшая жена очень удивилась его решению, как и списком наследников, в котором значились не только родственники, но совершенно посторонние люди.

Федор Алексеевич всегда был человеком замкнутым, а последние пятнадцать лет занимался инвестициями, на чем, по собственным словам, и сделал состояние. Его особенной страстью было коллекционирование. Это не самые  дорогие или популярные марки, но автомобили не простые, а с историей.  Покупал он их не за такие, порой, большие деньги, но знал о них много. Истории, как выяснилось позже, он записывал в тетрадях, каждая из которых покоилась в машине соответственной описанию.

 О его хобби Игорь узнал, когда ему  в наследство и достался автопарк, наполненный странными автомобилями.

Когда адвокат Федора Алексеевича объявил о решении покойного, взгляды устремились на племянника. Бывшая жена побагровела, начав обвинять усопшего во всех грехах, ведь ей досталась всего лишь однокомнатная квартира, в которой они прожили первые годы совместной жизни. Сиделка и горничная получила его трех комнатные апартаменты в центре города, а водитель автомобиль стоимостью около шести миллионов рублей.

Как же скрежетала зубами бывшая жена, адвокат поглядывал на нее поверх очков, волнуясь за ее самочувствие. Еще одной племяннице досталась его шикарная библиотека,  собаку покойный завещал садовнику, деньги на счету предназначались для работы фонда богатого дяди, а проценты переходили сестре и брату, отцу Игоря и матери двоюродной сестры Натальи.  Хотя проценты от общего вклада были значительными, наследники получали небольшое содержание, но не более пятисот тысяч рублей в год. Львиная доля уходила для управляющего фондом, а так же для финансирования онкологического центра для детей, что оказалось  не просто широким жестом, а настоящей помощью, которая не оценивалась словами благодарности.

Игорь с любопытством разглядывал незнакомых людей, родственников, получивших куски от сладкого пирога дяди Федора Алексеевича, и у него было одно желание поскорее уйти из этого места – скопища зависти, жадности и взаимных упреков.

Двоюродная сестра Наташа, которой досталась библиотека, казалась Игорю единственным светлым человеком в  этой разношерстной компании. Даже его отец, уподобившись бывшей жене дяди Федора, возмущался и спорил, обсуждая, что всё разделено не правильно. Хотя о какой справедливости могла идти речь, посмеивался про себя наследник автопарка – никто из присутствующих не заслуживал всего, что получил, разве что сиделка Лариса за свой труд, да Наташа, потому что умница, отличница и навещала дядюшку не только, когда он звонил и просил о помощи.

У него были странности, но кому судить его, рассуждал Игорь. А когда «раздача слонов» окончилась, все присутствующие вздохнули с неким  облегчением.

 Выходили из зала, искусственно улыбаясь друг другу: родственники,  говоря, что надо чаще встречаться, обслуга дядюшки, что неплохо было бы «обмыть»  неожиданное богатство, Игорь выскользнул первым, направляясь к стоянке автомобилей, чтобы поскорее скрыться от стаи стервятников.

– Игореш, подожди! – Выкрикнула Наташа, догоняя его и махая рукой.

Парень остановившись, скрестил руки на груди, дожидаясь, пока сестра подойдет ближе:

– Привет! – Улыбнулся он.– Давно не виделись, ну как тебе представление от дядюшки?

– Вообще поражаюсь нашим родителям,- фыркнула Наташа.– Они всегда смеялись над ним и, когда ему действительно была нужна поддержка, ни разу не протянули руки. Пусть скажут спасибо, что он хоть что-то оставил.

– Я того же мнения. Знаешь, есть такое слово зависть.– Игорь обнял сестру, и они направились к стоянке.

– Понимаю,– выдохнула она.– Только мне что-то это чувство не знакомо. Куда только эту библиотеку перевозить, ума не приложу. Вроде всё это очень нужно, но дома места для такого количества книг нет.

– Брось,- махнул рукой Игорь.– Что не поместится дома, ко мне вези. Тем более в гараже Федора Алексеевича есть, где разгуляться.

– Ага, и книги хранить там? – Идея не нравилась Наташе.– Но, я бы с удовольствием посмотрела на эти легендарные машины.

– Да  ладно, – махнул рукой Игорь.– По моему – хлам, но сегодня вечером можешь составить мне компанию.

– Отлично.– Согласилась Наташа, садясь в машину Игоря.

– Тебя куда подбросить?

– До универа. – Ответила она, пристегиваясь.

Они долго разговаривали, ведь не виделись почти что год, и накопилось много, о чем хотелось поделиться. Раньше Игорь и Наташа дружили, пока он не уехал продолжить обучение в Москве. Потом вернулся, но дела и проблемы заполнили всё свободное время.

Городок находился в московской области, и когда парня пригласили работать в столицу, Игорь не отказался от снимаемой квартиры  в центре городка своей малой родины, так как мог работать дистанционно, и до Москвы добираться было удобно.

Его отец, как и Наташа с родственниками жили  на окраине города.

Игорь  написал ей свой номер телефона и договорился встретиться после работы в городском парке, где обычно и назначали встречи.

– А можно я с подружкой приду, она мне как раз с книгами поможет? – Спросила Наташа.

– А ты хочешь уже сегодня книги перевезти?

– Да, если можно.– Наташа, лукаво улыбнувшись, склонила голову набок.

Игорю не хотелось сегодняшний вечер проводить в обществе унылого хлама покойного дядюшки Федора Алексеевича. У него появились другие планы, но мистер очевидность Наташа решила по-другому. Игорь раскрыл плотный конверт, и, разорвав печать, вытащил бумаги и ключ от места заключения авто-хлама. Усмехнулся, подбрасывая ключ в руке, нашел адрес расположения гаража, и, «забив» данные в систему навигатора, решил съездить на место, пока не стемнело, чтобы потом не плутать по кривым улицам, которыми изобиловал старый центр города.

  Гараж располагался за зданием школы № 1, двухэтажное строение по периметру  чуть меньше пятиэтажки, неприметное, выдержанное в серых тонах. Игорь припарковался около входа, обошел  новообретенную  собственность, рассматривая и не решаясь войти внутрь. Он не ощущал себя хозяином и даже не представлял, что может делать с этими автомобилями.

На первом этаже окна оказались небольшими, узкими, наподобие форточек, на втором  же стандартного размера. Игорь вернулся к массивной входной двери закрытой кованой решеткой и, вынув ключи из кармана, вставил в замок.

Как только в просторном помещении загорелся свет, наследник неожиданно свалившегося на голову имущества автопарка  немного опешил от количества автомобилей и от того какие они красивые, с блестящими начищенными бамперами, ручками, чистые, как будто приготовленные на выставку или продажу.

Каких марок автомобилей здесь только не было, казалось, он попал в кино, так необычно выглядели некоторые машины. Игорь подошел к одной из стоящих  ближе всего, аккуратно открыл дверь, чувствуя, как  пахнет кожаной обшивкой салон. Он даже не  сразу понял, что это за автомобиль, однако он показался ему почему-то знакомым.

Устроившись поудобнее на водительском сидении, он положил руки на руль, откинулся назад, представляя, что несется по шоссе…

Внезапно зазвонил телефон, Игорь даже подпрыгнул на месте от неожиданности.

– Игореш, ты обещал адресок скинуть! – Затрещала в рубку Наташа.– Мы тут с Кариной на такси едем, а куда, черт его знает!

– Так вроде в парке договаривались?

– Там дождик собирается, давай сразу к тебе? – Упрашивала Наташа.

– Прости, сам только приехал.– Игорь почувствовал некую неловкость и сожаление от того, что согласился встретиться вечером. Все бы ничего, но  сегодня  ему вдруг захотелось побыть одному. Тем не менее, он продиктовал адрес и, положив телефон на панель, решил, что оказался не прав насчет увлечения дядюшки.

Потом открыв  бардачок, увидел одиноко лежащую школьную тетрадь, где на лицевой стороне было написано –  «Chevrolet Impala» 1967 года.

С интересом понимая, что это название где-то уже слышал, Игорь раскрыл тетрадь, где было написано всё об этой машине и  то, что это точно такой же автомобиль, как в сериале «Сверхъестественное».  Игорь удивился, неужели Федор Алексеевич был поклонником мистической саги. Однако помнил, что в своё время и сам был не прочь прокатиться на подобной машине. В России это оказалась единственная модель, которую Федор Алексеевич смог купить. Цена не самая высокая за популярный бренд – около двух миллионов рублей. В тетради  так же были описаны сцены с участием такого же автомобиля и всякая всячина, прочтение которой Игорь решил отложить на потом. Тем более телефон снова заверещал – Наташа с подружкой в нетерпении ожидали, когда их впустят в обитель странного хобби дядюшки.

– Как тут круто! – Наташа провела пальцами по капоту одной из машин.– А я думала здесь всякая рухлядь!

– Такие клёвые тачки! – Кивнула подруга с длинными светлыми волосами, потом повернулась к Игорю, представившись: – Да, кстати, я Карина!

– Игорь.– В тон ей кивнул парень.– Ну, так книжки привезли?

– Нет, пока.– Покачала головой Наташа.–  Думаю, посмотрим  сначала на твои хоромы.

Игорь, усмехнувшись, облокотился на капот  «Chevrolet Impala», скрестив руки на груди. Наташа же спросила, а что если прокатиться на одной из тачек.

– Стоп, девочки, остыньте.– Он примиряюще поднял руки. – Сначала разберусь с  делами, машины осмотрю, всё прочее, вы пока книги везите, а там решим. А так прокачу, мне компания всегда нравится, если есть о чем поболтать!

– Ну, хорошо.– Улыбнулась Наташа, вытаскивая из сумки бутылку с  шампанским.– Но отметить-то надо!

– Это можно.– Согласился Игорь, окинув взглядом помещение.– Только стаканы бы найти…

– А мы взяли.– Хихикнула Карина, вынимая пластиковые стаканчики, шоколадку и сыр «Виола».

Наташка тоже в долгу не осталась, достав колбасную нарезку. Игорь покачала головой, добавив, что  его всегда поражало, и сколько только может поместиться в женской сумочке.

Посидели, вспоминая  веселые детские годы, выпили, хотя Игорь  решил остановиться на одном стаканчике, завтра всё-таки надо было ехать на работу, в Москву, и ещё каким-то образом вернуться домой. Вслед за тем он решил, что лучшим вариантом будет остаться переночевать  в дядюшкином доме для автомобилей.

Наташа, захмелев, начала нести всякую чушь, что  ни Игорю, ни её подруге не понравилось. Парень сделал тонкий намёк, что пора расходиться, Карина настойчиво предлагала записать свой номера телефона, а Наташа обещала заглянуть завтра, в надежде на то, что брат покатает их по ночному городу. Он, конечно, пообещал, что ему ещё оставалось делать. Расцеловал в обе щёки сначала Наташу, потом Карину и, закрыв за ними двери, сделал глубокие вдох и выдох.

Игорь был из такой категории мужчин, которых мало интересовали тусовки и весёлые компании. Сейчас он чувствовал себя разбитым, точно бабушкин будильник. Он его помнил – стоящий на подоконнике, где шелестят короткие занавески, у него ещё была трещина через весь циферблат, но это не мешало ему исполнять свои обязанности исправно.

Игорь выключил громкую музыку, погружаясь в  тишину, почувствовав, что  очень хочется спать. Потер пальцами глаза и решил, что будет лучше осмотреться сегодня, и поднялся на второй этаж на лифте, удивляясь, зачем он нужен здесь. Однако оказавшись наверху, понял, что подъемник предназначался для автомобилей, потому что  на втором этаже располагались еще четыре машины.  

Парень открыл дверь  ближайшего к нему автомобиля, сел на водительское сидение и, откинув его назад, закрыл глаза.

Он даже  не заметил, как погрузился  в сон.  Странные видения преследовали его. Игорю хотелось,  чтобы  он поскорее  закончился – яркий, наполненный жуткими образами, голосами и криками кошмар. Кровь. Ее было так много, что казалось, она выплескивается из стен, а еще Игорь стал воплощением страшного убийцы, сдирающего кожу с живых людей. Его сознание оставалось беспомощным в теле жестокого маньяка. Игорь силился вырваться из жуткого мира, ставшим для него реальностью, но ничего не получалось. Последней каплей было изготовление изделий из человеческой кожи, которую маньяк совершал с особой старательностью и своего рода вдохновением, сшивая куски кожи, принадлежавшие когда-то людям. Как не странно, но Игорь ощущал благоговение и трепет, с которым чудовище работало иглой с суровой нитью, напевая себе под нос, как портной, занимающийся привычным ремеслом. Пробуждение наступило так же  внезапно, как и кошмар опутавший сознание. Игорь дёрнулся ударивший о руль, услышав резкий сигнал клаксона, потом попытался открыть неподдающуюся дверь, но, по всей видимости, механизм замка заклинило.  Игорь глубоко вздохнул, выдохнул, вторая попытка не увенчалась успехом, тогда, он перелез на соседнее сидение и с лёгкостью открыл пассажирскую дверь. Правда, когда выбирался, зацепился ладонью обо что-то острое, порезавшись, как будто автомобиль не хотел выпускать его. Потом обошел вокруг, разглядывая и придя к мнению, что это по всей вероятности « Ford»,  при всем при том ему не очень хотелось знакомиться с этой машиной снова. Игорь был уверен, что найдет в  бардачке тонкую тетрадь с описанием кому эта машина могла принадлежать. Только теперь старался держаться подальше от неё.

Желудок сжался от тошноты, рот наполнился слюной, парень огляделся в поисках туалета и к своему счастью, если это можно назвать так, нашел его, еле успев сдержаться.

Когда ему стало легче, он опустился на холодный кафельный пол, бледный покрытый липким потом со вкусом рвоты во рту. Теперь Игорю хотелось одного, поскорее выбраться отсюда и уехать домой. Он вытащил  телефон из кармана, чтобы проверить время, однако смартфон смотрел на него темным экраном, батарея полностью  разрядилась. Игорь выругался и направился к лифту, стараясь не смотреть в сторону  жуткого «Ford». Фары, похожие на круглые глаза как будто наблюдали за парнем, а хромированные элементы на радиаторе напоминали оскал чудовища.

Двери лифта раскрылись, и в  этот момент зазвонил телефон. Игорь ничего не понимая, поднес его к уху, ведь  ещё минуту назад он убедился в том, что батарея «сдохла».

– У каждого человека есть хобби.– Пронеслось из телефона, напоминая шелест листвы. А потом запахло сырой землей и гнилью. Двери лифта захлопнулись за его спиной, Игорь слышал собственное сердцебиение, и теперь единственное желание было по-настоящему сильным – поскорее выбраться на улицу и уехать отсюда. 

Руки дрожали, и он не сразу смог попасть ключом в замок зажигания,  поставил телефон на зарядку, потом взглянул в журнал вызовов и не увидел, чтобы в  то время, когда он находился в гараже, кто-то совершал  входящий звонок.

Первой позвонила Наташа, непринужденно, по обыкновению, спрашивая, как прошла ночь.

– Даже не знаю, что сказать тебе.– Ответил Игорь упавшим голосом.

– Ты меня пугаешь, братик. Что случилось? – Наташа никогда ещёне слышала большей подавленности в голосе брата.

– Я не буду, не хочу говорить об этом  по телефону. Свяжемся позже.

Он отключил телефон, и Наташа, сколько не старалась, не могла дозвониться ему. Игорь заехал в офис к отцу, пытаясь поговорить о продаже коллекции дядюшки.

– Всё не так просто, сын.– Виталий Альбертович  ждал заказчика, и всё время смотрел на часы, чем раздражал Игоря.

– Я понимаю, но мне не нужно это дурацкое наследство. Если хочешь, я могу подарить этот гараж тебе!

– Во-первых, тебе  не следует говорить со мной в таком  тоне, Игорь. – Оборвал его отец.– Я не узнаю тебя. Мы пообщаемся, но не сейчас, у меня важная встреча.

– Ты не думаешь, что у тебя всегда не было времени на то, чтобы поговорить со мной, с мамой? – Игорь понимал, что перегибает палку, но многолетняя обида, копившаяся внутри, прорывалась наружу, и парень начинал терять контроль над собой.

– Извини, но сейчас  я не могу выслушать тебя, хотя, если ты успокоишься и подождёшь меня в гостевой комнате, я с удовольствием пообщаюсь с  тобой.

– Что же ты за…

– Всё, хватит! – Резко оборвал его отец.– Или жди, или убирайся!

Игорь вышел из кабинета, громко хлопнув дверью, слыша, как выругался отец и, сжав кулаки, направился к лестнице, быстро сбегая по ступеням вниз.

Ему было просто необходимо поделиться с кем-нибудь, рассказать о странном сне, как  и об утреннем происшествии. Только кто поверит и может он сам вчера выпил лишнего? Хотя от стакана шампанского такое вряд ли привидится.

Затрезвонил телефон,  на этот раз это была Карина, подруга Наташи. Игорь  сбросил звонок, решив перезвонить позже. Он хотел собраться  с мыслями, и решить нужно ему или нет это приключение.

Сев в машину, он поставил телефон на зарядку снова, вспомнил о матери, но в этот момент снова позвонила Карина.

– Алло, - устало ответил Игорь.

– Привет.– Голос Карины по телефону казался каким-то другим.– Что у вас  там произошло?

– В смысле? – Не сразу понял  Игорь.

– Наташа говорит, что не узнаёт тебя, ты такой дёрганный с  утра, как будто что-то случилось.

– А-а,- протянул он,– значит, Наташа подослала тебя поговорить со мной. Ничего страшного, просто я  не выспался вот и всё.– Соврал Игорь, пытаясь не выдать эмоций в голосе.

– Ну, так может, сегодня встретимся? – Улыбнулась в телефон Карина.

– А почему бы и нет.– Неожиданно  для неё согласился  Игорь.– Я сегодня ничем   особо не занят…

– В гараже? – спросила Карина.

– Нет, только не там.– Внезапно вырвалось у него. Игорь вдруг почувствовал, как липкий пот пропитал рубашку. Сердце заколотилось и перед глазами поплыло. Он слышал голос Карины, но не  мог разобрать слов, словно она перешла на незнакомый  иностранный  язык. Резко остановил машину, чтобы прийти в себя, а потом, наконец, услышал, ее испуганный голос:

– Алло, ты меня слышишь? Игорь? Что происходит?

– Прости. Что-то со связью,- снова соврал он, не понимая, зачем делает это и  зачем назначает встречу  с девушкой, которую знает всего несколько часов. – Давай сегодня встретимся в кафе, что около парка, если у тебя есть возможность в районе половины пятого.

– Хорошо.– Карина  не совсем понимала происходящего.  То, что Игорь так внезапно согласился и назначил ей встречу, нисколько не удивило ее. Она сама хотела ближе познакомиться с ним, и говоря с ним не до конца осознавала, что сейчас не лучший момент для завязывания отношений.

*****

Карина разъединила связь, положив телефон в карман. Что-то происходило странное, но что она пока не могла почувствовать до конца. У неё складывалось впечатление, что уходя от разговора, Игорь  имел огромную потребность  поделиться чем-то очень важным. Не зная почему, но она была уверенна, что между ним  и Наташей  произошло нечто неприятное, раз Игорь не захотел говорить с ней. Карина его совсем не знала, но Игорь показался приятным парнем, и  даже, в какой-то степени понравился ей. Сейчас девушка ни с кем не встречалась, а общения с Игорем стало бы неплохой перспективой для её планов  на будущее.

Его отец директор крупной строительной компании, Игорь  инженер программист с отличным карьерным ростом. От Наташи она узнала, что он работает в Москве, а в будущем мог приобрести там квартиру. Ее удивляло, что он ещё решил подумать стоит ли перебираться в столицу. И умиляло его мальчишеское отношение к жизни. Зная его всего пару часов, когда они весело проводили время в его гараже полном дорогих автомобилей, Карина уже  в тот вечер подумала, что неплохо было бы этого парня «зацепить», пока это не сделала другая.

Она посмотрела в зеркало, решив распустить длинные волосы, надела любимое коротенькое платье, превращающее все её     достоинства в объект для желания, брызнулась «Шанелью», понимая, что сегодня ей не придется прикладывать усилий – рыбка сама заглотнет крючок с наживкой.

****

Под вечер погода испортилась и в летнем кафе набилась толпа народа, пытаясь скрыться от дождя. Игорь сидел за столиком в ожидании Карины, настраивая себя, что это ни в коем случае не свидание, это просто способ немного успокоиться, прийти в себя, излить душу, если можно так себе представить.

Однако судя по Карине, для неё эта встреча представлялась чем-то иным. Сегодня она была совершенно другой, романтически настроенной. Белой платье на бретельках подчеркивало её стройную фигуру и загорелую кожу, а длинные ноги, Игорь не мог не оценить. Тем не менее, сейчас его мысли складывались совершенно в другую головоломку и строить планы на новые взаимоотношения он не собирался.

– Привет. Ты сегодня ещё красивее, чем вчера.– Сказал Игорь, понимая, что старания девушки необходимо вознаградить. Она улыбнулась, пока не понимая, что слова могут быть только словами, не имея под собой ничего, а просто лишь тенью хорошего воспитания.

– Ну, так что у тебя стряслось? – Карина,  облокотившись на столик, склонила голову на сложенные запястья. – Я весь день места  себе не находила.

Игорь чувствовал, что девушке нужно совершенно не то, зачем он позвал её – все эти разговоры и попытки проявить взаимопонимание, поддержку, не что иное, как завуалированные планы соблазнения. Он не стал развенчивать её представление о свидании и, посмотрев по сторонам,  проговорил в полголоса:

– Верю, наверное, ты ожидала услышать всё, что угодно, но то, что я  тебе скажу, может заставить поменять своё мнение обо мне.

– Я тебя совсем не знаю, Игорь, какое у меня может быть мнение.– Улыбнулась Карина.– Но  я хочу узнать тебя лучше, поэтому не думай ни о чем плохом.

– Хорошо. – Он немного помолчал и продолжил после недолгой паузы: – Вчера я осматривал гараж. Всё случилось после вашего ухода. Поднялся на второй этаж и,  забравшись внутрь одного автомобиля сразу же уснул. То, что мне привиделось невозможно назвать просто сном.– Игорь в подробностях рассказал ей обо всем и о том странном звонке и ощущении ужаса, преследующего его целый день.

– А что это за машина? – Просто спросила Карина.– Ты сказал, что в каждой тачке есть описание, история автомобиля. Что нам стоит съездить туда и прочитать её?

– Можешь посчитать меня трусом.– Игорь сделал глоток кофе.– Только я не могу вернуться туда. Этот гараж для меня точно дом с приведениями из далекого детства. Я хочу избавиться от него…

– Но  тебе придется войти туда, даже если очень не хочется  делать этого, - Карина сжала его руку, Игорь высвободился с чувством, будто его  пытается воспитывать старшая сестра. Перед глазами снова пролетели картинки ночного ужаса. В какой-то момент он взглянул на Карину другими глазами, словно на мгновение вернулся тот  самый мясник из кошмара, оценивая, насколько хороша кожа белокурой девушки, доверчива ли она  или хочет показаться такой и для какой новой фантазии её    можно применить.

Игорь, зажмурившись, замотал головой, отгоняя видение. Тени не желали уходить, но отступили.

Она решительно взяла его за руку, сообщив, что нужно сегодня же узнать что это за машина.

– Что это изменит? – Устало спросил Игорь.

– Не знаю,- пожала плечами Карина,– Но, возможно многое. – Её пальцы ослабили хватку, нежно поглаживая запястье Игоря. – Ну, так что, ещё не так поздно, чтобы разобраться с твоими кошмарами.

– Я не хочу, чтобы  с тобой что-нибудь случилось,– начал было Игорь.

– Всё будет хорошо…

– Нет-нет.– Он прервал её, поднимаясь из-за стола.– Ты не знаешь, оно  только что сейчас было здесь, и я уверен, оно хочет  сделать что-то очень плохое. Не мне, а тебе.

– Меня это не пугает.– Отмахнулась Карина,– идем?

Игорю ничего не оставалось, как пойти у неё  на поводу. Зачем он делал это  он  и сам понять не мог или нечто сидевшее внутри, меняло его способность сопротивляться. Он расплатился в  баре и, выйдя на улицу, поёжился от холодного воздуха. Ветер нашептывал что-то насмешливое и, казалось, парень слышит голоса, которые предупреждают об опасности и  о том, что единожды открыв дверь, её  будет очень трудно, или почти невозможно закрыть.

****

Карина, расположившись рядом с Игорем в машине, размышляла, не напрасно ли она влезла в эту игру. Ей стало немного страшно, но она не верила в подобные вещи, смотрела  на хмурое, озабоченное лицо Игоря и понимала, что врать,  ему  смысла нет. К ней он не испытывал, к сожалению, никаких чувств, несмотря на то, что платье она одела то самое, для особых случаев. Видимо с Игорем точно что-то не так, подумала она, но почему бы не совершить приключение. Улыбка озарила её лицо, и Карина, как не старалась, не  могла понять, что пугает её нового друга.

Темнело. Машина медленно ползла по ярко освещённому шоссе, вереницы автомобилей напоминали толпу, спешащую на новогоднюю распродажу.  Карине становилось немного скучно, она вытащила телефон, написав Наташе, что всё идет по плану, и они направляются в гараж.

НАТАША – Разузнай  у него, что всё-таки произошло?

КАРИНА – Ему приснился кошмар, связанный с одной из машин.

НАТАША – И в чём дело, мальчик испугался?

КАРИНА – Его рассказ не похож на рассказ испуганного мальчика. Он хочет продать гараж.

НАТАША – Так  это хорошо. Всё идет куда быстрее, чем я могла предположить. Он говорил со своим отцом?

КАРИНА – Поругался с ним. Думаю, твоему отцу он готов не просто продать, а отдать всю коллекцию тачек…

– Карина, если что-то пойдет не так, тебе лучше передумать сейчас.– Сказал Игорь.

– Раз я поехала сразу, то уже не передумаю.– Улыбнулась девушка, не отрывая глаз от светящегося экрана смартфона, набирая сообщение.

НАТАША – Постарайся расспросить его о той машине подробнее и сфоткай её.

КАРИНА – Без проблем, давай, мы уже подъезжаем.

НАТАША – Удачки!

КАРИНА – Спасибки!

Карина убрала телефон в карман, поправила волосы и, посмотрев на Игоря,  предложила собраться с мыслями и ничего не бояться.

 

– Знаешь, Карин, я забыл сделать одну очень важную вещь. – Внезапно точно осенило Игоря.– Но почему я подумал об этом  только сейчас?

– Ты о чем? – Карина не совсем понимала его.

Он вышел из машины, вытащил ключи, что-то бормоча себе под нос.

– Игорь, я ещё нужна тебе?– Попыталась напомнить о себе Карина.

– Не знаю. Но, к сожалению, ты  не понимаешь, что играешь со смертью. – Буднично добавил он, входя внутрь. – Вчера мы сидели внизу, и я положил конверт с письмом  дяди на капот «Aston Martin».

– О чем ты, не понимаю? – Карина поспешно зашла за Игорем внутрь гаража.

– То, что ты пришла это хорошо. – Игорь осмотрелся и увидел край конверта, выглядывающего из-под машины. – А вот ты где!

– Что ты там делаешь? – В какой-то момент Карина посчитала своё присутствие неуместным, однако просто так уйти ей не хотелось.

– Поднимайся наверх, я подойду позже, - махнул рукой Игорь, вытаскивая содержимое пакета. Он и думать забыл о своих страхах, сосредоточившись на поисках письма  Федора Алексеевича и, обнаружив его, приступил к  чтению, надеясь отыскать ответы на мучающие вопросы.– Мне нужно кое-что изучить,  я ведь даже не прочитал письмо дяди. Прогуляйся, осмотрись здесь…

– Ну, как хочешь.– Карина повернулась на каблуках и направилась, напевая к лифту.– Я тебя жду, Игорек?

– Да-да, конечно, - поспешно ответил он.– Через десять минут приду!

Он развернул сложенный в два раза  листок бумаги письма от дяди и принялся жадно читать его, окунаясь в размышления старого пройдохи Федора Алексеевича.

« Приветствую тебя, Игорь! Уж не сердись на старого брюзгу. Было время,  играли с тобой, дурачились. Потом многое переменилось и не   тебе говорить, что в этом нет моей вины. Сейчас ты достаточно взрослый чтобы понимать происходящее. Если ты читаешь это письмо, значит, твой дядя уже умер. Не знаю, куда  попаду после смерти, но хотелось бы в более приятное место, чем общество некоторых родственников. Меня называли чудаком, а некоторые даже ненормальным, психом. Возможно, они в чем-то были и правы, но в итоге каждый получит по заслугам и пусть это не удивляет тебя. Я очень надеюсь, что ты не совершишь ошибки, поддавшись эйфории от моего подарка. Владение коллекцией необычных автомобилей дело не простое и к этому необходимо подойти  с умом, так как у каждой машины есть душа. Тебе кажется это глупым и странным? Однако сначала дочитай  до конца, прежде чем входить в Гараж»…

Игорь оторвался от чтения, чувствуя, как по шее пробежались мурашки. Почему, спрашивал он себя, я не прочитал письмо прежде, чем вошел сюда, пригласил Наташу с подругой, а потом еще и остался ночевать здесь? Ну ладно, что бы  ни случилось, я должен дочитать это письмо до конца, прежде чем перейду к каким либо действиям.

…« Все машины приобретались у таких же коллекционеров, большинство –  копии известных автомобилей, но обладающие похожей сильной аурой. Четыре автомобиля на втором этаже подлинные. К ним необходимо отнестись с особым уважением.  Иначе эти автомобили могут стать опасными  как для тебя, так и для тех, кто окажется рядом с ними. Насчет « Ford Maroon»  1949 года выпуска будь особенно осторожен. В своё время этот монстр чуть не убил мою подругу. Машина находилась во владении у нескольких человек и каждому, кто относился к ней без должного почтения, она приносила смерть. Если же всё сделать правильно именно она даст тебе удачу и богатство, как странно  это тебе не показалось.

 Машина раньше принадлежала известному маньяку из Висконсина США  – Эду Гейну. Не хочу описывать, чем он так славен, о нем ты можешь узнать в Интернете. Так же не стану  писать, почему я приобрел этот опасный автомобиль.  

Когда ты увидишь его впервые, не садись внутрь! Машина заворожит тебя, заставив пролить кровь»…

Игорь вспомнил, что помимо кошмара, он с трудом выбрался из «Ford» и порезал руку…

… « Призрак Гейна начнет играть в свои игры, пока не заставит привести для него жертву и не одну.  Если  что-то пойдет не так, попробуй договориться с автомобилем. Слова « У каждого человека есть хобби, и я уважаю твоё», могут всё остановить если ситуация станет казаться непоправимой. В своё время они спасли жизнь моей подруге, однако я оказался не готов принимать происходящее  и отказался от силы  автомобиля, которая пробуждалась от крови. Не стану говорить, что чем больше крови прольётся внутри проклятого форда, тем больше ты обретёшь власти и богатства. Зная тебя, как порядочного человека,  верю, что ты не сделаешь зла для того, чтобы возвыситься, ведь каждая жертва будет оставлять на твоей душе шрам, незаживающую рану.

Спросишь откуда мне известно это? Обо всём мне рассказал предыдущий владелец и на мой вопрос, почему бы не избавиться от этого автомобиля он ответил, что пока проклятая тачка не насытится – это сделать не удастся. Поэтому, лучше договориться с ней и получить свои дивиденды.

В каждой машине я оставил для тебя послание. Есть обычные машины, на которых ты можешь ездить, есть автомобили, которые лучше не трогать, а изучить, что им нравится, а  что нет. Только тогда ты сможешь считать себя полновластным хозяином этого уникального автопарка.

Есть у меня к тебе единственная просьба – не бойся, если что-то пойдет не так, главное – не пытайся избавиться от Гаража. Это будет самая опасная ошибка в твоей жизни. Сначала  тебе покажется это тяжелой работой, крестом, который очень тяжко нести. Только потом ты поймешь, какое благо тебе досталось и, вспоминая меня, ты будешь благодарен  долгие годы. Придёт время, и машины сами подскажут, кого выбрать в приемники коллекции, ты  это поймешь, как понял я.

В каждой машине есть только один ключ зажигания, так же от гаража ключи в одном экземпляре, никому не давай их даже на время. Не храни в Гараже чужие предметы. Машины не любят даже очень ценных вещей, для них всё хлам. Следи за их техническим состоянием, меняй масло, выгуливай тех, кто нуждается в этом, и ты увидишь, как изменится твоя  жизнь.

Прощаюсь с тобой, Игорек, всего тебе доброго, удачи!

P. S.

И пусть твой отец простит меня и не сердится за то, что я передумал отдавать ему гараж с коллекцией».

Игорь обдумывал прочитанное, совершенно забыв, что отправил Карину на второй этаж, там, где стоял проклятый «Ford Maroon». Мысль о том, что ни о чем не подозревающая девушка может оказаться в смертельной опасности обожгла, словно разряд электрического тока.  Парень стремительно бросился в сторону лифта, надеясь  не обнаружить свои самые ужасные предположения. Фантазия рисовала страшные картины и, вскоре, когда Игорь выбежал из дверей открывшегося лифта, он увидел хищный оскал «Ford Maroon» и то, что стёкла внутри заляпаны кровью, а на лобовом стекле разводы от пальцев. Карина пыталась выбраться, но дьявольская машина была иного мнения по поводу незваной гостьи.

– Только пусть это будет сон.  Пусть это будет самым страшным кошмаром. – Шептал Игорь, прижав руки к губам, не веря глазам.  Внутри салона Карина уже не подавала признаков жизни, какая-то неведомая сила заставляла её тело содрогаться в конвульсиях. Не в силах сделать что-то, Игорю пришлось стать молчаливым наблюдателем, видя, как призрачные пальцы аккуратно делают разрезы и снимают кожу с ещё теплого тела.  Рот наполнился слюной, а тошнота сдавила  внутренности, Игорь согнулся пополам и вывернул содержимое желудка на блестящий пол. Двери «Ford Maroon» распахнулись, и то, что осталось от несчастной девушки вылетело на пол. С другой стороны раздался звук, как будто это плюхнулся кусок сырого мяса. Из машины повалил едкий дым, а потом двери захлопнулись, и у Игоря затрезвонил телефон.

– Алло, – произнес он дрожащим голосом.

– Работа окончена! – Услышал он знакомый голос в трубке.

– Зачем ты это делаешь?! – завизжал в трубку Игорь, теряя самообладание.

– У каждого человека есть хобби! – Закончил убийца. Связь разъединилась, на потолке вспыхнули встроенные светильники, а потом гасли один за другим. Все м0ашины разом начали сигналить, и этот звук  казался настолько пронзительным, что Игорь ощущал его внутри своей головы, точно звук  живого существа играющей внутри  музыкальной шкатулки, которым стал его мозг.

Молоточки, пружинки, гвоздики и кнопки объединились против владельца шкатулки, раздирая его сознание на части. Так продолжалось ещё несколько минут, пока Игорь, сдавшись, не повалился на пол, зажмуриваясь и не закрыв уши ладонями.

– Хватит,– умолял он,– прошу, перестаньте. Хватит!!!!

*****

Утро погасило огни комнаты, распахнуло жалюзи, сонный рассвет втекал в зал, с оскалившимися автомобилями бесцеремонно расталкивая тьму. Игорь разлепил склеившиеся веки, понимая, что кошмарные сны не самое страшное в жизни. Он знал, что сейчас ему придется куда-то спрятать труп Карины. Труп. От этих мыслей ему стало почти больно. Поднявшись на четвереньки, он попытался встать на ноги. Голова кружилась, а перед глазами качалось, словно он был не в дьявольском гараже, а в трюме корабля во время шторма.

«Ford Maroon»,  начищенный до блеска, без капли крови внутри, стоял так, словно абсолютно не причастный к  жуткой смерти Карины. Игорь с опаской обошел его вокруг не найдя изуродованного тела.  Игорь с опаской обошел его вокруг не найдя изуродованного тела. С другой стороны машины  на полу лежали странные изделия из кожи, сшитые суровой ниткой – папка  планшет, с которого на Игоря смотрело лицо Карины, перчатки, сделанные из кожи с её рук и жутковатого вида туфли – балетки.  Парень почувствовал, как затрясся подбородок, а зуб на зуб не попадает, он поднял эти «дары» монстра, пахнущие плотью и, положив на капот автомобиля заплакал.

Спустившись на лифте вниз, он снова вернулся к чтению письма дядюшки, понимая, что не сможет всё сделать так, как положено. «Первая кровь», повторял он словно заговор: – « Первая кровь».

Выйдя из гаража и сев в машину, Игорь отправился домой. Пустота внутри рождала странные пугающие образы, он знал, что придётся вернуться, но не понимал, как  это сделать, как подойти  к адской машине и произнести те самые слова, о которых писал дядя.

Время приближалось к полудню. Игорь, точно лунатик вошел в квартиру, зашторивая окна, прячась от света, который причинял ему боль.

– У каждого человека есть хобби.– Игорь рассмеялся. Упал лицом вниз на мягкую кровать и, закрыв глаза, попытался забыться. Однако сон не принес облегчения, только лишь прежние переживания и страхи. А потом ему приснился странный человек средней внешности с маленькими глазками и стальным взглядом. Эти глаза сумасшедшего, выцвели и, несмотря на молодой возраст, были блеклыми, как у старика. Он улыбался, рассказывая о своей матери, как о самом чистом существе  в отличие от людей которым нужно слишком много, чью жажду никогда не удовлетворить полностью.

Игорь проснулся, когда за окном стемнело. Не включая свет, он прошел на кухню, отодвинул занавески, чтобы посмотреть на улицы ночного города, потом взглянул на часы, на них падал свет с улицы. Время приближалось к одиннадцати вечера. Телефонная  трель заставила его вздрогнуть, это звонили из офиса в Москве. Игорь ответил, не понимая, из-за чего его хочет видеть генеральный  директор. Секретарь Марина сообщила, с её слов по секрету всему свету, что Игоря ожидает повышение на более высокооплачиваемую должность.

– Виталий Альбертович вас ждет завтра  после  двенадцати.

– Хорошо, Мариночка, я приеду.– Ответил Игорь.

Ещё несколько дней назад эта новость точно обрадовала его, и он немедленно начал бы собирать  сумку. Сейчас же в нём поселилась пустота, и только кошмары и чувство вины бродили внутри сознания, нашептывая только ему понятные слова.

И пусть в свете фар ночь не кажется длинной,

Иду как сапер я по полю сквозь мины,

И красные маки,

Как раны алеют.

И разве маньяки

О жертвах жалеют?

 

*****

Наташа пыталась дозвониться  Игорю, Карине, и  ей было непонятно отчего никто из них не берет трубку. Телефон Карины был выключен, а вместо ответа Игоря её приветствовали длинные гудки и автоответчик. Отец Игоря  совершенно не заботился о том, где его сын, назвав его идиотом, как и мать, давно бросившая его, когда ему  было шестнадцать. Игорь помнил слова мамы,  что её мальчик достаточно большой, чтобы принимать собственные решения, чем заниматься и с кем общаться.

Наташа чувствовала, что происходит, что-то странное, но не могла даже  предположить, что Игорь мог что-то сделать плохое с её подругой. Она винила себя в  том, что затеяла эту игру, желая помочь родителям получить денег ещё  больше, чем есть у них. Ведь денег не бывает много, их всегда не хватает, как бедным, так и богатым.

Оказавшись в вакууме, девушка ловила себя на мысли, что с этим гаражом что-то не так. Вспоминая разговоры родителей, она могла сказать точно, что именно после того, как Федор Алексеевич собрал свою коллекцию из автомобилей, деньги посыпались на него как  из рога изобилия, а удача и везение встречались на пути намного чаще, чем у тех, кто ей был знаком.

– Папа, а что ты знаешь об этом гараже? – Спросила она отца.

– То, что я узнал, сначала повергло в шок, но не стало преткновением в попытке заполучить его.– Ответил отец прямо без обиняков. – Только тебе не стоит лучше знать о том, что мне известно,  да и знания  эти слишком поверхностные, чтобы строить какие-то предположения. Помню то, что после покупки нескольких последних автомобилей, исчезла жена Федора. Никто не мог найти её, а потом в его жизни многое стало меняться. Федор  богател, но изменился, стал замкнутым и никому не доверял вести свои  дела. Бизнес ширился, а сил уже не хватало, а потом еще эта аневризма, которая и доконала его.   

– А как погибла его жена? – Вдруг спросила Наташа.

– Кто сказал, что она погибла?– Отец непонимающе взглянул на неё.– Тела не нашли, следов преступления  тоже, только какие-то странные кожаные изделия в гараже. Однако у каждого человека  есть хобби, и никто не предполагал, что Федор убил и расчленил любимую жену, чтобы содрать с нее кожу. Нет, это исключено. Его всегда привлекала мистика, но насколько я его знал, он не способен на подобную жестокость.

****

Время шло. Страхи постепенно отступили, Игорь недавно  возглавил фирму, и, находясь вдали от гаража, скучал по своему маленькому хобби – гаражу с автомобилями. Он полностью сменил круг общения, довольствуясь лишь необходимыми для бизнеса людьми, начисто вычеркнув всех старых знакомых и родственников из жизни. От книг Наташи он избавился на следующий день после возвращения из Москвы, когда получил первое повышение. Вытащив стопки томов, он написал Наташе, что его гараж не книжный склад и, если она не хочет их лишиться, самое время приехать и забрать их.

В нём что-то сломалось, разбилось, что-то чужое, тёмное заполнило образовавшуюся пустоту, которая с холодным расчетом  диктовала свои условия.

Первым делом Игорь совершил ритуал уважения, как учил дядя в последнем письме завещания. Тогда страхи и кошмары отступили полностью. Тем не менее, через две недели парень привёз в гараж незнакомку эскорт услуг, отдав на съедение кровожадному автомобилю, перед этим непременно воспользовавшись этими самыми услугами.  Забрав  неординарные изделия от Эда Гейна и, приложив руку к сердцу, которое всё больше обрастало черным равнодушием и льдом, произнёс неизменное –  « У каждого человека есть хобби, и я уважаю твоё».

Теперь для Игоря жертвы адской машине стали обыденностью, в основном это были проститутки, несговорчивые партнеры, бывшие друзья. Он не боялся разоблачения – улик не было за исключением кожаных изделий, с которыми Игорь не в силах был расстаться. Но кто будет делать анализ ДНК, выяснять из какой кожи или другого материала сделаны сумочки, туфли, абажуры светильников, кошельки, портмоне, папки, обложки, этнические маски и другие вещи.

И пусть в свете фар ночь не кажется длинной,

Иду как сапер я по полю сквозь мины,

И красные маки,

Как раны алеют.

И разве маньяки

О жертвах жалеют?

 

****

Алиса сидела на берегу реки, стоял теплый вечер, и рядом никого не было, за исключением лягушек и сверчков, скрашивающий уютный закат, разрисовавший облака в оранжевый цвет.

Девушка приехала в небольшой городок, решив начать  новую жизнь. Несколько лет назад она покинула стены детского дома и много увидала в жизни весьма отличавшейся от её представления.

Несмотря на трудности детства, ей удалось с отличием окончить университет и найти хорошую работу.  Ей всегда нравился сын хозяина фирмы. Она единственная из всех сотрудников   относилась к нему по-доброму, возможно, потому что сама прожила в стенах детского дома большую часть жизни. Игорь в своё время часто посещал интернат для детей с психическими отклонениями и, что такое жить в четырёх стенах знал не понаслышке. 

Алиса не могла понять, что с ним. С виду он казался обычным парнем. Особенно отлично у него получалось работать с программным обеспечением, любая проблема, связанная с сетью или с компьютерами могла решиться, если за дело брался Игорь. Она и сама не успела понять, что влюбилась в  этого тихого, доброго мальчика, как она  сама называла его. Несмотря на то, что ему недавно исполнилось двадцать семь лет, он казалась совсем юным, не старше двадцати. Девушка не решалась заговорить с ним первой, тем более отец всячески ограждал сына от общества сотрудников  фирмы.

Однажды, Игорь, решая одну из создавшихся проблем, всё-таки обратил внимание на Алису:

– У тебя красивые волосы,– улыбнулся он.

– Почему ты держишься особняком, всё дело в отце? – Почему-то спросила Алиса.

–Нет,– он покачал головой. – Ты милая, но я пытаюсь держать себя в руках.

Алиса не правильно поняла его умозаключение, подвинувшись ближе.

– Так может, сегодня сходим куда-нибудь? – Предложила она.– Пока не начались холода и дожди?

Она удивилась  этой  своей внезапной смелости собственной настойчивости, но ей  очень хотелось познакомиться с Игорем поближе, поэтому Алиса решила  всё взять в свои руки. Немного подумав, он согласился, в его глазах появился огонь, который говорил о том, что девушка ему тоже не безразлична« Наверное, мало, кто предлагал ему дружбу или просто хотел  познакомиться»,– решила Алиса. Многие в фирме знали о том, что с сыном хозяина что-то не  так.  Многие в фирме знали о том, что с сыном хозяина что-то не  так. Но в подробности  никто не вдавался, так как подобные разговоры были под запретом в стенах компании. Однако Алиса была  иного мнения и даже не задумывалась о том, что подумают другие и его отец, если бы они вдруг стали встречаться.

После работы они прогулялись по скверу, наполненному пением птиц и запахом цветов и листвы. Рассуждали о любимых книгах, музыке, компьютерных играх, понимая, сколько у них общего. Игорь менялся на глазах, превращаясь в более зрелого мужчину, которого Алиса никогда не видела в нём, ощущая, что влюбилась и что это серьёзно. Видел ли это Игорь, ощущал ли те же чувства, девушка не  могла понять, но то, что им хорошо вдвоём, казалось несомненным. Дождь ещё накрапывал,  пока они  не подошли к старому двухэтажному зданию. Игорь достал ключ и сообщил, что хочет поделиться  с ней своим секретом.

Алиса  даже и не догадывалась, что это будет за место. И была удивлена, когда оказалась в огромном гараже для автомобилей. Все они  раньше поражали своей дороговизной и новизной, сейчас же покрытые толстым слоем пыли уныло смотрели на людей, точно укоряя в чем-то.

– Здорово,– прошептала Алиса.– А что это за автомобили?

– Это моё наследство!– Широко улыбнувшись, ответил Игорь.– И это не простые машины,  у каждой своя история.

Он подошел к первой, что стояла ближе всего темно-синего цвета:

– « Chevrolet Impala »,  1967 года выпуска, точная копия машины, что снималась в сериале «Сверхъестественное»!

– Как круто! – Алиса обошла автомобиль, посмотрела на Игоря, видя в его глазах озорной блеск.– Мне кажется, эти машины делают тебя живым.

– Почему  ты подумала об этом?– непонимающе спросил он.

– Я привыкла всегда говорить, то, что думаю. И войдя сюда, ты стал совсем другим, более настоящим, менее скованным что ли.  Я понимаю, что это место для  тебя много значит. Но мне жаль, что всё в таком запустении…

– Я не понимаю тебя,– Игорь удивленно посмотрел на нее.– Автомобили только вчера начистили до блеска, как и кафельный пол. Идем, там, на втором этаже, есть особенные машины!  

Алиса, склонив голову набок, удивленно взглянула на него, чувствуя, как по спине пробежали мурашки. Наверное, это какая-то игра, предположила она и последовала за Игорем.

Несмотря на появившееся чувство неопределённости, Алиса и  в мыслях не могла представить, что он способен на что-то плохое.

Старый лифт к её удивлению исправно работал, и когда они оказались наверху, парень подвел Алису к старому Форду, которому было, наверное, лет семьдесят.

– Ух ты, какой раритет! – Воскликнула  она.– А это что за машина? Кому принадлежала она?

– Это самая интересная машина, с помощью неё я стал очень богатым и влиятельным человеком. – Он поклонился перед капотом Форда, приложив руки к груди: – У каждого  человека есть хобби, и я уважаю твоё!

Эти слова обращались к машине, и Алису удивило не только это, но и слова Игоря о своем влиянии и богатстве. Она не стала с ним спорить, понимая, что с парнем явно что-то не так. Ей  стало жаль его, и её сердце сжалось от грусти, что им не стоит  продолжать отношения, а ей так  хотелось. Игорь неожиданно притянул её к себе, обняв одной рукой  за талию и, почувствовав, что Алиса поддалась ему, прижался к губам, страстно целуя и медленно опуская на капот автомобиля.

Она почувствовала такую легкость, словно пол под ногами превратился в облако. Дыхание Игоря, его ласковые руки совершенно не вязались с мыслями, что он может быть сумасшедшим. Алиса думала о том, что совершает ошибку и что не стоит начинать отношения вот так, но уже не в силах была остановиться, ощущая его пальцы, снимающие  с неё одежду и вздрагивая от прикосновений  и поцелуев, закрыв глаза. Провалившись точно в розовые облака, Алиса больше ничего не боялась, ни о чем не думала, доверяясь Игорю полностью.

*****

Он открыл глаза, ощущая на губах  вкус поцелуя Алисы. « Какой странный сон», – подумал Игорь, прежде чем окончательно проснуться. В последнее время сны пугали его, но не сегодня. Он думал об Алисе, сотруднице фирмы отца, и по телу разлилось приятное тепло.

Телефонный звонок разбудил окончательно, Игорь посмотрел на экран, увидев, что звонит Наташа.

– Привет, – сонно протянул он.

– Разбудила? – её тон показался ему извиняющимся.– Сегодня мы договорились встретиться. Всё-таки четыре года прошло, как пропала Карина. Смотрю время девять, думала, не спишь уже.

– Да, странный сон приснился.  – Игорь потёр заспанные глаза.– До сих пор не могу простить себе, что не проводил её домой после того, как мы вышли из кафе.

– Не вини себя, Игореш.– Наташа попыталась успокоить его. – Разве мы можем быть уверенными, что произойдет с нами через пятнадцать минут. Жизнь непредсказуемая штука.

– Согласен. – Он сел в постели, опустив на пол голые ноги, ощущая ступнями холод, словно отключили отопление. –  Тогда сегодня, как обычно?

– Да. После работы встретимся около офиса.

– Хорошо.– Игорь отключил связь, потянулся и отправился в душ.

Теплые струи стекали по лицу. Он протер рукой запотевшее зеркало, задумываясь о том, почему ему снятся эти яркие, кошмарные сны. Радовало то, что это происходит не каждый день, но стабильно раз в месяц в сон врывался ночной ужас, заставляя просыпаться с послевкусием того, что он убийца, а темная личность серийного убийцы Гейна руководит его сознанием.

Сделав воду холоднее, Игорь ощутил, что проснулся окончательно,  душ освежил настроение, и размышления о ночном видении вскоре ушли на задний план.

В офисе он проработал до обеда, отец сегодня находился  в прекрасном расположении духа. Компания заключила выгодный контракт,  и Виталий Альбертович предложил Игорю пообедать вместе.

– Редко выдаются подобные дни.– отец улыбнулся глядя на сына.– Столько времени прошло, и я всегда жалел, что малую часть из него уделял семье.

Игорь вспомнил о матери, и ему стало не по себе. Он почти не помнил её и то, что случилось с мамой походило на вырванную страницу из книги жизнеописания парня. Темная пелена наползла на глаза, а сердце заколотилось, как у загнанного зайца. Игорь выпил воды, чувствуя, что облегчение придет не сразу.

– Сегодня встретимся с Наташей.– Сказал он как бы, между прочим. – Четыре года прошло с того дня, как Карина исчезла.

Отец нахмурился, отложив вилку в сторону, казалось воспоминание о том, что пропала лучшая подруга его племянницы, сейчас было неуместным.

– Прости, если я всё испортил.– Игорь виновато посмотрел в глаза отцу.

– Нет-нет.– Виталий Альбертович  снова взял приборы, отрезав кусок от отбивной. – О тех, кого нет с нами, нельзя забывать.

– Знаешь, я почти, что не помню маму.– Вдруг сказал Игорь, не привыкший делиться с отцом своими чувствами. Это было не принято в их семье, которая больше походила на клан, а не на теплое уютное гнёздышко. Возможно, все это происходило  из-за того, что Игорь потерял мать в  том возрасте, когда особенно нуждался в ней.

– Я слышал, что подобное бывает, когда память пытается скрыть  плохие воспоминания, чтобы человек не мучился и сохранил рассудок.  Помню себя взрослым, но  годы, когда мне было двенадцать, шестнадцать, двадцать…  Прости, если тебе неприятно это… Слушай, а что у нас  за новая девушка в отделе продаж, рыженькая, Алиса, кажется?

Отец почему-то побледнел,  а Игорь подумал, что зря затеял  этот разговор о чувствах, о девушке, всё это было непривычным для отца, ведь  раньше они не вели подобные беседы. Игорь  задумался, что если в двадцать семь многие его сверстники  уже имеют семьи, то сейчас  отец находит эти разговоры, по крайней мере,  неуместными. Он решил перевести разговор в нейтральное русло, а вечером поговорить с Наташей. Она все-таки психолог и, возможно, у нее  окажутся ответы на вопросы, которые не в силах разрешить ни он, ни отец.  Игорь всегда жил по принципу, что никто ему ничего не должен и опасался привязываться к людям. Он снова  вспомнил об Алисе и своём сне, ощущая, как по коже пробежали мурашки. Он попытался и не мог вспомнить, когда в  последний раз был с женщиной, стало тепло внутри живота, а в голове что-то щёлкнуло, Игорь поморщился от боли.

– Все нормально?  – Спросил Отец, видя, что сыну нехорошо.– Ты не забыл сегодня выпить таблетки?

– Всё, как обычно, пап, не забыл  –  две таблетки из желтой баночки, одну  из белой. Да, кстати, что сказал врач?

–  Говорит, опухоль не прогрессирует, но надо наблюдаться.– Отец отодвинул тарелку, откинувшись назад. – Надеюсь, всё будет хорошо.

Опухоль мозга у Игоря обнаружили на шестнадцатом году жизни,  после тщательного обследования из-за чего он несколько лет лечился в самых разных  клиниках, лечился за границей.  Последний  его лечащий врач выписал таблетки, название которых Игорь никак не  мог запомнить,  их привозили откуда-то из Америки, говоря, что это самое прогрессивное средство. Отец всегда беспокоился, не перерастет ли опухоль в злокачественную, поэтому, каждые полгода отправлял Игоря на обследование. Доза лекарства не увеличилась за последние три года, и парень надеялся, что  скоро ему  и вовсе не понадобятся препараты.

– Мне пора. – Отец взглянул на часы. – Наташе передавай привет и звони вечером, как обычно.

– Хорошо.– Игорь кивнул, помня, что отец просил его созваниваться каждый вечер и утро в одно, и тоже время, вот  уже последние семь лет. Отец говорил, что опасается, что с ним что-нибудь случится. Хотя опухоль не  доставляла никаких проблем, и  Игорь не замечал её существования, изредка его беспокоили лишь головные боли, только и всего.

Отец уехал, Игорь прогулялся по парку, вышел к озеру, где плавали лебеди, увидев знакомую девушку Алису из отдела продаж. На ней была легкая куртка темно-коричневого цвета, а длинные  рыжие волосы ярким пятном подчеркивали  неординарность девушки, тем более это был её натуральный цвет, что сейчас не так часто встретишь. Она отламывала кусочки, от булки бросая в воду. Лебеди подплывали, жадно вылавливая набухшие куски, Алиса улыбалась,  и показалась Игорю сегодня особенно красивой.

– Добрый вечер. – Поприветствовал он её, выходя из-за спины, чем немного напугал.

– Ой, я даже вздрогнула,– улыбнулась она.– Вы же Игорь?

– Ага. Вы, будете не против, если я посижу с вами, на лебедей посмотрю. У меня встреча через час.

– Конечно.– Алиса взглянула на него, и Игорь почувствовал, что между ними пробежала искра, потом вспомнил свой  сон и почувствовал, как во рту пересохло. Он не знал о чем спрашивать её, и заговорить о чем-нибудь. Вдруг он почувствовал, что именно сейчас ему захотелось, чтобы сон стал настоящим, впервые после тех ночных кошмаров, наполненных кровью и смертями.

Алиса заговорила первой, что оказалось облегчением, Игорь, улыбаясь, кивал, отвечал на  вопросы, которые были фактически ни о чем, но девушка отлично могла поддержать беседу.

– У вас красивые волосы, – вдруг сказал Игорь, и осекся, вспомнив, понимая, что во сне он начал разговор с тех же слов.

Она, ничего не ответив, улыбнулась, а ему показалось, что он немного смутил её. « Что ей сказать, что я безумно хочу её»? – спрашивал себя Игорь, понимая, что Алисе подобное не понравится точно.

– Хотите сходить в театр? – вдруг спросил он, думая, что такую девушку театр точно заинтересует.– Я на днях еду в Москву, а там премьера на премьере!

Он попал в точку, потому, что глаза Алисы округлились, губы тронула улыбка, отчего она  сделалась такой милой.

– С удовольствием, Игорь. Только заранее скажите, когда, чтобы я могла строить планы на день.

«О, у такой девушки должны быть планы! Или она так ответила из приличия», – рассуждал про себя Игорь.

– Можно хоть сейчас.– Он вытащил из кармана телефон.– Что у нас на завтра? Так-так… На завтра, в  семь вечера вас устроит? Балет или…

– Балет, я так люблю его! – Алиса даже захлопала в ладоши, снова удивляя Игоря своей непосредственностью.

– Ну, тогда я заказываю билеты и завтра заеду  за вами  после обеда.

– Отлично.

– Вы простите, Алиса, если я покажусь вам странным, но мой отец не одобряет каких либо взаимоотношений с сотрудниками, поэтому пусть всё останется между нами? – Он взял её за руку, удивляясь самому себе и  собственной смелости. Её кожа гладкая мягкая, как у ребенка, а рука холодная от волнения,  Игорь поднес её к щеке, забывшись. Алиса не сопротивлялась, однако в глазах появилось удивление и немой вопрос.

– Прости, просто ты мне давно нравишься.– Игорь накрыл её руку ладонью.– Может. перейдем на? – спросил он.

– Давай, – ответила девушка. – Ее голос по-детски тонкий и доверчивый заставил сердце Игоря вздрогнуть. Снова появилась боль в голове, но он попытался не обращать на это внимание. Хотелось сидеть вот так, на этой лавочке, где вдвоём сидеть тесно, но им обоим это нравилось, и говорить-говорить о  разных пустяках, не думая, не вспоминая, не сожалея… Но ему пора было вернуться к офису, где  его ждала Наташа. Он понимал, что пора  что-то в своей  жизни менять. Семь лет кошмаров, это что-то да  значит и пора наконец-то  избавиться от этого.

– Игорь.– Голос Алисы вырвал его из мыслей и оказался  спасением. Он посмотрел в зелёные глаза девушки, рассматривая рыжие веснушки на носу, таком чудесном курносом носике, пухлые розовые губы и, остановив взгляд на них, сжал ей руку, а потом, сделав над собой усилие, улыбнулся, сказав, «до встречи» и направился по аллее усыпанной опавшими листьями к выходу из парка.  Листья приятно хрустели под ногами, напоминая что-то далекое из детства. Дворники собирали их в кучи.

Раньше жгли листья, и этот запах вспомнился ему, и то, как он ещё  совсем маленький дурачится в этом парке с Наташей, вдыхая дым от сгоревших листьев, осыпая друг друга ворохом желтых и бурых свидетелей осени. На душе стало приятно и легко, Игорь оглянулся, видя, что Алиса смотрит в его сторону, и помахал ей рукой.

До здания, где располагалась компания отца, пройти недалеко, около пятисот метров. Парень шел, ощущая лёгкость, сердце стучало, как после пробежки, одно беспокоило, так эта вновь нарастающая головная боль.

****

В этот раз решили отправиться домой к Наташе, её муж уехал в командировку, и квартира была в  их полном распоряжении. Дочку она отправила к маме, решив поговорить с Игорем обо всём, что мучает его.

– Скажи, почему  ты раньше ни о чем таком не говорил? – Спросила Наташа, разливая чай.

Ароматный напиток создавал ощущение уюта и располагал к приятной беседе, расслаблял, однако  волнение снова вернулось, а головня боль сжала виски.

– Я думал, это последствия опухоли.

– А лечащему врачу говорил о своих кошмарах? – Наташа села напротив него за столом.

– Нет, – покачал он головой. – Всё так сложно. Сегодня приснился сон о девушке, что работает в отделе продаж, и всё, как  наяву. Когда я случайно встретил её сегодня, то было такое чувство, будто всё происходящее во сне было на самом деле. Точно я с ней давно знаком. Мне стало легче подойти к ней, заговорить. Знаешь, я ее даже в театр пригасил.

– О как? Да  это прогресс!

– Это сарказм?

– Нет, что ты,– Наташа взяла его за руку. – А что происходит в твоих снах, что интересно дало толчок для них, что поддерживает эти ужасы?

– В этом я  и хочу разобраться. – Игорь откинулся на спинку стула.– Сегодня голова болит очень сильно, дай сигарету.

– Тебе вообще курить нельзя.

– Брось,  выключи мамочку и дай сигарету, станет легче. Это уже пройденный этап.

Наташа  что-то проворчала, выходя в прихожую, Игорь не разобрал,.

– Опять квартиру всю прокурим, Олег ругаться будет.

– Ага, значит ему  можно, а нам  нельзя? – улыбаясь, спросил Игорь, покрутив зажигалку в руках. Он пытался выглядеть непринуждённо, отгоняя от себя неприятные мысли. – Мне так станет действительно легче. А ещё, если можно, я бы напился. Знаешь столько лет ни капли алкоголя. Врач запретил. А иногда тянет даже.

– Как Виталий Альбертович? – Почему-то спросила Наташа, Игорь махнул рукой.

– Нет у нас  с ним той родственной связи, какая должна быть между сыном и отцом. Не знаю, обрезал он пуповину, как мама ушла. Весь в делах, хотя порой переживает, что мало общаемся, а когда начинается  это самое общение, то, по сути, и говорить не о чем.

– Давай вернёмся к твоим снам? – Наташа потушила сигарету, раскрывая балконную дверь настежь. Прохладный ветер ворвался на кухню. Запах тлеющей листвы рассказал о том, что в  этой части города дворники исправно сжигают её, в отличии от центра.

– Сны. – Игорь горько усмехнулся, выпуская дым к потолку.– Это как дым, вот видишь его, чувствуешь запах, вкус, а потрогать не можешь.

– Ты всегда возвращаешься в одно место?

– Да.  Это гараж дяди, там всякая рухлядь, машины, станки, не знаю, почему во сне там всё иначе. У меня даже ключей нет от этого гаража, – он развел руками. – Есть там машина, якобы принадлежащая известному маньяку из Висконсина, что в Америке…

– А раньше ты читал что-то о нём? – спросила Наташа. – Что-то связанное с прошлым  присутствует в этих снах?

– Не могу сказать точно. Помню то, что машина, принадлежавшая этому маньяку, убивает тех, кто садится внутрь, и я ничего не могу поделать. Знаешь, с Кариной было тоже, машина убила её.

– Машина?!  Ты не говорил. – Наташа снова закурила.– Но как?!

– В том сне я как раз читал завещание, которое якобы оставил дядя. Карина решила пройтись по гаражу, осмотреться, а потом я нашел её в машине, которая снимала с неё кожу, точнее это делал кто-то невидимый. В этом же сне, тело исчезло, но тот псих-призрак сделал из её кожи разные вещи, я  даже не стану описывать, что это было. Всё получается так, точно я приношу машине жертву, и она исполняет мои желания.

–  Какой ужас! Возможно, это связано с опухолью, с которой ты борешься вот уже сколько лет? – Наташа налила чаю Игорю и себе, он заметил, как дрожат её пальцы, встал из-за стола, и обнял, добавив, что ей незачем бояться его. Он понимал, что откровенность может сыграть с ним злую шутку, но Наташа доверяла ему и была не просто сестрой, а другом.

 – Я не убийца, это всего лишь сны.

– Всё это ясно, и возможно, ответы надо искать в детстве. Может, стоит провести сеанс гипноза? Так бывает, что пациенты не могут вспомнить, то, что нанесло им в детстве глубокую травму. Отец в твоих снах не отец, а твой начальник, которого ты пытаешься обогнать. Так?

– Да, и  это так странно.

– Это нормально если учесть, что Виталий Альбертович слишком  мало занимался твоим воспитанием, когда был нужен тебе.

Игорь опустился на стул, обхватывая голову раками. Боль затихла, притаилась, точно гремучая змея в ожидании.

– Но те девушки, Карина, что же случилось с остальными? – он посмотрел в глаза Наташи.– Я не могу вспомнить их лица, но если бы увидел, то узнал, точно. Надеюсь, с ними всё  в порядке? А если они тоже исчезли, как  Карина? Думаешь,  я не задавался этим вопросом?

–  Встретимся  через пару дней, приходи ко мне в клинику, и мы проведем сеанс гипноза. Здесь у меня нет необходимого оборудования, лекарств на случай, если тебе понадобится помощь.

Игорь согласился, но снова стал жалеть о своей откровенности. Наташа была напугана, и теперь он боялся, что она будет считать его ненормальным.

– Что за лекарства тебе прописал врач? – вдруг спросила она.

– Не помню названия, он привозит их из Америки, как сказал папа. – Игорь пожал плечами, поднимаясь из-за стола. – Я, наверное, пойду, не хочу делать ещё хуже…

– В смысле хуже? – Наташа непонимающе уставилась на него.– Куда уж хуже? Я думаю, что причина в опухоли, она давит на какой-то центр восприятия, от этого  подобные сны. Но, у меня появился вопрос, опухоль, что не операбельна?

– Не знаю, мне кажется о моей болезни больше известно отцу, чем мне, – усмехнулся Игорь. Наташе это показалось ненормальным, ведь обычно пациент знает, и лекарства какие принимает, и на каком этапе  у него болезнь или ремиссия.

Она попыталась перевести разговор  на другую тему, видя, как возбужден брат, давно она его таким  не видела, и ей стало грустно, что столько лет  он все это носил в себе. Допустить мысль, что он причастен  к исчезновению  Карины, Наташа не могла, не хотела верить в  это. Однако поговорить с Виталием Альбертовичем  стало для неё навязчивой идеей. Он что-то знает, и  эта недосказанность смазывает общую  картину болезни, размышляла Наташа.

С улицы подул холодный ветер, теплые сентябрьские дни окончились, Наташа закрыла балконную дверь, выбросила пепельницу полную окурков, решив, что Игорь сегодня останется у неё.

– Может, кофе сварить? Оставайся, я постелю тебе в зале.

– Нет, я поеду домой. Голова не болит, всё хорошо,– уверил её Игорь.– Сейчас трасса пустая, как доберусь, позвоню.

– Ты уверен?

– Всё в порядке.

– Смотри сам, а лучше бы тебе остаться. А завтра не забудь мне сказать, что написано на баночке с таблетками или может на самих таблетках? Хорошо?

– Договорились, – кивнул он.– Не беспокойся со мной все в порядке.

Они тепло простились и выйдя из подъезда, Игорь посмотрел в окно третьего этажа, видя как Наташа провожает его взглядом полным опасения и тревоги. Она всегда была его лучшим другом, и он не хотел подвести её, потерять доверие и испортить отношения.

Машина летела по шоссе, Игорь всегда любил скорость и ночные дороги без пробок, сигналов клаксонов и людей спешащих перебежать трассу.

Ему не хотелось ехать домой. Дома притаились кошмары, и он опасался их возвращения. Последний случился три месяца назад, Игорь иной раз не мог уснуть, думая, что видения вернутся и снова начнут мучить его.

Тем не менее, на некоторое время кошмары взяли отпуск,  а Игорь пытался наладить свою жизнь, как плотник, ремонтирующий сломанную мебель.

После того, как они с Алисой съездили на балет, у него начался новый виток жизни. Игорь ничего не рассказывал ей о своих проблемах, с опухолью и ночным ужасом, они не беспокоили его в последнее время.

Он надеялся на то, что лекарства помогают, хотя не сразу позвонил Наташе, чтобы сказать их название, увлеченный новой встречей с Алисой, которая с каждым разом всё ближе подпускала его к себе.

К своему удивлению, Игорь узнал, что Алиса бывшая воспитанница  детского дома, и то, что эта информация об этом стала известна ему ещё до начала их отношений из сна, показалось странным.  Он ничего не сказал Алисе, Игорь боялся, что если расскажет ей правду о своей болезни, оттолкнет её, напугает тем, что смерть может прийти к нему в любую минуту. А смерть ждёт. Ожидает своего часа.

****

Получив информацию о лекарстве, которое принимает Игорь, Наташа никак не могла найти область его применения. Интернет оставался глух, что ей показалось неправильным. Сначала она посчитала, что Игорь что-то перепутал и неправильно сообщил название препарата, но после того как он отказался от сеанса гипноза и показал ей упаковку от таблеток, ее предположения зашли в тупик.

– Папа, ты  не сталкивался с лекарственными средствами такими, как писинитролл и норгулекс?

– Откуда у тебя эта непонятные названия? – Отец посмотрел на дочь, поверх очков оторвавшись от чтения.

– Один мой пациент принимает их, у него опухоль мозга и ещё бывают случаи ночного ужаса, который не стабилен, может проявляться…

– Погоди, не тарахти.– Отец отложил книгу и напряженно посмотрел на Наташу.– Во-первых, подобные названия я слышу впервые, что наводит на мысль о том, что эти лекарства могут являться экспериментальными. Только что-то говорит мне, что здесь лечится не аневризма мозга, а психическое расстройство.

– Отчего ты решил так? – Наташа удивленно приподняла брови.

– Названия что-то напоминают, как будто когда-то я слышал об этих препаратах, но как психиатр, я мог узнать о них, как о средстве лечения психических заболеваний, а не онкологических проблем или даже доброкачественной опухоли. Я могу узнать, если для тебя это так  важно.

– Очень важно, папа, я просто обязана помочь одному человеку.

– Ты всегда проблемы пытаешься прочувствовать сама. Надо беречь себя, – грустно ответил отец, покачав головой. –  Во всяком случае, в нашей стране и Европе такие препараты мне не встречались, даже на слуху. Могу связаться с коллегой из Сан-Франциско, сейчас у них утро и, думаю, он сможет что-то разъяснить. Ну, если нет, то тогда не знаю, о чем рассказывал твой пациент.

Слова отца заинтриговали Наташу, и она не могла понять, что можно посоветовать, и как помочь Игорю.

Тем не менее, они часто виделись, и брат совершенно не жаловался на самочувствие. Может дело в «волшебных» таблетках, решила Наташа, пытаясь не думать о том, что может случиться что-то нехорошее.

****

После того, как Игорь начал встречаться с Алисой, отец стал чернее тучи, если так можно выразиться. Парень понимал, что она не из их круга, тем более бывшая детдомовка, но это не мешало Алисе оставаться умницей, доброй и любящей, а на работе она старательно делала всё, что необходимо для компании. С некоторым временем  Виталий Альбертович смирился, но до конца так и не принял Алису.

С их знакомства прошёл год. Они ни разу  даже не поссорились, казалось, жизнь налаживается, пока однажды кошмар не вернулся опять. Игорь проснулся   в  прихожей, не понимая, как оказался здесь. Перед глазами кривая усмешка монстра, который преследовал его. На джинсах грязь, как и на ладонях, точно Игорь полз на коленях.

Он бросил вещи в стирку, принял душ, открыл шкафчик и не нашёл  таблетки на привычном месте. Сейчас, когда начался кризис, лекарство было очень нужно, а признаваться Алисе в том, что болен, Игорь не хотел, боялся, что она будет переживать, не поймёт, почему ему пришлось скрыть правду от неё.  

Он позвонил отцу, сообщил о том, что таблетки внезапно закончились:

– Что мне делать?

– Конечно же, ложиться в клинику, потому, что последствия не предсказуемы.  Кстати, Алиса знает обо всем? – Судя по голосу  Виталия Альбертовича, он был уверен, что Игорь не рассказал Алисе правду.

– Как я объясню ей, папа? – В голосе Игоря сквозило отчаяние. – Можно ли чем-то их заменить? У меня начинается паника. Прости, что не сказал раньше, я не пью их уже месяц, – Игорь услышал, как тяжело выдохнул отец.– Всё было хорошо, а сейчас я проснулся в прихожей, и ничего не помню, только сон, смазанный грязный, пахнущий гнилью…

– Успокойся, я сейчас приеду.– Сказал отец, а Игорь, бросив телефон  на корзину с грязным бельем, ощутил, как безысходность подбирается ближе.

Внезапно  в дверь ванной раздался стук.

– Игорь, у тебя всё в порядке? Не слышала, как  ты пришёл. – Алиса повернула ручку, дверь оказалась незапертой.– Что случилось, Игорёша?

– Ничего, упал… – Он пытался выдумать на ходу версию, почему пришёл поздно и одежда в грязи. – Представляешь, на ровном месте свалился, грязный, как чёрт.

– Иди ко мне, – Алиса нежно обняла его.– Идём ужинать.

Беспокойство начинало все чаще посещать Игоря, он все время опасался, что если с ним что-то случится,  Алиса не простит ему обмана, не простит, того,  что он скрывал от нее правду о себе и своем состоянии. Хотя, рассуждал Игорь, я не рассказал ей  всего лишь об опухоли и  о  мучивших его кошмарах, а не о преступлении, я же не убивал никого, это же просто сны.

Отец настаивал на том, чтобы Игорь отправился в клинику, что его состояние может стать критическим. Лекарство он заказал, но оно будет в России только через месяц.

– Хочешь, я поговорю с Алисой, – предложила как-то Наташа.– Она любит тебя, она поймет.

Игорь не знал, что делать:

– Сны возвращаются, этот человек  Эд Гейн, он кричит, что пора собирать урожай, что пора накормить машину!

– Боже, – Наташа прижала руки к губам. – Может тебе стоит съездить в этот гараж, знаешь, в психиатричеоскй практике  есть метод столкновения лицом к лицу с тем, что у  тебя внутри.

– Ты  считаешь меня психом?! – оборвал её он.

– Нет,  хочешь, я с тобой поеду? – Игорь категорически отказался. – Я не уверен, что это хорошая затея. Что-то происходит. Недавно, я обнаружил у себя письмо с завещанием дяди, а в конверте ключи от гаража.

– Что же ты будешь делать? Может, стоит в гараже видеокамеры поставить и посмотреть, что там происходит? – Наташа сжалась, как пружина, готовая вот-вот лопнуть. Она хотела помочь, но начинала сомневаться в том, всё ли Игорь рассказал ей, до конца  ли честен с ней.

– Я сам съезжу туда.– Внезапно он перестал дрожать, бледность ушла и парень, оглядевшись по сторонам, посмотрел на сестру чужим взглядом, в котором появилось что-то отталкивающее. От этого взгляда у Наташи внутри всё съёжилось, она не знала что делать, кому звонить и спрашивать совета. Она чувствовала себя настолько беспомощной, что ей стало по-настоящему  страшно.

****

– Алиса, у меня для тебя сюрприз, ты помнишь, какой сегодня день? – Игорь ласково взял её за руку.

– Нет,– она покачала головой.– Прости, но что-то я ничего не помогу вспомнить.

– День, когда ты мне приснилась.

– Ну, этого я знать не могла,– улыбнулась Алиса, обнимая Игоря.

– Потом мы познакомились ближе, но именно после  этого сна, я очень захотел  встретиться с  тобой, искал тебя, ты стала для меня навязчивой идеей.

– Как  это замечательно, –  сказала Алиса, хотя сама  не могла понять, что происходит, нутром чувствуя, что-то  не  так. Игорь был несколько возбужден, словно выпил, хотя раньше она никогда не замечала за ним подобного пристрастия.

– Поехали, у меня есть сюрприз, как я уже сказал, но именно с тобой я хочу поделиться кое-чем.

 Алиса не  стала спорить, что  не любит странных сюрпризов, но была уверенна в том, что Игорь не придумает чего-то такого, что не понравится ей, поэтому спросила, что ей надеть по этому случаю.

Игорь закрыл глаза, вспоминая тот сон, где на ней было зелёное платье, которое так  красиво сочеталось с яркими  глазами.

– У тебя есть зелёное платье? – спросил он. А потом утвердительно добавил, – у тебя есть зелёное платье.

– Да. – Его слова удивили её.– Почему-то я его давно не надевала, но как ты узнал, что у меня есть подобное.

– Повторяю, ты мне приснилась, на тебе было платье на бретельках, зелёное такое, длинное с разрезом на боку и тремя пуговками на груди, а ещё чёрные босоножки на каблуках.  Именно тогда я понял, что обязательно надо найти тебя, найти и сделать всё, чтобы мы были вместе.

– Интересно, – протянула Алиса.– Тебе, наверное, вещий сон приснился. Я читала, такое бывает с людьми. Я надену это платье,– она улыбнулась, начиная следовать правилам игры предложенной Игорем.– И босоножки те сохранились, если хочешь, я надену  их тоже.

Игорь кивнул, опускаясь в мягкое кресло, скрестив руки на груди, наблюдая, как она, скинув лёгкий халатик, движется из комнаты в комнату в поисках тех самых вещей.  Её красивое тело манило, Игорь давно не испытывал такого возбуждения, какой-то  животный инстинкт заставлял его дышать чаще, он слышал  стук сердца, в висках пульсировало, а внутри разрасталось ощущение, что теперь ему подвластен весь мир.

По дороге он не проронил ни слова, пока машина не остановилась у двухэтажного здания.

Алиса  даже и не догадывалась, что это будет за место. И была удивлена, когда оказалась в огромном гараже для автомобилей. Они стояли, покрытые толстым слоем пыли уныло взирая на людей, точно укоряя в чем-то гостей нарушивших их покой.

– Здорово,– тихо прошептала Алиса.– А что это за автомобили?

– Это моё наследство!– Широко улыбнувшись, ответил Игорь, повторяя слово в слово всё, как было во сне, следуя только ему известному сценарию.– И это не простые машины,  у каждой своя история.

Он подошел к первой, что стояла ближе всего темно-синего цвета:

– « Chevrolet Impala »,  1967 года выпуска, точная копия машины, что снималась в сериале «Сверхъестественное»!

– Как круто! – Алиса обошла автомобиль, посмотрела на Игоря, видя в его глазах озорной блеск.– Мне кажется, эти машины делают тебя живым.

– Почему  ты подумала об этом?– непонимающе спросил он.

– Я привыкла всегда говорить, то, что думаю. И войдя сюда, ты стал совсем другим, не таким, что я знаю.  Я понимаю, что это место для  тебя много значит. Но мне жаль, что всё в таком запустении…

– Я не понимаю тебя?– Игорь удивленно посмотрел на неё, приподняв бровь.– Автомобили только вчера начистили до блеска, как и кафельный пол. Идём, там, на втором этаже, есть особенные машины! 

Алиса, склонив голову набок, удивленно взглянула на него, чувствуя, как по спине пробежали мурашки. Наверное, это какая-то игра, предположила она и последовала за Игорем.

Несмотря на появившееся чувство неопределённости, Алиса пока не понимала, что с этим местом что-то не так. Пахло гнилью и плесенью, стены разрисованы граффити. Этот гараж пугал её. Алиса ощущала нарастающее напряжение.

– Ты действительно встретил меня здесь во сне? – Тихо спросила она.

– Ты что испугалась? – в Голосе Игоря она услышала знакомые нотки и, взяв за руку, прижалась к его плечу.

– Ты сегодня какой-то странный, и меня это немного пугает.

– Не бойся, – заговорщически прошептал он ей на ухо, потянув  за собой вперед.

Старый лифт к её удивлению исправно работал, и когда они оказались наверху, парень подвел Алису к старому Форду, которому было, наверное, лет семьдесят.

– Ух ты, какой раритет! – Воскликнула  она.– А это что за машина? Кому принадлежала она?

– Это самая интересная машина, с помощью неё я стал очень богатым и влиятельным человеком. – Он поклонился перед капотом Форда, приложив руки к груди: – У каждого  человека есть хобби, и я уважаю твоё!

Эти слова обращались к машине, и Алису удивило не только это, но и слова Игоря о своем влиянии и богатстве. Она не стала с ним спорить, понимая, что с парнем или явно что-то не так или это странный спектакль, который ей все меньше нравился.

 Неожиданно Игорь притянул её к себе, обняв одной рукой  за талию и, почувствовав, что Алиса поддалась ему, прижался к губам, страстно целуя и медленно опуская на капот автомобиля.

Потом оторвавшись от неё, добавил, что именно на этом сон и закончился.

– Это было похоже на видение,– пробормотала Алиса, убирая волосы со лба.

– Это можно было бы назвать реконструкцией прошлых событий.

– Ух ты, если это так можно назвать! – рассмеялась Алиса.– Ну, что пойдем, или будем реконструировать дальше?

– А чего бы тебе хотелось? – спросил Игорь.

– Отправиться к озеру, там, где мы вместе кормили лебедей.

– Хорошо. – Игорь притянул ее к себе, обхватывая сзади за талию, его пальцы скользили вниз, поднимая платье.– Тебе бы не хотелось экстрима?

– Какого? – Рассмеялась Алиса. – Оказаться в этом заброшенном месте уже экстрим для меня.

– Ну, не отказывайся, пожалуйста,– Игорь поцеловал ее в шею, потом его руки скользнули к вырезу платья, к пуговицам, которых оказалось всего три. Алиса, запрокинув голову, закрыла глаза, ощущая, как мурашки пробежались по коже.

Где-то что-то упало, от грохота, Алиса вздрогнула, отодвигая руки Игоря.

– Здесь кто-то есть?

– Нет, тут никого, ключи только у меня! – Неожиданно грубо ответил он, притягивая к себе Алису.

– Не спеши, мне больно. – Она попыталась отстраниться.– Не нравится мне здесь…

Ощущение, что что-то не  так пришло неожиданно, как хлесткий удар плеткой, как пощёчина, когда Игорь выкрутил ей руку, повалив лицом на пыльный капот автомобиля. Алиса вскрикнула от боли, не понимая, что происходит. Потом она услышала, щелчок от выкидного ножа, вздрогнула, оборачиваясь, видя, как на лицо её любимого наползает безумие. Быстрым движением он срезал бретельки платья и, сделав надрез, рванул тонкую податливую ткань платья  спине. Оно упало под ноги Алисе, а она задохнулась от непонимания происходящего поступка Игоря, от ужаса и дикого разочарования.

В один миг она потеряла всё, что было ей дорого, чувствуя, как Игорь сдирает с неё остатки одежды и грубо хватает её, причиняя боль. Опрокидывая на пыльный капот машины, заламывает руку, чтобы она не сопротивлялась и не мешала закончить начатое дело. Она не могла осмыслить, что происходит, став на эти минуты послушной тряпичной куклой, исполняющий свои обязанности, словно она предназначена молчать и подчиняться.

– Отчего же ты не кричишь? – Спросил Игорь, шлепнув её по голой спине.– Обычно все кричат.

– Я поверила тебе… Я… Я люблю тебя… – Удар ногой в бок заставил Алису задохнуться от боли, она медленно сползла в сторону, и упала на грязный пол в кучу из одежды. – Игорь…

– Кого ты зовешь, грязная шлюха?! – Закричал Игорь.– Ты меня, наверное, с кем-то спутала?!

– Игорь,– простонала Алиса, пытаясь подняться, видя его безумный взгляд и руки, которыми он только что ласкал её.  Теперь они  превратились в лапы чудовища, наносящего удар за ударом по лицу.

– Меня зовут Эд, крошка! – он схватил ее за волосы, и поволок по полу, покрытому мусором, заталкивая в открытую дверь автомобиля. – Ты не моя возлюбленная, ты мясо! И я скормлю тебя своему Форду…

Внезапно грянул выстрел. Алиса закричала, видя, как Игорь падает на неё, пытается подняться, но стрелявший не  дал ему шанса, производя выстрел по ногам.  Теперь настал черед Игоря кричать.   Его глаза округлились, а красная сетка сосудов сделала похожим на монстра из кошмара. Губы растянулись в нелепой улыбке, а  потом, Алиса увидела  отца Игоря, схватившего его за волосы и вытаскивающего из автомобиля. Она не могла понять, как он оказался здесь и почему так долго медлил.

Виталий Альбертович помог  ей одеться, он не смотрел ей в глаза,  молчал, и лишь посматривал на Игоря, который сидел на грязном полу и не шевелился, застыл, оказавшись в ступоре.

– Подожди меня в машине, мне нужно кое-что закончить, Алиса.

Она спустилась вниз, придерживая рваное платье.  На первом  этаже

находилось несколько незнакомцев, один из них набросил на её плечи плед и помог дойти до автомобиля Виталия Альбертовича.

Девушка не могла ничего понять – кто она, жертва, говорящая кукла для сына Виталия Альбертовича или неосторожная мышка, попавшая в мышеловку Игоря, который был не тем, кем так старался казаться.

Начался дождь, капли барабанили по крыше автомобиля. Алиса молчала, как и водитель, не проронивший ни слова. Отец и незнакомые парни вывели Игоря, который точно побитая собака озирался по сторонам и звал её по имени. Алиса хотела заплакать, но слезы словно высохли, ей хотелось кричать, а вместо этого она сжимала пальцы, которые впились в обшивку сидения, ощущая пустоту и одно желание –  исчезнуть, чтобы ничего, что случилось,  никогда бы не было.

Виталий Альбертович усадил сына в одну из машин, что-то сказал своим парням и, вернувшись к машине, где сидела Алиса, сообщил водителю, что тот может отправляться домой.

 Сев  за руль, он включил музыку, казалось, ему хочется так многое сказать, но ком в горле  не даёт вымолвить ни слова. Девушка видела боль на лице Виталия Альбертовича и ещё стыд.  Однако не стала расспрашивать не о чем, понимая, что расспросы ни к чему не приведут, да и в произошедшей ситуации есть часть её вины.

Позже, перед тем, как выйти, она сказал спасибо, он обернулся, взяв её  за руку, в глазах застыли боль и чувство утраты.

– Прости, Алиса…Теперь ты понимаешь почему я был против ваших отношений

– Нет, это вы простите, Виталий Альбертович,– начала Алиса, высвободив руку из его пальцев, так похожих на руки Игоря.– Не надо ничего объяснять, то, что с ним что-то не так, я начала понимать примерно месяц назад, но мне казалось, это пройдет и просто он устал от работы, собиралась предложить отправиться в путешествие. Я и представить не могла, что этим закончится. И если бы  не вы…

– Прости, что прерываю.– Он коснулся её пальцев.– Это мой крест, и теперь я закончу то, что не сделал несколько лет назад, пытаясь всё исправить и дать ему шанс.

****

 Игорь открыл глаза, не понимая, что делает в больнице. Одиночная палата, светлые стены, запах стерильности и… Решетки на окнах. Он не помнил, что случилось,  последнее, что стояло перед глазами это сотрудница фирмы отца Алиса. «Алиса», – прошептал он одними губами, точно пробуя это имя  на вкус: « Милая Алиса, почему ты убежала от меня, почему ты  не захотела быть со мной»?

Последнее что осталось в памяти, это то, как он заходит с ней в свой гараж, показывает машины и надеется, что адский автомобиль не затащит девушку в свою алчную пасть.

Он так многого добился в жизни, он сделал всё сам, ни о чем и не никого не спрашивая, отрешившись от родителей и друзей, плывя на пролом сквозь течение. Почему он здесь, кто упрятал его сюда? Кто стоит за всем этим?! Конечно, завистники есть всегда, рассуждал Игорь, и они плетут против  него интриги. Но он обязательно справится и с  этим. Преодолеет всё, как всегда. « Алиса»,– это имя звучало в голове, как забытая, знакомая песенка, Игорь закрыл глаза, слыша, как дверь открылась, и кто-то тихо вошел внутрь.

Он узнал его по шагам, и запаху дорого одеколона, и зачем отец пользуется таким же, как он, поморщился Игорь.

– Что тебе нужно? – Он слишком устал, чтобы снова отвечать на вопросы отца.

 Загорелся свет, который показался Игорю вспышкой сверхновой.

– Выключи! – Закричал он, ощущая почти, что физическую боль.

– Хорошо, – тихо обронил отец, пододвигая стул ближе. – Я пытался, Игорь, но лечение не помогает.

– Какое лечение?! – Игорь попытался встать, понимая, что его руки и ноги прикованы к кровати ремнями.– Что происходит?!!

– Прежде всего, успокойся,– отец погладил его по трясущейся руке.– Выслушай меня и  ещё… С тобой хочет поговорить один человек, но это произойдет позже.

– Хорошо,- выдохнул с некой обреченностью в голосе Игорь, уронив голову на подушку.– Что ты снова хочешь от меня? Денег?!

– Нет,– покачал головой отец. – Освободить от иллюзий. Раз и навсегда. Я устал, мы все устали от происходящего  с тобой, с нами.. И если месяц  назад я надеялся на ремиссию, сейчас понимаю, что ты безнадежно болен, и тебе необходимо принять это, как свершившийся факт.

Виталий Альбертович снова включил свет, отыскал в комнате светильник и, нажав на кнопку, пытаясь сделать свет более приглушенным, сел рядом с Игорем на кровати.

– Когда ты помнишь себя ребенком?

– Зачем эти глупые вопросы? – Игорь не доверял отцу, игравшему всегда по собственным правилам.

– Ты помнишь, как умерла мама?

– Она разбилась на машине,– выдавил из себя Игорь.

– Помню, последней версией было то, что она бросила нас, когда тебе исполнилось шестнадцать.

В руках отца он увидел папку, как будто она появилась из воздуха, ведь зашел он без папки, а  Игорь точно помнил это.

Виталий Альбертович раскрыл её, показывая Игорю фотографии женщины, лицо которой было изуродовано, а части отделены от тела.

– Она была твоей первой жертвой, сынок или ты не помнишь этого? Я понимаю, что в тот раз ты хотел просто скрыть тело, ты не хотел убивать её.

– Этого не может быть,– пробормотал Игорь дрожащим голосом. – Она же бросила нас!

– Если ты не веришь мне, следователь и врач, которым я тогда заплатил огромные деньги, чтобы ты не попал в психлечебницу или тюрьму могут представить полный отчёт преступления. Я верил, что это просто срыв, я не хотел остаться один. Я не знал, как вытащить тебя… По совету Наташи, несколько месяцев назад я оборудовал этот проклятый гараж камерами. И мы нашли кое-что. – Виталий Альбертович тяжело вздохнул. – Она просила простить её, но, когда отец узнал о назначенных тебе препаратах, ей стало многое понятно. Теперь мне будет трудно рассказывать тебе о том, кого ты убил и как это сделал. Ты не задумывался, почему этот гараж стоит без хозяина? Мне бы сжечь его тогда, когда всё случилось. Может смог бы  и тебя спасти и тех девушек, что ты убивал.

– Я никого не убивал!!! – Закричал Игорь, не понимая, что отец хочет от него.

– Твоя мать встречалась с моим братом Федором, а ты пришел в этот гараж не вовремя, увидев то, что тебе, по мнению любовников не следовало видеть! Не знаю, что произошло, может, ты сам расскажешь?! Только после этого тело матери нашли в подвале гаража в мешке, разделенное на части, а там же нож и топор с твоими отпечатками.

Кроме тебя до конца никому не известно, что произошло. Мой брат сбежал, больше его так никто и не видел. А ты заинтересовался машинами. Я надеялся, что новое хобби отвлечёт тебя от ужасных воспоминаний, и ты излечишься…В итоге ты сначала описывал каждый автомобиль, аккуратным почерком в школьных тетрадях, раскладывал их в бардачок каждой из машин.

Но как  только ты узнал об этом форде напоминающим автомобиль маньяка Гейна, твоя болезнь стала только прогрессировать. Нет никакой опухоли, я пытался скрыть от тебя то, что у тебя проблема с психикой, что личность жестокого убийцы и садиста живет рядом с тем, которого  я называю своим  сыном.  Видит Бог, я пытался все исправить.

 

Отец положил к Игорю на кровать папку, расстегнул ремень, сковывающий одну из рук, и вышел из палаты, оставив его один на один с тем, что хранилось внутри неё.

Игорь не доверял отцу, он знал, что имея большие деньги можно всё подделать. Он помнил лишь то, что делала машина Гейна и это была дьявольская тачка, а не он. Не он убивал девушек и сдирал с них кожу, нет, он бы никогда  так  не поступил.

 В руках появился зуд, он раскрыл папку, просматривая одну за другой страницы, видя вырезки из газет, распечатанные страницы интернет изданий, фотографии.

В сознании, как будто что-то вспыхнуло, боль пронзила виски, и, в какой-то момент, Игорь вернулся на одиннадцать лет назад, когда в один из дней пришел к гаражу Федора Алексеевича.

Он вошел внутрь, решив сделать дяде сюрприз, держа в руках модель автомобиля «Ford» , которую недавно собрал. Гордо неся её перед собой, парень осторожно вошел, стараясь не шуметь, плотно прикрыв за собой  дверь. На первом этаже царил привычный полумрак и тишина.  Дядя, наверное, возится с новым фордом, решил Игорь, подходя к лифту. Обычно Федор Алексеевич занимался машинами на втором  этаже, там у него была мастерская.

Игорь стоял в кабине лифта в предвкушении, надеясь увидеть в глазах доброго родственника и друга семьи радость.

От увиденного улыбка взрослеющего мальчика сползла с лица, уступая место нарастающей ярости. Он стоял в дверях лифта, которые то открывались, то закрывались, он точно впал в ступор от шока, сдавливая в руках модель автомобиля, пока острые детали не впились в кожу, раня руки до крови. Боль немного встряхнула Игоря, Федор Алексеевич и мама, совершенно голые выглядывали из кабриолета, на их лицах читались удивление, испуг и чувство стыда. Мама со словами, я всё объясню, принялась лихорадочно одеваться, дядя, выскочив нагишом из машины, поднял с пола брюки.

Это  казалось парню таким мерзким, подлым, что он  не в силах был не только что-то сказать, дыхание перехватило, а сердце отбивало набат. После того, как дядя попытался подойти к нему, Игоря словно прорвало, он ударил его по лицу останками сломанной модели, рассекая бровь и заставляя согнуться пополам от боли.

– Маленькая мразь! – Федор Алексеевич взвыл от боли, пытаясь вытащить металлический осколок, застрявший над бровью внутри.

– Сынок, успокойся! – Закричала мама, но Игорь не мог остановиться. Он кричал, плакал, и спрашивал, зачем она сделала  это. А потом произошло непредвиденное, он толкнул мать в грудь и та, не удержав равновесие, упала назад, ударившись затылком о металлический порожек форда, где по стечению обстоятельств, дверь оказалась раскрытой.  Словно смерть, распахнув объятия, ожидала нелепой случайности и поэтому  оказалась мгновенной. Игорь смотрел на окровавленные светлые волосы матери, которые стали рыжими. Осознав, что натворил, он упал на колени, закрывая лицо руками.  Размазывая кровь от порезов по щекам, ощущая, как слезы  мешают дышать, а пульс  зашкаливает, Игорь задыхался от злости, ужаса и отчаяния. Внизу хлопнула дверь. Парень обернулся. Дядя словно испарился.

Он быстро спустился вниз, Федор Алексеевич трусливо сбежал, закрыв двери гаража на замок, оставив парня один на один с преступлением, с горем и болью опутывающим его.

Сначала  Игорь плакал, потом, кричал, пытался вернуть мать к жизни, но ей уже ничего не могло помочь. Потом он посмотрел на проклятый форд, и начал пинать его, бить кулаками по капоту, однако, когда начало темнеть, понял, что произошло убийство и невольный убийца  он. Никто не станет брать во внимание, что парень был в состоянии аффекта, никто не поможет ему.  « Ты только сам можешь себе помочь»,- внезапно прозвучало в голове.

– Кто здесь? – Игорь обернулся, но никого не увидел, чувствуя чьё-то присутствие и слыша голос, что шептал в самое ухо, что нужно избавиться от тела и прибрать за собой.

«Тебя никогда не понимали, я научу, как правильно использовать людей, чтобы они приносили пользу»!

– Кто ты? – Игорю больше не было страшно.

– Друг. – Услышал он у самого уха шепот невидимого, бесплотного существа.– Только впусти меня в свою душу.

 

Воспоминания вспыхнули кровавыми росчерками, проклятием которым Игорь связал себя по рукам и ногам. Теперь он вспомнил о договоре с тёмным духом, призраком или бесплотным, но сильным существом. Именно оно помогло написать якобы завещание дядюшки Федора Алексеевича, теперь Игорь узнал свой почерк.  Почему раньше он  не видел этого? Почему он ещё здесь, отчего его не поместили в психушку, в тюрьму, если он и в самом деле убивал и сдирал кожу с жертв, а потом ещё шил из них всевозможные вещи. Его передёрнуло, а потом стало так легко, как будто, что-то злобное и жестокое покинуло его, забирая вместе с собой всё без остатка.

На тумбочке лежала шариковая ручка, оставленная отцом.

«Сделай это».– Игорь услышал знакомый голос. Теперь он звучал не внутри головы, а рядом, словно говоривший стоял возле него. Парень повернул голову на голос, увидев невысокого человека с неприятным лицом  и блуждающим взглядом сумасшедшего.

Повинуясь какой-то неведомой силе, Игорь протянул руку, взял со стола ручку и вонзил её в запястье, испытывая не боль, а наслаждение. Незнакомец кивал и улыбался, а Игорь раздирал собственную плоть, не ощущая боль, словно он давно уже стал мертвецом, заполняющим собственный вакуум чужими чувствами, желаниями, забирая жизни, потому что своя была пресной, как выцветшая газетная страница.

Тошнота заполнила рот слюной. Игры разума – жестокие  игры, словно всё произошло не с ним, а с монстром, который жил внутри него долгие годы.

Боль, стыд, потом страх и отчаяние раздирали душу сотнями острых крючьев, а безобидная шариковая ручка, рисовала свой путь к смерти.

О них я не помнил, не знал, и не верил,

Чего-то искал, открывал я лишь двери

Закрыты все окна

И света в них нету

Мне так одиноко

На мертвой планете

 

****

– Вы думаете, он вспомнит? – Спросила Алиса Виталия Альбертовича. Бледная и осунувшаяся она стояла, прижавшись к холодной стене в больничном коридоре.

Вместо ответа отец Игоря покачал головой, а потом, пожав плечами сказал:

– Был один момент, когда я хотел просто убить его, после очередного срыва. По совету Наташи, которая стала что-то подозревать, я расставил камеры в гараже, начал следить за Игорем.  Полиция давно ищет его, тот первый случай, что произошел с матерью лишь начало…Начало конца и, пытаясь помочь ему, я не сразу понял, что найти лекарство для маньяка-убийцы невозможно. Игорь придумал для себя другую жизнь. Выдумал наследство дяди, как и автопарк чудесных машин!  Вина за убийства легла на одну из машин, которая убивала ради  того, чтобы он мог получить желаемое – деньги, признание, влияние, не знаю что еще было в его голове. Я об этом узнал не сразу. Пришлось нанять частного детектива… Именно он  и нашел кожаные изделия, которые шил мой сын из кожи убитых девушек. Пришлось провести тест на ДНК нескольких вещей, и я с ужасом узнал, что детектив не ошибался насчет пристрастий сына. Эд Гейн стал его идолом, а Игорь  как будто действовал руками призрака, утоляя своё болезненное воображение. После того, как он начал принимать экспериментальное лекарство, ему и вправду стало лучше, но я совершил ошибку, не сказав ему о  последствиях отказа в приеме  препарата. Игорь рассказал о том, что лекарство кончилось слишком поздно, когда болезнь нагрянула,  набрав силы. Хорошо ты не пострадала…

Виталий Альбертович сунул руку в карман, пытаясь что-то найти, и посмотрев на Алису, уронил, что у него пропала ручка.

– Может, я оставил её в палате…– Он побледнел, а на лбу выступили капельки пота.

– Вам нехорошо? – участливо спросила Алиса. Он покачал головой, направляясь в палату Игоря. Открыл дверь и замер на пороге, ощущая, как ноги стали ватными.

Игорь лежал с широко распахнутыми глазами, точно окнами в мир смерти такой зловещей и прекрасной в воображении его несчастного мальчика.

На окровавленных руках алели багровыми ручейками вспоротые вены от запястья до локтя.  Из яремной вены стекала кровь и капала с кончика шариковой ручки воткнутой в шею. Виталий Альбертович подошел к сыну, закрывая ему глаза ладонью, чувствуя не столько боль от утраты, сколько облегчение, не виня себя за это. Больше у него не было чувство вины, он обернулся, смотря на входящую Алису, которая закрыв лицо руками, выбежала в коридор.

В осколках зеркальных иду я по кругу

Воздастся когда-то всем нам по заслугам

И правда проснется

И мир удивится

Когда смерть напишет

Рукой на странице:

Закрыты все окна,

Мне мира не видно

В душе одиноко

Пустынно, пустынно...

 

Сердце отца стучало, медленно и четко отбивая ритм, пока в какое-то мгновение не остановилось, перекрывая воздух и, щелкнув  выключателем, оборвало свет тусклой лампы освещающей мертвого сына.

Он  упал около кровати Игоря, а кровь расползалась по простыне, как щупальца спрута, медленно стекая тонкой струйкой на пол.

Алиса застыла в дверном проёме, видя, как врачи суетятся, поднимая Виталия Альбертовича, пытаются вернуть к  жизни его сына.

Внезапно зазвонил телефон, лежащий на тумбочке возле кровати Игоря. Алиса взяла его и быстро  вышла из палаты, чтобы не мешать врачам. Звонящий оказался неизвестным. Девушка провела по экрану дрожащими от волнения пальцами и поднесла трубку к уху, услышав скрипучий голос исходящий точно из подземелья:

– У каждого человека есть хобби…

 

Похожие статьи:

РассказыЛийка

РассказыКолдовство

РассказыНа грани безумия

РассказыЗло в чистом виде противопоказано

РассказыСумасшествие - грань одиночества

Рейтинг: +1 Голосов: 1 468 просмотров
Нравится
Комментарии (7)
DaraFromChaos # 18 января 2018 в 13:03 +1
Сюжет, настроение - супер
Но что-то, Танюш, у тебя в этот раз стиль с кракозябрами. Читала и спотыкалась постоянно о корявые обороты zst
Eva1205(Татьяна Осипова) # 18 января 2018 в 13:34 +1
Награфоманила)) Хотя вроде раз пять перечитывала. Сначала у меня был один вариант, потом я его дополнила, чтобы растянуть интригу, может из-за этого. Спасибо!
DaraFromChaos # 18 января 2018 в 14:11 +1
Мне с мобильника оч неудобно копировпть
Ну вот, хотя бы. Перечитай фразу - это ж почти ойфсё ))))))
Львиная доля уходила для управляющего фондом, а так же для финансирования онкологического центра для детей, что оказалось не просто широким жестом, а настоящей помощью, которая не оценивалась словами благодарности.
Eva1205(Татьяна Осипова) # 18 января 2018 в 14:43 +1
Длинно слишком. Ну, можно еще поработать.
Eva1205(Татьяна Осипова) # 18 января 2018 в 14:44 +1
Львиная доля уходила для управляющего фондом, а так же для финансирования детского онкологического центра. ( и все остальное убрать)
DaraFromChaos # 18 января 2018 в 15:28 +1
Неа...
Там само предложение кривое с кочки зрения грамматики

Львиная доля отошла владельцу...; немалая сумма была завещана детскому онкологическому фонду.
Ну и да, - дальше там лишние разъяснения.
Eva1205(Татьяна Осипова) # 18 января 2018 в 17:42 +1
Ну, ок. v
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев